Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Противостояние неоклассической логики А.М. Анисова и ЭДЛ. Часть 3.

Аватар пользователя Грачев Михаил

  

Автор М.П.Грачев

Противостояние неоклассической логики А.М. Анисова и Элементарной диалектической логики. Часть 3.

 

 

Что не так с пунктом 4 образа ДЛ у Анисова?

[4. Логика, заключения которой обязательно истинны]

 

А.М. Анисов пишет:

«Каждая аксиоматизация классической логики высказываний или предикатов дает пример логики, в которой любая цепочка переходов от аксиом к заключительному утверждению будет выводом, заключением которого является не просто истинное утверждение, а утверждение, истинное в любой непустой области, т.е. истинное во всех возможных мирах. Заключения А таких выводов называются теоремами…»[24]

 

Соответственно, если догматы классиков марксизма принять за аксиомы, то выведенные из них по правилам логики высказываний заключительные утверждения тоже будут истинными. То есть, казалось бы вполне можно обойтись без особой диалектической логики.

 

Только, как было отмечено выше, по признанию самого же А.М. Анисова, «в реальном познавательном процессе истинность или ложность многих утверждений о действительности не установлена». Всё хорошо, пока не оспаривают истинность самих аксиом (исходные посылки рассуждения). Живые люди как правило рассуждают, исходя из  фактов реальной действительности. А она противоречива. У людей интересы часто не совпадают. А то и вовсе диаметрально противоположны. Классическая логика может служить хорошим подспорьем для приведения в порядок своих собственных мыслей. Но она бесполезна в дискуссии собеседников, исповедующих противоположное мировоззрение, т.е. с разной аксиоматикой. Это уже компетенция диалектической логики.

 

А.М. Анисов переоценивает неоклассическую логику. Сейчас на Западе в тренде постклассическая логика: «Jurisprudence, not mathematics, Toulmin argued, should be the logician’s model in analysing rational procedures»: (Юриспруденция! Не математика, — утверждал Тулмин, — должна служить логической моделью при анализе рациональных процедур (Louise Cummings. ARGUMENTATION THEORY. The Routledge Pragmatics Encyclopedia, 2010).

 

Нет пророка в своем отечестве. Эти крылатые слова относятся и к Стивену Тулмину. Его книга  «Использование аргументации» в родной Англии была встречена враждебно как анти-логика, но получила широкую благодарную аудиторию в американских университетах:

«The book was roundly damned by Peter Strawson in the B.B.C.’s weekly journal, The Listener; and for many years English professional philosophers ignored it!» (Stephen E. Toulmin. The Uses of Argument, 2003, — viii). Питер Строусон проклял эту книгу в еженедельнике Би-би-си «The Listener», и многие годы английские профессиональные философы игнорировали ее!


Тулмин задается вопросом: ‘What sort of a science is logic?’ (В каком роде логика — это наука?). Ответ звучит у него неожиданно: ‘Logic (we may say) is generalised jurisprudence’ (р.7). Логика, по мнению Тулмина, становится обобщением уже не математических рассуждений, а процессуально-юридической практики (наконец-то, нашелся выразитель чаяний адвокатов, прокуроров, политиков и ленивых студиусов). В дальнейшем центр внимания перемещается не к математической, а юридической структуре рассуждений и аргументации (знаменитая модель Тулмина). Так Стивен Тулмин стал отцом-основателем неформальной логики и „критического мышления“ в американском варианте теории и практики аргументации — основы западных технологий вешания лапши на уши горбачевской администрации. Эффективность которой была доказана в скором времени. Если по пути обобщений пойти дальше, то на финише получим диалектическую логику.

Диалектическая логика — это логика проблемных высказываний и процедура вывода начинается с регистрации исходного противоречия (тезиса и антитезиса). А сама процедура диалектического доказательства представляет собой не дедуктивный вывод, а совместное рассуждение со встроенной взаимной аргументацией и контр аргументацией сторон. Дедуктивный вывод, при таком положении, всего лишь момент аргументации одной из сторон. Истинные заключения в случае диалектического доказательства представляют собой продукт консенсуса или синтеза исходных тезиса и антитезиса. Отсюда новая формулировка пункта 4:

  1. ДЛ — это Логика, в которой истинность заключения обеспечивается процедурой аргументации и взаимной контр-аргументации сторон.

