Участие государства в формировании

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ДУМА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Комитет по образованию

Центр изучения проблем информационного общества

при 1 зам. председателя комитета

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

ИНИОН РАН Институт экономики РАН

Российская государственная библиотека

Московская финансово-юридическая академия
Фонд Ф. Эберта Фонд «Альтернативы»

Международная научная конференция

СТРАТЕГИИ РОССИИ: ОБЩЕСТВО ЗНАНИЙ

ИЛИ

НОВОЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЕ?

Доклад

Участие государства в формировании и реализации национальных приоритетов стратегии инновационного развития

Колганов А.И.,
д.э.н., в.н.с. МГУ

Москва

3-4 апреля 2008 г.

 

Формируемая в настоящее время в Российской Федерации политика перехода к использованию инновационных источников экономического развития требует активного участия государства в обеспечении условий такого перехода. По опыту развитых стран, добившихся значительных успехов в использовании инноваций, государство содействуют формированию национальной инновационной системы, использует различные меры поддержки для развития отдельных звеньев этой системы (инновационной инфраструктуры, финансовой инфраструктуры инновационной деятельности и т.п.), а также выдвигает приоритеты инновационного развития.

Целью настоящего доклада является изучение возможных подходов к определению роли и сферы ответственности государства в формировании национальных приоритетов инновационного развития. Предполагается определить, какие именно подходы следует реализовать на той стадии развития, на которой находится Российская Федерация, с учетом специфики современных национальных и мировых экономических условий, а также возможных целей национальной стратегии развития и тех специфических социально-экономических проблем, которые должны быть решены для достижения этих целей.

Кроме того, решение вопроса о роли государства в формировании таких национальных приоритетов неразрывно связано с проблемой механизмов обеспечения выдвинутых приоритетов. Поскольку определение национальных приоритетов осуществляется именно для их реализации, то приоритеты следует выдвигать в той мере и в таком объеме, в какой были бы обеспечены условия их осуществления со стороны социально-экономических условий, институциональной среды и механизмов государственного регулирования. Поэтому одной из задача доклада является анализ наличия таких условий и возможные меры по их формированию.

 

1. Специфика задач, решаемых национальной экономикой, и подходы к выделению и обеспечению приоритетов инновационного развития

 

На государстве всегда лежит ответственность за формирование общей стратегии социально-экономического развития общества. Именно исходя из этой стратегии может определяться стратегия инновационного развития, а в рамках этой стратегии - выделяться приоритетные направления инновационной деятельности.

Должно ли государство определять все цели инновационной деятельности, и, соответственно, должны ли национальные приоритеты охватывать все направления реализации стратегии инновационного развития? В современной экономике такая постановка вопроса являлась бы не только чрезмерно претенциозной, но и практически невозможной.

В странах со стабильно развивающейся рыночной экономикой государство может вообще определять лишь общие рамки стратегии социально-экономического развития, не предписывая экономике никаких стратегических целей в области инновационной деятельности, или, точнее, выделяя лишь отдельные конкретные приоритеты, достижению которых будет оказываться прямая государственная поддержка. Реализация таких приоритетов осуществляется на основе государственных программ, которые затрагивают лишь отдельные конкретные направления инновационной деятельности, которые государство считает необходимым поддержать.

Все остальные задачи в сфере инновационного развития вполне могут быть обеспечены за счет действия экономических интересов, - разумеется, регулируемых и корректируемых, по мере необходимости, средствами государственной экономической политики, - или за счет внутренних механизмов научной деятельности, поддерживаемой государственным финансированием (как это происходит в сфере фундаментальной науки). И лишь те цели, которые либо лежат в сфере исключительной ответственности государства (например, в сфере национальной обороны), или достижение которых государство полагает необходимым существенно ускорить, либо те, где концентрация ресурсов за счет частных интересов признается недостаточной, становятся объектом государственных программ.

Иначе обстоит дело в государствах, сталкивающихся с необходимостью скорейшего разрешения серьезных социально-экономических проблем. В таких странах государству необходимо непосредственно контролировать достижение стратегических целей, что касается и стратегии инновационного развития. Для этого государство выделяет целую систему национальных приоритетов, которые, с одной стороны, сами должны быть обеспечены инновациями, а с другой - выступать как основа (своего рода ядра кристаллизации) формирования стимулов и каналов поддержки инновационной деятельности.

