Benutzeranmeldung

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Sprachen

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Sie sind hier

Обращение к коммунистам Приморского края

Bild des Benutzers Толмач

Уважаемые товарищи коммунисты, мы обращаемся к вам потому, что испытываем тревогу за дальнейшую судьбу нашей партии. Партия перестаёт быть по-настоящему коммунистической партией и превращается в постоянно действующую группу поддержки отдельных людей, выдвигаемых на очередных выборах кандидатами на государственные или муниципальные должности. Все силы партии направлены в основном на продвижение на денежные государственные должности тех, для кого получение доходного места является главной целью пребывания в рядах партии.

Бесспорно, для партии, нацеленной на обретение государственной власти, полезно иметь в своих рядах как можно больше людей имеющих опыт работы в структурах государственного управления. Но для этого было бы лучше избранному депутату работать в органах законодательной власти не пять лет, а складывать с себя полномочия, например, через год или два. Тогда в соответствии с законом депутатом становится следующий по списку партии кандидат, и опыт работы приобретают в пять раз больше коммунистов. Но всё происходит ровно наоборот. Одни и те же люди от выборов к выборам ставятся в проходную часть партийного списка кандидатов в депутаты от КПРФ, и партия имеет узкий круг бессменных депутатов.

Перед каждой избирательной кампанией по выборам в Госдуму и в Законодательное Собрание края в партийных организациях начинается драка за места в списке кандидатов и потенциальные конкуренты всякими способами дискредитируются и устраняются  (подробности в приложении № 1). Часты случаи, когда не выдвинутые кандидатами или уже избранные депутатами выдвиженцы от КПРФ, выходят из партии потому, что она им больше не нужна или потому что данного человека не выдвинули в том округе, в котором он надеялся победить. Позорным явлением стала коррупция, когда продаются места в проходной части списка беспартийным кандидатам в депутаты, тем, кто выделяет крупные суммы на финансирование предвыборной кампании.  Продаются места в списке таким ворам как Вороненко, который скандально прославился на Украине. Вам не стыдно было слушать в новостях, что он бывший депутат Госдумы России от КПРФ?

Всю эту корысть и междоусобицу можно избежать  реализацией идеи, которую не раз предлагали членам ЦК. Идея в том, что доходы, полученные выдвиженцами партии на государственных должностях, должны сдаваться в «партийную кассу». Тогда уже не буржуазная власть, а партия оплатит работу своих депутатов. Тогда у граждан России не будет повода подозревать партийных депутатов в том, что они приручены властью, так как «кормятся с её рук».  Не станет повода обвинять членов Бюро региональных отделений,  членов Президиума ЦК и секретарей  КПРФ в неприлично высоких депутатских заработках в то время, года свыше 20 миллионов граждан находятся за чертой бедности. Тогда лозунги партии о социальной справедливости не будут выглядеть цинично.

Выдвигаемые КПРФ кандидаты обещают избирателям всё улучшить: победить бедность, повысить зарплаты и пенсии, решить все социальные проблемы, восстановить промышленность, развивать сельское хозяйство малый и средний бизнес по разработанной КПРФ программе. Распространяются красочные буклеты: «Десять шагов к достойной жизни» «15 пунктов по выходу из экономического кризиса», «20 шагов Павла Грудинина». И всё время указывается на то, что  власть перехватывает идеи, заложенные в предвыборной программе КПРФ и её кандидатов. Но понятно, почему такое происходит.

Даже кажущийся крайне радикальным, указываемый в первом шаге десяти шаговой программы или в первом пункте программы «15» шаг о национализации базовых отраслей экономики, даже он может быть присвоен.  Национализация, как отдельных предприятий, так и целых отраслей производства это обычная практика капиталистических государств в кризисных ситуациях. А после выхода из кризиса они вновь возвращают национализированное в частные руки.  В агитационных материалах КПРФ и её кандидатов нет главного, той главной идеи, которую никто у коммунистов перехватить не станет – нет требования отречения от  существующих в стране отношений частной собственности, нет требования смены общественного строя.

Полная смена общественных отношений собственности в марксизме соотносится с социальной революцией, и если КПРФ революционная партия, а настоящая коммунистическая партия иной быть не может, то она в своей агитации должна предлагать радикальные преобразования. Тут неважно десять или двадцать шагов предлагается сделать и сколько этапов пройти. Не в этом суть. Вся суть партии заключается в одном первом революционном шаге,  в изменении отношений собственности на средства производства (подробности в приложении № 2). Коммунистической партией должна предлагаться национализация всего промышленного производства страны, а не отдельных отраслей, как постоянно записывается в предвыборные обещания КПРФ. Но лидеры КПРФ и её выдвиженцы в депутаты никогда не заявляют о необходимости полной национализации средств производства меняющей систему общественных отношений с капиталистических на коммунистические. Куда там. Даже критики действующего буржуазного президента Путина от них мы не слышим. Не принято критиковать и действующих губернаторов. Может поэтому со всех сторон: от политологов, от сторонников и противников коммунистической идеи и других людей, мы на ТВ и в других СМИ постоянно слышим утверждение, что КПРФ системная, что КПРФ  ложная оппозиция, встроившаяся в существующий режим власти и заинтересованная в его воспроизводстве.

Конечно, не стоит отказываться от участия в выборных кампаниях. Но для чего мы их используем? Сплошь лишь одни обещания решить текущие проблемы: снизить безработицу, снизить тарифы ЖКХ,  помочь обманутым дольщикам и т.д. и т.п. Безусловно, текущие проблемы народа народным представителям решать необходимо. Но при этом нужно честно говорить и о том, что никакие частные решения по большому счёту жизнь простых людей  не улучшат. Что для существенного улучшения качества жизни необходимо революционное преобразование общественного устройства.  Коммунистов от буржуазных партий должно отличать то, что экономическую борьбу они превращают в политическую борьбу против существующего капиталистического строя. Коммунисты, избранные депутатами обязаны так же стать пропагандистами коммунистической идеологии, овладевшими лучше других теорией и усвоившими опыт создания коммунистического способа производства в СССР. В избирательные кампании нужно ввязываться, прежде всего, для увеличения рядов борцов за смену общественного строя. Но много ли после предвыборной пропаганды вступает в ряды КПРФ новых членов партии? Даже задача такая не ставится, и работа на выборах оценивается количеством пассивных сторонников, проголосовавших за кандидатов от КПРФ, а не количеством вступивших в ходе избирательной кампании в ряды партии убеждённых революционеров.

