User login

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Languages

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

You are here

Слабость коммунистического движения как проблема теории.

bobrov-sa's picture
Russian

То, что коммунистическое движение в России, как и во всём мире, раздроблено и крайне слабое, факт очевидный. Зачастую это объясняется крайне низкой теоретической подготовкой членов наиболее массовых коммунистических партий и движений. Но возникает вопрос о причинах такого положения. Уровень образованности, как минимум, представителей ядра коммунистического движения, в настоящее время достаточно высокий, а с теоретическими основами коммунистического мировоззрения, на базе которых только и можно организовать планомерную работу по организации движения общества в этом направлении, проблемы. И это не вопрос коммунистической многопартийности, скорее наоборот, многопартийность это следствие отставания развития теории от потребностей современного коммунистического движения. И вопрос здесь не к рядовым членам коммунистических партий и даже не к их активу, а непосредственно к тем, кто выступает в роли именно теоретиков коммунистического движения.

В настоящее время много высокообразованных в разных областях знаний людей, включая и историю, и философию, и экономику, занимаются пропагандой трудов основоположников научного коммунизма, и при этом нередко из  одних и тех же материалов делают противоречивые выводы. Но цель этой пропаганды определяется весьма туманно, в основном, как просвещение масс в области природы капиталистического способа производства, эксплуатации собственниками капиталов основной массы наёмных работников и необходимости последних бороться, как минимум, за снижение уровня этой эксплуатации.

Вся суть такой пропаганды сводится к тому, что массы, осознав всё это, организуются и поднимутся на борьбу за лучшую для себя долю под руководством тех структур, которые представляют эти пропагандисты, или самостоятельно. Какие конкретно должны быть ближайшие цели в этой борьбе и какие конкретно должны быть пути их достижения, как правило, не раскрывается. То есть, вся суть пропаганды сводится к тому, что капитализм это зло, что он держится на эксплуатации небольшой группой собственников основных средств производства остальной части населения и, соответственно, что трудящиеся массы должны подниматься на борьбу с этим. Но разве в настоящее время это надо кому-то ещё доказывать? Может и есть люди, которые этого ещё не понимают, но они явно в ничтожном меньшинстве и никакого существенного вклада в борьбу трудящихся внести не в состоянии. А вот чёткой, в развёрнутом виде, формулировки ближайшей цели и путей её достижения ни от одних пропагандистов не слышно. Эти вопросы даже не поднимаются, по ним не ведутся дискуссии с обоснованием позиций и подходов к решению данных вопросов. Почему так?

Основная работа Маркса это «Капитал», труд его жизни, который в основном используется современными коммунистами как основа для раскрытия методов эксплуатации буржуазией основной массы населения. Из этого ими делается вывод о необходимости борьбы трудящихся за более справедливое распределение производимого обществом продукта между всеми его членами. Но «Капитал» Маркса это, по своей сути, научно-исследовательская работа по раскрытию механизма функционирования капиталистического способа производства, остальное это только вопрос его использования. И используют его в своих целях не только коммунисты.

И если «Капитал» Маркса — это основной труд его жизни, то основное открытие, которому он уделил гораздо меньше внимания, это его формационная система, а точнее осознание того, что общество является элементом природы и развивается (в целом, на длительных исторических отрезках времени) по законам природы от человека не зависимым. Именно распространив диалектику природы и на общество, Маркс и сделал все остальные свои открытия, в том числе и изложенные в «Капитале». Но формационная теория и современными коммунистами воспринимается только как некая схема развития общества, вытекающая из законов диалектики, с некоторыми неясностями с азиатским способом производства и особенностями развития европейского региона. А по сути, формационная теория является только изложением наиболее общих законов развития общества – диалектики его развития, а всё разнообразие реальных путей развития отдельных частей человеческого общества обусловлены только природными условиями и предысторией (исходными условиями каждого этапа развития).