Подобные приоритеты в условиях неотложного характера решения целого ряда проблем развития российской экономики и общества не могут носить всего лишь ориентирующий характер. Для их реализации они должны быть подкреплены конкретными государственными социально-экономическими и научно-техническими программами. Такие программы и должны стать главным механизмом, как устанавливающим, так и обеспечивающим национальные приоритеты инновационного развития для всей экономики.

2. Роль государства в выделении и обеспечении приоритетов инновационного развития на разных стадиях экономического роста

Могут возразить, что описанный выше подход напоминает так называемую «активную промышленную (структурную) политику», только примененную на этот раз к сфере инноваций, и что подобные методы относятся к 50-м - 70-м годам прошлого века, а потому являются давно устаревшими. В какой-то мере это суждение справедливо, хотя арсенал методов «активной промышленной политики» отнюдь не сдан наиболее развитыми странами целиком в утиль даже сегодня. Кроме того, для российской экономики, для того, чтобы продвинуться к современным рубежам инновационного развития, нужно подвести под него тот материально-технический и экономический фундамент, который развитые страны как раз и создавали несколько десятилетий назад.

Речь идет, например, о современной системе скоростного транспорта с соответствующей дорожной сетью и инфраструктурой, о современной разветвленной системе связи, о значительном росте производительности в сельском хозяйстве, позволяющем сократить занятость в этой отрасли и улучшить обеспеченность страны сырьем и продуктами питания, о современном точном машиностроении и приборостроении (в особенности о производстве электронных компонентов), о производстве современных материалов, о значительном развитии сферы услуг и жилищного строительства, как необходимых условиях роста благосостояния населения, и о многом другом.

У нас такой фундамент либо отсутствует, либо существуют лишь отдельные его фрагменты, часть из которых имеет более или менее современный вид, хотя и недостаточно развита (мобильная связь, компьютеризация), а часть за последние 15 лет существенно деградировала (сельское хозяйство, производство электронных компонентов, машиностроение). Поэтому нам неизбежно придется, по крайне мере, в некоторой части, пройти тот же путь, который более развитые страны проходили в 50-е - 70-е годы, и неизбежно воспользоваться аналогичными инструментами экономической политики, оправдавшими себя на практике.

3. Особенности методов государственного регулирования в условиях создания условий перехода к инновационным факторам экономического развития

Постольку, поскольку современная экономика основывает источники своего развития прежде всего на инновационных факторах, то и современная «активная промышленная политика» не может всего лишь копировать методы 50-х - 70-х годов, а должна опираться прежде всего на регулирование инновационной активности по приоритетным направлениям. Это регулирование должно компенсировать недостаток предпринимательской инициативы в деле инновационного развития.

Инновационная экономика не может получить сколько-нибудь серьезного развития без эффективного промышленного сектора. Развитие этого сектора на первых порах неизбежно будет сопряжено со значительной долей государственного участия. Это связано с целым рядом причин.

Во-первых, развитие и модернизация промышленного сектора пока не обеспечиваются за счет частных инвестиций. В таких условиях государственные инвестиции в модернизацию промышленности будут создавать и спрос на инновации, что может послужить первым толчком для активизации инновационной деятельности в российской экономике.

Во-вторых, инновационный спрос, предъявляемый государственными программами модернизации промышленного сектора, выступит побудительным мотивом для частных предпринимателей к участию в модернизации - либо путем участия в государственных программах, либо в силу необходимости удержания конкурентных преимуществ на внутреннем рынке. В любом случае это будет стимулировать частный инновационный спрос.

В-третьих, модернизация промышленного сектора обеспечит рост производительности труда в этой отрасли (а косвенно - и во всем народном хозяйстве), и обеспечит высвобождение рабочей силы для других отраслей, в том числе для сферы услуг.

В-четвертых, без модернизации промышленного сектора нельзя добиться серьезного снижения ресурсоемкости (энергоемкости, материалоемкости...) производства, и углубления степени переработки природных ресурсов.

В-пятых, только современный промышленный сектор может обеспечить внутренние материальные источники для модернизации других отраслей, выступая поставщиком инвестиционных товаров (машин, оборудования, современных материалов).

Все сказанное выше, однако, не означает, что развитие промышленного сектора является стратегической целью, и что в этом секторе необходимо преобладание государственной собственности. Модернизация промышленного сектора выступает как условие реализации стратегии инновационного развития, а сам этот сектор не является тем, на который следует делать стратегическую ставку. Что же касается государственной собственности, то активное участие государства в модернизации промышленности вовсе не предполагает, что промышленные предприятия непременно должны передаваться в руки государства. Это стоит делать лишь в тех случаях, когда государственные средства будут на длительный период выступать основным источником развития того или иного предприятия или подотрасли, либо последние по тем или иным причинам будут нуждаться в серьезном государственном контроле (военная промышленность, атомная промышленность...).

