Общественный субъект в контексте диалектики

Общественный субъект в контексте диалектики сознательного и бессознательного


Т.И. Бармашова
к. ф
.н., доцент кафедры философии
Красноярского аграрного университета


Как известно, человеческая активность определяется не только сознательными, но и бессознательными формами отражения. Это касается не только индивидуально-психологического субъекта, но и общественного. В зависимости от того, какой вид отражательной активности преобладает у субъекта, его можно характеризовать как социально-зрелый субъект, отличающийся позитивной направленностью своей активности в общественном развитии, или как социально неразвитый субъект, представляющий собой удобный объект для манипулирования.

Благоприятную почву для бессознательности субъектов предоставляет массовая психология. Полемика относительно особенностей этого феномена показывает, насколько сложны его механизмы. Отчасти можно согласиться с З. Фрейдом, Ле Боном, МакДугаллом в том, что в результате нахождения индивидов в массе образуется нечто подобное коллективной психике, являющейся следствием бессознательного подражания, «заражения», суггестии (1, 775-788). Но в данных концепциях вызывает сомнение момент абсолютизации идентичности поведения индивидов в массе. Не следует игнорировать тот момент, что сила и форма проявления инстинкта может зависеть от особенностей конкретного индивида. Не все люди в равной степени подвержены его влиянию. Чем выше организован индивид духовно, тем меньше он поддается влиянию массы. Он способен сохранить свое «Я» даже в неординарных условиях, защитить его от слияния с аморфным массовым образованием. Механизм заражения для него также является нетипичным. Здесь напрашивается аналогия со здоровым организмом. Чем здоровее организм, тем сильнее его иммунная система (и наоборот), тем меньше риск заражения. У духовно здоровой личности имеется нечто подобное «иммунной защите» духовного плана, что препятствует дегенерационным проявлениям, что сохраняет истинно человеческое в личности.

В противовес этому духовно неразвитое лицо представляет собой удобный объект для манипулирования, в том числе и массового сознания. Достаточно небольших усилий, чтобы его неустойчивая, недостаточно организованная натура превратилась под влиянием массы в нечто усредненное, серое, безликое. По этой причине не безопасны социальные революции, поскольку они активизируют инстинктивное природное начало, воздействуя на уязвимые места массовой психологии. Безусловно, в революциях участвуют и личности со сложившимися убеждениями, с волевым характером. Но, к сожалению, исторический опыт показывает, что не они определяют большинство в социальных катаклизмах, а те, кто бездумностью, отсутствием здравого смысла, инстинктивностью захлестнули все разумное.

Нельзя не согласиться, что масса влияет на индивидов, заражая их однотипным поведением. Но заражение не является однозначным в зависимости от субъекта. Зрелая личность в массе более склонна проявлять свои положительные начала. Заражение в ее случае имеет позитивную направленность, например, в случае массового героизма или энтузиазма. Духовно незрелая личность под влиянием массы обнаруживает свои отрицательные стороны. Масса как бы усиливает, обостряет доминантные черты индивидов, выступает своеобразной лакмусовой бумажкой их сущности.

Еще один момент влияет на поведение индивидов в массе и на отношение к ней. Развитой личности присуща самодостаточность. Богатство ее внутренней жизни, набор качеств таков, что нет необходимости искать источник чувств, эмоций, переживаний вовне. Убогость же душевной жизни заурядной личности толкает ее в объятия массы, заставляет искать в ней компенсацию недостающих качеств. Сказанное справедливо не только относительно массы. Аналогичная объяснительная схема подходит к описанию взаимодействия личности и с другими социальными общностями. Вообще любая социализованная личность условием полноценного существования предполагает взаимодействие с различными общественными образованиями. При этом важно учитывать, какой вид социальной общности в конкретном случае включен во взаимодействие с индивидами. Кроме того, взаимодействие следует рассматривать как взаимовлияние в двух направлениях - от субъекта к группе и от группы к субъекту. В упомянутых же точках зрения влияние массы на субъекта является привалирующим. Тем самым субъект рассматривается как пассивное существо, лишенное воли и силы противодействия.

Наиболее зрелым общественным субъектом является субъект с преобладанием осознанности и на уровне обыденного сознания, и на уровне теоретического сознания. Для обозначения такого состояния удачны, на наш взгляд, понятия В.В. Кизимы «объективный деятель» и «сознательный деятель» (2, 154). Объективный деятель тот, кто подводится к действию исторической необходимостью, логикой развития, потребностями ситуации. Его активность может характеризоваться как осознанными, так и неосознанными реакциями на действительность. Сознательным деятелем в полном смысле является тот субъект, у которого происходит полное совпадение объективных потребностей общества и личных осознанных стремлений.

