ПАКИСТАН ПРЕДПОЧЁЛ КИТАЙ АМЕРИКАНСКИМ ПАРТНЁРАМ

Надежда Алексеева

 

ПАКИСТАН ПРЕДПОЧЁЛ КИТАЙ АМЕРИКАНСКИМ ПАРТНЁРАМ

В.Бушуев рекомендует



Сотрудничество США и Пакистана в последнее время подверглось тяжёлому испытанию: Дональд Трамп фактически обвинил Исламабад в поддержке террористов. В ответ пакистанские власти отменили запланированный в страну визит представителя Госдепа. Однако эксперты полагают, что истинная причина размолвки связана не с терроризмом, а с усилением влияния Китая на политику исламской республики. Ситуацией спешит воспользоваться Индия, чтобы перетянуть США на свою сторону в споре с Пакистаном. Как перекраивается геополитическая карта Южной Азии, разбирался RT.

Отношения давних партнёров — Пакистана и США — переживают кризис. 22 августа во время выступления на базе Форт-Майер в Арлингтоне (штат Вирджиния) президент США Дональд Трамп заявил о готовности Вашингтона изменить свой подход к отношениям с Исламабадом, если пакистанская сторона продолжит поддерживать террористов.  

«Мы больше не можем молчать о безопасных гаванях в Пакистане для террористических организаций, талибов и других групп, представляющих угрозу в регионе и за его пределами», — заявил Трамп.

Несмотря на то что пакистанский народ пострадал от терроризма, власти страны, по мнению главы Белого дома, защищают экстремистские организации. 

«Пакистану пора продемонстрировать свою приверженность цивилизации, порядку и миру», — заявил Трамп, напомнив при этом о многомиллиардной помощи, которую США оказывали этой стране.

Практически прямое обвинение в покровительстве терроризму спровоцировало ответную реакцию Исламабада: в МИД Пакистана заявили, что «критика со стороны президента США Дональда Трампа вызывает разочарование».  

28 августа стало известно о том, что запланированный ранее визит спецпосланника США по Афганистану Элис Уэллс в Пакистан отложен на неопределённый срок — до момента, «удобного для обеих сторон». 

Одновременно в исламской республике проходят многотысячные антиамериканские демонстрации. Участники уличных акций называют высказывание Дональда Трампа о Пакистане «вопиющей провокацией».

Кроме того, Исламабад раскритиковал новую стратегию Белого дома в Афганистане. Как заявил в интервью Bloomberg пакистанский премьер-министр Шахид Хакан Аббаси, новый план действий Вашингтона в регионе не сработает.  

«С самого первого дня мы очень чётко говорим о том, что военная стратегия США в Афганистане не сработала и не будет работать», — отметил политик, добавив, что американской стороне следует прибегнуть к политическому урегулированию конфликта.  Напомним, согласно новой стратегии, Пентагон должен направить в Афганистан дополнительный воинский контингент. 

Охлаждение отношений с Исламабадом может дорого обойтись Вашингтону: снабжение афганской группировки ВС США сегодня осуществляется именно через пакистанскую границу. Как отметил в интервью РИА Новости экс-сотрудник ЦРУ Фил Джиральди, если Дональд Трамп действительно планирует занять более жёсткую позицию по отношению к Исламабаду, НАТО рискует лишиться важного маршрута поставок грузов для военного контингента в Афганистан.

Впрочем, резкий выпад Трампа в адрес Исламабада скорее является следствием, а не причиной политического охлаждения между партнёрами. Противоречия между США и Пакистаном копились давно. 

«Американо-пакистанскому союзу уже нанесён серьёзный урон, начиная с ликвидации Усамы бен Ладена американскими коммандос на территории Пакистана в 2011 году, — отметил в интервью RT заместитель директора Института востоковедения РАН, профессор Вячеслав Белокреницкий. — Это, а также ряд других инцидентов заметно ухудшили отношения между военными Пакистана и Соединённых Штатов. Сейчас в Пакистане позитивно относятся к США только 10—12% населения».  

Союз этих двух стран носит сугубо ситуативный, тактический характер, считают эксперты, это партнёрство имеет под собой очень зыбкую основу.

Следует отметить, что в Пакистане очень сильны антиамериканские настроения. Согласно опросу, проведённому Институтом Гэллапа в 2015 году в 135 странах, Пакистан вошёл в десятку тех государств, в которых хуже всего относятся к США и проводимой ими международной политике — 65% пакистанцев не одобряют действий Вашингтона.