4. Непосредственное участие государства в обеспечении приоритетов инновационного развития

 

В тех секторах экономики, где присутствие государства будет значительно, неизбежно должны применяться методы программирования и планирования экономики. Это подразумевает разработку и принятие крупных государственных инновационных программ, для которых будут определены:

  • Цели (в форме, позволяющей ясно установить степень их достижения);

  • Средства государственной поддержки и регулирования, направленные на достижение этих целей;

  • Объем и порядок государственного финансирования;

  • Методы привлечения частных инвесторов (льготы, соинвестирование, частно-государственное партнерство и т.п.);

  • Предприятия и иные институты, привлекаемые к осуществлению программы (с разбиением на частные и государственные);

  • Государственные органы и конкретные лица, ответственные за реализацию программы (что обязательно предполагает и передачу им соответствующих полномочий).

Государственное программирование не исключает, а, напротив, предполагает возможность применения методов прямого планирования в той части, в какой в выполнение программ включаются предприятия и иные институты государственного сектора.

К сожалению, в настоящее время объективно неизбежное возвращение государства в промышленный сектор не всегда идет по этому пути. Оно принимает форму создания государственных корпораций (в сфере судостроения, гражданского авиастроения, нанотехнологий и т.д.), работающих в режиме «ручного» управления со стороны государственных чиновников. Если в случае с судостроительной и авиастроительной корпорациями для них определены некоторые конкретные задачи, позволяющие оценивать степень их выполнения, то в других случаях (например, в корпорации «Нанотехнологии») положение является не столь определенным. В этих случаях госкорпорации и их управляющие не поставлены в рамки ясно определенных государственных программ и не несут необходимой ответственности за их исполнение. Такая схема уже была опробована в Газпроме и РАО ЕЭС, и по реальным результатам их работы соответствие этой схемы государственным, а не узкокорпоративным интересам, и интересам связанных с этими корпорациями чиновников, более чем сомнительно.

Последние решения о создании государственных корпораций (в частности, госкорпорации «Российские технологии»1) свидетельствуют о следовании все той же логике. Неужели печальная судьба российского гражданского авиастроения, путь которого за последние 15 лет усеян множеством начатых и брошенных на полпути проектов на фоне простаивающих производственных мощностей, так ничему и не научила? А ведь наличие сильных государственных корпораций в высокотехнологичных отраслях является одним из необходимых инструментов мобилизации крупных капиталовложений и формирования инновационного спроса.

Непосредственное участие государства не только желательно, но и необходимо в таких сферах, как инфраструктура инновационной деятельности2. Здесь требуется и прямое государственное финансирование, и различные формы государственного регулирования и планирования. В рамках национальной инновационной системы такого подхода требуют:

  • Институты фундаментальной науки;

  • Научно-информационные сети, включая электронные базы данных и электронные библиотеки;

  • Системы мониторинга инновационной активности ученых и научных учреждений и организаций;

  • Инфраструктура образования (включая поддержку инновационной составляющей образования);

  • Системы защиты интеллектуальной собственности.

В настоящее время ощущается очевидный дефицит государственной поддержки всех этих составляющих национальной инновационной системы, а предпринимаемые государством реальные шаги носят по преимуществу локальный или точечный характер.

Здесь можно сослаться, например, на Государственную программу "Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий", одобренную распоряжением Правительства Российской Федерации от 10 марта 2006 г. N 328-р. Между тем развитие национальной инновационной системы требует комплексных решений, направленных на развитие всех ее компонентов. Особого внимания требует наиболее острая проблема развития инновационной деятельности в России - недостаток инновационного спроса и инвестиций в инновационную деятельность3, а также слабая связь между инновационным спросом и предложением продукции сферы НИОКР. Очевидно, что доля инвестиций в нематериальные активы (в первую очередь в интеллектуальные активы - патенты, лицензии, know how и т.п.) и в затраты на научно-исследовательские, опытно-конструкторские и технологические работы недопустимо низка.

В упомянутой выше программе "Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий" совершенно верно констатируется: «Экономический рост и модернизация отраслей экономики Российской Федерации в короткие сроки возможны только в случае увеличения темпов развития высокотехнологичных отраслей, для обеспечения которых необходимо проведение государственной политики, направленной на повышение инвестиционной привлекательности указанных отраслей экономики,»4 Однако далее мы не увидим в программе ни единого слова ни об «инвестиционной привлекательности», ни о мерах по ее обеспечению - Программа затрагивает исключительно организационно-правовые меры по созданию технопарков.