А как КПРФ и её публичные политики использовали столетний юбилей Великой Октябрьской социалистической революции в своей пропаганде? Это грандиозный информационный повод, который по своей значимости затмевает любую предвыборную кампанию. И сколько же  сил было сосредоточено на информационном фронте? Как долго КПРФ, все подразделения партии, все её лидеры, все депутаты в СМИ рассказывали о том, что дала народу страны и всему миру Октябрьская революция. Сколько выступлений на телевидении, когда коммунистам предоставлялась такая возможность, было посвящено разъяснению значения социальной революции и  призывам к её повторению? Ответы на эти вопросы не радуют. По привлечённым ресурсам и по времени интенсивных действий пропагандистская работа, связанная со столетием революции по сравнению с любой федеральной избирательной кампанией была просто ничтожной.

Юбилейный год мог дать прекрасный пропагандистский материал при агитации за нашего кандидата на предстоящих выборах Президента России. Но кандидат на пост президента был определён лишь в декабре 1917 года, когда юбилей уже прошёл. Если бы руководство ЦК считало выборы в органы государственной власти не самоцелью, не задачей распределения престижных и выгодных государственных постов, а инструментом политической борьбы за новое общественное устройство, то всерьёз и задолго взялось за подготовку к выборам. Связало бы в юбилейный год тему социальных революционных преобразований  с темой предстоящих выборов и с необходимостью иметь на посту президента страны коммуниста-революционера.

5 мая 2018г. ещё один юбилей и информационный повод для пропаганды марксизма – 200 лет со дня рождения Карла Маркса. И что для этого делает КПРФ? Снова всё сведётся к торжественному собранию в день юбилея. Где уж тут спрашивать о крупных массовых публичных мероприятиях по пропаганде коммунизма, когда с начала года нет даже публичного  упоминания об  основоположнике мирового коммунистического движения. О каком просвещении народа  марксизмом может идти речь, когда даже в юбилейный год  о разработанной Марксом теории  не сказано ни слова.

Забвение основ марксизма, заслонение главной цели, стоящей перед марксистской партией обещаниями решения текущих проблем, является трусостью, обманом и предательством. Трусостью в том, что в очередной раз не изберут на доходное и престижное  место, если вести себя по-другому. Обманом, потому что в условиях  капиталистической экономики никакой социальной справедливости добиться невозможно и даваемые обещания вряд ли будут выполнены. Предательством, потому что это предательство тех, кто вступил в партию, поверив, что она намерена бороться за установление коммунистических общественных отношений и тех, кто поддерживает партию, веря, что она по-настоящему коммунистическая и способна свернуть шею существующему капиталистическому режиму власти.

Многие, особенно молодые  коммунисты не знают что название партии, что корень слова коммунистический – «коммунис» сродни слову общинный, что коммунистический способ производства, коммунистические общественные отношения  это то же самое, что и общинный способ производства, общинные отношения. Об этом даже внутри КПРФ «никто и не заикается», ни то что бы пропагандировать такое в массах. И понятно почему. О какой общинности отношений, при которых все равны и все вопросы решают сообща, «всем миром», может идти речь, если в самой партии выстроена остроконечная пирамида власти замыкающейся на одном человеке (подробности в приложении № 3).

Авторитет личности, существовавший в партии большевиков, подменён авторитетом должности. Товарищеские взаимоотношения заменены голым администрированием. Типа – мы тут наверху решаем, а вы, кто ниже по должности, имеете лишь одну обязанность — всё беспрекословно исполнять.  В КПРФ перестали проходить общепартийные дискуссии по важнейшим вопросам теории и практики, по обсуждению вопросов организации и совершенствования внутрипартийных отношений.

Современные электронные средства по обработке информации позволяют выставить на обозрение всех членов партии мнение и предложение  каждого рядового коммуниста и широко обсудить его на закрытом от посторонних глаз общепартийном форуме. Они позволяют партийным организациям обмениваться между собой опытом работы. Они позволяют, не тратя время на дорогу и деньги на аренду помещения, силами самых квалифицированных теоретиков и практиков вести дистанционное обучение коммунистов. Они позволяют любому коммунисту в режиме реального времени наблюдать за работой руководящих органов партии, за выработкой ими решения. Но мы в своей внутрипартийной жизни эти современные возможности не используем.

Если мы внутри своей партии не можем организовать широкое обсуждение важнейших для всей партии вопросов, то намерены ли тогда внедрять общинную демократию в новое общественное устройство? Аналогом общинного обсуждения может быть референдум, одна из форм прямой демократии, при которой в принятии решения участвуют все граждане страны. В действующей Конституции России записано что «высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум». Но с момента принятия Конституции не проведено ни одного общероссийского референдума. Мало того, принятый Госдумой Закон о референдумах, запрещает выносить на референдум вопросы, касающиеся материальной жизни общества. И понятно почему. Ведь «носитель суверенитета и единственный источник власти в РФ — народ» может провозгласить на референдуме себя  ещё и единственным владельцем всех средств производства, взяв их в общую собственность.

Так почему бы коммунистам не поднять народ на отвоевание его конституционного права на референдум, на снятие ограничений установленных действующей властью? Разве это не главный вопрос и тема для публичного обсуждения в каждой избирательной кампании? Например, в  Швейцарии с 2008 г. состоялось свыше полсотни референдумов. Так, 3 марта 2013г. швейцарцы поддержали ограничение заработной платы топ-менеджеров крупных компаний и отмену „золотых парашютов“. Почему в России конституционное право на референдум не реализуется? Но руководство ЦК КПРФ видимо боится этот вопрос поднимать, так как право на референдум рядовые коммунисты могут распространить и на принятие партийных решений. Они могут потребовать принятие важнейших для всей партии решений «всем миром», всеми коммунистами России, а не только избираемыми делегатами. Делегирование права решения всех вопросов избранным представителям удобно тем, кто имеет партийную должность не по своему авторитету, а получил её в результате интриг. В делегаты нередко попадают люди, которые не задают на конференциях и съездах вышестоящему руководству ненужные вопросы и голосуют как надо и за кого надо. «Молчание ягнят» очень удобно интригану.

Известный в мире социолог Александр Зиновьев анализируя причины гибели КПСС и Советского государства писал: «Система власти была организована так, что массы подвластного населения были полностью лишены социально-политической инициативы. Последняя была монополией власти. Население было приучено полностью доверять власти. А внутри власти это доверие фокусировалось на ее верхушку. Людям в голову не приходила мысль, что верхи могут встать на путь предательства. Так что когда процесс предательства начался, население восприняло его как мероприятие власти, и аспект предательства остался незамеченным» История знает лишь одну форму безупречной власти название которой проистекает от латинского слова «communis» («общий», а в частном смысле, коммунистическая община) – это когда все без исключения участвуют в принятии судьбоносных решений, не передоверяя это своё право кому-то другому.

