User login

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Languages

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

You are here

К. Симонов. Откровенность за откровенность

К. Симонов.
Откровенность за откровенность.

Л. А. Булавка

 

Процессы постмодернистской трансформации
нашего общества из состояния общественного
«застоя» в капиталистический
тупик до сих пор сопровождаются в том
числе, переоценкой идейных и
художественно-эстетических приоритетов
советской культуры. В принципе, такие
процессы — исторически объективны и
закономерны. В данном случае для нас
более важным является другой вопрос:
каковы сущность и характер данной
ревизии, помогает ли она новой системе
наследовать культуру прежней или нет.
А ведь именно этим в значительной степени
и определяется мера подлинной новизны
идей.

Что же касается современной России, то
сегодня очевидно как в условиях
реверсивной «модернизации» нашего
общества происходит «ренессанс»
всех пороков прежней системы в ее
фарсовом формате. Так, например, вместо
того, чтобы теоретически осмыслить
сложные противоречия советской культуры
во всей их остроте и полноте, господствующие
подходы активно культивируют принцип
идеологической мифологизации «острых
углов» советской культуры и истории.
Именно принципиальным неприятием любой
попытки подменять необходимость
серьезного анализа проблемы тем или
иным мифом (коммунистическим или
антикоммунистическим — это неважно),
воспитывающим телеологический подход
к исторической и культурной реальности,
за которой в сущности всегда стоит
важнейшая из проблем — проблема человека,
и продиктован выбор в качестве первого
материала этой новой рубрики «Культурная
ретроспектива» статья К.Симонова
«Откровенность за откровенность»
из книги Сегодня и давно» М., 1978.

Редколлегия журнала «Альтернативы»
предлагает своим читателям открытое
письмо известного советского писателя
Константина Симонова, адресованное
немецкому коллеге Альфреду Андершу в
1977 году, а затем опубликованное в книге
«Сегодня и давно» (1978 г.) и касающееся
нашумевшей когда-то истории, связанной
с именем Бориса Пастернака. В этом
письме К.Симонов объясняет, почему
редакционная коллегия журнала «Новый
мир» в тот период, когда он являлся
главным редактором (1956 год), отдавая
должное творчеству не менее известного
советского писателя Б. Пастернака, в
тоже время отказалась печатать его
роман Доктор Живаго». Неопубликованная
рукопись была возвращена автору вместе
с большим письмом, в котором редакционная
коллегия журнала «Новый мир»
открыто и обстоятельно представила
свое подробное, прямое и неуклончивое
объяснение по поводу данного решения.
Но история этого письма, равно как и
история с романом «Доктор Живаго»
на этом не закончилась. Что случилось
потом — об этом можно узнать из данного
материала Константина Симонова, которое
он назвал так — «Откровенность за
откровенность».

Не комментируя данный документ,
редколлегия журнала «Альтернативы»
считает, что его публикация представляет
немалый литературный и исторический
интерес для понимания сложных процессов
советской культуры и истории, без которых
очень трудно найти ответы, в том числе,
на такие вопросы.

Почему данная редакционная коллегия
журнала «Новый мир» (К.Симонов,
А.Ю. Кривицкий, К.Федин, Б. Лавренев,
Б.Агапов), большинство членов которой
принадлежали к старой беспартийной
русской интеллигенции и, уже хотя бы,
историческим контекстом своей биографии
были схожи с главным героем романа
«Доктор Живаго», все же отказалась
принять его?

Может быть, из сталинистско-партийного
давления, оказываемого тогда на советскую
литературу? Не отвечая на этот непростой
вопрос, напомним лишь тот факт, что этот
отказ «Нового мира» прозвучал
вскоре после знаменитого ХХ — го съезда
партии, который, по крайней мере, хотя
бы официально осудил преступления
сталинской политики.

Может быть, из личного страха перед
политической ответственностью? Но и
тут не стоит забывать, что К.Симонов был
не единственным из данного состава
редколлегии «Нового мира», кто
«прошел» всю Великую Отечественную
войну (лично его военный путь был от
Западного фронта в июне-июле 1941 года.
до взятия Берлина в частях Первого
Украинского и Первого Белорусского
фронтов) в качестве военного корреспондента,
чья личная позиция, мнения и оценки
всегда были «нагружены» не только
этической, журналистской, но и военной
ответственностью. (военнослужащего).
Так что, политической ответственностью
эту породу людей было не так легко
испугать.

Может быть, отказ в публикации романа
«Доктор Живаго» был продиктован
нежеланием «Нового мира» представлять
на своих страницах материал, несущий в
себе неприятие советской действительности
и не соответствием его канонам соцреализма?
Но тогда почему, в это же самое время
данная редколлегия журнала «Новый
мир» публикует роман Дудинцева «Не
хлебом единым», чья действительная
критика советской реальности была и
более откровенной, и несравненно более
жесткой?

Эта статья К.Симонова рождает немало
вопросов, не только по поводу данной
истории с романом «Доктор Живаго»,
но и тех, что связаны с целым рядом
проблем взаимоотношения художника и
общества, идеологии и искусства.

Может ли идейная оппозиционность автора
господствующей власти (в данном случае
 — советской) или наоборот — «идейное
соответствие» ее политическому курсу
служить автоматическим основанием для
некритического отношения к
художественно-эстетической стороне
его произведения?

Если отказ в публикации художественно
несостоятельного произведения «простого»
писателя — это законная норма редакционной
этики, то каковым должно быть отношение
к художественной неудаче писателя, уже
признанного? Такое же, как и к «простым
смертным» или же исключительное? И
кто в таком случае определяет меру этой
исключительности? И вообще, допустимо
ли критическое отношение к великим
художникам?

И вообще как в условиях социализма
должна решаться проблема художественной
цензуры? Должна ли она быть вообще и
если должна, то какова роль идеологии
в этом? Какие общественные отношения
должны стоять в основе механизма
цензурирования? Что должно выступать
субстанцией этой цензуры: государство,
сообщество «зрителей» или сообщество
художников?

Как менялась общественная природа
советской цензуры в разные исторические
периоды?

Далее читайте письмо К.Симонова
немецкому писателю Альфреду Андершу
 — см. журнал «Альтернативы»
2006. № 3. Стр. 174 - 183.

Опубликовано в журнале
«Альтернативы» 2005. № 1. Стр. 171
- 173.

Russian
Журнал «Альтернативы»: 
Авторы: