User login

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

You are here

Введение

Введение

Кризис и саморазрушение так называемого “реального социализма” в СССР и большинстве других стран мировой социалистической системы привели к глобальным сдвигам в социальной теории. Доминирующие позиции (особенно ярко проявляющие себя в преподавании) заняли неопозитивизм и неолиберализм в странной смеси с постмодернизмом — в философии, неоклассика и неоинституционализм — в экономической теории и т.п. В последние годы, правда, дает о себе знать «славянофильская» тенденция, восходящая к работам Бердяева, Булгакова и др. Крах марксизма в России стал казаться едва ли не очевидным.

Предлагаемая ниже работа представляет собой краткое изложение основных идей нашей монографии «Глобальный капитал» (М.: УРСС, 2004) — одной из немногих в настоящее время в России работ, прямо заявляющих себя как современное марксистское исследование, претендующее на разработку новых аспектов этой теории, отвечающих на вызовы новой эпохи — генезиса информационного общества, глобализации и ростков протоимперии.

Следует так же учесть, что на протяжении последнего года в центральной печати появляется целый ряд работ (в том числе — известных либералов)1, а в научной среде проходит ряд дискуссий, в которых активно обсуждается вопрос о роли и актуальности марксизма в XXI веке. При этом марксизм обычно отождествляется с его догматически сталинской версией. Между тем наряду с сохраняющимся ортодоксальным марксизмом в нашей стране (как и во всем мире) развивается новое течение, которое мы обозначим как «постсоветский марксизм».

Это имя пока не устоялось, но оно указывает на социопространственное и социовременное позиционирование этой школы, а так же на то, что она выросла из критики как старых догматических версий марксизма и попперовского либерализма ХХ века, так и современных вариантов неосталинизма («философии имперскости», державности и т.п.) и постмодернистских «дискурсов».

Отличительными чертами формирующейся школы постсоветского марксизма2 становятся:

  • критическое наследование достижение классического марксизма и его гуманистических отечественных международных течений второй половины ХХ века3;

  • критика догматических сталинистских версий марксизма и развитие, пересмотр ряда тезисов на основе опыта последних десятилетий;

  • открытый диалог с другими школами, прежде всего (но не только) экзистенциализмом и другими гуманистическими течениями, классическим институционализмом и т.п.;

  • акцент на понимании современной (в широком смысле слова, начиная с XX века) реальности как эпохи глобальных, качественных изменений в самих основах общественной жизни, создающих предпосылки для генезиса не только пост-капиталистического, но и постиндустриального, пост-экономического общества («царства свободы»); в этом смысле мы можем назвать наше течение «марксизмом постиндустриальной эпохи»;

  • диалектическое отношение к опыту «реального социализма» как противоречивому, сочетающему черты тупиковой авторитарно-бюрократической системы  — с одной стороны, и прогрессивных ростков социалистических отношений —  с другой.

Такой подход позволяет нам рассмотреть современную социально-экономическую жизнь целостно, системно-диалектически, в контексте её исторического развития.

1 См., например: Гайдар Е., Мау В. Марксизм между научной теорией и светской религией (либеральная апология). —  Вопросы экономики, 2004, № 5,6. Авторы дали развернутую критику этой версии «либерального марксизма» в своих статьях «Зачем нам нужен либеральный марксизм?» (Вопросы экономики, 2004, № 7) и — более полная и развернутая версия  — Начало и конец либерализма в России (Экономико-философские тетради, 2004, № 2). Позже в Вопросах экономики вышли и другие статьи, а в начале 2005 г. (№ 1 и № 2) был опубликован отчет о круглом столе по проблемам современного марксизма.

2 Постсоветский марксизм в России — это пока что достаточно аморфная школа, его сторонники существенно различаются в трактовке тех или иных конкретных явлений современной действительности. Значительная часть авторов, работающих в марксистской парадигме, по-прежнему тяготеет к постулатам классической ее версии и вряд ли согласится с предложенным выше критическим отношением к опыту реального социализма.

В данной статье, не претендующей на обобщение всех течений новой возникающей школы, дается авторская версия ее основных принципов. Более подробно основные положения статьи раскрыты в монографиях: Бузгалин А.В., Колганов А.И. Глобальный капитал. М., 2004; Бузгалин А.В. Ренессанс социализма. М., 2003.

3 Речь идет о работах Г.Батищева, В.Вазюлина, Н.Злобина, Э.Ильенкова, В.Келле, В.Лекторского, М.Лифшица, В.Межуева и др. — в нашей стране, Д.Лукача, Б.Олмана, И.Мессароша, А.Шаффа и т.п. — за рубежом (См.: Adorno T.W. Negative Dialectics, Continuum, New York, 1995; Aronson R. After Marxism, New York — London, 1995; Bensaid D. Marx`for our times. L., 2002; Callinicos A. Against Post-Modernism, Cambridge, 1989; Derrida J. Specters of Marx, London — New York, 1994; Jameson F. Late Marxism, London —  New York, 1996; Meszaros I. Beyond Capital: Towards a Theory of Transition, New York, 1995; Meszaros I. Marx’s Theory of Alienation. L., 1970; Ollman B. Alienation. N.Y.-Cambridge, Cambridge University Press, 1971; Schaff A. Alienation as Social Phenomenon. Oxford, 1980, 1990; ; Батищев Г. Диалектика творчества. Спб., 1997; Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1962; Библер В.С. Мышление как творчество. М., 1975; Вазюлин В.А. Логика истории. М., 1988; Злобин Н.С. Культура и общественный прогресс. М., 1979; . Злобин Н.С. Культурные смыслы науки, М., 1997; Ильенков Э.В. Философия и культура. М., 1991; Келле В., Ковальзон М. Теория и история. М., 1979; Лившиц М. К. Маркс. Искусство и общественный идеал. М., 1979; Лекторский В. и др. Материалистическая диалектика. М., 1979; Мандел Э. Власть и деньги. М., 1991; Межуев В.М. Культура и история. М., 1976; и др.)

Безусловно, все эти ученые разномасштабны по своему влиянию на философию. Весьма существенно различаются их философские концепции. Однако все они в общем и целом принадлежат к пространству критического марксизма, для которого характерны подлинно диалектический метод, традиции гуманизма, критического отношения к сталинизму.