Между тем, организационно-техническая и финансовая поддержка начальных стадий инновационной деятельности - например, путем организации технопарков - без обеспечения базовых экономических условий для инновационной деятельности приведет только к напрасному расходованию государственных средств. Если не обеспечен массовый инновационный спрос, и не сформированы эффективные институты, связывающие его с инновационным предложением, никакие меры по поощрению передовых научно-технических разработок не превратят последние в промышленные инновации.

5. Выбор приоритетов инновационного развития с учетом места государства в мировой экономике

В современной глобальной экономике невозможно ставить вопрос о формировании национальных приоритетов, не учитывая позиций национальной экономики в мировом хозяйстве. Желаем мы закрепить эти позиции, или же изменить? И если изменить, то в каком направлении? И, главное, каковы объективные пределы для реализации того или иного выбора?

Судя по обсуждаемой в настоящее время концепции «энергетической сверхдержавы», точка зрения закрепления достигнутого положения, в сочетании с плохо обоснованными политическими амбициями, имеет своих сторонников. Немало, однако, и тех, кто недоволен положением России в сложившемся разделении труда на мировом рынке. Однако, помимо желания занять достойное место в мировом хозяйстве, и выстроить конкурентоспособную «постнефтяную» экономику, нужно представлять себе, каковы наши объективные возможности в этом направлении.

Следует ли России ставить целью своей инновационной стратегии занятие на мировом рынке места экспортера высокотехнологичной промышленной продукции? Этот был бы выбор, связанный с необходимостью преодолевать крайне высокие экономические и политические барьеры. Рынок высокотехнологичной продукции монополизирован развитыми странами, на нем и без того тесно - особенно если учитывать стремление новых индустриальных стран так же выйти на этот рынок и закрепиться на нем. Это не значит, что нам вообще не следует развивать высокотехнологичные производства, в том числе и экспортно-ориентированные. Однако вряд ли стоит их делать главным направлением развития наших позиций на мировом рынке.

Можно ставить перед собой и более амбициозные задачи, - например, превратить Россию в поставщика высоких технологий и информационных продуктов на мировой рынок. Но и здесь нам придется столкнуться с монопольными позициями развитых стран. Кроме того, такой проект предполагает глубокие системные изменения в самой российской экономике и обществе, без чего подобные намерения вообще останутся пустыми мечтаниями. Ведь успешный выход на мировой рынок научно-технических разработок и иной интеллектуальной продукции возможен только в том случае, если Россия обеспечит опережающий уровень подобных разработок.

Кроме того, прежде, чем выходить на мировой рынок с высокими технологиями отечественной разработки, надо научиться насыщать такой продукцией наш собственный внутренний рынок. Современная инновационная экономика является совершенно необходимым фундаментом для массового производства инноваций, способных занять значительное место на мировом рынке.

Россия также может служить площадкой производства «человеческого капитала». Для этого, как и для инновационной экономики, имеются некоторые предпосылки. Россия уже поставляет значительное число специалистов на мировой рынок - значит, уровень их подготовки для этого достаточен. Надо «всего лишь» перевести этот экспорт из русла «утечки мозгов» в русло специализации нашей системы высшего профессионального образования на подготовке кадров не только для зарубежных стран, но и из зарубежных стран. Иначе говоря, нам нужно научиться экспортировать не наших собственных специалистов, а наши образовательные услуги.

Однако до сих пор включение России в мировой рынок происходит на путях все возрастающей зависимости от технологического импорта и зависимости России от мирового финансового рынка. Структура внешней торговли Российской Федерации свидетельствует не только о крайней слабости ее высокотехнологичного сектора5, но и о не конкурентоспособности ее обрабатывающей промышленности в целом6.

Что касается высоких технологий, то на заседании Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по промышленному развитию и высоким технологиям приводились следующие данные: «Ситуация на мировом рынке высокотехнологичной продукции на сегодняшний день такова: общий объём продаж товаров и технологий - около 3 трл. долл. при доле России 0,3-0,4% (из доклада директора НИАТ О.С.Сироткина). 15 лет тому назад Советский Союз имел 18%. Картину дополняют данные Лазерной ассоциации: в начале 80-х годов объём отечественного производства технологических лазеров и оборудования составлял не менее 50% от мирового, сейчас он вряд ли превышает 0,1%»7.