Коммунист это не звание, приобретаемое на всю жизнь. Коммунист это тот, кто борется за установление, как в своей стране, так и во всём  мире коммунистического способа производства, в основе которого общая («коммунис») собственность на средства производства. И Горбачёв, и Ельцин, и Путин когда-то числили себя в коммунистах. Но ровно с того момента как они перестали бороться за развитие коммунистического способа производства и общения, когда стали пропагандировать отношения частной собственности, ровно с этого момента они перестали быть коммунистами, а стали предателями коммунистической идеи. Или просто предателями.

Нас не раз предавали. Но мы преодолели предательство тех, кто развалил КПСС. Мы остались коммунистами и возродили коммунистическую партию. Нас никто не заставлял это делать. Мы не искали никаких выгод лично для себя. Наоборот, в то время, когда воссоздавали коммунистическую  партию, все средства массовой информации изображали из коммунистов преступников. Давайте же не дадим довести краевую организацию и всю коммунистическую партию России вновь до развала. А то может так  случится, что возрождать будет уже нечего и некому. 

 

Приложение – 2 к Обращению

О Программе КПРФ

У КПРФ есть постоянно действующая Программа. В Программе записано: «Стратегическая цель партии — построение в России обновленного социализма, социализма XXI века». Но проблема в том, что обновлённый взгляд на социализм может пониматься и как то, что в Манифесте Коммунистической партии Маркса и Энгельса называется буржуазным социализмом. В период «холодной войны» с СССР социал-демократия, от которой КПРФ ведёт свою родословную (от РСДРПРСДРП(б)), заняла резко антисоветские и антикоммунистические позиции. Социалистические партии окончательно отреклись от прежней мировоззренческой основы, от революционного марксизма,  в пользу постепенных, идущих своим ходом эволюционных усовершенствований капиталистических отношений.

Ни разу в современной истории социалисты не пытались использовать мощь государственной власти для наступления на устои капитализма, ни в одной стране они не ставили задачей отмену буржуазной собственности. Там, где социал-демократам иногда удаётся в течение длительного времени возглавлять правительства, основные рычаги экономической власти, которая в конечном счёте и определяет политику государства, эти рычаги остаются в руках капитала. Реформы, которые социалисты проводят, стирают лишь наиболее острые грани возникающих проблем, но разрешить основные противоречия капитализма они не могут.

В ряды современных социал-демократов сегодня можно записать и коммунистическую партию Китая. У китайских коммунистов находятся все рычаги власти в стране. И хотя партия в своей программе заявляет, что  от капиталистических общественных отношений она намерена отказаться и привести общество к иному общественному устройству, но переход к развитому социализму намечено завершить лишь через сто лет. Сегодняшний же Китай при очень низком уровне жизни большинства граждан по числу долларовых миллиардеров занимает первое место в мире среди всех капиталистических стран. Тем ни менее лидерами КПРФ такое не критикуется, а Китай всегда приводится как пример успешного решения коммунистами проблем социально-экономического развития. При этом умалчивается, что развитие Китая достигнуто за счёт сверх низких зарплат рабочих, отданных в эксплуатацию мировому капиталу. Именно потому, что китайскому рабочему можно платить в пять раз меньше, чем американскому, именно поэтому основное промышленное производство крупнейшие ТНК перевели на территорию Китая, что обеспечило стране высокие темпы роста экономики. Выходит, что сдача рабочего класса в эксплуатацию мировому капиталу по примеру КПК является ближайшей целью КПРФ.

Неотличимы от современных социал-демократов избираемые в законодательные органы государственной власти депутаты от КПРФ. Хотя они в своих предвыборных обещаниях и в депутатской деятельности, поддерживают экономические требования рабочих, хотя они и организуют с помощью партии совместно с профсоюзами и другими массовыми демократическими организациями протестную борьбу за права трудящихся, за обеспечение социальных гарантий малоимущим, но это не является отличительной чертой коммунистов. То же самое делают и социал-демократы. Это отличает коммунистов, как и социалистов  лишь от консервативных и реакционных буржуазных партий, но не от социал-демократов. У реакционных буржуазных партий экономический успех определяется только массой прибыли получаемой частными владельцами крупных капиталов, а социал-демократы успехом  в развитии экономики считают ещё и её социальную направленность.  

Депутаты от КПРФ, как и депутаты партии «Справедливая Россия» (члена международного социалистического интернационала) выдвигают  много инициатив полезных для излечения экономики страны от язв капитализма на благо его дальнейшего долгого процветания. За эти заслуги депутатов перед капиталистическим государством оно обеспечивает партиям финансирование пропорционально количеству  голосов избирателей полученных в их поддержку на очередных выборах. Депутатам выплачивается зарплата в размере зарплаты министра в Правительстве страны, и предоставляются все полагающиеся для государственных должностей льготы. Выдаются государственные награды. Разве всё это не свидетельство срастания КПРФ с государственно-монополистическим капитализмом?

Но как же так, могут спросить нас эти орденоносцы, ведь выдвижение кандидатов от партии при выборах Президента России и депутатов в представительные органы государственной власти является одной из мирных форм борьбы за социализм? И разве можно получить поддержку избирателей на одних только обещаниях строительства социализма без помощи избирателям в решение так же и их сегодняшних насущных проблем? Конечно, и сегодняшние многочисленные проблемы избирателей нужно решать. Но за их решение берутся и другие политические партии. А перед коммунистами стоит более глобальная задача смены существующего общественного строя. Поэтому, не отказываясь от помощи избирателям в решении текущих проблем, коммунисты в ходе избирательной кампании и при получении на выборах властных полномочий все рычаги государственной и муниципальной власти должны использовать, прежде всего, для показа системной беспомощности капитализма в решении экономических проблем страны и в решении социальных проблем народа России.