 

 

Что не так с пунктом 5 образа ДЛ у Анисова?

[5. Логика, которая использует только непустые понятия]

 

А.М. Анисов пишет:

«Диалектика, не желавшая «мараться» о пустые понятия, оказалась в этом пункте солидарной с традиционной формальной логикой, трактуемой на современный лад. Поскольку в отличие от диалектиков,  формальные логики предлагают по данному пункту заслуживающую внимания аргументацию, критически рассмотрим наиболее весомые доводы против пустых терминов в формальной логике …»[25]

 

Про «пустые понятия», о которые де диалектика не желает мараться, заявление голословное (где цитаты? — Нет в статье А.М. Анисова цитат,  подтверждающих его претензии к диалектике). Диалектика — это, в том числе, есть метод рефлексии. Поэтому каким бы по статусу ни было понятие, диалектика обязательно его отрефлексирует.  Какие понятия относят к классу пустых? Например, вечный двигатель, теплород, флогистон, эфир. Да и само понятие «диалектическая логика» пустое в умах её противников. Так почему бы не «замараться» и не рассмотреть приписываемую ДЛ пустоту?

Какое отношение пункт 5 имеет к диалектической логике? Да, никакого. Логика (что является общей характеристикой всякой логики) отвлекается от содержания понятий и акцентирует внимание на форме утверждений, на форме вопросов и форме оценок утверждений и понятий.

И если противники ДЛ оценивают содержание понятия «диалектическая логика» как пустое, а адепты — как «непустое», то в предмет ДЛ входит построение и исследование совместного рассуждения сторонников и противников взаимно исключающих суждений, в частности, и  о пустых понятиях. С учетом сказанного переформулирую пункт 5 следующим образом:

  1. ДЛ — это Логика, которая вводит в структуру рассуждения «субъект высказывания»[26], оспаривающий или подтверждающий существование данного непустого/пустого понятия.

 

 

Добавление шестого пункта

 

В 1898 году молодой Ульянов, после ознакомления с первой обширной публикацией о диалектической логике в журнале «Русское богатство»[27]], сожалел, что некомпетентен в данном вопросе.

В. Ульянов пишет Α.Η.Потресову (из c. Шушенского) 2 сентября 1898г

«Обратили ли Вы внимание в «Русском Богатстве» на статьи Н. Г. (в 2-х последних книжках) против «материализма и диалектической логики»? Преинтересны ведь — с отрицательной стороны. Я должен сознаться, что некомпетентен в поднятых автором вопросах, и меня крайне удивляет, почему это автор «Beiträge zur Geschichte des Materialismus» (т.е. Г.В.Плеханов. — M.G.) не высказывался в русской литературе и не высказывается решительно против неокантианства, предоставляя Струве и Булгакову полемизировать о частных вопросах этой философии…»[Ленин В.И. ПСС, т.46 - C.15]

 

Но и спустя более чем через 20 лет, когда классик марксизма вновь обратил внимание на данный термин, он остался на том же уровне компетентности. И это обстоятельство не в последнюю очередь сказалось на последующем крахе диалектической логики диамата, описанном профессором О.В.Малюковой (в том числе, «закрытие кафедры диалектической логики на философском факультете МГУ в 1968 году», как было отмечено вверху, см. Анисов А.М. Малюкова О.В. Демина Л.А. Становление отечественной логики: дискурсы и судьбы. Монография. — М. Проспект. — 2019.). К сожалению, специалисты по марксистской диалектической логике поныне почему-то избегают вступать в полемику с либеральными профессорами, публично третирующими диалектическую логику в статьях и научных монографиях. Например, безответным так и отстался выпад против диалектической логики, исходящий от доцента кафедры истории русской философии философского факультута СПбГУ д.ф.н. А.И.  Бродского.

Провокативные высказывания Бродского:

«В наши дни о диалектической логике вспоминают редко. Старшее поколение философов обращается сейчас к диалектической логике только в целях критики марксизма, а младшее похоже и вовсе о ней ничего не слышало». 

