Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Предпосылка и начало революции

К 100-летию первой русской революции

Предпосылка и начало революции

Р. Я. Хабибулина[1]

«Бунт или революция?» — с таким вопросом обратился Людовик XVI к своим придворным утром 14 июля 1789 года. И в ответ услышал: » Сир, это революция».

В лексиконе Николая II не было слова «революция». Между тем в начале ХХ века она стучалась в российское окно. На стыке ХIХ и ХХ веков во всем обществе ощущалась неизбежность грандиозных событий. В воздухе пахло грозой.

Предчувствие перемен нашло отражение в литературе и искусстве. Наиболее яркие примеры — «песня о Буревестнике» (1901 г.) и поэма «Человек»(1903 г.) А.М.Горького. В музыке — 2-я симфония С.В.Рахманинова (1896 г.) и особенно 3-я симфония А.Н.Скрябина (1903г.), которой автор намерен был дать эпиграф » Вставай поднимайся, рабочий народ». В этих великих программных произведениях воспевается человек, устремленный к борьбе, в них воспевается мощь человеческого духа, пафос борьбы и гордого самоутверждения человека, ищущего нелегкий путь к победе. В этих симфониях уже слышна идея обновления, становления творческого духа, гордого самоутверждения человека.

Наиболее четко и откровенно выразил эти настроения М.Горький. Грозная музыка революции с могучей силой зазвучала в «Песне о Буревестнике»: «Буря! Скоро грянет буря!». И далее: «…то кричит пророк победы: Пусть сильнее грянет буря!» В поэме «Человек» автор не просто воспевает героизм борцов-революционеров, но создает идеал человека Будущего, человека-победителя: «Настанет день — в груди моей сольются в одно великое и творческое пламя мир чувства моего с моей бессмертной Мыслью, и этим пламенем я выжгу из души все темное, жестокое и злое… Смысл жизни вижу в творчестве, а творчество самодовлеет и безгранично!»… «Так шествует мятежный Человек — вперед! и — выше! все — вперед! и — выше!»1

Подтверждением реальности ожидаемых перемен явились события начала нового века. К началу ХХ века обострились все противоречия социально-экономического развития России. Переплетение новейших форм капитализма с сохранившими еще перевес домонополистическими формами, а капиталистических отношений с сильнейшими пережитками крепостничества, с «военно-феодальным империализмом» помещичьей монархии — такова была главная особенность общественного строя страны. Коренная потребность общественного развития России — освобождение от самодержавия, воплощавшего всю отсталость страны и самые грубые формы экономического и политического гнета, — стала первостепенной.

В стране наблюдался революционный подъем. Знаменательным событием 1900 г. была харьковская маевка, когда около 10 тыс. рабочих бросили работу и половины из них вышли на улицу. С весны 1901 года демонстрации охватили почти всю страну от Петербурга до Баку, от Варшавы до Иркутска. В мае 1901 г. в Петербурге произошла так называемая «Обуховская оборона» — схватка рабочих одного завода с полицией и войсками; в ноябре 1902 г. — стачка-демонстрация пролетариев целого города Ростова-на-Дону; летом 1903 г. стачки охватили весь юг России.

Пришло в движение и крестьянство. Весной 1902 г. разразилось восстание в Полтавской и Харьковской губерниях. На его подавление было направленно10 тыс. царских войск.

Ускорилось политическое самоопределение либеральной буржуазии и демократической интеллигенции. В начале 1902 г. образовалась партия социалистов-революционеров (эсеров); летом и осенью 1903 г. возникли «Союз освобождения» и «Союз земцев-конституционалистов» — политические организации либеральной буржуазии.

В борьбе с революционным движением царизм использовал самые крайние репрессивные меры. » Политику кнута» правительство пыталось сочетать с «политикой пряника». По инициативе начальника Московского охранного отделения Зубатова стали насаждаться рабочие организации под надзором полиции.

