Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Противостояние неоклассической логики А.М. Анисова и ЭДЛ. Часть 3.

Аватар пользователя Грачев Михаил

  

Автор М.П.Грачев

Противостояние неоклассической логики А.М. Анисова и Элементарной диалектической логики. Часть 3.

 

 

Что не так с пунктом 4 образа ДЛ у Анисова?

[4. Логика, заключения которой обязательно истинны]

 

А.М. Анисов пишет:

«Каждая аксиоматизация классической логики высказываний или предикатов дает пример логики, в которой любая цепочка переходов от аксиом к заключительному утверждению будет выводом, заключением которого является не просто истинное утверждение, а утверждение, истинное в любой непустой области, т.е. истинное во всех возможных мирах. Заключения А таких выводов называются теоремами…»[24]

 

Соответственно, если догматы классиков марксизма принять за аксиомы, то выведенные из них по правилам логики высказываний заключительные утверждения тоже будут истинными. То есть, казалось бы вполне можно обойтись без особой диалектической логики.

 

Только, как было отмечено выше, по признанию самого же А.М. Анисова, «в реальном познавательном процессе истинность или ложность многих утверждений о действительности не установлена». Всё хорошо, пока не оспаривают истинность самих аксиом (исходные посылки рассуждения). Живые люди как правило рассуждают, исходя из  фактов реальной действительности. А она противоречива. У людей интересы часто не совпадают. А то и вовсе диаметрально противоположны. Классическая логика может служить хорошим подспорьем для приведения в порядок своих собственных мыслей. Но она бесполезна в дискуссии собеседников, исповедующих противоположное мировоззрение, т.е. с разной аксиоматикой. Это уже компетенция диалектической логики.

 

А.М. Анисов переоценивает неоклассическую логику. Сейчас на Западе в тренде постклассическая логика: «Jurisprudence, not mathematics, Toulmin argued, should be the logician’s model in analysing rational procedures»: (Юриспруденция! Не математика, — утверждал Тулмин, — должна служить логической моделью при анализе рациональных процедур (Louise Cummings. ARGUMENTATION THEORY. The Routledge Pragmatics Encyclopedia, 2010).

 

Нет пророка в своем отечестве. Эти крылатые слова относятся и к Стивену Тулмину. Его книга  «Использование аргументации» в родной Англии была встречена враждебно как анти-логика, но получила широкую благодарную аудиторию в американских университетах:

«The book was roundly damned by Peter Strawson in the B.B.C.’s weekly journal, The Listener; and for many years English professional philosophers ignored it!» (Stephen E. Toulmin. The Uses of Argument, 2003, — viii). Питер Строусон проклял эту книгу в еженедельнике Би-би-си «The Listener», и многие годы английские профессиональные философы игнорировали ее!


Тулмин задается вопросом: ‘What sort of a science is logic?’ (В каком роде логика — это наука?). Ответ звучит у него неожиданно: ‘Logic (we may say) is generalised jurisprudence’ (р.7). Логика, по мнению Тулмина, становится обобщением уже не математических рассуждений, а процессуально-юридической практики (наконец-то, нашелся выразитель чаяний адвокатов, прокуроров, политиков и ленивых студиусов). В дальнейшем центр внимания перемещается не к математической, а юридической структуре рассуждений и аргументации (знаменитая модель Тулмина). Так Стивен Тулмин стал отцом-основателем неформальной логики и „критического мышления“ в американском варианте теории и практики аргументации — основы западных технологий вешания лапши на уши горбачевской администрации. Эффективность которой была доказана в скором времени. Если по пути обобщений пойти дальше, то на финише получим диалектическую логику.

Диалектическая логика — это логика проблемных высказываний и процедура вывода начинается с регистрации исходного противоречия (тезиса и антитезиса). А сама процедура диалектического доказательства представляет собой не дедуктивный вывод, а совместное рассуждение со встроенной взаимной аргументацией и контр аргументацией сторон. Дедуктивный вывод, при таком положении, всего лишь момент аргументации одной из сторон. Истинные заключения в случае диалектического доказательства представляют собой продукт консенсуса или синтеза исходных тезиса и антитезиса. Отсюда новая формулировка пункта 4:

  1. ДЛ — это Логика, в которой истинность заключения обеспечивается процедурой аргументации и взаимной контр-аргументации сторон.

 

 

Что не так с пунктом 5 образа ДЛ у Анисова?