«Именно Ленин высказал мысль, что марксистская теория опирается не на обычную формальную логику, а на некоторую особую, высшую Логику, восходящую своими корнями к диалектической логике Гегеля. … Впрочем сам Ленин так и не разъяснил, что должна представлять собой эта «высшая логика»».

«Ильенковцы развернули настоящее наступление на математическую логику, которая, по их мнению, протаскивает в советскую философию «всякие конъюнкции, дизъюнкции и прочий неопозитивистский ученый хлам» (М.Ф. Воробьев)»

«Противники диалектической логики не могли прямо отрицать её существование, так как это означало бы несогласие с ленинскими формулировками, что в те времена расценивалось как государственное преступление».

«Спор между «диалектиками» и «логиками» шел почти два десятилетия и закончился полным поражением диалектиков. Ильенковцы не получили партийно-правительственной поддержки, на которую по-видимому рассчитывали». 

«Теоретическая функция Диалектической логики, как уже отмечалось, состояла в том, чтобы делать марксистскую философию не только непроверяемой, но и вообще закрытой для какого бы то ни было рационального обсуждения. Достигалось это отрицанием всех основных законов обычной логики, в том числе закона непротиворечивости»,  ( А.И. Бродский. Тайна диалектической логики. Гегелевская диалектика в советской России // Русская и европейская философия: пути схождения. Сборник материалов конференции. СПб., 1999. С. 172-181).

Ленин в известной характеристике ДЛ (из четырех пунктов) по существу описал не диалектическую логику, а диалектический метод. Так ведь, против констатации диалектического метода под именем диалектической логики никто не возражал — ни сторонники, ни противники. В самом деле, от замены слов «диалектическая логика» на словосочетание «диалектический метод» смысл не изменится. И даже, станет более адекватным. Перефразирую четыре правила, заменив ДЛ на  »диалектический метод»:

  1. Диалектический метод требует,  надо охватить (предмет), изучить все его стороны, все связи и «опосредствования».
  2. диалектический метод требует, чтобы брать предмет в его развитии, «самодвижении» (как говорит иногда Гегель), изменении…
  3. Диалектический метод требует, вся человеческая практика должна войти в полное «определение» предмета и как критерий истины и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку.
  4. диалектический метод требует учитывать, что «абстрактной истины нет, истина всегда конкретна»… »[29]

Плюс важное пятое правило:

  1. Диалектический метод требует четкой последовательности в постановке вопросов: сначала решить общие, затем частные вопросы*.

 

Заключительное суждение неоклассического вывода  - это теорема. Такую теорему формулирует А.М. Анисов в своем гипотетическом проекте диалектической логики:

«Если р — предложение естественного языка, то из р ничего не следует и ничего не выводится»[30]. (жирный шрифт авторский, в оригинале)

 

Заключить о потешном, ненастоящем характере атаки на диалектическую логику со стороны профессора А.М. Анисова можно из следующих его слов об отношении неоклассической логики уже не к одному предложению, а  к группе предложений естественного языка:

«Если  Т — текст на естественном языке, то из Т ничего не следует и ничего не выводится»[31].

 

В самом деле. Пусть Т — статья А.М. Анисова «Почему невозможна диалектическая логика?». Статья изложена на естественном языке. Из статьи ничего не следует (нет следования по правилам формализованной теории со всеми входящими в теорию атрибутами дедуктивного вывода). Следовательно, угроза продемонстрировать  »невозможность построения диалектической логики» была заведо невыполнимой. Такая угроза не доказана А.М. Анисовым методом неоклассической логики.

Всё это дает мне основание добавить шестой пункт в параметры ДЛ, противостоящий современной неоклассической логике А.М. Анисова:

  1. ДЛ — это Логика, переводящая предложения естественного языка в один из четырех видов высказывания: вопросы, оценки, суждения , императивы

 

________________
*) »… кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каждом шагу бессознательно для себя «натыкаться» на эти общие вопросы. А натыкаться слепо на них в каждом частном случае значит обрекать свою политику на худшие шатания и беспринципность» (В.И.Ленин, Полн. собр. соч., т. 15, с.368).

 

 

Две сопряженные модели

Проекта диалектической логики

 

Оценивая на внелогическом, гуманитарном уровне ситуацию, сложившуюся вокруг диалектической логики, А.М. Анисов лишь декларирует интенцию понимания и заинтересованность. А на деле начинает с предвзятой уверенности в отсутствии эмпирических и теоретически значимых наработок ДЛ. А именно, что «диалектической логики как не было, так и нет»[32]. Тогда в чём смысл вопрошания: «Почему невозможна диалектическая логика?».

 

Ведь можно было сразу дать ответ: ДЛ невозможна постольку, поскольку её не было, нет и не будет! Что ждать от научного исследования, тенденциозно нацеленного на заведомо отрицательный результат? Так может быть всё дело в самой формулировке темы?

 

Если исходно берется невозможность ДЛ, то как она может быть возможна?

Почему бы не сформулировать вопрос в кантовском ключе: «Как возможна диалектическая логика?». И приложить максимальные усилия для продуцирования возможных позитивных предпосылок ДЛ со стороны современной логики, коль скоро диалектики оказались мало продуктивными. При этом следует помнить, что современная логика не исчерпывается булевой алгеброй. В современную логику входят и неклассические работы фон Вригта, Informal Logic, прагма-диалектики и много чего другого в современной логической мысли. И только после того, как было бы всё испробовано, — лишь тогда сказать, дескать, честно старались спрогнозировать рациональную модель ДЛ — результат нулевой.

Хотя, например, А.А. Ивин, предложил же коннексивную формализацию диалектической логики.

 

Итого. Сборка переформулированных шести пунктов модели диалектической логики:

Суммирую шесть выведенных вверху пунктов плюс нулевой — общий для двух моделей. Альтернативной и, вместе с тем, сопряженной моделью диалектической логики к модели, озвученной А.М. Анисовым, будет следующая. Диалектическая логика — это логика в шести пунктах:

0. Логика — теоретическая наука о правильных рассуждениях.

1. Логика, включающая в рассуждение противоречие высказываний, в отличие от формальной логики, накладывающей запрет на противоречие.

2. Логика, содержащая неистинностные осмысленные высказывания, в отличие от математической логики, в которой класс неистинностных форм пуст и ни при каких условиях ими не пополняем.

3. Логика, исследующая взаимно исключающие посылки, которые одновременно истинные.

4. Логика, в которой истинность заключения обеспечивается процедурой аргументации и взаимной контр-аргументации сторон.

5. Логика, которая вводит в структуру рассуждения «субъект высказывания», оспаривающий или подтверждающий существование данного непустого/пустого понятия.

6. Логика, переводящая предложения естественного языка в один из четырех видов высказывания: вопросы, оценки, суждения , императивы.

 

Впрочем, развёрнутой моделью, которая соответствовала бы перечисленным шести пунктам, может служить Элементарная диалектическая логика в качестве искомого альтернативы в виде следующего макета ДЛ:



Макет Элементарной диалектической логики

 

М.П.Грачев. Элементарная диалектичская логика

A. Введение. 
I. Программа 
II. Ключевые идеи. 
III. Канон. 
IV. Часто задаваемые вопросы. 

B. Основная часть. 
1. Противоречие. 
2. Высказывание и понятие. 
3. Суждения и их истинность. 
4. Вопрос. 
5. Оценка. 
6. Императив. 
7. Умозаключение и диалог. 
8.Логические законы и правила. 
9. Доказательство и аргументация 
10. Альтернативные логики 

C. Заключение. Диалектическая логика и практика. 
Д. Приложения. 
I. Лексикон. 
II. Именной указатель 
III. Предметный указатель. 
IV. Литература.

 

Элементарная диалектическая логика — это рассудочная логика, представляющая собой теоретическую модель естественных рассуждений с включенным в его структуру противоречием. Она является расширением традиционной логики в область Informal Logic, учитывающей помимо истинностных утверждений и отрицаний также неистинностные вопросы, оценки, императивы, связываемые между собой уже не умозаключением, а логической формой “диалог”.

 

 

Заключение.

Продекларированное профессором А.М. Анисовым “разрушение надежды”[33] на реализацию проекта диалектической логики не состоялось.