Причём это очень давняя и устойчивая тенденция, не связанная с событиями последних лет. Так, в 1979 году разъярённая толпа подожгла американское посольство в Исламабаде — дипломатам едва удалось спастись. Общество не верит в дружеские отношения с Соединёнными Штатами, и правительство страны не может не учитывать этого. Недоверие к Вашингтону привело в том числе и к тому, что в 2015 году власти южноазиатского государства категорически отказались сократить свой тактический ядерный потенциал по предложению Белого дома. 

Китайский маршрут

Однако в условиях экономической и военно-политической зависимости от США Исламабад не может пойти на размежевание с Вашингтоном, считают эксперты. Тем не менее в последние годы на региональную расстановку сил всё большее влияние начинает оказывать Пекин. Именно расширение пакистано-китайских контактов позволяет Исламабаду вести более независимую политику по отношению к Вашингтону.

Американская сторона, безусловно, испытывает недовольство из-за роста китайского влияния в регионе. Особенно на фоне обострения китайско-американских противоречий по спорным островам в Южно-Китайском море, северокорейской проблематике, а также по торгово-экономическим вопросам.  

В 2015 году председатель КНР Си Цзиньпин одобрил строительство целой сети шоссе, железных дорог и трубопроводов, которые свяжут Поднебесную с Пакистаном. Пекин готов инвестировать в проект инфраструктурного коридора до побережья Индийского океана $46 млрд.

Интересы Пекина прослеживаются не только в экономической, но и в военно-политической плоскости. В 2016 году китайская корпорация судостроительной промышленности CSIC заключила контракт на поставку в Пакистан восьми многоцелевых подводных лодок.

В марте 2017 года китайские и пакистанские военные приняли участие в совместном параде, состоявшемся в честь Дня Пакистана. Глава исламской республики Мамнун Хусейн охарактеризовал участие КНР в параде как историческое событие.  

В июне министр иностранных дел КНР Ван И побывал с визитом в Исламабаде и Кабуле. Итогом турне стала договорённость о создании трёхстороннего механизма для разрешения пакистано-афганских разногласий с участием Пекина.

Впоследствии интерес к этому формату проявил Душанбе. Президент Таджикистана Эмомали Рахмон 28 августа провёл переговоры с начальниками главных штабов вооружённых сил Афганистана, Пакистана и Китая, во время которых стороны обсудили создание системы регионального сотрудничества. 

«Предпосылки для размолвки между США и Пакистаном существовали давно, — отметил в интервью RT индолог Борис Волхонский. — Исламабад давно и неуклонно сближается с Пекином, сейчас именно Китай становится основным инвестором в связи со строительством китайско-пакистанского экономического коридора. А это, разумеется, совершенно не устраивает США — вот истинная причина трений, а не политика Исламабада в Афганистане». 

Схожей точки зрения придерживается и Вячеслав Белокреницкий. По мнению эксперта, поддержка Китая даёт Пакистану возможность более свободно относиться к своему традиционному союзу с Вашингтоном.

«Китай стремится нарастить своё влияние в регионе. В частности, Пекин объявил о планах создания китайско-пакистанского экономического коридора. Это масштабный транспортный, экономический проект, фактически предполагается возникновение зоны экономической ответственности Китая. Это грандиозные планы», — считает Белокреницкий. 

Индо-американская дружба

Будучи давним противником Исламабада, использовать снижение американо-пакистанского сотрудничества в своих интересах попытается Индия, считают эксперты. Контакты с Нью-Дели Вашингтон наращивал на протяжении десятилетий, однако партнёрские обязательства США по отношению к Пакистану накладывали на них некоторые ограничения. Со своей стороны Индия стремилась сохранить независимый курс во внешней политике. 

Но сейчас эксперты отмечают заметное углубление дружественных контактов между Индией и США. 25 июня индийский премьер-министр Нарендра Моди побывал в США с официальным визитом, во время которого стороны обсудили расширение сотрудничества в области безопасности в районах Индийского и Тихого океанов. 

Эксперты полагают, что Вашингтон и Нью-Дели намерены объединить усилия по сдерживанию Китая. Начало этому сотрудничеству было положено ещё при прошлой администрации Белого дома — в конце 2016 года американское руководство наделило Индию статусом «оборонного партнёра» США. Ранее страны подписали Меморандум о соглашении по логистическому обмену — документ даёт право ВВС и ВМС США осуществлять заправку на индийской территории. Также были достигнуты договорённости о производстве в Республике Индия истребителей F-16 и о поставке в страну 22 БПЛА на сумму более $2 млрд.  

Нелишне также напомнить о наличии между Индией и КНР неразрешённого территориального спора, который особенно обострился в последнее время. 

Нью-Дели с энтузиазмом поддержал новую афганскую стратегию Белого дома.