Прекрасно осознавая причины смен предыдущих общественно-экономических формаций (способов производства), Маркс всё же делал грубейшую ошибку, считая возможным начало перехода к новому, коммунистическому способу производства уже при его жизни. Они с Энгельсом и своими единомышленниками ждали этого от всех французских революций. Но во «Введение к работе к. Маркса «Классовая борьба во Франции» с 1848 по 1850 г.» в последний год своей жизни Энгельс написал: «История показала, что и мы и все мыслившие подобно нам были неправы. Она ясно показала, что состояние экономического развития европейского континента в то время далеко еще не было настолько зрелым, чтобы устранить капиталистический способ производства». ПСС изд. 2, т. 22, стр. 535. То есть, ясно осознавая, что причинами смены способов производства является не борьба классов, а уровень развития производительных сил общества, они в текущей ситуации всё же исходили именно из борьбы классов, и эта ошибка не изжита и по сей день. 

До сих пор подавляющее большинство коммунистов считает, что движущей силой развития общества является именно борьба классов, а не стремление людей к более полному удовлетворению своих потребностей через развитие производительных сил общества. Маркса с Энгельсом, да пожалуй, ещё и Ленина, можно понять. Практически всю свою жизнь Маркс посвятил исследованию функционирования капиталистического способа производства, раскрытого в «Капитале». А без чёткого представления об этом невозможно определиться и с проблемами его развития, с тем, насколько он ещё способен обеспечить дальнейшее свободное развитие производительных сил общества, на какой стадии развития он находится, какова природа его кризисов (кризисы роста или кризис способа производства как такового). С другой стороны, скорость подачи и обработки информации была настолько низкой, что даже в начале прошлого века было довольно проблематично оценить текущие проблемы капиталистического способа производства. Касательно этого Энгельс (там же) пишет: «При суждении о событиях и цепи событий текущей истории никогда не удается дойти до конечных экономических причин. … Ясной картины экономической истории какого-нибудь периода никогда нельзя получить одновременно с самими событиями, ее можно получить лишь задним числом, после того как собран и проверен материал. Необходимым вспомогательным средством является тут статистика, а она всегда запаздывает. … Поэтому материалистическому методу слишком часто приходится здесь ограничиваться тем, чтобы сводить политические конфликты к борьбе интересов наличных общественных классов и фракций классов, созданных экономическим развитием, а отдельные политические партии рассматривать как более или менее адекватное политическое выражение этих самых классов и их фракций». Стр. 529 — 530. То есть, исходить исключительно из классовой борьбы, а не из проблем в развитии производительных сил общества, определявших и характер этой борьбы, вынуждали обстоятельства. Но в дальнейшем, и по настоящее время, в коммунистической среде классовая борьба стала рассматриваться как основная движущая сила развития общества. И выражение: «история человечества есть история борьбы классов» стало рассматриваться как высказывание основоположников научного коммунизма, подтверждающее ими такую позицию. Но история человечества это не только история классовой борьбы, это и история развития науки, культуры, развития орудий труда и производительных сил общества в целом и т.д. То есть, то, что «история человечества есть история борьбы классов», вовсе не означает того, что борьба классов и есть движущая сила развития общества.  А современные коммунисты только классовую борьбу как таковую и рассматривают в качестве и причины и способа смены общественно-экономической формации, способа перехода от капитализма к коммунизму, полностью отказавшись от анализа степени готовности общества к переходу к новому способу производства исходя из фундаментальных основ его развития – развития его производительных сил, с выводом всего остального, исходя именно из уровня этого развития.

Представление о классовой борьбе как об основной движущей силе развития общества оказало своё влияние  и на представление и о будущем господствующим классе, пролетариате, как о рабочих, занятых в основном ручным или близким к этому трудом, совершенно не рассматривая сам пролетариат в развитии. В результате на самую образованную, самую передовую часть пролетариата коммунисты поставили штамп «прослойка», отделив их от остальной части пролетариата. Понижение их роли и, в значительной степени, блокирование их активной деятельности в общественных процессах, по сути, обезглавливает пролетариат. Реально что-то сделать может только тот, кто знает, как это делать, в том числе и в обеспечении возможности свободного развития производительных сил общества. А знают это только те, кто сами находятся на передовых рубежах развития производительных сил общества. И дело не в том, что инженерно-технические и научные работники никогда не были этой самой прослойкой. Дело в том, что был пропущен момент, когда они перестали ей быть и реально стали передовым отрядом пролетариата как будущего господствующего в обществе класса. А коммунисты и по сей день зачастую относят их к прослойке, не признавая их ведущей роли в преобразовании общества в коммунистическом направлении. Это, в свою очередь, формирует и отношение этой «прослойки» к коммунистам, как к силам, опирающимся на наименее образованную часть общества и не способным не только реально что-то изменить к лучшему, но даже понять, что и как надо делать в этом направлении. Кроме того, определение коммунистами пролетариата в основном как работников физического труда делает этот термин неприемлемым по отношению к себе для работников умственного труда, в том числе и для тех кто, по сути, является его передовым отрядом. В результате мы имеем как раздробленность пролетариата, так и раздробленность самого коммунистического движения.

