Теневые отношения в сфере занятости: правовые и этические аспекты

Теневые отношения в сфере занятости: правовые и этические аспекты

Мария Дубинина?

О теневой экономике в России написано уже довольно много, глубоко исследованы ее причины, предложены различные типологизации1. Все ученые сходятся в том, что в постсоветской России она достигла гипертрофированных масштабов и проникла во все сферы экономики, включая трудовую. В целом удельный вес теневой экономики в России по разным оценкам достигает 20-50% ВВП, а теневая занятость до 30 млн. человек2. Результатом развития теневых процессов явились бесправное положение наемных работников и отсутствие для них гарантий в таких сферах, как оплата труда, режим работы, процедуры увольнения, социальные гарантии и т.д. Сегодня уже нет необходимости подробно останавливаться оценке масштабов, описании и классификации различных форм теневых операций в сфере занятости3. Однако по прежнему актуальным представляется вопрос о дальнейших перспективах теневых процессов, особенно после принятия в декабре прошлого года нового трудового кодекса. Решит ли новое законодательство проблему теневых отношений на предприятии? Ответу на этот вопрос и посвящена данная статья.

Многие наши ученые и общественные деятели связывают свои надежды с формированием в России правового государства. Логика их рассуждений примерно такова. Россия должна перестроить свои цивилизационные основы: чем быстрее она откажется от своей традиционной «азиатчины» и пережитков «азиатского способа производства», тем успешнее сможет перейти к рыночной экономике и правовому государству западного типа4. В отличие от «восточного» государства с вечным страхом его подданных перед всесильной властью, правовое государство подразумевает общество законопослушных граждан, для которых уважение к закону является одним из главных жизненных принципов. Развитое законодательство решает и основные проблемы предпринимательской этики, так как закон четко определяет, что можно, а что нельзя.

Нет сомнения в том, что нормальный бизнес может развиваться только в правовом государстве, на основе развитого законодательства. Однако даже самое совершенное правовое государство не снимет проблемы этических основ бизнеса. Закон и нравственность по своим социальным функциям близки, но тем не менее эти понятия неидентичны. По всей видимости, мораль и нравственность являются более широкими понятиями, чем право и закон. Более того, морально-нравственное состояние общества во многом определяет и основы законодательства. Не случайно говорят, что «какова мораль общества - такими будут и законы». Если морально-нравственные устои общества являются основой, на которой формируются правовые нормы вообще, и предпринимательства в частности, то это обстоятельство имеет особо важное значение для сегодняшней России, где предпринимательство после многих десятилетий обрело легитимное существование, но вновь, как ребенок, вынуждено учиться ходить.

Широкое распространение теневых операций в значительной мере связано с чрезвычайно слабой этической основой современного предпринимательства, искаженными представлениями о социальной справедливости. Приведем несколько характерных высказываний влиятельных деловых предпринимателей середины 90-х гг.5

Многие представители бизнеса не понимают и не принимают значительной роли моральных и этических аспектов деловых отношений, а зачастую стремятся напрямую подменить их правовыми нормами. Так А. Злочевский (руководитель крупнейшей фирмы в области торговли зерном) заявлял: «Если говорить о бизнесе как таковом, для меня нет морали в бизнесе. Ибо мораль в бизнесе - это закон. Законом определяется мораль в бизнесе. Соответственно, если выполняешь закон - морален, не выполняешь - нет. Обман вне сферы законодательства, т.е., законный обман - нормальная и законная вещь в бизнесе. И рассматривать его как антисоциальное явление категорически нельзя. Конкуренция. Самое главное, что эти вещи полезны для бизнеса. Вот и все».