«Мы приветствуем решение президента Трампа активизировать усилия, направленные на преодоление вызовов, перед которыми стоит Афганистан, и решение вопросов, касающихся предоставления убежища террористам и других форм поддержки из-за рубежа», — цитирует AFP заявление МИД страны. 

«Индия попытается воспользоваться сложившейся ситуацией, рассчитывая на поддержку Вашингтона в её конфронтации с Пакистаном. Особенно в том, что касается конкуренции этих стран на афганском фронте. В своём последнем заявлении Трамп прямо призвал Индию работать на афганском направлении, что не может не тревожить Пакистан, ведь это означает, что Вашингтон сделал ставку на Индию», — считает Вячеслав Белокреницкий. 

В то же время каждое движение Белого дома навстречу Нью-Дели провоцирует резко негативную реакцию Исламабада. Поэтому есть все предпосылки к ещё большей политической поляризации в регионе: пока Пакистан дрейфует в сторону КНР, Индия углубляет взаимодействие с американской стороной. 

«Сближение США с Индией началось давно, и это одна из болезненных тем для Пакистана. Пакистано-индийские отношения настолько напряжённы, что даже маленький шаг одной стороны провоцирует непропорциональную реакцию другой. Индия и Пакистан — участники крупной, многоплановой игры в регионе», — подытожил Борис Волхонский. 

 

https://russian.rt.com/world/article/426315-ssha-pakistan-konflikt?utm_source=rambler_news&utm_medium=exchange

 

 

25 июня премьер-министр Индии Нарендра Моди прибудет с визитом в США. В планах Моди — встреча с американскими бизнесменами, а 26 июня в Белом доме его примет президент Дональд Трамп. Это будет первая личная встреча глав двух государств — до этого Трамп и Моди общались только по телефону. К тому же индийская пресса неоднократно заявляла, что у лидеров Индии и Соединённых Штатов Америки много общего: оба ставят на первое место интересы своих наций и оба обеспокоены растущей мощью Китая. RT выяснял, смогут ли индийский премьер и президент США договориться по спорным вопросам, и откажется ли Моди под влиянием Трампа от идеи многополярного мира.



В ходе своей предвыборной кампании Трамп позитивно высказывался об индийской культуре, индуизме и лично о премьер-министре Моди. «Я большой фанат индуистов и большой фанат Индии. Большой-большой фанат! Если меня изберут президентом, индийское и индуистское сообщество получит настоящего друга в Белом доме», — заявлял тогда Трамп, выступая на одном из мероприятий, организованных Коалицией республиканцев-индуистов. «Я очень хочу начать работать с премьер-министром Нарендрой Моди, который очень энергично реформировал индийскую бюрократию… Великий человек. Я аплодирую ему за это», — не скупился Трамп на похвалы индийскому лидеру.

Антиисламская риторика Трампа привлекла на его сторону традиционно негативно настроенных по отношению к мусульманам индуистских националистов — наиболее радикальную часть электората консервативно-традиционалистской партии Нарендры Моди «Бхаратия джаната парти» (BJP). Они проводили религиозные ритуалы в его поддержку и молили индуистских богов о победе Дональда Трампа — «спасителя человечества». В день рождения своего кумира индуисты даже попыталась накормить его портрет священным тортом.

После победы Трампа на президентских выборах партнёр BJP по правящей коалиции — партия «Шив сена» («Армия Шивы») — приветствовала избрание Трампа и назвала его «американским Моди», подчёркивая, что оба деятеля разделяют приверженность консервативным ценностям, опираются на поддержку простых людей, решительно настроены на борьбу с исламским экстремизмом, ограничение миграции и в первую очередь заботятся о национальных интересах своих стран, а не о либеральных ценностях.

«Трамп — это американский Моди, а Моди — это индийский Трамп»,  — утверждал в 2016 году индийский публицист Ашок Сингх.

Однако взаимные симпатии, вызванные идейным сходством между Моди и Трампом, позиционировавшим себя как сторонника американизма, натолкнулись на ряд противоречий, связанных с интересами двух стран.

Проблемные сферы

Во время предвыборной кампании Трамп хвалил Моди, но одновременно критиковал Индию за то, что она забирает американские рабочие места, — компании в США, особенно в сфере IT, предпочитают нанимать на работу более дешёвых индийских эмигрантов. Придя к власти, Трамп начал принимать меры, ударившие по интересам индийского IT-сектора.