Настоящая коммунистическая партия должна быть партией революционеров. Но это не значит, что мы обязаны  ежедневно всех звать на баррикады, звать всех к вооружённому насильственному свержению существующего строя. Революционный потенциал коммунистами формируется не для одномоментного «дворцового переворота». Его должно хватить на длительный период проведения социальных революционных реформ, по сути, являющихся социальной революцией с её коренными преобразованиями. Социальная революция в отличие от политического переворота не одномоментное мероприятие и проходит в течение ряда лет. Для длительного удержания и расходования революционного потенциала его необходимо накапливать не только в столице, а на всем пространстве страны, во всей глубине массового сознания. А для этого нужно делать то, что всегда делали революционеры, то, что делала партия большевиков под руководством Ленина – везде и постоянно заниматься пропагандой и агитацией, заниматься просвещением народа марксизмом.  Разъяснять всем, как можно и нужно жить в иных общественных отношениях, при ином общественном устройстве. И только, когда необходимость перемен будет массово осознана, когда это выразится в по-настоящему массовых выступлениях по всей стране, именно тогда показанное в протестах желание всего народа коммунисты должны призвать дополнить волевым революционным действием. Призвать к свержению существующей власти и к проведению радикальных социальных реформ коренным образом меняющих общественные отношения с капиталистических частнособственнических на коммунистические.

Капиталистическое государство, естественно, всегда противостоит своему уничтожению, к которому приводит реализация требования радикальных революционных изменений в общественных отношениях. Поэтому государством и подконтрольными ему средствами массовой информации: газетами, радио, телевидением постоянно внедряется  в массовое сознание граждан мысль о том, что всякая  революция это антидемократическое насильственное действие, что это всегда террористический вооружённый захват власти, ведущий к гибели участников конфликта. Но насильственный захват власти всего лишь одна из форм борьбы за политическое господство. Такое господство не обязательно устанавливается для проведения революционных преобразований в общественных отношениях. В современном мире не только борьба различных политических группировок, но даже скрытая агрессия одной страны против другой осуществляется  посредством организации массовых протестов, как мирных, так и с применением оружия, доводимых до разрушения всей государственной структуры.  Такие политические перевороты сегодня называют «оранжевыми революциями» и они никакого отношения к социальной революции не имеют.

В работе «Принципы коммунизма» на вопрос — возможно ли уничтожение частной собственности мирным путем? Энгельс ответил: «Можно было бы пожелать, чтобы это было так, и коммунисты, конечно, были бы последними, кто стал бы против этого возражать. Коммунисты очень хорошо знают, что всякие заговоры не только бесполезны, но даже вредны». Коммунисты открыто призывают к революции, но они так же и являются противниками братоубийственной гражданской войны, как и войн вообще. Только настоящие революционные коммунистические преобразования в общественных отношениях собственности могут уничтожить всякие предпосылки кровавого противостояния одной части общества другой его части, уничтожить предпосылки военного противостояния одной страны против другой. В программе КПРФ эта простая мысль так запутанно изложена, что призыв к революции даже в рядах коммунистов воспринимается как призыв к вооружённой гражданской войне.

К сожалению, вопрос о смене общественного строя в избирательных кампаниях не поднимается, так как это не является ближайшей программной целью КПРФ. В программе партии даже переход к социализму обусловлен рядом этапов. В программе КПРФ записано: «Партия видит три этапа мирного достижения своих стратегических целей». И там же указано, что лишь на последнем, на третьем этапе «Станут доминировать общественные формы собственности на основные средства производства».  То есть в стратегической части программы главной  целью ставится не коренная смена отношений собственности, не переход от одной формы отношений собственности к другой, а лишь обеспечение на последнем на третьем этапе доминирования общественной собственности на основные средства производства. То есть буржуазная частная собственность сохраняется, а общественная лишь доминирует в части основных средств производства. Кроме того, в Программе КПРФ не указано, через какое время общественная собственность начнёт доминировать в этой части – через десять лет, через сто лет или через тысячу, что создаёт полную неопределённость и сомнение в том, что обещанное вообще когда ни будь осуществится.

Частичная национализация — это обычная практика спасения чахнущего капитализма в условиях очередного кризиса. После преодоления кризиса через какое-то время в ходе очередных демократических выборов приходящими к власти на смену социалистам представителями реакционных буржуазных партий вновь осуществляется приватизация и частично национализированная собственность вновь возвращается частным владельцам. Доминирует ли на том или ином отрезке исторического времени частная или общественная форма собственности – это по сути ничего не меняет. Частичная национализация не изменяет сам способ производства с капиталистического на какой-то иной. Доминирование общественной собственности не устраняет классовое деление общества,  его классовое капиталистическое устройство. В пример можно привести действия Рузвельта в США в период кризиса, действия социалиста Миттерана во Франции, когда им в 1982 г. была проведена масштабная национализация. Тогда во Франции национализировали 5 промышленных групп и 2 финансовые компании, но в последующем, политика национализации сменилась реприватизацией.

Маркс и Энгельс в Манифесте Коммунистической партии определяли буржуазный социализм следующими признаками: «под изменением материальных условий жизни этот социализм понимает отнюдь не уничтожение буржуазных производственных отношений, осуществимое только революционным путем, а административные улучшения, осуществляемые на почве этих производственных отношений, следовательно, ничего не изменяющие в отношениях между капиталом и наемным трудом, в лучшем же случае — лишь сокращающие для буржуазии издержки ее господства и упрощающие ее государственное хозяйство». Может, стоит честно в программе так и записать, что стратегической целью  КПРФ является установление буржуазного социализма. Если уж «вилять хвостом» перед буржуазной властью, то открыто, что бы видели. Тогда и гладить будут чаще, и кормить партию лучше.

Если КПРФ не отделяет себя от коммунистического движения и свою историю ведёт от партии большевиков под руководством Ленина, то тут не нужно забывать о неотделимости ленинизма от марксизма. Тут стоит напомнить, что Энгельс, готовя совместно с Марксом первую в мировой истории программу коммунистической партии, названную Манифестом, в работе «Принципы коммунизма» на  вопрос: Каков должен быть новый общественный строй, ответил так: «Прежде всего, управление промышленностью и всеми отраслями производства вообще будет изъято из рук отдельных, конкурирующих друг с другом индивидуумов. Вместо этого все отрасли производства будут находиться в ведении всего общества, т. е. будут вестись в общественных интересах, по общественному плану и при участии всех членов общества. Так как ведение промышленности отдельными лицами имеет своим необходимым следствием частную собственность, …то частная собственность …должна быть также ликвидирована». И классики коротко записали в Манифесте Коммунистической партии — «…коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности». То есть суть всей теории, стратегическая цель всей революционной борьбы коммунистов выражается тремя словами -  уничтожение частной собственности. Но в программе КПРФ речь почему-то идёт уж точно не о классическом коммунистическом социализме, создание и развитие которого начинается с ПОЛНОЙ национализации буржуазной собственности. Выражения  «полная национализация» и «коммунистический способ производства» в программе вообще не используются.