Очевидно, что преодоление сложившегося положения будет весьма трудной задачей, что налагает особую ответственность на выбор правильной стратегии позиционирования российской экономики в мировом хозяйстве. Понятно, что для нас в основном неприемлем опыт малых стран с высокоразвитой инновационной экономикой - ни «азиатских драконов», ни Швеции и Финляндии, сочетающих узкую специализацию на мировом рынке с преимущественными позициями по вложениям в «человеческий капитал», ни Исландии, встроившейся в воспроизводственные цепочки высокотехнологичных ТНК, - что отнюдь не является препятствием к творческому использованию отдельных черт их опыта. Россия является и будет впредь крупной страной со сложной многоотраслевой экономикой, ориентированной преимущественно на внутренний рынок. Поэтому стратегия России при любом выборе должна включать обеспечение возможностей для широкой международной научной и технологической кооперации, при выходе на рынок собственно высокотехнологичной продукции на сравнительно ограниченных сегментах, где она должна занять доминирующие или близкие к доминирующим, позиции8.

6. Предпосылки использования инновационных факторов экономического развития

Как уже было сказано выше, решение столь масштабных задач упирается в серьезные системные ограничения. За последние семь лет, благодаря исключительно благоприятной конъюнктуре внешнего рынка, в российской модели воспроизводства произошли определенные позитивные сдвиги. Главным является устойчивый рост инвестиций в основной капитал9, причем в 2007 году отмечается увеличение темпов этого роста (до 20% прироста в год).

Другой фактор - устойчивый рост реальной заработной платы (11-14% прироста в год), способствующий расширению спроса на внутреннем рынке10.

Однако, несмотря на это, российская экономическая система так и не смогла избавиться от ряда заложенных в ней в 90-е гг. прошлого века негативных качественных составляющих.

Хотя уже нельзя сказать, что природная рента в нашей экономике просто-напросто разбазаривается и разворовывается, значительная часть ее используется неэффективно. Государство замораживает достающуюся ему часть природной ренты в Стабилизационном фонде, и лишь совсем недавно появилось намерение перевести некоторую часть ее в Фонд развития. Та часть ренты, которая оседает (безо всяких на то оснований) в руках добывающих компаний, в значительной мере служит фундаментом для их экономического и технологического благодушия. И лишь некоторая часть этой ренты перетекает по разным каналам в другие отрасли, обеспечивая эффект мультипликатора экономического роста. До сих пор соотношение между изъятыми и разведанными запасами природных ресурсов остается отрицательным, а это значит, что российская экономика продолжает строиться на проедании природных ресурсов.

Обновление основного капитала, несмотря на экономический подъем, оставляет желать лучшего. Нетрудно подсчитать, что объем инвестиций в основной капитал составлял в 2006 г. всего лишь 83,7% к уровню 1991 года (когда он расценивался как совершенно недостаточный).

Хотя официальная статистика отражает при подсчете возраста основного капитала лишь целые предприятия, цеха или участки, не учитывая установку отдельных агрегатов - на что сейчас приходится основная масса мероприятий по обновлению основного капитала, - это не дает основания отмахнуться от тревожных цифр официальной статистики. Ведь и в предыдущие периоды применялась та же методология, а значит, мы имеем дело с сопоставимыми данными. А эти данные свидетельствуют, что средний возраст установленного оборудования составляет около 20 лет, и лишь за последние 3-4 года отмечаются едва уловимые сдвиги к лучшему (и то не в общем уровне износа оборудования, а лишь в небольшом возрастании доли оборудования в возрасте до 5 лет). Общая степень износа основных фондов в промышленности продолжает возрастать11.

С такой производственной базой трудно строить инновационную экономику. С одной стороны, такое состояние основного капитала может обеспечить потенциально очень емкий рынок для высокотехнологичного оборудования. С другой стороны, это означает, что Россия не имеет достаточных внутренних технологических ресурсов для модернизации экономики и будет еще долго вынуждена полагаться на импорт машин и оборудования.

