Неделя социализма законно и обоснованно привела к Первомаю

Неделя социализма законно и обоснованно привела к Первомаю

Чёрный Дмитрий

Итак, завершается Неделя социализма и социальных альтернатив в Москве - точнее, ее академическая часть завершается, сегодня. Хочется подвести некоторые итоги, тем более что поводов-семинаров, прошедших более чем успешно, достаточно. По-моему, мероприятие четко высветило в условиях кризиса капитализма поднимающуюся в полный рост активность классово сознательных масс, той самой революционной интеллигенции - как бы академично не звучал такой вывод. Попробуем его обосновать далее, фактурой, как говорится.

Семинар «Левая пресса и левый интернет»

Анатолия Баранова пришли послушать на небольшой "пятачок" люди в таком количестве, что приходилось задавать вопросы стоя. Не смотря на пространственные неудобства около сорока человек обсуждали проблемы цензурирования Интернета, атак на сайты оппозиции и многое другое, что происходило за последние годы с сайтом ФОРУМ.мск, ИКД.ру и очень многими другими.

Собственно, проблем было обозначено две - собственно задачи и особенности работы левого сектора Рунета и работа по созданию некоего "закона об интернете" рабочей группой Комитета по информационной политике Государственной думы.

В работе семинара приняли участие недавно пострадавшие за "неотроцкизм" Семен Борзенко и Кирилл Васильев, профессор МГУ Андрей Колганов, Евгения Полиновская и другие товарищи.

Если суть проблем левого интеренета Баранов описал очень просто - "это те же проблемы, что у всего Рунета, только помноженные на хроническое безденежье как производителей контента. так и потребителей плюс нежелание пользоваться имеющимися инструментами", то с законом об Интернете все обстоит не так просто. По существу закон разрабатывается "Единой Россией" и призван регулировать сетевую среду так, чтобы проекты типа "Компромата.ру" или ФОРУМа.мск не могли бы существовать, но есть, как сказал Баранов "соцзаказ", а есть позиция разработчика.

Позиция разработчика, просто в силу того, что законодатель привлек лучшие силы, вполне адекватна - установить "правила игры" там, где это давно необходимо и не регулировать того, что можно не регулировать. Грубо говоря, создать регулятор для электронного бизнеса и различной экономической деятельности в области IT-индустрии, на самом деле, благое намерение. А по части регулирования отношений, возникающих при реализации гражданами статьи 29 Конституции РФ, вводить ограничения было бы неправильно, и законодатель это прекрасно понимает.

Суть некоторых проблем "по Баранову" в том, что в силу отсутствия в законодательстве даже самых основополагающих понятий, используемых во время работы в Сети, таких как "домен", "провайдер", "сайт" и т.п. судебные процессы и иные формы "наезда" власти на производителей и потребителей свободного контента проходят "либо по понятиям, либо по беспределу". Так, например, иск губернатора Громова, например, подан к Баранову не на основании статьи закона, которого нет, а опираясь на Соглашение по тарифам некоего Автономного некоммерческого партнерства, которое, вдобавок, отменено года четыре назад. И по мнению Баранова, каким бы драконовским не был закон, он все равно сыграет позитивную роль, если введет определения того, что регулируется законом в рунете, кто и что является объектом этого регулирования, и на каких основаниях. "Судить будут по закону, а это уже прогресс", отметил главный редактор ФОРУМа.мск.

Семинар «Радикальный реализм как альтернатива постмодернизму»

Вот уж мы-то своей скромной писательской троицей (Шаргунов, Борисов, Чёрный) не ожидали того, что зал «Суздаль» будет заполнен целиком - это около пятидесяти человек. Кому-то покажется мало, а нам - в самый раз, ведь здесь слушают люди подготовленные, это стало ясно по вопросам. Хотя, когда мы в зал заходили, казалось, что семинар пройдет в форме узкого междусобойчика, Сергей Шаргунов даже не решался садиться в «президиум». Но - «набежали», как говорится. Появлялись постепенно - так как ехали из Библиотеки Ленина. И появились микрофоны, а от напряжения и волнения мой голос минут через десять вступительной речи стал корчиться, как та безъязыкая улица. Спас Шаргунов.

Степенно ввел в курс аудиторию - о чем пойдет речь, как кого в «президиуме» зовут, зачем собрались. Вспомнил унылые девяностые: талантливое постмодернистское скоморошество Сорокина и Пелевина, которое развлекало уже свыкшуюся с деконструкцией публику. Вспомнил и «переломную» свердловчанку Денежкину - ее дворовый натурализм, не отличавшийся, правда, рефлексивностью. Настойчиво похвалил (приглашенного на семинар, но не прибывшего) Прилепина за следующий после Денежкиной шаг вперед по лестнице реализма, уводящей от постмодерна.

Собственно, мы своей прямой речью, так или иначе, обосновывали актуальность прямого высказывания - которое уже давно звучит и в котором, многоголосом, уже намечается своеобразное социалистическое соревнование. По-разному относясь к тем же Пелевину и Сорокину (Шаргунов лучше, я хуже, Борисов - никак), мы к постмодерну русскому, здешнему, стебному как к стилю относимся одинаково негативно, признавая за ним определенные заслуги (Шаргунов), оставшиеся в прошлом.