Представляете, если бы в предвыборной программе «20 шагов Павла Грудинина» первым пунктом стояло то, что при избрании Президентом России он приступит к уничтожению буржуазных отношений частной собственности и в течение 6 лет президентства заменит их отношениями общей собственности на средства производства. Тогда стало бы бессмысленным обсуждение размера сумм на личных счетах Грудинина. То чем занимались путинские СМИ всю выборную кампанию.

Шесть лет вполне достаточно для того чтобы управление промышленностью и всеми отраслями производства вообще изъять из рук отдельных, конкурирующих друг с другом частных владельцев средств производства и передать их в ведении всего общества. Большевики с нуля, после полной разрухи гражданской войны за 8 лет создали в стране самый передовой для своего времени всеотраслевой промышленный комплекс и обеспечили исторической России не только политический, но и полный экономический суверенитет. По структуре промышленного производства Советский Союз поднялся на уровень самых развитых стран мира. В 30-е годы СССР стал одной из 3-4 стран, способных производить любой вид промышленной продукции, доступной в данное время человечеству, а по абсолютным объёмам промышленного производства вышел на второе место в мире. Было бы позорно современным коммунистам не уложиться с преобразованиями в экономике и в отношениях собственности в более короткий срок или хотя бы в тот же самый срок.

 Организация производства частным образом (кому как вздумается) порождает необходимость существования товарно-денежных рыночных отношений, порождает рыночную конкуренцию, борьбу каждого против всех, порождает продающего себя на рынке человека, который может самоутвердится как личность только через объём материальных богатств, находящихся в его частной собственности. Высшей формой развития частного производства и обмена являются отношения капиталистической собственности на средства производства, которые в социальном плане выражаются в поляризации общества на два основных класса. На класс владельцев капитала – буржуазию и на класс пролетариев – владельцев и продавцов товара «рабочая сила».

Если ВСЕ виды производств объединены в единую производственную систему, то при такой организации производства нет места отношениям частной собственности, нет поляризации общества на классы, нет необходимости существования товарно-денежных рыночных отношений. Но чтобы объединить все виды производства в единую систему, они все должны принадлежать одному собственнику – государству. То есть все виды производств должны быть национализированы. Это классическое требование коммунистов – передать все средства производства в общую собственность и направить всю производственную деятельность с помощью государства на благо всех граждан страны в равной мере. В Манифесте классиками записано: «Пролетариат использует своё политическое господство для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь капитал, централизовать все орудия производства в руках государства». Как видим, понятие «общая собственность» классиками марксизма  не противопоставлялось понятию «государственная собственность» и полная централизация экономики под управлением государства не отрицает наличия в данной стране коммунистического способа производства. Наличие государственной собственности указывает лишь на характер управления собственностью, а не на владение орудиями производства, которое может быть как общим социалистическим, так и частным капиталистическим.

История знает опыт строительства коммунизма в СССР, как пример выполнения требования марксистской теории на практике. В Конституции, принятой в 1936 г. указывалось, что экономическую основу СССР составляют социалистическая система хозяйства и социалистическая собственность на орудия и средства производства, утвердившиеся в результате ликвидации капиталистической системы хозяйства, отмены частной собственности на орудия и средства производства.  Законом допускалось лишь мелкое частное хозяйство единоличных крестьян и кустарей, основанное на личном труде и исключающее эксплуатацию чужого труда, а значит и сами капиталистические отношения.

В Программе КПРФ в завершении описания стратегической цели декларируется: «По мере развития социализма закладываются и вызревают необходимые предпосылки для становления коммунизма — исторического будущего человечества».

Классиками марксизма вызревание необходимых предпосылок для становления коммунистического способа производства виделось внутри самого капитализма, внутри капиталистического способа производства, а социализмом называлась первая фаза развития коммунизма. Лишь после Хрущёвского выступления на XXII съезде КПСС социализм отделили от коммунизма. После этого коммунизм стал восприниматься как далёкая фантастическая перспектива для всего человечества, а не как реально существующий в СССР с 30-тых годов коммунистический способ производства в первой фазе своего развития. Выходит, в программе КПРФ говорится не о коммунистическом, а о буржуазном социализме, в котором вызревают необходимые предпосылки для становления коммунизма. Именно по образцу буржуазного рыночного социализма, или, так называемого «Шведского социализма» затеял «Перестройку» экономики СССР Горбачёв. И это в конечном итоге привело к естественному для капитализма кризису и к полному в результате этого кризиса развалу СССР.

Главным требованием коммунистов должно быть объединение ВСЕХ производств в стране в единую плановую производственную систему под управлением государства. Как указывал Ленин: «Корыстная защита капитализма буржуазными идеологами и их прихвостнями состоит именно в том, что спорами и разговорами о далеком будущем они подменяют насущный и злободневный вопрос сегодняшней политики: экспроприацию капиталистов, превращение всех граждан в работников и служащих одного крупного “синдиката”, именно: всего государства, и полное подчинение всей работы всего этого синдиката государству».

Если мы не хотим числиться  буржуазными идеологами или их прихвостнями, то не должны отодвигать на далёкую перспективу вопрос о передаче всех производств под управление государства. Не должны уворачиваться от насущного требования превращения всех граждан страны в работников и одновременно акционеров государства-корпорации, с правительством, как наёмный менеджер управляющим общей для всех граждан собственностью, при которой каждый гражданин имеет равную со всеми долю прибыли от своей трудовой деятельности. В этом случае все становятся равными участниками обеспечения общего благополучия. Поэтому это не форма государственно-монополистического капитализма, при котором большинству граждан достаётся тяжёлый труд и низкие зарплаты, а ничтожному меньшинству владельцев крупных пакетов акций корпораций достаются все блага созданные чужим трудом. Это совсем иное устройство общественных отношений. Оно конечно подобно закрытому акционерному обществу (ЗАО), но невозможному в условиях капитализма, потому что в коммунистическом ЗАО у каждого гражданина, работающего на государство лишь одна именная пожизненная виртуальная акция, непродаваемая и не передаваемая по наследству.