Во-первых, из-за противоречия в позиции ниспровержения диалектической логики. С одной стороны, твердый настрой продемонстрировать невозможность диалектической логики как научной дисциплины. И тогда единственным средством надежного доказательства могла стать только символическая неоклассическая формальная логика. С другой стороны, по мнению А.М. Анисова, из текста на естественном языке ничего не следует и ничего не выводится. А текст статьи как раз на естественном, а не на символическом  языке. Значит разрушение надежды заведомо не могло состояться, уже хотя бы по чисто формальным признакам.

Во-вторых, ошибкой соавторов монографии явилось то, что они повелись на тезис о «пролетарской логике» и принялись всерьёз его разоблачать. Разумеется, диалектическая логика никакая не пролетарская и не буржуазная. Она  как и ТФЛ есть общечеловеческая логика.

И по существу. Модель проекта диалектической логики, составленная профессором А.М. Анисовым оказалась довольно-таки сырой, не проработанной не только в деталях, но и в своих принципиальных положениях.

Тем не менее, произошел замечательный сдвиг в разговоре формальных логиков с диалектиками в направлении от обмена колкостями к предметному диалогу о диалектической логике, моделированию её строения и функций. На что последовало встречное предложение проекта Элементарной диалектической логики.

Грачев Михаил Петрович

Москва, 10 мая 2019г.

Комментарии

Аватар пользователя bobrov-sa

 

Для меня лично всё это ясности в сущность диалектической логики как-то не внесло. Если логика (любая) «это теоретическая наука о правильных рассуждениях», то должны быть и правила рассуждений, т.е. те формы в рамках которых эти рассуждения правильные. С формальной логикой всё понятно, включая и границы применимости её законов. Суть их, в конечном счёте, заключается в получении истины из признаваемых истинными посылок. Да, это всегда локально, а рассуждения в целом выливаются в цепь этих локальностей.

А в чём выражаются законы и правила диалектической логики, как системы правильных рассуждений? Где с этим можно познакомиться?

И некоторые пункты (Диалектическая логика — это логика в шести пунктах) вызывают, как минимум, вопросы.

«3. Логика, исследующая взаимно исключающие посылки, которые одновременно истинные». Возникает вопрос, а кто и как определил истинность этих посылок. В формальной логике с достаточностью основания тоже не всё так просто, но это хотя бы признаётся. Это ведь практически отменяет закон противоречия формальной логики. Но если учесть «5. Логика, которая вводит в структуру рассуждения «субъект высказывания», оспаривающий или подтверждающий существование данного непустого/пустого понятия», то можно предположить, что истинность определяется субъектом высказывания, т.е. она произвольна – закон достаточного основания формальной логики игнорируется полностью.

Возможно разгадка в «4. Логика, в которой истинность заключения обеспечивается процедурой аргументации и взаимной контр-аргументации сторон», но где эта процедура, те самые законы и правила о которых я упомянул выше?

С. Бобров.

Аватар пользователя Грачев Михаил

 

Простота и сложность учения о рассуждениях

 

Сократ рассуждал. Аристотель — создал первое учение о рассуждении (по принципу: хотелось как лучше — получилось как всегда). Сократ рассуждал диалектически, а Аристотель - создатель формально-логического учения, оскопившего диалектику.

Полагаю, не нужно пояснять, кто такие Сократ и Аристотель, какова их роль и значение в разработке диалектики (первый) и логики (второй). Как известно, связь Европейской цивилизации с учением Аристотеля в свое время была утрачена и затем окольными путями восстановлена через труды учёных Востока. То есть люди в Европе какое-то время вполне свободно обходились без силлогизмов Аристотеля и не подозревали, что суть логики сводится к схеме: Все люди смертны, Сократ человек, Сократ смертен.