Пример своеобразной «деловой этики», терпимого отношения к теневому бизнесу и прагматичного «рыночного» взгляда на коррупцию четко сформулирован в словах Н.Сухиненко (президента российской инвестиционной компании РИНАКО): «Для меня есть две вещи: есть сфера криминальная, которая четко ограничена (торговля наркотиками, убийства, разбои). Все остальное - это экономика, которая зарабатывает деньги. Она регламентируется законодательством. Нет законодательства - значит, свободно существует. Где место для теневой экономики? Что это такое? Есть какой-то чиновник. Зарабатывает на своем месте деньги. Это коммерческая деятельность, это не взятки. Это говорит о том, что он не чиновник, а бизнесмен. Ему в прокормление дали деревеньку - он кормится на ней. Это надо просто разрешить и все... За все платишь и все. Это нормально, это не коррупция».

Тот факт, что многие российские предприниматели еще не осознавали общую тенденцию к возрастанию социальной функции предпринимательства, к тому, что она все более начинает определять экономическую эффективность предприятия, можно продемонстрировать на примере высказывания известного банкира Г. Тосуняна: «Бытует мнение, что банкиры не имеют иных ценностей, кроме получения прибыли. Я с этим согласен и, пожалуйста, больше ничего другого от меня не требуйте. Моя цель, моя задача - получение прибыли». Или еще: «Я, безусловно, эгоист. И, безусловно, я признаю это. Более того я считаю это полезным. Я не люблю неэгоистов. Я не верю в доброту». В том же духе высказывается и М. Массарский (президент Ассоциации руководителей предприятий): «Когда я слышу слова «социальная справедливость» как главный лозунг эпохи, я хватаюсь за карман. Я знаю, что меня будут грабить под предлогом социальной справедливости».

Благодаря подобной «деловой этике» в 90-е гг. стали возможны чудовищные злоупотребления, способствующие невероятному обогащению руководителей предприятий за счет своих работников. При этом далеко не всегда их действия попадают под нормы существующего законодательства, зачастую происходит намеренное и весьма изощренное использование пробелов в законодательстве. Все это отразилось в представлениях большинства населения страны о предпринимательстве. Сложилось устойчивое мнение, что заработать большие деньги честным путем невозможно, что успешный предприниматель - в лучшем случае человек далекий от морали, доброты и сострадания, а в худшем - «вор», «мошенник», а то и просто «бандит».

Однако вряд ли оправдано представлять сложившуюся на российских предприятиях ситуацию исключительно как столкновение интересов алчного и необузданного в своих претензиях, аморального работодателя и беззащитного и постоянно ущемляемого работника. При всей противоречивости интересов наемного работника и нанимателя и их реальных возможностей обе стороны во многом разделяют сегодня теневую мораль, например, считая допустимым нарушать контрактные условия и утаивать доходы от налоговых органов. Между ними устанавливается своего рода альянс против государства. Теневые отношения превращаются в рутинную практику, образ жизни российских граждан, исходящих из неизбежности разрыва между законом и неписаными правилами жизни.

Вообще уровень терпимости общества к теневой деятельности в России чрезвычайно высок. Согласно социологическим опросам, 42% не видят большого греха, если рядовой гражданин скрывает свои доходы от налоговой инспекции. 47% считает нормальным получать зарплату в конвертах, «черным налом»6. По другим данным, 57,3% одобрительно относятся к «скрытым» формам заработка, 23,5% считают их неизбежными, и лишь 11,7% относятся неодобрительно7. Социологи Л.Тимофеев и И.Клямкин считают, что у населения сформировалась установка на «теневое квазигражданское общество»8.

И хотя сложившаяся в области общественной морали ситуация имеет под собой серьезные основания (на протяжении последнего десятилетия государство практически отвернулось от своих граждан, проводило непродуманную, а порой и откровенно преступную социально-экономическую политику, создало невыносимые условия для бизнеса) ее нельзя считать нормальной.