Такое преобразование Ленин назвал насущным и злободневным вопросом сегодняшней политики, а не отдалённого будущего, потому что процесс объединения производств (обобществление производства) в единую производственную систему не фантазия об отдалённом будущем. Этот процесс начался без всякого вмешательства коммунистов, начался давно, и наблюдался ещё при жизни Маркса. Требование уничтожения отношений частной собственности это не блажь борцов за справедливость. Собственность – не только правовое, но и прежде всего экономическое отношение. Формы собственности формируются независимо от воли и сознания людей. Любая новая форма собственности складывается вместе с развитием новых производительных сил: техники и технологий. Новые технологии требуют новой организации производства, ведут к смене способов производства и соответствующих им форм собственности. Коммунисты лишь хотят помочь этому процессу дойти, наконец, до завершения.  Мало констатировать в программе, что «Главная материальная основа неизбежного наступления социализма состоит в обобществлении производства». Нужно как настоящие революционеры  брать на себя обязательство ускорить этот естественный процесс и в ближайшие пять или десять лет переходного периода довести его до высшей точки, до полного обобществления всего производства.

Это позитивный шаг, потому что и в сегодняшней реальности тот, кто дальше других продвигается по пути обобществления производства, тот получает лучшие показатели в экономике государства. В США в начале XX в. насчитывалось 1600 автомобильных компаний, а в середине 90-х гг. их осталось лишь 4. Из 100 наибольших экономик мира, 52 — транснациональные корпорации, остальные — отдельные государства. Сегодня свыше 90% наиболее могущественных производственных объединений в США существуют в форме многоотраслевых концернов, в состав которых входят предприятия 30-50 отраслей. На долю ТНК приходится 95% мировых патентов и лицензий и по сути именно корпорации обеспечивают сегодня мировое научно-техническое развитие.

В современном мире нигде нет экономики без регулирующей роли государства. Если рассматривать роль государства с самого возникновения капиталистического способа производства, то увидим, что  по мере развития капитализма регулирующая роль государства всё больше и больше возрастала. Сегодня государство является акционером крупнейших в мире и самых успешных финансовых, промышленных и торговых корпораций. С помощью финансового капитала и Центробанков централизовано управление хозяйственной деятельностью как внутри отдельных государств, так и в мировой экономике.

Уже более четверти века властвующие в современной России либералы пытаются отстранить  государство от управления производством и дать полную свободу частному предпринимательству и рыночным регуляторам. Но у них это не получается и эти дебилы не могут понять почему именно такое преобразование всё никак не получается. Инвестиций им, видите ли, не хватает! Не могут понять, что все богатства, всякий экономический успех обеспечивают не инвестиции, не наличие денег. Они не могут понять простую истину, что создаются материальные ценности  трудом людей, и при современных технологиях исключительно коллективным трудом. А чем лучше и целенаправленней организован коллективный труд всех граждан страны, тем успешней экономика страны и богаче все её граждане.

К 2010 г. в мире было зафиксировано уже 650 государственных транснациональных компаний, насчитывающих 8500 зарубежных филиалов, 19 из них входили в список 100 крупнейших ТНК мира. Государственный контроль в таких компаниях различен – от полного владения до существенного влияния. Во Франции и в Италии на долю кампаний, где государству принадлежит мажоритарный пакет акций, обеспечивающий управленческий контроль в компании, приходится до 25% валового национального продукта (ВНП) страны, в Дании и Финляндии – 35–37%, в Германии – 54%. В Сингапуре государству принадлежат пакеты акций компаний, которые производят 60% ВНП страны. Сингапур имеет одни из наиболее высоких показателей уровня жизни и ВНП на душу населения. Темпы ежегодного прироста экономики в этой стране за 1960–2000 гг. составили 8%. Государственные кампании являются не просто крупнейшими, но становятся ведущими мировыми компаниями. В 2012 г. в списке ведущих двадцати глобальных компаний указанных «Forbes»  было 6 государственных корпораций, в то время как в 2008 г. – ни одной.

Ленин пояснял: «…что государственно-монополистический капитализм есть полнейшая материальная подготовка социализма, есть преддверие его, есть та ступенька исторической лестницы, между которой (ступенькой) и ступенькой, называемой социализмом, никаких промежуточных ступеней нет».

Если указанный  естественный процесс объединения всех производств под управлением государства довести до предела, до полного его завершения на высшей точке траектории движения (это когда  общественные формы собственности не просто доминируют, а являются единственными и всякая капиталистическая  собственность на средства производства полностью устранена), то мы получим организацию производства, что приведена в описании Энгельса как новый общественный строй. Такая организация производства была создана в СССР после индустриализации страны с начала 30-тых годов. Перешагнуть в социализм означает направить деятельность государства–корпорации на улучшение материального благополучия всех его граждан в равной мере. Два названных признака: полнота национализации средств производства и направленность экономики, это и отличает Государственно-монополистический капитализм от коммунистического социализма.

Отличие Советской государственной монополии от монополий капиталистических  в том, что  она была полной и предельно завершенной. И эта ее завершенность в полном обобществлении всего производства во всём государстве не недостаток, как уверяла Яковлевско-Горбачёвская пропаганда времён «перестройки». Она подняла экономику на наивысший уровень организации, придала ей новое качество единого производственного комплекса, наиболее эффективно работающего на заданную цель.  К 1960 году относительно 1913 года высших достижений Российской империи, производство продукции на душу населения в США выросло в 2,8 раза, а в СССР в 29 раз.

Причины гибели СССР противники коммунизма объясняют нежизнеспособностью марксистской теории, неэффективностью плановой экономики по сравнению с рыночной и не хотят видеть главное. Не хотят видеть то, что в действительности привело после 50-тых годов вначале к снижению темпов роста экономики СССР, а затем к полному её краху и разрушению Советского государства.  Объяснение причин произошедшей в СССР экономической и политической катастрофы мы можем найти у тех же классиков. Энгельс писал: «Обратное действие государственной власти на экономическое развитие может быть троякого рода. Она может действовать в том же направлении — тогда развитие идет быстрее; она может действовать против экономического развития — тогда в настоящее время у каждого крупного народа она терпит крах через известный промежуток времени; или она может ставить экономическому развитию в определенных направлениях преграды и толкать его в других направлениях. Этот случай сводится в конце концов к одному из предыдущих. Однако ясно, что во втором и третьем случаях политическая власть может причинить экономическому развитию величайший вред и может вызвать растрату сил и материала в массовом количестве…».

Невиданные темпы развития экономики СССР до конца 50-тых годов свидетельствуют о том, что сталинские экономические реформы шли в том же направлении, по которому движется вся мировая экономика. Но по своей радикальности эти реформы опережали общемировые процессы, опережали их по уровню обобществления производства по размеру производственной корпорации полностью интегрированной в государство. Именно это и способствовало опережающему развитию СССР.

С 60-тых годов начались иные реформы, называемые косыгинскими. В результате новых реформ экономику стали  толкать в других направлениях. Вместо дальнейшего движения по пути объединения производств во всё более тесно связанные производственные системы, реформами предприятия толкали к большей самостоятельности. Отказались от точных показателей выполнения планов в натуральных величинах (в тоннах, в литрах, в калориях и т.д.)  и заменили их абстрактными относительными стоимостными валовыми показателями. Усилили роль стоимостных регуляторов, таких как цена, прибыль, отчисление от прибыли в фонды предприятий для материального стимулирования труда. Косыгинские реформы, нацеливавшие предприятия на получение максимальной прибыли, разрушали плановую экономику СССР. Один вид продукции стало выгодно производить, другой невыгодно. Невыгодная продукция стала дефицитной. В условиях дефицита развивалась коррупция и теневая экономика. В производственной сфере и в сфере государственного распределения возник социальный слой, которому плановая экономика и социалистическая правовая система мешали на этом обогащаться.

Растущий корыстный интерес привёл к массовому требованию повышения зарплат вне связи с реальными объёмами производства средств потребления и их наличием в магазинах.  Рост зарплат инициированный Горбачёвым привёл к громадному дисбалансу между быстро растущим платёжеспособным спросом и неменяющимся объёмами товарного предложения в неизменных ценах. Не понимая причин замедления темпов роста производства и товарного дефицита, новая политическая  власть в средине 80-тых годов затеяла полную перестройку экономики. Она повернула организацию производства в обратную сторону от направления общемирового исторического тренда развития. Госплан был ликвидирован и предприятиям дали полную самостоятельность, уничтожив этим  единую систему производства. Государственное управление экономикой заменили рыночным регулированием. И дальше произошло то, что и предсказывал Энгельс — у каждого крупного народа такие действия политической власти приводят к её краху.  

Проблема экономики СССР была не в отсутствии рыночных отношений, а в том, что в СССР новая политическая власть так и не смогла продвинуть организацию производства дальше по пути усиления связи всех производств в единой их системе. Не захотела сформировать автоматизированную систему управления производством и распределением произведённого в рамках всей страны. Не захотела процесс производства и распределения произведённых продуктов потребления сделать саморегулируемым. Саморегулируемым не рыночной стихией в экономике конкурирующих между собой частных собственников орудий производства, а в новой форме программируемого автоматизированного управления единым производственным комплексом принадлежащем всем в равной мере и никому в отдельности.  Это когда потребитель сам напрямую без всяких посредников давал бы задание на производство необходимых себе продуктов потребления и сам контролировал точность выполнения задания, получая готовый продукт напрямую от производства в размере своей доли участия в коллективном труде. При возможностях современной цифровой экономики такое прямое регулирование производства потребителем продукта не является фантастикой. Общегосударственная автоматизированная система управления производством (ОГАС) это не фантазия сегодняшнего дня. Она была разработана академиком Глушковым ещё в начале 60-тых годов и предложена Косыгину для реализации. Но Косыгин выбрал прямо противоположный путь реформ. Сегодня можно лишь предполагать, как бы изменилась материальное производство в СССР при внедрении ОГАС, и как это повлияло на благосостояние народа, на отношение людей друг к другу и к результатам своего труда.

В десяти шаговой предвыборной программе КПРФ написано, что Закон «О стратегическом планировании» по инициативе КПРФ уже принят, но чтобы экономика работала устойчиво и эффективно, нормой жизни должно стать тактическое и стратегическое планирование. В программе записано, что для этого  должен быть создан соответствующий государственный орган. Но классики марксизма писали не просто о планировании, а о том планировании, что существует на каждой отдельной фабрике, о планировании направленном на выпуск конкретного вида и конкретного объёма продукции в конкретные сроки. То есть суть не в создании специального планирующего органа, как лукаво записано в программе, а в том, что и как планируется.  Мы ведь должны понимать отличие планирования в современной России от директивных плановых заданий советских времен, рассчитанных для всего производственного комплекса страны «как на одной фабрике». Рассчитанных с математической точностью, поручаемых конкретным исполнителям и принимаемых в форме закона. Мы должны понимать отличие такого планирования, от того, что должно происходить типа – «по щучьему велению по Президентскому посланию».

Мы должны понимать отличие директивного планирования в СССР от индикативного планирования широко применяющегося в капиталистических странах. Директивное планирование «как на одной фабрике» возможно лишь при объединении всех производств, всех его отраслей в единый производственный комплекс. Но единый комплекс невозможно создать в условиях, когда в общественной собственности находится лишь часть средств производства, пусть даже и основная, а остальные производства организуются частным собственником как ему вздумается и конкурируют друг с другом. Представляете фабрику, в которой создаётся не конкретный вид продукции в соответствии с проектным заданием, а формируется неизвестно что возникающее в результате конкуренции цехов этой фабрики друг с другом?

В современном производстве всё взаимосвязано и для создания, например, аэробуса типа «Боинг» сотни предприятий должны не конкурировать друг с другом, а работать строго в соответствии с требованиями проекта, строго по графику в тесном взаимодействии. Все кризисы, все провалы в капиталистической экономике возникают не из-за низкой конкуренции, а из-за ненадёжности производств организуемых частным образом множеством независимых частных собственников средств производства. Именно поэтому производство объединяется в ТНК с участием государства, а весь финансовый капитал в стране отдаётся под управление государственного Центробанка.

Коммунистический способ производства на основе общей (общинной) собственности на средства производства предполагает принятие важнейших для всех решений по обеспечению материального существования сообща. Сообща означает, принятие решения по согласованию со всеми участниками коллективного труда и никем кроме них самих. То есть, никто другой за них решение не принимает. Принятое сообща решение не отрицает организации работ по выполнению коллективного решения на основе единоначалия. Но коммунистическое единоначалие строится не на созданном законодательно и насильственно навязываемом социальном статусе в иерархической структуре стоящей над всеми государственной власти, а на признанном всеми без всякого насилия авторитете личности.

В СССР исторически сложилась советская форма государственного управления. Советы рабочих депутатов, возникли как форма диктатуры пролетариата. Конституцией 1936 года Советы были  преобразованы в типичную парламентскую форму государственного управления — в Советы народных депутатов. Конечно, в отличие от буржуазного парламента, Советы депутатов формировали ещё и Исполком и несли обязанность в организации исполнения своих решений. Но что это по большому счёту меняло? Ленин в книге «Государство и революция» писал: «В Советах господа „социалистические“ министры надувают доверчивых мужичков фразерством и резолюциями. В правительстве идет перманентный кадриль, с одной стороны, чтобы по очереди сажать „к пирогу“ доходных и почетных местечек побольше эсеров и меньшевиков, с другой стороны, чтобы „занять внимание“ народа. А в канцеляриях, в штабах „работают“ „государственную“ работу!