В феврале 1904 г. началась русско-японская война. Царская армия терпела поражение за поражением. В декабре 1904 г. пал Порт-Артур. «Военный крах неизбежен, — писал В.И.Ленин в статье, опубликованной в ¦1 большевистской газеты «Вперед» 4 января 1905 года (22 декабря 1904г.), — а вместе с ним неизбежно и удесятерение недовольства, брожения и возмущения». В ¦2 той же газеты появилась ленинская статья «Падение Порт-Артура», в которой автор выразил свою неколебимую уверенность в неизбежности революции в России: «В революцию начинают верить самые неверующие. Всеобщая вера в революцию есть уже начало революции. О ее продолжении печется само правительство своей военной авантюрой. О поддержке и расширении серьезного революционного натиска позаботится русский пролетариат»2

Между тем царь всея Руси Николай II 1 января 1905 года записал в своем дневнике: «Да благословит Господь наступивший год, да дарует он России победоносное окончание войны, прочный мир и тихое безмолвное житие».

И далее: «Поехали к обедне. Завтрак. Погулял. Обед…Очень рад оставаться на зиму в родном Царском селе».3

Россия была, как говорили в кругу социал-демократов, заряженным ружьем со взведенным курком.

1905-й год начался волнениями на Путиловском заводе в Петербурге. Возмущение путиловцев было связано с увольнением нескольких рабочих. 3 января 1905 г. 12600 рабочих завода прекратили работу. В последующие дни социал-демократы выпустили несколько листовок с призывом ко всем рабочим Путиловского завода, Шлиссельбургского района Петербурга с призывом к всеобщей политической стачке. Прокламации заканчивались лозунгами: «Долой самодержавие!»

7 и 8 января в Петербурге бастовало уже 130 тыс. рабочих. События развивались стремительно.

Именно в такой обстановке священник Г.Гапон, связанный с Охранным отделением, предложил подготовить петицию к царю, принять его на многолюдном собрании. Петиция обсуждалась на собрании членов одной из зубатовских организаций — «Общества русских фабрично-заводских рабочих».

Принятая петиция распадалась на три части: «Требования прав для народа; меры борьбы с бедностью народа и меры против угнетения труда капиталом. По поводу содержания петиции В.И.Ленин отмечает «чрезвычайную интересное преломление в умах массы или ее малосознательных вождей программы социал-демократов»4

Идея мирного шествия ко дворцу и подачи петиции царю, мгновенно овладела массами. Эта форма наиболее соответствовала тому состоянию наивной веры в царя, в каком значительная часть рабочих находилась до 9 января.

Царское правительство умышленно позволяло развиваться рабочему движению. Оно имело свой коварный план: довести движение до применения военной силы. В столицу были стянуты дополнительные войска. Царь совершенно серьезно готовился к войне со своим народом. 8 января Николай II записал в своем дневнике: «Ясный морозный день. Было много дела и докладов…Со вчерашнего дня в Петербурге забастовали все заводы и фабрики. Из окрестностей вызваны войска для усиления гарнизона (подчеркнуто нами — Р. Х.) Рабочие до сих пор вели себя спокойно. Количество их определяется в 120 000 ч.»5

Все эти январские дни петербургские социал-демократы были с народом. Они вели активную агитацию против так называемого мирного шествия к царю. Однако предотвратить народную мирную манифестацию не удалось.

Шествие началось очень рано. Местами оно напоминало крестный ход. Люди шли с хоругвями, портретами царя; все было проникнуто какою-то религиозной торжественностью. «Толпа напоминала темный вал океана, едва разбуженный первым порывом бури, она текла вперед медленно; серые лица людей были подобны мутно-пенному гребню волны… Слова кружились над толпой, как маленькие серые птицы», — писал М. Горький в повести «9 января» (1907 г.). Серые лица, серое небо, серые птицы… «Порою в толпе раздавался дерзкий человеческий голос: Товарищи! Не обманывайте сами себя…Но самообман был необходим , и голос человека заглушался пугливыми и раздраженными всплесками криков.»6

Безоружная толпа была хладнокровно расстреляна царскими войсками.. У Нарвских ворот, на Шлиссельбургском тракте, на 5-й линии Васильевского острова, у Троицкого моста, на Выборгской стороне и во многих других местах, солдаты и казаки расстреливали толпу. Наибольшее кровопролитие произошло у Дворцовой площади и прилегающих к ней улицах.