18 апреля 2017 года президент США подписал указ, реформирующий правила выдачи рабочих виз H1B, по которым американские компании могли нанимать иностранных специалистов без получения ими гринкарты для работы в высокотехнологичных отраслях. Как правило, значительную часть таких специалистов составляли индийцы. Эти визы «должны выдаваться наиболее квалифицированным и высокооплачиваемым просителям, и они никогда не должны использоваться для того, чтобы замещать американцев», — подчеркнул Трамп, объясняя цель подписания указа.

До этого присутствовавшие на рынке США индийские IT-гиганты Wipro, Infosys и TCS активно подавали заявки на такие визы, чтобы нанимать для работы в Соединённых Штатах своих соотечественников. Теперь они вынуждены менять политику найма.

Как сообщает индийская пресса, на Моди оказывают давление и представители бизнеса, и оппозиция. «Премьер-министр должен потребовать и получить достоверные и твёрдые гарантии от президента США, что он пересмотрит свои решения, которые дискриминируют индийских специалистов. Он не может вернуться с пустыми руками», — цитирует Hindustan Times заявление Ананда Шарма, пресс-секретаря главной оппозиционной партии «Индийский национальный конгресс», сделанное накануне визита Моди в США.

«Индию очень обеспокоило заявление Трампа о том, что слишком много США отдаёт на сторону», — отметил в беседе с RT профессор кафедры востоковедения МГИМО Сергей Лунев. По его словам, политика Трампа «Нанимай американцев, покупай американское!» может сказаться и на экспорте продуктов индийской IT-индустрии в Соединённые Штаты.

«Индия экспортирует программное обеспечение на сумму более чем $100 млрд в год в первую очередь в США, во вторую — в Великобританию и беспокоится, что будут какие-то осложнения», — пояснил эксперт.

Второе направление, где интересы США и Индии разошлись после прихода Трампа к власти, — выход США из Парижского соглашения по борьбе с изменением климата. Заявляя о своём решении, Трамп обрушился с критикой в том числе и на Индию, заявив, что «Индия делает своё участие зависящим от получения миллиардов, миллиардов и миллиардов долларов иностранной помощи от развитых стран».

Действительно, США как развитая страна должна была делать взносы по Парижскому соглашению в специальный фонд помощи развивающимся странам, а Индия как одна из развивающихся стран присоединилась к соглашению только при условии, что будет получать деньги из этого фонда на развитие возобновляемых источников энергии. Но с выходом США из соглашения объём «денежного мешка», из которого Индия могла бы субсидировать реформы своего энергетического сектора, существенно уменьшится.

 «Тирада Трампа об Индии накануне визита Моди в США — это тактический приём для того, чтобы затем взять верх за столом переговоров», — заявил RT политолог из Бангладеш Ахмед Раджив.

По мнению эксперта, Трамп вряд ли пойдёт на уступки по проблемным вопросам, и, скорее всего, «Моди будет умиротворять его выгодными с точки зрения финансовой стороны и геостратегии предложениями», — считает политолог.

По мнению эксперта, кроме рабочих виз для индийцев, индийского экспорта в США и обсуждения позиций обеих стран по Парижскому соглашению на повестке дня двух лидеров будет проблема безопасности индийских граждан в США, на которых участились нападения на почве расизма, реформы в индийской экономике, поставки американского оружия, геополитика Южной Азии, в том числе вопросы, касающиеся Пакистана и Афганистана, и, возможно, «общее геостратегическое соглашение по противодействию Китаю в Индийском океане».

«Центр по сдерживанию Китая»

В заявлении Белого дома, анонсировавшем визит Нарендры Моди в США, терроризм был назван первым в числе общих приоритетов двух стран. Оба лидера неоднократно выступали за ужесточение борьбы с радикализмом. Но если для Трампа приоритетом является борьба с ИГ*, то Индия больше обеспокоена экстремистской угрозой со стороны соседних мусульманских Пакистана и Бангладеш.

Кроме того, нельзя забывать, что в миллиардной Индии проживает почти 180 млн мусульман, поэтому для индийского лидера радикальный ислам также является серьёзной внутренней угрозой. Индия неоднократно становилась мишенью террористов. Самый кровавый за последнее время теракт — атака на Мумбаи в ноябре 2008 года — унёс жизни 175 человек. Организатором теракта был гражданин Пакистана Аджмал Касаб.

Накануне визита премьер-министра Индии в США официальный представитель МИД страны Гопал Баглай, отвечая на вопрос, будет ли на переговорах двух лидеров подниматься проблема поддержки действий террористов с пакистанской территории, заявил, что вопросы, вызывающие озабоченность Индии, хорошо известны её партнёрам.