Ленин в указанной книге приводит высказывание Маркса: «….Вместо того, чтобы один раз в три или в шесть лет решать, какой член господствующего класса должен представлять и подавлять народ в парламенте, вместо этого всеобщее избирательное право должно было служить народу, организованному в коммуны, для того, чтобы подыскивать для своего предприятия рабочих, надсмотрщиков, бухгалтеров, как индивидуальное избирательное право служит для этой цели всякому другому работодателю“. <…>“Коммуна — писал Маркс — должна была быть не парламентарной, а работающей корпорацией, в одно и то же время и законодательствующей и исполняющей законы…». Замете, Маркс говорит о коммуне (общине), а не о представительном органе власти типа «совета депутатов», избираемого на конкретное количество лет. Это две большие разницы. Одно дело консолидированное мнение производственной общины, высказанное на Совете Общин и совсем другое, когда избранный от данного избирательного округа депутат по своему собственному разумению решает проблемы страны. Конечно, депутат может учитывать мнение своих избирателей и отстаивать их интересы. Но это его личное решение. Это он за меня решает, а не я. Не моя община решает. То есть по классической схеме государственная работа должна была делаться не за кулисами, не в партийных кабинетах, не КПСС по очереди сажающей „к пирогу“ своих представителей. Всеобщее избирательное право должно было служить народу, организованному в общины, для того, чтобы использовать свои градообразующие предприятия для обеспечения воспроизводства материальной жизни всех членов общины, проживающих на данной территории при их непосредственном обязательном личном участии в решении всех вопросов во всех сферах общественной жизни, как на уровне местного самоуправления, так и на уровне высшего органа власти страны.

Новая коммунистическая община не соотносима только с органом территориального самоуправления, таким, как она является в современных государствах. Коммунистическая община самоуправление использует не просто для решения вопросов совместного проживания. Она занимается вопросами воспроизводства материальной жизни общины, и в равной мере каждого человека, входящего в общину. Для этого она использует, находящиеся в общественной собственности средства производства, и распределяет производственные мощности между членами общины, удовлетворяющими с их помощью свои творческие устремления, в том числе и в личном потреблении. Весь производственный комплекс страны должен стать материальной силой каждого человека, продолжением его личностных творческих сил. Такой общины в сегодняшнем мире нет. Политическое устройство государства-общины это Союз Общин. Это территориально-производственные общины, взявшие на себя обязательства производить определённые виды материального продукта, требуемого для материального существования всего Союза Общин. 

Община в Союзе Общин по сути и есть высшая власть, элемент государственной власти управляющей страной, трансформированный в общину. Это община, которая сама себе ставит задачи и сама же их и выполняет. Ставит задачи с учётом мнения других общин. В соответствии с принятым согласованным со всеми общинами страны и обязательным для исполнения всеми решением. Община может привлечь в качестве организаторов работ к выполнению задачи нужных для их решения специалистов. Но всякие профессиональные руководители работ являются такими же общинниками, как и все их исполнители. Руководители это те же общинники, только обладающие специальными знаниями и авторитетом. Других работников, других исполнителей у общины нет.

Нет тут разделения властей, когда верховная власть не несёт ответственности за свои решения и свои провалы списывает на нерадивых исполнителей. Это Совет депутатов мог что-то поручить Исполкому, а тот в свою очередь что-то требовать от предприятий. Спросить за выполнение государственных заданий община может только с себя. При таком устройстве Советского Союза никому бы и в голову не пришло винить за провалы в экономике, за плохое обеспечение своих потребностей кого-то кроме себя самого.

Мы почему-то умалчиваем, что навязанное Хрущёвым представление о безграничном потреблении материальных благ при коммунизме является вульгарным извращением коммунистической идеи. У классиков марксизма коммунизм это  альтернатива капиталистическому обществу потребления. Коммунистические общественные отношения, призваны, прежде всего, уничтожить отчуждённый труд, совершаемый из необходимости поддержания физического существования человека, тот труд, от которого бегут как от чумы, как только такая необходимость исчезает. Развитие коммунистического способа производства на основе современных цифровых технологий, на основе полной автоматизации производства позволит превратить труд из проклятия в наслаждение. Не нужно забывать, что первый в мире завод-автомат был создан в СССР ещё в начале 50-тых годов и это никаких негативных последствий для трудящихся страны не несло. Наоборот, обещанное Сталиным в будущем сокращение времени обязательного для всех труда на благо страны  до 5 часов вызывало не протест, а всеобщее одобрение.

Это при капитализме роботизация трудовых процессов делает занимавшегося таким трудом человека изгоем. Лишает его источника получения средств материального существования. В государстве-корпорации, в государстве-общине все доходы от производственной деятельности, включая и роботизированные производства, принадлежат всем гражданам страны в равной мере. Поэтому вытеснение человека роботизацией производства не лишает его средств существования, а наоборот, улучшает качество его жизни.   Развитие коммунистического способа производства призвано изменить характер труда, освободить жизнь человека от рутины и оставить ему лишь труд, который роботам не под силу. Рутинный труд на производстве в качестве технологического звена полностью отбирается у человека и замещается автоматами. Человеку остаётся лишь тот труд, который роботы заменить не могут. Человеку остаётся исключительно труд творца нового окружающего его техногенного пространства, труд по замещению природной стихии мыслящей материей.

Творческий труд не требует специального материального вознаграждения и поэтому массовый переход к такому труду смертельно опасен для существования капитализма. Люди им занимаются не для получения материального вознаграждения. Творческий труд сам по себе является самодостаточной ценностью.  От него отрываются только по необходимости. Невозможность возобновить такой труд воспринимается как тяжкое наказание.

В коммунистическом обществе человеку останется труд по получению новых знаний об окружающем природном мире, на основе которых создаются новые технологии, труд изобретателя, труд творца нового более совершенного окружающего мира и нового более совершенного человеческого существа. Труд превратится в способ личностной самореализации. Такой труд, сам труд, сам по себе станет главной потребностью человека вне зависимости от получаемого материального вознаграждения.

Именно такой образ будущего, выстроенный на экстраполяции реально существующих процессов глобальных изменений в организации материального производства, образ, выстроенный с учётом  теории марксизма и реальной практики в истории СССР, выстроенный с учётом  реально существующих форм общественного самоуправления, с учётом реальных возможностей современного информационного общества должен быть указан в программе КПРФ.