Борис Борисов наиболее по-«красному» осветил оппозицию реализма и постмодерна, поставил под яркий свет внимания неподготовленного простого читателя нелепость постмодернистских фантасмагорий и деконструкции. Вспомнил внушавшего ужас всеядной буржуазии Максима Горького и Льва Толстого, который еще в свою эпоху отметил ту тенденцию, которая в наш век развернулась в доминирующую стратегию - ну, как рекламируются книги того же Сергей Минаева, как журналисты из своих узкопрофессиональных и корыстных побуждений делают «гением» любого паяца. С другой же стороны авторы, пишущие талантливо и то, что ближе читателю не выходят на уровень тиражей рекламируемых и коммерциализированных писателей - об этом, сравнивая стотысячные тиражи Минаева и десятитысячные Прилепина, говорил и Шаргунов.

Тут ко мне вернулся голос. Я подытожил: как и новый, нашего времени реализм, прошел два этапа, дворовый натурализм (литкритики называли это «пубертатной прозой») и политический активизм («Санькя» etc), так и на любого автора любого времени читатель смотрит сперва как на удачно или неудачно отображающего ЕГО окружающий мир, а потом уже смотрит как на властителя дум, как на учителя, в каком-то смысле. Хотя имена эта роль постсоветской литературы, прошедшей через постмодернистское «чистилище», казалась утерянной, немодной, ретраградной. Однако же даже самые буржуйские литературные премии стали получать политически ясные авторы, об этом упомянул Сергей.

На семинаре присутствовали активисты украинской Организации марксистов - Анна Петрович и век мной уже невиданный товарищ Киричук. Он-то и спросил - как мы относимся к позиции искусствоведа-марксиста Лившица, ругающего модерн и в частности цирк Мейерхольда, как протопостмодернистский, «ассортиментный», созданный для низкоразвитого общества потребления?

Мы попытались выявить не только историческую, но и сущностную разницу между модерном и постмодерном, но отметили при этом то обстоятельство, что они одинаково схлестывались в схватке с реализмом и в ней проигрывали. Выяснилось, что Малевича из «трех богатырей» в «президиуме» не любит никто, а вот импрессионизм как разновидность реализма - все. Я добавил: не сильно увеличенное полотно импрессиониста выглядит как образцовый кубизм и супрематизм.

Анна Петрович спросила - как в радикальном реализме решается проблема субъективного и объективного, каков автор-реалист в его радикализме?

Здесь пришлось вспомнить некоторые моменты из опубликованных мной в сборнике стихов 2001-го года Методов радикального реализма. Уже подготовленной в дискуссии аудитории было несложно доказать, что в параболическом, волнообразном развитии литературы от постмодерна через отрицание отрицания - радреал является точкой экстремума. Радовавшая публику 90-х деконструкция постмодернистов типа Сорокина, как разрубание пленника на площади, перестала радовать - тело захотелось видеть в целостности, двигающимся (а в «Поэме столицы» - двигающимся конкретно-эротично), живым. Выхватив лупу постмодерниста, выискивавшего, чтобы нового отрубить от исторического самосознания современника, радикальный реалист стал направлять ее на живое, в том числе и на писателя-постмодерниста как часть объективного мира, субъективно его искажающую.

Свою критическую реплику в адрес «трех богатырей реализма» высказал поэт-сантехник из Микуни Андрей Фетисов: мол, как вы можете рассуждать о социализме, не являясь станковыми рабочими? Я пояснил, что мы тут больше о политических аспектах новой реалистической прозы толкуем, а Сергей Шаргунов сказал, что нет ничего хуже того времени, когда к власти придет этот самый рабочий и жестким кулаком потребует всех лишних убираться, а искусству быть таким-то. Впрочем, такого развития событий опасаться не приходится даже в левых кругах. Писатель-рабочий Борис Борисов это подтвердил своим примером - раскрыв тезис о необходимости именно пролетарской прозы, так как материальный мир создается руками рабочих, которые только высвобождая свободное время (то есть отдаляясь от станка) становятся творцами ценностей художественных. Политический же аспект реалистической прозы встанет на повестку дня тогда, когда читатель будет готов к постановки политическим ребром наболевших вопросов. И, конечно, сделают это не гламурные авторы - вроде Оксаны Робски, пишущей и жизни ничтожно малой части общества, которая не волнует большинство.

...Семинар шел в интенсивной дискуссионной атмосфере все три часа, а вопросы все не заканчивались. В качестве примеров приближающейся к радикальной реалистической прозы приводились фрагменты «Птичьего гриппа» Сергея Шаргунова, производственных и лирических рассказов Бориса Борисова, «Поэмы столицы» моей. Эпатируя Анну Петрович, спросившую про объективность/субъективность творческих методов реалистов, Сергей Шаргунов прочитал в стиле радикального реализма этикетку бутылки минеральной воды на столе, «Святого Источника»:

- «Святой Источник», знаем мы эту святость, где делают этот напиток- рабочие кварталы, какой там адрес? И далее - все что написано на этикетке. Это и будет Дмитрий Чёрный! Объективен он? Нет, субъективен, даже интравертен, но тем и интересен.

Тут пришлось предостеречь аудиторию от перехода к категориальным спорам, но время подходило к концу, и, поблагодарив всех за участие в семинаре, мы стали подписывать и раздавать бесплатные сборники - «Транслит» из Питера и днепропетровский «Вольный лист», где опубликованы моя зарисовка «Днепропетровские картинки», проза Бориса Борисова и Анатолия Красноярцева.

Завтра же не в рамках академической, но в рамках Недели социализма, конечно, будет - улица, будет концерт Рок-коммуны