[5. Логика, которая использует только непустые понятия]

 

А.М. Анисов пишет:

«Диалектика, не желавшая «мараться» о пустые понятия, оказалась в этом пункте солидарной с традиционной формальной логикой, трактуемой на современный лад. Поскольку в отличие от диалектиков,  формальные логики предлагают по данному пункту заслуживающую внимания аргументацию, критически рассмотрим наиболее весомые доводы против пустых терминов в формальной логике …»[25]

 

Про «пустые понятия», о которые де диалектика не желает мараться, заявление голословное (где цитаты? — Нет в статье А.М. Анисова цитат,  подтверждающих его претензии к диалектике). Диалектика — это, в том числе, есть метод рефлексии. Поэтому каким бы по статусу ни было понятие, диалектика обязательно его отрефлексирует.  Какие понятия относят к классу пустых? Например, вечный двигатель, теплород, флогистон, эфир. Да и само понятие «диалектическая логика» пустое в умах её противников. Так почему бы не «замараться» и не рассмотреть приписываемую ДЛ пустоту?

Какое отношение пункт 5 имеет к диалектической логике? Да, никакого. Логика (что является общей характеристикой всякой логики) отвлекается от содержания понятий и акцентирует внимание на форме утверждений, на форме вопросов и форме оценок утверждений и понятий.

И если противники ДЛ оценивают содержание понятия «диалектическая логика» как пустое, а адепты — как «непустое», то в предмет ДЛ входит построение и исследование совместного рассуждения сторонников и противников взаимно исключающих суждений, в частности, и  о пустых понятиях. С учетом сказанного переформулирую пункт 5 следующим образом:

  1. ДЛ — это Логика, которая вводит в структуру рассуждения «субъект высказывания»[26], оспаривающий или подтверждающий существование данного непустого/пустого понятия.

 

 

Добавление шестого пункта

 

В 1898 году молодой Ульянов, после ознакомления с первой обширной публикацией о диалектической логике в журнале «Русское богатство»[27]], сожалел, что некомпетентен в данном вопросе.

В. Ульянов пишет Α.Η.Потресову (из c. Шушенского) 2 сентября 1898г

«Обратили ли Вы внимание в «Русском Богатстве» на статьи Н. Г. (в 2-х последних книжках) против «материализма и диалектической логики»? Преинтересны ведь — с отрицательной стороны. Я должен сознаться, что некомпетентен в поднятых автором вопросах, и меня крайне удивляет, почему это автор «Beiträge zur Geschichte des Materialismus» (т.е. Г.В.Плеханов. — M.G.) не высказывался в русской литературе и не высказывается решительно против неокантианства, предоставляя Струве и Булгакову полемизировать о частных вопросах этой философии…»[Ленин В.И. ПСС, т.46 - C.15]

 

Но и спустя более чем через 20 лет, когда классик марксизма вновь обратил внимание на данный термин, он остался на том же уровне компетентности. И это обстоятельство не в последнюю очередь сказалось на последующем крахе диалектической логики диамата, описанном профессором О.В.Малюковой (в том числе, «закрытие кафедры диалектической логики на философском факультете МГУ в 1968 году», как было отмечено вверху, см. Анисов А.М. Малюкова О.В. Демина Л.А. Становление отечественной логики: дискурсы и судьбы. Монография. — М. Проспект. — 2019.). К сожалению, специалисты по марксистской диалектической логике поныне почему-то избегают вступать в полемику с либеральными профессорами, публично третирующими диалектическую логику в статьях и научных монографиях. Например, безответным так и отстался выпад против диалектической логики, исходящий от доцента кафедры истории русской философии философского факультута СПбГУ д.ф.н. А.И.  Бродского.

Провокативные высказывания Бродского:

«В наши дни о диалектической логике вспоминают редко. Старшее поколение философов обращается сейчас к диалектической логике только в целях критики марксизма, а младшее похоже и вовсе о ней ничего не слышало». 

«Именно Ленин высказал мысль, что марксистская теория опирается не на обычную формальную логику, а на некоторую особую, высшую Логику, восходящую своими корнями к диалектической логике Гегеля. … Впрочем сам Ленин так и не разъяснил, что должна представлять собой эта «высшая логика»».

«Ильенковцы развернули настоящее наступление на математическую логику, которая, по их мнению, протаскивает в советскую философию «всякие конъюнкции, дизъюнкции и прочий неопозитивистский ученый хлам» (М.Ф. Воробьев)»

«Противники диалектической логики не могли прямо отрицать её существование, так как это означало бы несогласие с ленинскими формулировками, что в те времена расценивалось как государственное преступление».

«Спор между «диалектиками» и «логиками» шел почти два десятилетия и закончился полным поражением диалектиков. Ильенковцы не получили партийно-правительственной поддержки, на которую по-видимому рассчитывали». 

«Теоретическая функция Диалектической логики, как уже отмечалось, состояла в том, чтобы делать марксистскую философию не только непроверяемой, но и вообще закрытой для какого бы то ни было рационального обсуждения. Достигалось это отрицанием всех основных законов обычной логики, в том числе закона непротиворечивости»,  ( А.И. Бродский. Тайна диалектической логики. Гегелевская диалектика в советской России // Русская и европейская философия: пути схождения. Сборник материалов конференции. СПб., 1999. С. 172-181).

Ленин в известной характеристике