Возвращаясь к трудовым отношениям на предприятии отметим, что в своей каждодневной деятельности руководители любого уровня или наемные работники, принимают решение, не только исходя из правовых норм, но и руководствуясь принятой в данной организации системой ценностей и норм поведения. В реальной жизни Трудовой кодекс играет роль закона-рамки. Так, новый Трудовой кодекс выводит значительное число положений старого КЗОТа в область соглашения между работодателем и наемным работником с целью придания трудовым отношениям большей гибкости, необходимой в новых условиях хозяйствования. То есть на конкретном предприятии характер трудовых отношений во многом будет определяться не только экономическими факторами и правовыми нормами, но и морально-этическими ценностями руководителя и персонала. Ведь работодатель и менеджер по-своему могут интерпретировать правовые нормы и пользоваться возможностью их применения. В результате именно от них зависит:

  • размер оплаты труда и различных дополнительных выплат;

  • использование или нет гибкого графика, сверхурочных работ и т.п.;

  • выбор форм контроля;

  • принятие решения об увольнении (тем более, что согласно новому трудовому кодексу трудовой договор по инициативе работодателя может быть расторгнут в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей).

  • поощрение повышения образовательной и профессиональной подготовки работников (включая оплату обучения, выделение для этого рабочего времени);

  • содействие проведению различных мероприятий в нерабочее время (организация праздничных вечеров, турпоездок, посещение выставок и т. п.).

Кроме того, никакие правовые нормы не в состоянии определить степень доверия и уважения руководителя к своим подчиненным, признание за ними права на человеческое достоинство, собственное мнение по тому или иному вопросу.

Следует обратить внимание и на тот факт, что значение закона и морали как регуляторов человеческого поведения различаются от общества к обществу. Так одной из характерных черт российского менталитета является приоритет духовного начала, своего рода «внутреннего закона» над нормами официального права. В этой связи формирование правового государства в российских условиях должно обязательно дополняться морально-этическими нормами.

В частности они могут найти свое отражение в так называемой «корпоративной этике». В зарубежной управленческой практике выработан ряд специальных мероприятий и методов, направленных на формирование здоровой этической основы трудовых отношений9.

  • корпоративные кодексы, представляющие собой свод принципов и правил делового поведения, являются центральным элементом корпоративной этики. Сегодня их имеют почти все крупные корпорации и около половины мелких фирм.

  • «карты этики» - набор этических правил и рекомендаций, конкретизирующих этический кодекс корпорации для каждого сотрудника компании. Они содержат также имя и телефон консультанта компании по этическим вопросам. Данный метод активно применяется в японских компаниях;

  • комитеты (или отдельные специалисты) по этике призваны вырабатывать этическую политику организации, а также решать конкретные этические проблемы, возникающие в ходе повседневной практики;

  • обучение сотрудников и руководителей этичному поведению проводится как правило на базе семинаров и краткосрочных курсов. Этическая проблематика также активно интегрируется в систему высшего образования;

  • этическая экспертиза представляет собой всесторонний анализ конкретного аспекта деятельности организации или отдельного проекта. Результатом такой экспертизы становится система предложений, направленных на улучшение морального климата в организации, ее имиджа в глазах общественности, внесение коррективов в деятельность организации. Когда по тем или иным причинам проблемы организации не могут быть решены собственными силами приглашаются независимые консультанты по этике со стороны.

Следует отметить возрастающее значение общенациональных и международных регуляторов деловой этики и трудовых отношений. Международные своды правил ведения бизнеса приняты Организацией Объединенных Наций, Международной торговой палатой и Организацией экономического сотрудничества и развития. Прообраз мировой системы этических стандартов можно увидеть в «Принципах ведения бизнеса» Круглого стола Ко. Они были приняты в 1994 г. в швейцарском городке Ко лидерами бизнеса Японии, Западной Европы и Соединенных Штатов и к сегодняшнему дню завоевали всеобщее признание в международном деловом сообществе. В нем предпринята попытка выработать единый кодекс поведения для бизнесменов двух существенно различающихся систем делового поведения: западной и восточной (азиатской).