По официальным данным убито 96 человек и ранено 330. Журналисты 13 января подали министру внутренних дел список 4600 убитых и раненых.7

В этот день, вошедший в историю, как «Кровавое воскресенье», российский царь записал в дневнике: «Тяжелый день. В Петербурге произошли серьезные беспорядки вследствие желания рабочих дойти до Зимнего дворца. Войска должны были стрелять (подчеркнуто нами — Р. Х.) в разных местах города, было много убитых и раненых. Господи, как тяжело!» И тут же: «Мама приехала к нам из города прямо к обедне. Завтракали со всеми. Гулял с Мишей. Мама осталась у нас на ночь»8

Залпы, раздавшиеся 9января в Петербурге, пробудили революционный энтузиазм масс. «Рабочий класс получил великий урок гражданской войны, — писал В. И. Ленин в статье «Начало революции в России», написанной 12 января 1905 года, — революционное воспитание пролетариата за один день шагнуло вперед так, как оно не могло шагнуть за месяцы и годы серой, будничной, забитой жизни.»9. «Толпа медленно, но неуклонно изменялась, перерождаясь в народ», — отметил М. Горький в повести «9 января».10 В столице повсеместно проходили стихийные митинги. Выступавшие на этих митингах большевики, призывали рабочих строить баррикады, добывать оружие и с оружием в руках бороться против самодержавия. Во многих районах столицы происходили столкновения рабочих с солдатами и казаками. На Васильевском острове появились первые баррикады. Затем баррикады стали возводиться во многих районах города. Появились листовки, призывающие к вооруженной борьбе против самодержавия, в революционном движении впервые переплелись такие его формы, как массовая политическая стачка, политическая демонстрация и баррикадные бои. Рабочие, при активном участии социал-демократов, вооружались.

Именно эти события, активная борьба передовых рабочих, увлекавших своими действиями и своей агитацией колеблющихся, послужили началом первой русской революции. Политические вожди рабочего класса — социал-демократическая партия, ее большевистская часть, прежде всего, — приобретала опыт руководства народными массами во время революции. Им предстояло выполнить самую трудную работу на протяжении всей истории человечества — руководить революцией.

Рабочее движение нарастало с каждым днем. 10 января группа петербургских рабочих ворвалась в частную типографию и отпечатала прокламацию больше чем в 10 тыс. экземпляров. «Граждане! — говорилось в ней, — Вчера вы видели зверства самодержавного правительства!… Кто же направил войска, ружья и пули в рабочую грудь? — Царь, великие князья, министры, генералы и придворная сволочь. Они — убийцы! — смерть им. К оружию, товарищи, захватывайте арсеналы, оружейные склады и оружейные магазины… Свергнем царское правительство, поставим свое. Да здравствует революция, да здравствует учредительное собрание народных представителей! — Российская социал-демократическая рабочая партия».11

Клич «Долой самодержавие» подхватили тысячи сотни тысяч голосов по всей России. Общее число стачечников в стране в январе достигло 444 тыс. человек, ровно столько, сколько за предшествующие 10 лет. Революционная волна захватила и деревню. В январе крестьянское восстание охватило 17% уездов Европейской России. Но главные события революции — всеобщая октябрьская политическая стачка, декабрьское вооруженное восстание в Москве. Восстания в армии и на флоте были еще впереди.