 В настоящей статье выведены шесть пунктов, которые перебрасывают мостик (от взглядов на диалектическую логику одного из ведущих и ныне здравствующих логиков России — Александра Михайловича Анисова) с позиций современной формальной логики на позицию, исходящую из собственно диалектико-логической проблематики. Вот эти шесть пунктов плюс нулевой:

0. Логика — теоретическая наука о правильных рассуждениях.
1. Логика, включающая в рассуждение противоречие высказываний, в отличие от формальной логики, накладывающей запрет на противоречие.
2. Логика, содержащая неистинностные осмысленные высказывания, в отличие от математической логики, в которой класс неистинностных форм пуст и ни при каких условиях ими не пополняем.
3. Логика, исследующая взаимно исключающие посылки, которые одновременно истинные.
4. Логика, в которой истинность заключения обеспечивается процедурой аргументации и взаимной контр-аргументации сторон.
5. Логика, которая вводит в структуру рассуждения «субъект высказывания», оспаривающий или подтверждающий существование данного непустого/пустого понятия.
6. Логика, переводящая предложения естественного языка в один из четырех видов высказывания: вопросы, оценки, суждения , императивы.

 

Ваше резюме на эти шесть позиций следующее:

Бобров: «Если логика (любая) «это теоретическая наука о правильных рассуждениях», то должны быть и правила рассуждений, т.е. те формы в рамках которых эти рассуждения правильные. С формальной логикой всё понятно, включая и границы применимости её законов. Суть их, в конечном счёте, заключается в получении истины из признаваемых истинными посылок. Да, это всегда локально, а рассуждения в целом выливаются в цепь этих локальностей. А в чём выражаются законы и правила диалектической логики, как системы правильных рассуждений? Где с этим можно познакомиться? И некоторые пункты (Диалектическая логика — это логика в шести пунктах) вызывают, как минимум, вопросы».

Что это за пункты, которые вызывают вопросы и о чём они? Попробую ответить.

Бобров. «3. Логика, исследующая взаимно исключающие посылки, которые одновременно истинные». Возникает вопрос, а кто и как определил истинность этих посылок. В формальной логике с достаточностью основания тоже не всё так просто, но это хотя бы признаётся. Это ведь практически отменяет закон противоречия формальной логики.

Будем говорить о двух элементарных логиках: Элементарной формальной логике (ЭФЛ) и Элементарной диалектической логике (ЭДЛ). При том, что ЭФЛ — это то же самое, что и традиционная аристотелевская логика.

В элементарной формальной логике истинность суждений задается вместе с самими суждениями. ЭФЛ — это аппарат по переработке одних истинных суждений (посылок) в другие истинные суждения (заключение). Истинность посылок определяется средствами познания и как продукт познания.

Познание — это самостоятельный исторически обусловленный процесс в структуре социума. Логика же - всего лишь специальная дисциплина, встроенная в процедуру познания, но познанием не является, поскольку имеет дело с уже готовым знанием и его дальнейшей обработкой.

О том, что собой представляет ЭДЛ.

Нужно отдавать себе отчёт в том, что Элементарная диалектическая логика — это, конечно, не Логика с большой буквы, которую разрабатывал Ильенков (не логика познания). ЭДЛ — это логика наших повседневных рассуждений, которая сопоставима с традиционной формальной логикой. То есть, в ЭДЛ рассматриваются те же вопросы основных форм мысли, правильности рассуждений, законов и правил таких рассуждений. С тем отличием от ЭФЛ, что это логика с включенным в структуру рассуждения противоречием.

Кроме того. Если в ЭФЛ в основу положены лишь истинностные формы утверждений и отрицаний, то в Элементарной диалектической логике штатными являются также вопросы, оценки и императивы. И хотя без столь близких нам «вопросов», казалось бы, не может обойтись ни одно рассуждение — официально в традиционной логике вопросы находятся под запретом, так как вопросы не истинные и не ложные.

Скажем, считается недопустимым отвечать вопросом на вопрос. Да и сам вопрос несёт на себе признаки софистики, поскольку позволяет уклониться от ответственности за свои слова. Мол, я ничего не утверждал, а только спрашивал.

Теперь главное. Откуда берутся одновременно истинные взаимно исключающие посылки?

 

Бобров. Но если учесть «5. Логика, которая вводит в структуру рассуждения «субъект высказывания», оспаривающий или подтверждающий существование данного непустого/пустого понятия», то можно предположить, что истинность определяется субъектом высказывания, т.е. она произвольна – закон достаточного основания формальной логики игнорируется полностью.

Истинность посылок как и в ЭФЛ (элементарной формальной логике) дается вместе с суждениями. Только эти суждения принадлежат разным людям с различным жизненным опытом, воспитанием, образованием, классовой принадлежностью и преследующими прямо противоположные цели/интересы. Такие люди (индивиды, личности, субъекты) вступают в от их воли не зависящие отношения. Их высказывания являются отражением этих объективных отношений. Каждый из них по умолчанию убежден в истинности своих высказываний. Потому, сталкиваясь в дискуссии, в совместном рассуждении такие противоречащие высказывания выступают субъектно истинными. Но никак не субъективными. Субъективность, разумеется присутствует. Только этот аспект изучается уже не логикой, а психологией.

 

Бобров. Возможно разгадка в «4. Логика, в которой истинность заключения обеспечивается процедурой аргументации и взаимной контр-аргументации сторон», но где эта процедура, те самые законы и правила о которых я упомянул выше?

Это отдельная большая тема. Краткие наметки могу обозначить уже сейчас. Основными законами ЭФЛ (элементарной формальной логики) являются законы Непротиворечия, Абстрактного тождества, Исключения третьего, Двойного отрицания. Им в ЭДЛ противопоставлены парные законы: закон Разрешенного противоречия, закон Конкретного тождества, закон Включенного третьего, закон Отрицания отрицания.

Причём, в совместном рассуждении действуют одновременно обе группы законов. Только законы ЭФЛ распространяются на индивидуальную логику каждого из участников диалога, а парные законы(например, Разрешенного противоречия) на логику взаимодействия собеседников в совместном рассуждении.

 

Один остряк на Философском штурме иронизирует: «Упустили: Закон достаточного основания vs. закон недостаточного основания».

Мой ответ был таким. Для закона достаточного основания нет интерпретации в символьной записи. Это не закон, а некоторый императив, который является общим для ЭДЛ и ТФЛ (традиционной формальной логики). Так же как для ЭДЛ и ТФЛ является общим определение логики, данное А.М. Анисовым:

«итоговое определение предмета логики: логика — это теоретическая наука о правильных рассуждениях», (Анисов А.М. Современная логика. — М., ИФ РАН. 2002. - С.6)

Последняя цитата — это нулевой пункт верхнего списка из шести позиций.

Грачев Михаил Петрович.

Аватар пользователя bobrov-sa

«люди в Европе какое-то время вполне свободно обходились без силлогизмов Аристотеля». Формально, а фактически пользовались ими всегда, в том числе и до Аристотеля, который только выделил их, как правило для рассуждений обеспечивающих истинность результата из истинности посылок.

«Откуда берутся одновременно истинные взаимно исключающие посылки? …. Истинность посылок как и в ЭФЛ (элементарной формальной логике) дается вместе с суждениями».

Хорошо, это можно принять, но …. В ФЛ результат, истинный при условии истинности посылок, выводится жёстко по правилам логики. А поскольку эти правила не просто плод воображения, а максимально, абстрагированные и обобщённые закономерности природы, то при истинных посылках и истинность результатов подтверждается в реальном мире (природе).

Если же мы рассматриваем субъективно истинные посылки, то непосредственно из них ни по каким правилам логического построения ничего истинного получить невозможно в принципе (конечно, насколько это я понимаю). Здесь вопрос уже заключается не в том, как получить истину из этих (считаемых истинными) посылок, а наоборот, в поиске логической ошибки в обосновании этих посылок. Собственно, аргументы сторон диалога и есть такой поиск. Но ведь этот поиск опять будет вестись исходя из формальной логики, как жёстко привязанной к объективным законам природы. Иначе ведь это опять будет толи да, толи нет – ничего определённого, и так до бесконечности. Соглашение сторон ведь к истине не имеет никакого отношения.

Я вполне допускаю, что здесь от меня что-то ускользает, чего-то я не понимаю, поэтому и спрашивал Вас о том, где, желательно в сети, с этим можно познакомиться более детально.

С. Бобров.

Аватар пользователя Грачев Михаил

 

Проблема истинности взаимно исключающих посылок

 

 — Грачев. «Откуда берутся одновременно истинные взаимно исключающие посылки? …. Истинность посылок как и в ЭФЛ (элементарной формальной логике) дается вместе с суждениями».

 

  — Бобров. В ФЛ результат, истинный при условии истинности посылок, выводится жёстко по правилам логики.