Декларация отстаивает следующие принципы отношения компании к своим сотрудникам: «Мы придаем большое значение уважению достоинства всех работников, серьезному отношению к их интересам. Следовательно, мы имеем перед ними следующие обязательства:

  • обеспечивать своих работников работой и заработной платой, которые повышают их уровень жизни;

  • создавать такие условия труда для работников, которые не наносят ущерб их здоровью и человеческому достоинству;

  • быть честными в коммуникациях со своими работниками и обеспечивать им открытый доступ к информации, ограниченной лишь рамками закона и условиями конкуренции;

  • прислушиваться и, по возможности, реагировать на предложения работников, их идеи, требования и жалобы;

  • в случае возникновения конфликтов участвовать в открытых переговорах с работниками;

  • избегать дискриминационной политики и гарантировать работникам равные права и возможности независимо от пола, возраста, расовой принадлежности и религиозных убеждений;

  • стимулировать в рамках своего бизнеса использование труда работников с различным профессиональным уровнем на тех рабочих местах, где они могут принести наибольшую пользу;

  • обеспечивать охрану труда работников во избежание несчастных случаев и профессиональных заболеваний;

  • поощрять работников и помогать им в развитии необходимых навыков и знаний, внимательно относиться к серьезным проблемам занятости, часто связанным с принятием решений в бизнесе, а также сотрудничать с правительственными органами, трудовыми объединениями, другими службами и друг с другом по вопросам размещения рабочей силы»10.

Ситуация в области трудовой морали и этики в современной России имеет сегодня свои особенности. Старые нормы советской трудовой морали разрушены, в средствах массовой информации ведется широкая пропаганда западных ценностей либерального толка, широкое распространение получили нормы криминальной субкультуры. О существовании национальной идеи, которая бы объединила россиян и служила им ценностно-нормативным ориентиром в том числе в хозяйственной жизни пока говорить не приходится.

Существующее вокруг нас сегодня ценностное многообразие заставляет отдельные предприятия и предпринимательское сообщество в целом проявлять собственную инициативу в этическом плане. При этом ни в коем случае нельзя сказать, что формирование деловой этики начинается с нуля. В генетическом коде нации сохранились традиции дореволюционного предпринимательства. Общенациональные принципы ведения в виде морального кодекса российского предпринимателя были официально декларированы в еще в 1912 году, а газета деловых кругов «Биржевые ведомости» выходила в дореволюционной России под лозунгом «Прибыль превыше всего, но честь превыше прибыли». Не следует забывать и о том, что в советское время существовала своеобразная этика предприятия, в которой существовали понятия «трудового коллектива», «социальной ответственности руководителя», «общественной значимости труда», «участия трудящихся в управлении» и т. п.

Первые ростки на поле деловой этики в современной России стали пробиваться в 90-х годах. Был принят ряд профессиональных этических кодексов, среди которых следует упомянуть: «Кодекс чести банкира» (1992), «Правила добросовестной деятельности членов профессиональной ассоциации участников фондового рынка» (1994), «Кодекс чести членов Российской гильдии риэлторов» (1994), «Кодекс профессиональной этики членов российского общества оценщиков» (1994). Сегодня профессиональные этические кодексы уже приняты или находятся в процессе обсуждения в большинстве сфер предпринимательства.

Проблема этики осознана и на уровне всего российского делового сообщества. Переломным здесь можно считать 1995 год, когда Второй Всероссийский конгресс промышленников и предпринимателей принял Хартию бизнеса России. Координационный комитет всероссийского объединения предпринимательских союзов и организаций, так называемый «Круглый стол бизнеса России» поставил одной из своих задач борьбу за соблюдение предпринимательской этики, обратившись к российскому деловому сообществу со следующими словами: «В российской деловой среде уже созрело понимание того факта, что отечественному бизнесу нужны некие этические рамки, за пределами которых - беззаконие, попрание прав личности и, в конечном счете, крах экономики как системы цивилизованного обмена товарами, услугами и информацией»11. В этой связи объединениям предпринимателей пришлось распрощаться с рядом своих бывших участников, не соблюдающих элементарные этические нормы. В том же 1995 году Торгово-промышленная палата России объявила развитие деловой культуры предпринимателей одним из приоритетных направлений своей деятельности и инициировало разработку проекта под общим названием «Российская деловая культура».