Возможности инновационного развития упираются в деформированную отраслевую структуру российской экономики. Те отрасли, от которых во многом зависит инновационный потенциал страны - обрабатывающая промышленность, образование, здравоохранение - развиваются темпами от 2 до 4% в год, в то время как финансовая деятельность, гостинично-ресторанный бизнес, оптовая и розничная торговля - от 9 до 11% в год12. Инвестиции в машиностроение находятся на уровне 2,2-2,3% от общего объема инвестиций в основной капитал, или в 6-7 раз меньше, чем инвестиции в добывающий сектор, и в 3-4 меньше, чем в сырьевые производства13. Производство транспортных средств и оборудования, электрооборудования, электронно-оптического оборудования, производство в машиностроении в целом в среднем нерентабельно14. При существующей, вдобавок, высокой налоговой нагрузке это делает такие производства совершенно непривлекательными, в том числе в инвестиционном отношении, и ведет к дальнейшему сокращению их удельного веса. При крайне высоком уровне удельного энергопотребления (энергоемкость ВВП России в 2003 г. была в 13 раз выше, чем в Японии, в семь раз выше, чем в Финляндии, в шесть раз выше, чем в Республике Коря и вдвое выше, чем в Китае)15 наша экономика до сих пор идет в большей мере по пути экстенсивного расширения потребления энергии, нежели энергосбережения, что порождает дефицит электроэнергии. «Запросы на получение условий по подключению к энергосетям, по данным Минпромэнерго России, удовлетворяются только на 17%»16.

Перечень препятствий структурного и инфраструктурного характера (низкая протяженность и плохое качество автодорожной сети, отсутствие современного скоростного железнодорожного транспорта, плачевное состояние жилищно-коммунальной инфраструктуры и т.д.), осложняющих путь к инновационному развитию, можно продолжать. Ясно, однако, что без преодоления этих препятствий невозможно говорить об инновационной экономике в России. Перечисленные проблемы требует как активного приложения инноваций для качественного совершенствования указанных сегментов экономики, так и развития и совершенствования их материальной базы на основе уже имеющихся в мире технологических решений.

В то же время надо ясно понимать, что совершенствование структуры экономики и преодоление инфраструктурных барьеров может выступать как один из важных приоритетов стратегии экономического развития, но не как национальный приоритет инновационного развития. Решение этих проблем является чрезвычайно важным, даже непременным условием перехода на преимущественно инновационные источники экономического роста. Но в целом их решение выступает в качестве условий и предпосылок инновационного развития. А что касается инновационных приоритетов, то они должны обеспечивать качественный прорыв с точки зрения уровня развитости экономики России и ее позиций в мировом хозяйстве. Возможно, что среди этих приоритетов окажутся и те, которые затронут развитие обрабатывающей промышленности или транспортной инфраструктуры и т.п. Но само по себе, например, увеличение удельного веса инвестиций в машиностроение или расширение строительства автомобильных дорог не может выступать национальным инновационным приоритетом - поскольку инновационная составляющая в подобных задачах не выходит на передний план.

Стратегия инновационного развития наталкивается и на препятствия социального характера. Значительному повышению качества рабочей силы, что является необходимым фундаментом развития инновационной активности, препятствует низкая доля заработной платы в ВВП России и высокий уровень дифференциации доходов населения17.

Происходящий за последние семь лет стихийный рост заработной платы лишь незначительно изменил долю заработной платы в ВВП. По-прежнему продолжают действовать механизмы государственной политики доходов, оказывающие давление на заработную плату в сторону ее занижения - установление минимального размера оплаты труда ниже прожиточного минимума, и установление тарифной сетки оплаты труда в бюджетном секторе таким образом, что почти все тарифные разряды так же оплачиваются ниже прожиточного минимума. Широковещательные намерения значительно поднять уровень заработной платы в бюджетном секторе по части реального исполнения резко отстают от сделанных обещаний. Хотя доля населения, живущего за чертой бедности, за последние годы сократилась, общая дифференциация доходов продолжает нарастать.

Крайне тревожный уровень общего социального неблагополучия отражается в продолжающих оставаться весьма высокими показателях смертности, и низких показателях рождаемости18. Более того, совершенно беспрецедентным является положение со смертностью мужчин трудоспособных возрастов19.

Низким является социальный престиж труда в сфере науки и образования, что в значительной мере обусловлено уровнем оплаты труда, но в немалой степени также низким престижем труда вообще, который рассматривается в фактически сложившихся идеологических приоритетах как нечто второсортное по сравнению с бизнесом. Ранее существовавший особый престиж творческого труда совершенно утерян, ибо сравнительный престиж различных видов труда стал измеряться только его денежной стороной. Это находится в противоречии с мировыми тенденциями эволюции ценностных ориентаций, где значимость ценности творческой деятельности и возможностей самореализации человека в труде, напротив, возрастает по сравнению со значимостью мотивов материального вознаграждения - по крайней мере, в быстро растущем слое специалистов и профессионалов. «...Специалисты подобного уровня - отмечает В.Л. Иноземцев, - стремятся не только к большим доходам, но и к собственному развитию, и, следовательно, в образуемой ими новой социальной группе формируется мотивационная система, существенно отличающаяся от той, в центре которой стояла жажда наживы»20.

Таким образом, для реализации стратегии инновационного развития должны быть предварительно обеспечены качественные сдвиги приоритетов в социальной сфере.

7. Эволюция государственной политики России в сфере приоритетов инновационной деятельности

Попытка государства применить программно-целевой подход в реализации национальных приоритетов вылились в утверждение и начало реализации ряда национальных проектов. Первый год их осуществления обнаружил целый ряд уже заранее предсказанных проблем и недостатков. Проекты на деле не носят системного характера в решении важнейших проблем, что, при значительных затратах, дает крайне малый конечный эффект. Это заставляет всерьез ставить вопрос: что в этих проектах изначально было главным (независимо от субъективных намерений разработчиков) - достижение эффекта или возможность произвести затраты? Впрочем, и по части затрат приходится констатировать огромное отставание от первоначально запланированных расходов на эти цели. В существующих национальных проектах практически отсутствует инновационная составляющая, что делает их в лучшем случае инструментом затыкания некоторых дыр в социально значимых отраслях (образовании, здравоохранении, жилищном строительстве, аграрном секторе...), но не инструментом стратегии развития.

Следует сделать вывод, что для выработки и реализации национальных приоритетов стратегии инновационного развития нужен целый комплекс последовательных шагов, способных глубоко изменить сложившуюся ситуацию в механизме воспроизводства, в социальной политике государства, в экономической политике и в системе государственного управления.

Осознание необходимости таких шагов постепенно проникает в российский государственный аппарат. Об этом свидетельствует новый проект Концепции долгосрочного социально - экономического развития Российской Федерации, разработанный МЭРТ РФ по поручению Президента (сентябрь 2007 г.), легший в основу его заключительного доклада Госсовету. Этот проект выгодно отличается от прежних такого рода документов, выходив из недр Минэкономразвития, во-первых, гораздо более откровенной оценкой сложившейся ситуации. «...Сегодняшние качественные характеристики российской экономики не позволяют ей использовать преимущества глобальной конкуренции. Она остается слабо диверсифицированной и, в силу этого, уязвимой к колебаниям конъюнктуры мировых рынков углеводородов и сырья, мировых финансовых рынков, характеризуется низким уровнем инноваций и эффективности использования ресурсов» (с. 5)21 - говорится в данном проекте. В документе прямо указывается и на недопустимость продолжения политики оттяжек с решением насущных социальных проблем. Достаточно ясно и недвусмысленно сформулирован путь выхода из отмеченного сложного положения: «Системное решение отмеченных перспективных задач состоит в переходе российской экономики от экспортно-сырьевого к инновационному типу развития». (с. 7).

Документ отличает также осознание того факта, что решение этой задачи крайне сложно, что наша страна не может одним скачком выйти на передовые рубежи высокотехнологичного производства, не создав для этого необходимые материальные и социальные предпосылки, приближающиеся к уровню развитых стран. Выдвинутая в докладе формула - «Особенность перехода к инновационному типу развития состоит в том, что России предстоит одновременно решать задачи и догоняющего, и опережающего развития» (с. 8) - верно передает специфику стратегии на ближайший исторический период.

Для реализации указанных задач авторы проекта предлагают сценарий инновационного развития. «Этот сценарий отражает использование конкурентных преимуществ российской экономики не только в традиционных (энергетика, транспорт, аграрный сектор), но и новых наукоемких секторах и экономике знаний, и превращение инновационных факторов в основной источник экономического роста» (с. 25). Наполнение данного сценария концептуально весьма близко к тем предложениям, которые развивались в научных докладах нашей лаборатории. Согласно проекту, сценарий инновационного развития предусматривает:

«создание эффективной национальной инновационной системы и развертывание долгосрочных программ и проектов, обеспечивающих лидирующие позиции России на рынках высокотехнологичных товаров и услуг;

глубокую модернизацию социальной инфраструктуры, включая образование, здравоохранение, жилищный сектор, обеспечивающую значительное повышение качества человеческого капитала и стандартов жизни населения;» (с. 25-26)

Первый этап этого сценария предусматривает, в частности, выделение следующих приоритетов:

«формирование нормативной правовой базы и регуляторов инновационной активности корпораций;

структурную модернизацию образования, здравоохранения и жилищно-коммунального хозяйства, <...>;

реформирование и модернизацию фундаментальной и прикладной науки, создание эффективной инновационной инфраструктуры <...>;

начало активной модернизации высокотехнологичных отраслей экономики, создание новых технологических заделов; повышение конкурентоспособности массовых среднетехнологичных производств <...>;

<...>

разворачивание активной работы государственных финансовых институтов развития <...>;

<...>

развитие государственного управления по результатам на федеральном и региональном уровнях, внедрение механизмов проектно-целевого управления». (с. 40-41).