«Терроризм, который исходит оттуда (из Пакистана. — RT), затрагивает не только Индию, но и всю Южную Азию и мировой порядок», — подчеркнул он. Ожидается, что Нарендра Моди попросит Трампа оказать на Пакистан давление в этом вопросе.

В свою очередь, как сообщило накануне визита Моди Reuters, в настоящее время США как раз изучают возможность ужесточения давления на Пакистан, чтобы принудить своего прежнего союзника, постепенно переориентирующегося во внешней политике на Китай, более активно бороться с гнездящимися на его территории террористическими группировками, в первую очередь пакистанских талибов.

Другая тема, которая представляет общий интерес, — развитие оборонного и военно-технического сотрудничества. То же агентство Reuters информирует, что США планируют поставить Индии 22 беспилотника Guardian на сумму $2 млрд. 

Это летательные аппараты, предназначенные для ведения разведки над просторами морей и океанов. Кроме того, за неделю до визита Моди американский оборонный гигант Lockheed Martin и индийский конгломерат Tata Group подписали договор о создании совместного предприятия, которое будет производить в Индии американские истребители F-16.

Как сообщает издание Business Standard, Индия стремится усилить свою военно-воздушную группировку в первую очередь для того, чтобы сбалансировать растущую мощь Китая в регионе Индийского океана.

В заявлении Белого дома также говорится, что среди приоритетов обсуждения — расширение сотрудничества в области безопасности в регионах Индийского и Тихого океанов. По мнению Ахмеда Раджива, это означает курс на совместное противостояние Китаю в регионе. По его словам, Запад стремится сделать из Индии «центр стратегии по сдерживанию Китая, направленной против многополярного мира». Эксперт отмечает, что антикитайское сближение США и Индии началось ещё при Бараке Обаме и продолжается при Трампе. В декабре 2016 года Индия получила статус основного оборонного партнёра США. До этого в августе 2016 года страны подписали Меморандум о соглашении по логистическому обмену (Logistics Exchange Memorandum of Agreement), который дал американским кораблям и военным самолётам право заправляться на индийской территории.

Стратегия балансирования

«Индия является важным членом двух региональных многополярных организаций — Шанхайской организации сотрудничества и БРИКС, в которых главную роль играют Россия и Китай. Но очевидно, что, несмотря на членство в них, сейчас Индия движется скорее в сторону однополярного миропорядка», — отмечает Ахмед Раджив.

«Несколько известных американских центров, таких как Фонд Карнеги и Брукингский институт, оказывают серьёзное влияние на доктрину внешней политики руководимой Моди Индии», — подчёркивает эксперт.

Сергей Лунев отмечает, что значительное влияние на сближение Индии и США оказывает индийская диаспора в Соединённых Штатах. По словам эксперта, из Индии в США сейчас идёт миграция представителей высших слоёв общества. Поэтому индийская диаспора в Новом свете занимает второе место по доходу на душу населения среди этнических диаспор, а две трети американских граждан индийского происхождения имеют высшее образование. Но эти люди сохраняют тесные связи и с представителями своего класса, делающими карьеру на родине. «То, что нас может беспокоить, — это что очень трудно найти человека в индийской элите, у которого не было бы родственника или близкого друга среди граждан Соединённых Штатов Америки. И те, конечно, давят на общее изменение внешней политики Индии», — отмечает эксперт.

Однако, по мнению профессора, активное двустороннее сотрудничество Дели и Вашингтона пока не ведёт к отказу Индии от курса на формирование многополярного мира.

«Что касается глобальных вопросов, то тут Индия и США занимают резко отличные позиции: Индия — противник однополярности. В результате я абсолютно уверен, что в этом году, как и ранее, в заключительных документах почти ничего не будет сказано о глобальных и региональных проблемах, поскольку здесь между Индией и США существуют серьёзные расхождения», — утверждает Лунев.

Политолог подчёркивает, что эта ситуация противоположна той, что сложилась в индийско-китайских отношениях. «Хотя в Индии считают Китай будущим соперником номер один <…> по глобальным вопросам их позиции очень схожи, и были годы, когда Индия была в числе тех стран, которые голосовали в ООН наиболее близко к Китаю», — утверждает политолог. Он отмечает, что во время визита Барака Обамы в Дели в 2015 году американской делегации, как она ни старалась, не удалось уговорить ни одного индийского официального деятеля выступить с осуждением «действий России на Украине».

«Главное, чем сейчас Индия занимается, — это лавирует и балансирует. На глобальном уровне — между Китаем и США и между США и Россией», — утверждает эксперт.

«Исламское государство» (ИГ) — террористическая группировка, запрещённая на территории России.

 

https://russian.rt.com/world/article/403086-modi-tramp-ssha