Действительно, субъект, осознавший свои возможности, суть происходящего, свое место в нем, обладающий адекватным самосознанием своей сущности, имеет больше возможностей для успешной социально-значимой деятельности. Сознательным деятелем цели понимаются как историческая необходимость, осознанная в достаточной мере. Конечно, объективная необходимость всегда проложит себе дорогу. Но благоприятность ее реализации во многом зависит от того, воспринята ли она осознанно как субъективная цель. Чтобы ставить такие цели, необходимо знать объективные законы развития, умело пользоваться ими, что возможно только при условии максимально осознанного субъекта. Осознанность на обоих уровнях - идеал социальной осознанности, определяющий наибольшую эффективность функционирования общества, способствующий достижению максимальной рациональности.

Понятию «сознательный деятель» В.В. Кизимы созвучно понятие «современного человека» К. Юнга (3, 316-317). В его понимании это - человек высочайшей сознательности, самого интенсивного и экстенсивного сознания, с минимумом бессознательности. Только тот полностью живет в настоящем, кто полностью осознает свое существование как человеческое. Современным является не каждый человек, живущий в данный момент, а только тот, кто осознает современность в большей степени.

Согласно Юнгу, подлинного осознания настоящего может достичь только тот, кто преодолел ступени осознания прошлого. Другими словами, кто в достаточной мере исполнил задачи, которые он обнаружил в своем мире. Следовательно, современный человек должен быть добродетельным и дельным человеком. При этом Юнг связывает качество дельности с принципом историчности. Как он подчеркивает, современный человек должен быть дельным в высшей степени, ибо неисторичность будет просто-напросто изменой прошлому. Отрицать прошлое и осознавать только настоящее он считает несовместимым. «Сегодня» имеет смысл лишь тогда, когда оно находится между «вчера» и «завтра». «Сегодня» - это процесс, переход, который отрывается от «вчера» и устремляется к «завтра». Тот, кто осознает «сегодня» в этом смысле, может называться современным» (3, 318).

В отличие от понятия коллективного бессознательного, с преобладанием его метафизической интерпретации, понятие современного человека рассматривается Юнгом в определенной степени диалектично. По крайней мере, различные субъекты в обществе являются носителями противоположных гносеологических качеств - осознанности или неосознанности. Понимание же однотипной содержательности коллективного бессознательного затушевывает противоречивость бытия.

Хотелось бы обратить внимание еще на один положительный момент в концепции Юнга, а именно - акцентирование внимания на моральной характеристике современного человека. Никакая осознанность, даже высшая, не может способствовать созидательному, творческому, гуманистическому развитию личности и общества, если она идет вразрез с истинно человеческой системой ценностей.

Яркой иллюстрацией этого положения является ситуация сегодняшнего общества. Негативные результаты человеческой деятельности не всегда выступают выражением неосмысленности, неосознанности, непонимания социального субъекта. К этому часто подталкивают расчет сиюминутной выгоды, корыстные интересы. Это касается, в частности, взаимодействия человека и природы. Если здравомыслящий, морально здоровый человек не только в состоянии понять приоритетную ценность сохраненной природы, но и предпринимает все возможное для этого, то субъект с пошатнувшейся системой моральных ценностей при всем понимании данной ситуации будет руководствоваться эгоистическим принципом - «после меня хоть потоп».

Только при условии, когда осознанность имеет определенный вектор направленности (именно моральный), мы можем говорить о социально-прогрессивных видах человеческой активности. Таким образом, не только ряд проявлений неосознанности может порождать негативные формы человеческой практики, но и, в свою очередь, не всякое выражение осознанности освобождает человека от нежелательных видов активности, а лишь находящееся в соответствии не только с личными, но и общественными интересами, с исторической необходимостью, с соответствующей поступательному развитию общества целесообразностью.

Трудно однозначно утверждать, возможно ли в принципе полное торжество осознанности. Даже если представить, что общество в необозримом будущем достигнет очень высокого уровня развития, то даже в нем маловероятным будет полное отсутствие неосознанности в отражательной активности человека. Диалектический принцип противоречия протестует против такого теоретического допущения.

Не исключено, что диалектика осознанного и неосознанного с развитием общества будет претерпевать изменения. Может меняться их соотношение, предположительно в сторону сглаживания негативных проявлений и усиления позитивных (творческих, конструктивных). Факторами, ограничивающими влияние негативных проявлений человеческой активности, являются, на наш взгляд, развитие человеческой культуры в целом, формирование научного мировоззрения, умножение знаний и использование их в гармонии с моральными нормами, утверждение социально-прогрессивных типов общества.


Литература


  1. Фрейд З. Психология масс и анализ человеческого Я //Фрейд З. Я и Оно: Сочинения. М.: ЭКСМО-Пресс, 1998.

  2. Кизима В.В. Культурно-исторический процесс и проблема рациональности. Киев: Наукова Думка, 1985.

  3. Юнг К. Проблема души современного человека // Юнг К. Проблемы души нашего времени. Спб.: Питер, 2002.