Набор этих приоритетов свидетельствует о стремлении к комплексному решению проблем создания необходимых условий для перехода к инновационным источникам развития. Специальное - и весьма немало - место в проекте отведено формированию национальной инновационной системы. Но вот здесь приходится сталкиваться с серьезным упущением проекта. Лишь на самом последнем месте в перечне решаемых для создания инновационной системы задач стоит «поддержка спроса на инновационную продукцию со стороны корпоративного сектора» (с. 76). И больше проблеме инновационного спроса в проекте не уделено ни слова, хотя она является одной из ключевых, поскольку без ее решения все остальное останется благими пожеланиями. И речь, вообще говоря, должна идти не о «поддержке спроса», а о проблеме отсутствия самого факта массового инновационного спроса.

Другое уязвимое место проекта состоит в том, что, выдвигая амбициозные цели по продвижению российской высокотехнологичной продукции на мировой рынок (что само по себе заслуживает поддержки), авторы проекта не озаботились сформулировать свое видение позиционирования российской экономике в структуре мирового хозяйства.

При всех недостатках этот проект создает хорошую основу для понимания стратегических задач развития России. И главная проблема теперь будет заключаться в выработке эффективных инструментов реализации выдвинутых задач.

1 Юзбашев В. Что такое «Ростехнологии»? http://vpk.name/news/11304_chto_takoe_rostehnologii.html

2 Современное состояние и проблемы развития инновационной инфраструктуры в России подробно описаны в: Фролова Н.Л. Инновационный процесс: потенциал рынка и государства (микроэкономический аспект). Часть II. М.: ТЕИС, 2007. с. 131-173.

3 http://www.gks.ru/free_doc/2007/b07_11/23-01.htm

4 http://www.miiris.ru/docs/rtf/rp_328_2006.rtf

5 См., например: Бендиков М.А., Фролов И.Э. Рынки высокотехнологичной продукции: тенденции и перспективы развития // Маркетинг в России и за рубежом, 2001, №2 http://www.cfin.ru/press/marketing/2001-2/02.shtml

6 http://www.cbr.ru/anaiytics/bp_07_I.pdf

7 Вакуленко В.М., эксперт ЛАС. На заседании Комитета Торгово-промышленной палаты РФ по промышленному развитию и высоким технологиям // Информационный бюллетень Лазерной ассоциации №1 (280), январь, 2004 (http://www.licexpo.ru/2004/news/publications/721.stm)

8 Подобный же подход обосновывается, в частности в: Трушин А. В. Мировой опыт реализации инновационных стратегий и пути его адаптации в РФ. Специальность 08.00.14 - Мировая экономика. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата экономических наук. М.: 2007. С. 23-24.

9 http://www.gks.ru/free_doc/2007/b07_11/23-02.htm

10 См.: www.gks.ru, http://www.cbr.ru/analytics/macro/print.asp?file=macro_07.htm.

11 http://www.gks.ru/free_doc/2007/b07_11/14-08.htm

12 Итоги 2006 года и будущее экономики России: потенциал несырьевого сектора. // Вопросы экономики, 2007, №9, с. 30, Рис. 3.

13 Итоги 2006 года и будущее экономики России.., с. 31, Рис. 4.

14 Итоги 2006 года и будущее экономики России.., с. 33, Рис. 5.

15 Итоги 2006 года и будущее экономики России.., с. 36-37, Рис. 7.

16 Итоги 2006 года и будущее экономики России.., с. 30.

17 http://www.gks.ru/free_doc/2007/b07_11/07-01.htm

18 http://www.gks.ru/free_doc/2007/b07_11/05-05.htm

19 http://www.gks.ru/free_doc/2007/demo/smert.htm

20 Иноземцев В.Л. Пределы «догоняющего» развития. М.: ЗАО Издательство «Экономика», 2000. С.53

21 Здесь и далее в скобках даются ссылки на страницы документа: Концепция долгосрочного социально - экономического развития Российской Федерации. Проект. Министерство экономического развития и торговли Российской Федерации. Москва, сентябрь 2007.