Реально, наибольшая ценность «Капитала» Маркса для современных коммунистов заключается в том, что он, раскрыв механизм функционирования капиталистического способа производства, даёт возможность правильно оценить причины его кризисов, отделив кризисы роста, кризисы развития капиталистического способа производства, от кризиса самого способа производства как такового. Исходя из этого, у коммунистов появляется возможность правильно выбрать ближайшую цель борьбы, а исходя из цели и её методы, обосновать это, и в значительной степени объединиться на этой основе. Похоже, что Ленин в своё время чисто интуитивно, путём проб и ошибок в виде попыток внедрения сразу коммунистических отношений в обществе (военный коммунизм) и установления реальной диктатуры пролетариата (Конституция РСФСР 1918 года), не формулируя чётко ближайших политических целей, выбрал единственно верный на тот момент путь развития общества в интересах подавляющего большинства его членов – установление в обществе диктатуры коммунистической партии. Можно только гадать, осознавал ли сам Ленин в полной мере сложившуюся ситуацию, или не поднимал этого вопроса из политических соображений, или просто исходил из текущей ситуации, находя наиболее правильные на тот момент решения. Но с высоты вековой давности очевидно, что в условиях, когда производительные силы общества ещё не исчерпали возможностей своего развития в рамках капиталистического способа производства, когда ещё не вызрел новый класс для своего господства, иного пути, как установление  господства в обществе некого прогрессивного клана, в виде коммунистической партии, способного обеспечить и дальнейшее свободное развитие производительных сил общества, и максимально возможный на тот момент уровень справедливости, в понимании большинства членов общества, в области распределения производимых обществом благ, просто не было.

К сожалению, современные коммунисты, лидеры практически всех коммунистических партий, с теми же лекалами подходят и к современ6ному обществу. Они не исследуют возможности дальнейшего развития производительных сил общества в настоящее время, хотя теперь для этого есть все возможности. Они не исследуют социальный состав общества на предмет выявления тех его слоёв, которые, с одной стороны, находятся на передовых рубежах развития производительных сил общества, а с другой, более полное удовлетворение потребностей которых, зависит, в основном, именно от возможностей дальнейшего развития производительных сил общества. То есть, они даже не пытаются определиться с передовым отрядом современного пролетариата. Они даже не пытаются определиться со своими ближайшими целями, как целями приведения этого передового отряда пролетариата к управлению развитием производительных сил общества под контролем большинства членов общества. А не определившись с целями, они и не в состоянии определиться и с путями их достижения. В результате раздробленность, митинговщина, участие в отдельных протестных движениях (тимуровщина) и полная безобидность коммунистического движения для буржуазии. Более того, его наличие даже легитимирует её демократические принципы, её господство  в обществе. Подавляющее большинство современных коммунистов оказалось не в состоянии понять, что то, что можно было сделать при определённом стечении обстоятельств в рамках кризиса роста, кризиса развития капиталистического способа производства, абсолютно невозможно сделать в период кризиса самого капиталистического способа производства, когда уже вызрел новый господствующий класс. И то, что это класс пока ещё «в себе, а не «для себя», пока ещё себя не осознал, это ничего не меняет, он уже никогда не позволит стать над ним какому бы то ни было клану (партии), пусть даже с самыми лучшими побуждениями. Отсюда, битвы за лидирующую роль в обществе, какой бы то ни было партии или их коалиции в этот период всегда обречены на провал, что мы и наблюдаем в настоящее время.

Таким образом, недоработки в теории ведут к параличу всего коммунистического движения на практике. И если эти проблемы не будут решены, то переход к новому способу производства, не рассматривая возможную гибель цивилизации вообще, может проходить только стихийно, очень длительно и с неисчислимыми бедами и страданиями для большинства членов общества, в целом так, как это было и до настоящего времени. Более того, похоже, что этот процесс уже начался.