На уровне отдельных предприятий все большее распространение получает практика принятия корпоративных кодексов. Естественно в авангарде идут крупные компании: в 1998 г. приняла кодекс корпоративного управления «Сибнефть», в 2000 - «Ленэнерго», в 2001 - «ЮКОС».

Принятие корпоративных кодексов лишь первый, но очень важный шаг на пути формирования этики трудовых отношений на предприятии. Не стоит строить иллюзий, что сам факт его принятия создаст здоровый психологический климат и гармонизирует трудовые отношения. Действительно, сегодня многие корпоративные кодексы так и остаются декларациями и принимаются в определенные моменты: например, перед выходом компании на зарубежные рынки или в процессе привлечения западных инвесторов. Но в целом мы солидарны с мнением исполнительного директора Ассоциации менеджеров России А. Дынина: «Пусть даже компании не будут соблюдать в полном объеме свои кодексы. Но уже сам факт их существования будет цивилизовать рынок, формировать менталитет. Это как раз тот самый случай, когда от стократного повторения слова «сахар» должно стать сладко»12.

Примечание

  1. См.: Клямкин И., Тимофеев Л. Теневая Россия. Экономико-социологическое исследование. М.: РГГУ, 2000.; Неформальная экономика. Россия и мир. / Под ред. Т.Шанина. М.: Логос, 1999.; Тарасов М. Криминальный бизнес или государство: кто победит? Якутск, 2000. и др.

  2. Основные направления реформы трудовых отношений в Российской Федерации (проект). // Вопросы экономики. 1998. №2. С.75.

  3. См: Кудюкин П.М. Неформальные трудовые отношения в России: сущность, формы проявления, общественные последствия // Трудовые отношения и коллективные действия в современной России: политические, правовые и социальные аспекты / Отв. ред. А.М. Кацва, П.М. Кудюкин, С.В. Патрушев. М.: Эдиториал УРСС, 1999; Барсукова С. Теневой и фиктивный рынки труда в современной России // Pro et Contra. 2000. Т. 5. № 1. и др.

  4. См.: Гайдар Е. Государство и эволюция. М.: 1992. Отметим хотя бы мимоходом, что сторонники «смены цивилизационных основ» уж как-то просто, по нашему мнению, пытаются решить проблему. Ведь менять приходится не металлические конструкции, а способ бытия миллионов людей. Уж кто-кто, а Россия хорошо знакома с различными социальными экспериментами, а еще лучше - с их результатами.

  5. Философия неравенства, или взгляд на Россию из окна "BMW" // Правда 5. 8 сентября1995.

  6. Общая газета. 24-30.08.2000.

  7. Мониторинг зарплат лиц рабочих специальностей по Москве и другим городам России: Аналитический справочник. Вып. 1. М.: КОНСЭКО. 1998. С.50.

  8. См. Клямкин И., Тимофеев Л. Теневая Россия: экономико-социологическое исследование. М.: РГГУ, 2000.

  9. См.: Петрунин Ю.Ю., Борисов В.К. Этика бизнеса. М.: Дело, 2000. С. 106-107.

  10. Цит. по: Этические принципы ведения дел в России. / Под общ. ред. С.А. Смирнова. М.: Финансы и статистика, 1999. С.156.

  11. Цит. по: Этические принципы ведения дел в России. / Под общей ред. С.А. Смирнова. М.: Финансы и статистика, 1999. С. 65.

  12. Эксперт. 18.06.2001.


? Дубинина Мария Васильевна - аспирант Академии труда и социальных отношений.