 

  — Это исходное известное. Оно не оспаривается. Вопрос был не об истинности заключения, а о том, откуда берутся одновременно истинные взаимно исключающие посылки.

 

  — Бобров. А поскольку эти правила не просто плод воображения, а максимально, абстрагированные и обобщённые закономерности природы, то при истинных посылках и истинность результатов подтверждается в реальном мире (природе).

 

 — По вопросу истинности заключения нет проблемы. Истинный результат по правилам формальной логики следует из истинных посылок. Больше к этому не станем возвращаться? Бетонируем?

 

 — Бобров. Если же мы рассматриваем субъективно истинные посылки, то непосредственно из них ни по каким правилам логического построения ничего истинного получить невозможно в принципе (конечно, насколько это я понимаю).

 

 — Для правил формальной логики нет разницы в том, субъективно истинные посылки или объективно истинные. Субъективно истинные посылки — это аксиомы гносеолога, рассуждающего с соблюдением правил формальной логики.

 

 — Бобров. Здесь вопрос уже заключается не в том, как получить истину из этих (считаемых истинными) посылок, а наоборот, в поиске логической ошибки в обосновании этих посылок.

 

 — Как, находясь в рамках формальной логики, Вы представляете себе поиск логической ошибки в аксиомах? Аксиомы потому так и называются «аксиомами», что в пределах ФЛ являются истинами, принимаемыми без обоснования. Точнее, обоснование есть, но оно за пределами формальной логики.

 

 — Бобров. Собственно, аргументы сторон диалога и есть такой поиск.

 

 — Стоп. Сейчас мы покидаем пределы формальной логики с единственным субъектом рассуждений и оказываемся на территории Элементарной диалектической логики, где в совместном рассуждении участвуют два собеседника. Дискуссия физических лиц — это уже некоторое действие в объективной реальности (в социуме). Стороны вводят в дискурс проверенную информацию, которая актуальна на данном общественно-историческом этапе развития социума. При этом каждый вступает в диалог со своей аксиоматикой, возможно противоречащей собеседнику. Субъективно истинные посылки (аксиомы) предопределены жизненным опытом и багажом знаний каждого из них.

 

 — Бобров.  Но ведь этот поиск опять будет вестись исходя из формальной логики, как жёстко привязанной к объективным законам природы.

 

 — Во-первых, давайте разделим две процедуры: а) поиск логических ошибок и б) поиск обоснования исходных посылок. По пункту (а) достаточно перепроверить цепочку рассуждений. А вот операция обоснования посылок требует уже обращения к практике, к эксперименту, в котором наша «субъективно истинная посылка» выступает в качестве некоторой гипотезы. Во-вторых, поиск в виде совместного рассуждения ведется уже не только исходя из ФЛ, но также поиском в совместном рассуждении управляют законы диалектики. В-третьих, законы диалектики ещё более жестко привязаны к законам природы. Точнее, привязаны напрямую. Тогда как формальная логика привязана опосредованно — через метафизику.

 

 — Бобров. Иначе ведь это опять будет толи да, толи нет – ничего определённого, и так до бесконечности. 

 

 — В результате совместного рассуждения возможны пять исходов: 1) признание обоими фигурантами истинности посылки А; 2)  признание обоими фигурантами истинности посылки неА; 3) нахождение третьей посылки (синтез); 4) отложенная дискуссия для пополнения базиса аргументации; 5) крах дискуссии (каждый остался при своем мнении).

 

 — Бобров. Соглашение сторон ведь к истине не имеет никакого отношения.

 

 — Разумеется, признание оппонентом истинности чужой противоречащей посылки не освобождает обоих от проверки данного положения уже не частной дискуссией, а всеобщей общественно-исторической практикой.

 

 — Бобров.  Я вполне допускаю, что здесь от меня что-то ускользает, чего-то я не понимаю, поэтому и спрашивал Вас о том, где, желательно в сети, с этим можно познакомиться более детально.

 

 — В свою очередь, полагаю, что наш диалог по прояснению неясностей ещё не исчерпан, чтобы прибегать к внешним источникам согласно п.4.

С уважением,

Грачев Михаил Петрович.