Напуганное бурным развитием революционного движения, царское правительство предприняло жесточайшие меры подавления народного протеста. Начались массовые аресты, в города и села вводились войска. В столице, впервые после восстания декабристов, стояла артиллерия. Закрывались учебные заведения, театры, органы прогрессивной печати. Власти намеренно разжигали национальную рознь, создавались монархические погромные отряды «Черной сотни», участились еврейские погромы. Одновременно правительство старалось отвлечь народ от революционной борьбы обещаниями реформ.

19 января была разыграна комедия приема «рабочей депутации» в Царском селе. Обращаясь к приглашенным, Николай II заявил: «Прискорбные события, с печальными, но неизбежными последствиями смуты, произошли от того, что вы дали себя вовлечь в заблуждение и обман изменниками и врагами нашей родины. Приглашая вас идти подавать Мне прошение о нуждах ваших, они поднимали вас на бунт против Меня и Моего правительства, насильно отрывая вас от честного труда»…12 Как известно, история иногда повторяется, как фарс. Ведь пытались антинародные власти в январе 2005 года (!) объявить многотысячных участников митингов протестующих против «Закона — 122», в безвольном следовании за некими провокаторами, подстрекающими на незаконные действия. Поистине прав был крупнейший русский историк России В.О. Ключевский: … история «ничему не учит, а только наказывает за незнание уроков».13

Начавшаяся в России революция имела глубокие корни. В истории революций всплывают десятилетиями зреющие противоречия. Основу российской революции и ее национальную особенность составил аграрный вопрос. Основной социальный фон революции составили решительная борьба крестьянства против сохранения крепостничества, за землю 10,5 млн крестьянских дворов имели 75 млн. дес. земли и почти таким же количеством земли — 70 млн. дес. — владели 30 тыс. помещиков. Разрыв был колоссальный: 7 дес. в среднем на одно крестьянское хозяйство и 500 дес. на помещечье. По образному выражению И. Бунина, Россия была подобна могучему дубу, внутри которого был глубокий разрыв — между помещичьей усадьбой и крестьянской избой. Сущность аграрного вопроса составляла борьба крестьянства за уничтожение помещичьего землевладения и остатков крепостничества в земледельческом строе России, а следовательно, и во всех социальных и и политических учреждениях ее.14

Первая русская революция по своему содержанию, по своим задачам была крестьянской и одновременно пролетарской по ведущей в ней роли рабочего класса. Это была первая народная революция новой эпохи, эпохи развитого капитализма, эпохи империализма.

Вместе с тем, социал-демократическая партия понимала, что победа буржуазно-демократической революции будет первым шагом в борьбе за социализм, демократию, за подлинный гуманизм.

Первая русская революция потерпела поражение. Но и поражения многому учат народы. В развитии революции бывают перерывы. Но победа ее неизбежна!

Первая российская революция стала генеральной репетицией Великой Октябрьской социалистической революции.

1.      Горький А. М. Собр. соч. М. 1960. т. 3. с. 461; т. 5. с. 9, 10

2.      Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 9, с. 136, 159.

3.      Дневники императора Николая II. М., Орбита. 1991, с. 245

4.      Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 9, с. 176.

5.      Дневники императора Николая II. М., Орбита. 1991, с. 246

6.      Горький А. М. Собр. соч. т. 4. с. 131

7.      См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 9, с. 227.

8.      Дневники императора Николая II. М., Орбита. 1991, с. 246

9.      Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 9, с. 203.

10.  Горький А. М. Собр. соч. т. 4. с. 138

11.  Вперед. 1905. 18 января.

12.  Календарь русской революции. Пгд. 1917, с. 30

13.  Ключевский В. О. Письма. Дневники. Афоризмы и мысли об истории. М. 1968, с. 349.

14.  См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. т. 16, с. 403.

26 марта 2005 г.

 

Р. Я. Хабибулина

 


[1] Хабибулина Раиса Яковлевна, кандидат исторических наук, доцент, Санкт-Петербург

Русский
Разделы: