Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Дело Америки – делать дело

Разделы: 

От­цы-пил­иг­ри­мы в на­ча­ле 17 ве­ка строи­ли на аме­ри­кан­ском кон­ти­нен­те но­вое об­ще­ст­во в пред­ви­де­нии то­го, что в но­вой стра­не с ее ог­ром­ны­ми ре­сур­са­ми, при­над­ле­жа­щи­ми тем, кто спо­со­бен их ос­ваи­вать, че­ло­век в про­цес­се тру­да воз­ро­дит в се­бе ес­те­ст­вен­ные ка­че­ст­ва, дан­ные ему Бо­гом, и из­ба­вит­ся от по­ро­ков Ста­ро­го Све­та. В Но­вом Све­те пол­ная сво­бо­да от го­су­дар­ст­ва и об­ще­ст­вен­ных пред­рас­суд­ков при­ве­дут к не­бы­ва­ло­му ду­­хо­в­­ному рос­ту. Че­рез не­сколь­ко сто­ле­тий, к 20-м го­дам про­шло­го ве­ка, идея ду­хов­но­го со­вер­шен­ст­во­ва­ния транс­фор­ми­ро­ва­лась в идею увеличения материальных богатств, и пре­зи­дент Каль­вин Ку­лидж в 1925 го­ду, дал но­вое оп­ре­де­ле­ние це­лям Но­во­го Све­та - «American business is business», де­ло Аме­ри­ки де­лать де­ло.20-е го­ды прошлого века называли эпо­хой Про­цве­та­ния. Ис­чез­ла без­ра­бо­ти­ца, так как Аме­ри­ка по­став­ля­ла в раз­ру­шен­ную вой­ной Ев­ро­пу ог­ром­ный объ­ем сво­их то­ва­ров и по­лу­ча­ла ди­ви­ден­ды с во­ен­ных зай­мов ев­ро­пей­ским стра­нам. За­ра­бот­ная пла­та аме­ри­кан­ских ра­бот­ни­ков бы­ла в не­сколь­ко раз вы­ше, чем у ев­ро­пей­цев. Те же, кто был во­вле­чен в биз­нес, в де­ло­вую иг­ру, вкла­ды­вал день­ги в ак­ции, по­лу­ча­ли не­бы­ва­лые пре­ж­де при­бы­ли. При­чем ко­ли­че­ст­во вне­зап­но раз­бо­га­тев­ших ис­чис­ля­лось уже не тысячами, как в преж­ние вре­ме­на, а сотнями тысяч. В борь­бу за бо­гат­ст­во вклю­чи­лись мно­гие слои на­се­ле­ния. а пер­вых эта­пах раз­ви­тия ин­ду­ст­ри­аль­но­го про­из­вод­ст­ва ос­нов­ная мас­са на­се­ле­ния пас­сив­но при­ни­ма­ла свою роль как ра­бот­ни­ков, соз­да­вав­ших бо­гат­ст­ва для не­сколь­ких со­тен «ка­пи­та­нов ин­ду­ст­рии». По­сле Первой ми­ро­вой вой­ны с подъ­е­мом аме­ри­кан­ской эко­но­ми­ки де­ло­вая ак­тив­ность на­се­ле­ния рез­ко воз­рос­ла, поя­ви­лось мно­же­ст­во воз­мож­но­стей, так как рас­ши­рял­ся спрос на раз­но­об­раз­ные про­мыш­лен­ные то­ва­ры. Уве­ли­чи­ва­лось ко­ли­че­ст­во пре­тен­ден­тов, но­вых пред­при­ни­ма­те­лей и кон­ку­рент­ная борь­ба ста­ла при­об­ре­тать все бо­лее ост­рые фор­мы.Не толь­ко в США, но и на ста­ром кон­ти­нен­те, прав­да, не с та­кой ин­тен­сив­но­стью, так­же шел рост эко­но­ми­ки. В ка­ж­дой стра­не эко­но­ми­че­ская ди­на­ми­ка име­ла свои осо­бые фор­мы, свое идео­ло­ги­че­ское обос­но­ва­ние, свя­зан­ное с на­цио­наль­ны­ми тра­ди­ция­ми, на­цио­наль­ной ис­то­ри­ей и по­ли­ти­че­ским уст­рой­ст­вом.На За­па­де этот про­цесс про­хо­дил в столк­но­ве­нии эко­но­ми­че­ских ин­те­ре­сов раз­лич­ных клас­сов. В Со­вет­ской же Рос­сии, это бы­ла борь­ба за власть, так как толь­ко при­над­леж­ность к ее вер­ти­ка­ли да­ва­ла мо­но­по­лию не­мно­гим на вла­де­ние об­ще­на­цио­наль­ным бо­гат­ст­вом.В 20-е годы все ви­ды и фор­мы об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний ста­ли вос­при­ни­мать­ся как борь­ба. По­ли­ти­че­ские ло­зун­ги этого времени: со­вет­ские - «Борь­ба с клас­со­вым вра­гом», «Борь­ба с пе­ре­жит­ка­ми», «Борь­ба за по­вы­ше­ние тру­да», «Борь­ба за вы­со­кий уро­жай», аме­ри­кан­ские - «Кон­ку­рент­ная борь­ба», «Борь­ба с бед­но­стью», «Борь­ба с пре­ступ­но­стью». «Моя борь­ба», так на­звал свою про­грамм­ную кни­гу Адольф Гит­лер.В тоталитарных Гер­ма­нии и Рос­сии по­ли­ти­ка и эко­но­ми­ка были полностью починены государству, конкуренция в экономике была отменена, результаты труда получало и распределяло государство, поэтому население «боролось» не за свои интересы, а за цели, поставленные по­ли­ти­че­ской но­менк­ла­ту­рой. В США, в ус­ло­ви­ях экономической де­мо­кра­тии, в борьбу за индивидуальное богатство бы­ли втя­ну­ты все классы, поэтому она от­ли­ча­лась от дру­гих стран небы­­ва­ло­й в ис­то­рии широтой и ин­тен­сив­но­стью.Тео­рия борь­бы всех про­тив всех бы­ла сфор­му­ли­ро­ва­на еще в 17 ве­ке анг­лий­ским фи­­­­­­­л­­о­­софом Джо­ном Лок­ком, его крат­кая фра­за «ка­ж­дый сам за се­бя», - ста­ла квинт­эс­сен­ци­ей жиз­нен­ных по­сту­ла­тов капиталистической эпохи.В 19 ве­ке Дар­вин пе­ре­вел фи­ло­соф­ские и по­ли­ти­че­ские идеи Лок­ка на язык нау­ки о че­ло­ве­ке, ан­тро­по­ло­гии. В его ка­те­го­ри­ях че­ло­век - выс­шее жи­вот­ное в жи­вот­ном цар­ст­ве, на­хо­дя­щее­ся в по­сто­ян­ной борь­бе за вы­жи­ва­ние, в ко­то­рой по­бе­ж­да­ет силь­ней­ший. Че­ло­век про­изо­шел от обезь­я­ны, он часть при­ро­ды, а в при­ро­де не су­ще­ст­ву­ет ду­ши, толь­ко «во­ля к жиз­ни». Тео­рия Дар­ви­на обос­но­ва­ла и оп­рав­да­ла борь­бу за ма­те­ри­аль­ные бо­гат­ст­ва, кон­ку­рен­цию, как глав­ную си­лу эво­лю­ции и про­грес­са. Кон­ку­рен­ция при­во­дит к вла­сти силь­ных, и толь­ко они спо­соб­ны из­ме­нять и со­вер­шен­ст­во­вать об­ще­ст­во.Точ­нее и от­кро­вен­нее Дар­ви­на и Лок­ка о жиз­ни, как борь­бе всех про­тив всех, го­во­рил Ниц­ше, ко­то­рый счи­тал, что об­ще­ст­во мо­жет раз­ви­вать­ся толь­ко бла­го­да­ря став­ке на силь­ных, со­чув­ст­вие к сла­бым раз­ру­ша­ют са­ми ос­но­вы жиз­ни, ли­ша­ет об­ще­ст­во ди­на­ми­ки, а экс­плуа­та­ция сла­бых силь­ны­ми естественная, ор­га­ни­че­ская функ­ция природы.Идеи Ниц­ше бы­ли дис­кре­ди­ти­ро­ва­ны в об­ще­ст­вен­ном мне­нии тем фак­том, что его имя и его фи­ло­со­фия бы­ли взя­ты на воо­ру­же­ние фа­ши­ст­кой про­па­ган­дой, но в прак­ти­ке эко­но­ми­че­ской де­мо­кра­тии на прин­ци­пах, про­воз­гла­шен­ных Ниц­ше, стро­ят­ся мно­гие фор­мы об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний.Аме­ри­кан­ский эко­но­мист Грэм Сам­нер пи­сал в се­ре­ди­не 19 ве­ка: «У нас есть толь­ко две аль­тер­на­ти­вы – сво­бо­да кон­ку­рен­ции, в ко­то­рой по­бе­ж­да­ют силь­ней­шие, что при­ве­дет к вы­жи­ва­нию все­го луч­ше­го и унич­то­же­нию худ­ше­го, или от­сут­ст­вие сво­бо­ды и по­бе­да худ­ше­го над луч­шим».Ал Дун­лап, пре­зи­дент SunbeamCorporation, ком­па­нии, за­ни­маю­щей­ся вы­со­ки­ми тех­но­ло­гия­ми, не фи­ло­соф, он че­ло­век прак­ти­ки, а прак­ти­ка под­твер­жда­ет идеи, вы­ска­зан­ные в 19 ве­ке: «Для то­го, что­бы ин­ду­ст­рия бы­ла кон­ку­рен­то­спо­соб­ной, она не долж­на быть оза­бо­че­на судь­ба­ми лю­дей. Ин­ду­ст­рия – это не цер­ковь, шко­ла, кол­ледж или фи­лан­тро­пи­че­ский фонд».Аль­тер­на­ти­вой кон­ку­рен­ции бы­ло со­хра­не­ние ста­тус-кво хри­сти­ан­ских нрав­ст­вен­ных норм, т.е. осу­ж­де­ние борь­бы ме­ж­ду людь­ми за улуч­ше­ние сво­ей жиз­ни, со­ци­аль­ная и эко­но­ми­че­ская пас­сив­ность и со­хра­не­ние мно­го­ве­ко­вой тра­ди­ции ос­вя­щен­ной ав­то­ри­те­том церк­ви - раз­де­ле­ние об­ще­ст­ва на не­мно­го­чис­лен­ную эли­ту и ос­нов­ную мас­су на­се­ле­ния жи­ву­щую в ве­ко­вой ни­ще­те. Кон­ку­рен­ция же да­ет ка­ж­до­му воз­мож­ность стать по­бе­ди­те­лем, и, хо­тя, боль­шин­ст­во по­тер­пят по­ра­же­ние, в про­цес­се кон­ку­рен­ции бу­дут соз­да­ны та­кие бо­гат­ст­ва ка­ких не зна­ла че­ло­ве­че­ская ис­то­рия, и часть этих бо­гатств по­лу­чат и по­бе­ж­ден­ные.Для то­го, что­бы кон­ку­рен­ция бы­ла эф­фек­тив­ной, об­ще­ст­во долж­но рас­про­щать­ся с тра­ди­ци­он­ной хри­сти­ан­ской эти­кой «все лю­ди - бра­тья». Материальное бо­гат­ст­во создает не мо­раль, оно возникает в про­цес­се ожес­то­чен­ной кон­ку­рент­ной борь­бы. Ес­ли со­блю­дать биб­лей­скую за­по­ведь о все­об­щем брат­ст­ве, то нуж­но от­дать зна­чи­тель­ную часть соз­дан­ных цен­но­стей сла­бым, не­иму­щим, боль­ным, не­спо­соб­ным уча­ст­во­вать в про­цес­се про­из­вод­ст­ва, что не­из­беж­но при­ве­дет за­мед­ле­нию эко­но­ми­че­ско­го рос­та.Те же, кто не­­­­­­­­­­­­­­п­­­р­­­и­­­­­­сп­­о­с­об­лен к ус­ло­ви­ям, в ко­то­рые ста­вит ра­бот­ни­ка ин­ду­ст­ри­аль­ное про­из­вод­ст­во, долж­ны быть вы­бро­ше­ны из иг­ры, они ста­но­вят­ся из­лиш­ним, тор­мо­зя­щим дви­же­ние бал­ла­стом - это не­из­беж­ная пла­та за ма­те­ри­аль­ное про­цве­та­ние все­го остального об­ще­ст­ва.Про­тес­тан­тизм, из которого вырос капитализм, ви­дел в кон­ку­рент­ной борь­бе, в ко­то­рой по­бе­ж­да­ет силь­ней­ший, бо­же­ст­вен­ное пред­на­чер­та­ние - по­бе­ди­тель по­лу­ча­ет пра­во на вход в цар­ст­вие не­бес­ное. «По­бе­ди­тель (в кон­ку­рент­ной борь­бе) по­лу­ча­ет не толь­ко бо­гат­ст­во, он по­лу­ча­ет би­лет в рай», - пи­сал Алек­­­си­с То­­­­­к­ви­ль о слия­нии мо­ра­ли про­тес­тан­тиз­ма с мо­ра­лью биз­не­са.Джон Мор­ган, соз­да­тель бан­ков­ской сис­те­мы Аме­ри­ки, был од­ним из по­бе­ди­те­лей. Он был че­ло­ве­ком глу­бо­ко ре­ли­ги­оз­ным, на свои сред­ст­ва стро­ил церк­ви и вы­сту­пал в них с вос­крес­ны­ми про­по­ве­дя­ми. В одной из бесед с прихожанами он произнес одну из наи­бо­лее из­вест­ных своих сен­тен­ций: «Я ни­че­го не дол­жен об­ще­ст­ву. Свои день­ги я по­лу­чил от Бо­га». Мор­­­­г­ана недаром называли ба­ро­ном–гра­би­те­лем, он сде­лал свои день­ги на фи­нан­со­вых ма­хи­на­ци­ях, ос­та­вив сво­их парт­не­ров по биз­не­су ни­щи­ми, и по­лу­чил свой «би­лет в рай».Мар­к Тве­н, имея в виду великого финансиста Моргана, писал об источнике его бо­гатств: «Это день­ги ле­ни­вых, не­удач­ни­ков и не­­­ве­ж­д, ко­то­рые ему до­ве­ри­лись».Пе­ред на­ча­лом Гра­ж­дан­ской вой­ны Мор­ган ку­пил 5 ты­сяч сло­ман­ных ру­жей, хра­нив­ших­ся в ар­се­на­ле нью-йорк­ско­го гар­ни­зо­на, по $3 за шту­ку, и про­дал их по $22 в Вир­жи­нии, где то­гда шли ак­тив­ные во­ен­ные дей­ст­вия и ар­мии Се­ве­ра сроч­но тре­бо­ва­лось ору­жие. Од­ним рос­чер­ком пе­ра он «за­ра­бо­тал» око­ло чет­вер­ти мил­лио­на дол­ла­ров. Ко­гда вы­яс­ни­лись де­та­ли этой сдел­ки, то­гда Мор­ган и про­из­нес в свою за­щи­ту став­шей зна­ме­ни­той фра­зу: «Свои день­ги я по­лу­чил от Бо­га».Свои день­ги Мор­ган по­лу­чил от го­су­дар­ст­ва, отдавшего ему часть доходов все­го об­ще­ст­ва, и это не един­ст­вен­ный, но наи­бо­лее ем­кий ис­точ­ник, на ба­зе ко­то­ро­го соз­да­ют­ся бо­гат­ст­ва круп­ны­ми кор­по­ра­ция­ми и ор­га­ни­за­ция­ми. Так бы­ло во вре­ме­на Мор­га­на, так­же это про­ис­хо­дит и се­го­дня. Прав­да, ба­рон-гра­би­тель Мор­ган был осу­ж­ден об­ще­ст­вен­ным мне­ни­ем. Се­го­дня же в этой сфе­ре про­изо­шел зна­чи­тель­ный про­гресс, пе­ре­да­ча об­ще­ст­вен­ных средств кор­по­ра­ци­ям уза­ко­не­на.Когда-то Маркс го­во­рил о при­ба­воч­ной стои­мо­сти, как глав­ной при­чи­не кон­цен­тра­ции бо­гат­ст­в в ру­ках пред­при­ни­ма­те­лей. В 20 ве­ке эко­но­ми­че­ская нау­ка вы­дви­ну­ла дру­гой те­зис - бо­гат­ст­во яв­ля­ет­ся ре­зуль­та­том ис­­­по­л­­ь­­­зо­­ва­ни­я но­вых ма­шин, но­вой тех­­­­н­ики, но­вых ме­то­дов про­из­вод­ст­ва. Биз­нес ор­га­ни­зу­ет труд мно­гих лю­дей, по­лу­чаю­щих сред­ст­ва к су­ще­ст­во­ва­нию, по­это­му боль­шая часть ре­зуль­та­тов их тру­да законно дос­та­ет­ся ор­га­ни­за­то­ру, биз­­не­­с­мену, участвующему в рискованной деловой игре.В идеа­ле биз­нес­мен за­ин­те­ре­со­ван в удов­ле­тво­ре­нии спро­са на­се­ле­ния в лю­бом про­дук­те, ко­то­рый мож­но про­дать. Но об­ще­ст­вен­ное бла­го­по­лу­чие не мо­жет быть це­лью биз­нес­ме­на, его цель как мож­но бы­ст­рее раз­бо­га­теть, и, ес­ли биз­нес не при­но­сит ожи­дае­мых ди­ви­ден­дов, он им про­сто не бу­дет за­ни­мать­ся. Но при­быль он мо­жет по­лу­чить лишь соз­да­вая ма­те­ри­аль­ные бо­гат­ст­ва для все­го об­ще­ст­ва. Бо­гат­ст­во соз­да­ет­ся в со­вме­ст­ном ин­те­ре­се в результатах тру­да ра­бо­тника и биз­нес­ме­на.Прав­да, аме­ри­кан­ский эко­но­мист Райт Милл в сво­их ра­бо­тах ут­вер­ждал, что сам по се­бе труд мо­жет дать сред­ст­ва к су­ще­ст­во­ва­нию, но не мо­жет при­нес­ти бо­гат­ст­во. Бо­гат­ст­во не за­ра­ба­ты­ва­ет­ся, а при­об­ре­та­ет­ся в ре­зуль­та­те экс­плуа­та­ции, ма­ни­пу­ля­ции ка­пи­та­лом и пря­мым об­ма­ном.Эко­но­ми­ка стро­ит­ся на прин­ци­пе - «ку­пи де­шев­ле, про­дай до­ро­же», по­это­му ус­пех биз­­­­­­­­н­­е­­­с­мена пре­ж­де все­го за­ви­сит от его уме­ния про­дать что-то до­ро­же, чем оно ре­аль­но сто­ит, или за­пла­тить де­шев­ле за то, что сто­ит до­ро­же. Этот фун­да­мен­таль­ный прин­цип эко­но­ми­ки из­на­чаль­но пред­по­ла­га­ет на­ру­ше­ние пра­вил че­ст­ной иг­ры и спра­вед­ли­во­го рас­пре­де­ле­ния доходов.Ра­зу­ме­ет­ся, эф­фек­тив­ность лю­бо­го биз­не­са так­же во мно­гом за­ви­сит от ис­поль­зо­ва­ния но­вых ма­шин, но­вых, бо­лее про­дук­тив­ных тех­но­ло­гий. Од­на­ко эко­но­мист Тор­стейн Веб­лен ут­вер­ждал, что ме­ха­ни­за­ция де­ла­ет биз­нес­ме­на бо­га­че не столь­ко за счет ис­поль­зо­ва­ния са­мих ма­шин, сколь­ко за счет при­спо­соб­ле­ния ра­бот­ни­ка к ма­ши­не.Ра­бот­ник слож­нее ма­ши­ны, ум­нее ма­ши­ны, его твор­че­ский под­ход воз­ме­ща­ет при­ми­тив­ность ма­ши­ны, что и де­ла­ет биз­нес­ме­на бо­га­чом. Биз­нес­мен пе­ре­во­дит че­ло­ве­че­ское бо­гат­ст­во в бо­гат­ст­во ма­те­ри­аль­ное, пре­вра­щая ра­бот­ни­ка в при­да­ток к ма­ши­не, а са­мо об­ще­ст­во в фаб­ри­ку для про­из­вод­ст­ва все боль­ше­го ко­ли­че­ст­ва то­ва­ров.Счи­та­ет­ся, что ус­пех в бизнесе, пре­ж­де всего, за­ви­сит от та­лан­та ор­га­ни­за­то­ра, но, как го­во­рил со­цио­лог Райт Милл, ес­ли десять че­ло­век ищут нефть и ску­па­ют уча­ст­ки зем­ли в на­де­ж­де об­на­ру­жить там нефть и на­хо­дит нефть толь­ко один, это во­все не оз­на­ча­ет, что он ум­нее или бо­лее тру­до­лю­бив, не­же­ли ос­таль­ные девять вла­дель­цев уча­ст­ков.Милл не на­зы­ва­л имен, но име­л в ви­ду Джо­на Рок­фел­ле­ра, ко­то­рый ку­пил на го­су­дар­ст­вен­ном аук­цио­не ог­ром­ные уча­ст­ки зем­ли в Те­ха­се. Вме­сте с ним в аук­цио­не уча­ст­во­ва­ли сот­ни дру­гих в на­де­ж­де, что на их уча­ст­ках об­на­ру­жит­ся нефть. Но она бы­ла най­де­на толь­ко на уча­ст­ках, при­об­ре­тен­ных Рок­фел­ле­ром, ко­то­рый по­лу­чил ин­фор­ма­цию о мес­тах за­ле­га­ния неф­ти под­ку­пив чи­нов­ни­ков. Рок­фел­лер за­пла­тил $40 тыс. за уча­ст­ки, на ко­то­рых бы­ла нефть на де­сят­ки мил­лио­нов дол­ла­ров.В кон­ку­рент­ной борь­бе зна­чи­тель­ную роль иг­ра­ет так­же слу­чай­ность, как, ска­жем, в кон­ку­рен­ции ме­ж­ду зо­ло­то­ис­ка­те­ля­ми. Од­ни на­хо­дят са­мо­род­ки или зо­ло­тую жи­лу, дру­гие на­хо­дят кру­пи­цы зо­ло­та, ко­то­рых дос­та­точ­но толь­ко, что­бы про­кор­мить­ся, или не на­хо­дят ни­че­го. Объ­ем тру­да вло­жен оди­на­ко­вый, а ре­зуль­та­ты от­ли­ча­ют­ся как не­бо от зем­ли.Не­спра­вед­ли­вость сис­те­мы оче­вид­на, од­на­ко она при­ни­ма­ет­ся по­дав­ляю­щим боль­шин­ст­вом, так как в США биз­нес рас­смат­ри­ва­ет­ся не как столк­но­ве­ние клас­со­вых ин­те­ре­сов, а как азарт­ная иг­ра ин­те­ре­сов ин­ди­ви­ду­аль­ных. Прак­ти­че­ски поч­ти ка­ж­дый аме­ри­ка­нец в тот или иной пе­ри­од сво­ей жиз­ни соз­да­ет ка­кой-ли­бо биз­нес, по­это­му пси­хо­ло­гия и мо­ти­ва­ция биз­не­са ему не пред­став­ля­ет­ся, как ев­ро­пей­цу, клас­со­во чу­ж­дой.Ес­ли ему не по­вез­ло, ему не­ко­го ви­нить, ес­ли он про­­­­и­г­ра­л, зна­чит, бы­л пло­хо под­­­­г­о­­т­ов­ле­н к иг­ре. Как и в лю­бой иг­ре, в иг­ре сво­бод­но­го рын­ка есть по­бе­ди­те­ли и по­бе­ж­ден­ные, и в гла­зах об­ще­ст­ва это не про­ти­во­ре­чит идее со­ци­аль­ной спра­вед­ли­во­сти.«Биз­нес – это спорт, где во­ля к по­бе­де, уме­ние иг­рать в ко­ман­де при­во­дят к ус­пе­ху, ко­то­рый вы­ра­жа­ет­ся уже не в оч­ках и го­лах, а дол­ла­рах. Уме­ние play ball - играть мячом, фун­да­мент ус­пе­ха в биз­не­се, ко­то­рый, соб­ст­вен­но, и есть спорт», - говорит аме­ри­кан­ский со­цио­лог Абель.Ра­зу­ме­ет­ся, сво­бод­ный ры­нок - это иг­ра, но в спор­тив­ной иг­ре су­ще­ст­ву­ют сим­во­ли­че­ские зна­ки по­бе­ды, как, ска­жем, в фут­бо­ле ко­ли­че­ст­во го­лов в во­ро­та про­тив­ни­ка. Но те, кто в спор­тив­ной борь­бе про­иг­рал, не те­ря­ют средств к су­ще­ст­во­ва­нию. Про­иг­рыш в биз­не­се мо­жет при­вес­ти к жиз­нен­ной ка­та­ст­ро­фе, но в об­ще­ст­вен­ном мне­нии, ко­то­рое вос­при­ни­ма­ет биз­нес как спорт, это уже вне мо­раль­ных норм, та­ко­вы пра­ви­ла иг­ры, мо­раль - по­ня­тие из дру­гой ка­те­го­рии.В США, с рас­ши­ре­ни­ем воз­мож­но­стей уча­стия на­се­ле­ния в эко­но­ми­че­ской иг­ре, тра­ди­ци­он­ная ре­ли­ги­оз­ная мо­раль по­сте­пен­но ус­ту­па­ла свое ме­сто но­вой мо­ра­ли эко­но­ми­че­ско­го про­грес­са. В Со­вет­ской Рос­сии унич­то­же­ние ста­рой, традиционной мо­ра­ли, пре­­­т­в­­о­­рялось в жизни наи­бо­лее на­гляд­но, так как там про­хо­ди­ла гран­ди­оз­ная лом­ка са­мих ос­нов ста­рой жиз­ни.«Но­вое луч­ше ста­ро­го», про­воз­гла­ша­ли Со­ве­ты, и это был ло­зунг всех раз­ви­ваю­щих­ся ин­ду­ст­ри­аль­ных стран. От­каз от ста­ро­го, дис­кре­ди­та­ция тра­ди­ций, не­об­хо­ди­мость ус­ко­рен­но­го раз­ви­тия,- и Со­вет­ский Со­юз сле­до­вал той же ло­ги­ке, что и весь ци­ви­ли­зо­ван­ный мир.Ста­рые фор­мы жиз­ни, нор­мы мо­ра­ли в по­ли­ти­ке, эко­но­ми­ке и по­все­днев­ных от­но­ше­ни­ях долж­ны бы­ли ус­ту­пить свое ме­сто но­вым фор­мам и нор­мам. Прин­цип ин­ду­ст­ри­аль­но­го про­грес­са «лес ру­бят – щеп­ки ле­тят», в нем нет мес­та мо­ра­ли или со­чув­ст­вия к «щеп­кам».Со­еди­нен­ные Шта­ты не ну­ж­да­лись в идей­ном обос­но­ва­нии это­го прин­ци­па, стрем­ле­ние к но­во­му и пре­неб­ре­же­ние к ста­ро­му, к тра­ди­ци­ям, бы­ло ес­те­ст­вен­ной чер­той ци­ви­ли­за­ции Но­во­го Све­та. Опыт стар­ше­го по­ко­ле­ния не имел цен­но­сти в гла­зах по­ко­ле­ния но­во­го, и «пе­ре­жит­ки про­шло­го», т.е. нор­мы религиозной этики, в Со­еди­нен­ных Шта­тах уми­ра­ли ес­те­ст­вен­ной смер­тью. В Со­вет­ском Сою­зе для борь­бы с «пе­ре­жит­ка­ми» был соз­дан ог­ром­ный ре­прес­сив­ный ап­па­рат.Для за­пад­но­го ми­ра не толь­ко мо­раль, но и идея ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва, соз­да­вав­ше­го бо­гат­ст­ва в пер­вый пе­ри­од ин­ду­ст­ри­аль­но­го раз­ви­тия, так­же пре­вра­ти­лась в пе­ре­жи­ток на но­вом эта­пе раз­ви­тия ка­пи­та­лиз­ма. Ин­ди­ви­ду­аль­ный биз­нес не мог удов­ле­тво­рить раз­рас­таю­щий­ся ры­нок, это мог­ли сде­лать толь­ко круп­ные ор­га­ни­за­ции, кор­по­ра­ции.Толь­ко ор­га­ни­за­ции спо­соб­ны соз­да­вать слож­ные ин­фра­струк­ту­ры, без ко­то­рых не­воз­мо­жен рост эко­но­ми­ки во всем ее объ­е­ме, а они дей­ст­вен­ны лишь при цен­тра­ли­за­ции управ­ле­ния и кон­тро­ля. Хо­тя при­ня­то счи­тать, что ос­но­вой эко­но­ми­ки яв­ля­ет­ся кон­ку­рен­ция, но она эф­фек­тив­на лишь на пер­во­на­чаль­ном эта­пе раз­ви­тия ка­кой-ли­бо но­вой фор­мы ин­ду­ст­рии; для су­ще­ст­вую­щих, вы­со­ко ор­га­ни­зо­ван­ных ин­ду­ст­рий, кон­ку­рен­ция раз­ру­ши­тель­на.В на­ча­ле 20 ве­ка, ко­гда уже бы­ли соз­да­ны ог­ром­ные эко­но­ми­че­ские конг­ло­ме­ра­ты, кор­по­ра­ции, Джон Рок­фел­лер про­из­нес свою про­ро­че­скую фра­зу: «Ин­ди­ви­дуа­лизм в эко­но­ми­ке дол­жен уме­реть». Его кам­па­ния, StandardOil, за­хва­тив поч­ти весь неф­тя­ной биз­нес у мно­же­ст­ва мел­ких про­из­во­ди­те­лей, зна­чи­тель­но по­вы­си­ла ка­че­ст­во неф­тя­ных про­дук­тов и сни­зи­ла це­ну с 60 цен­тов до 10 цен­тов за гал­лон.Пре­иму­ще­ст­во кор­по­ра­ций пе­ред ин­ди­ви­ду­аль­ным биз­не­сом ста­ло оче­вид­ным. Од­на­ко про­цесс кон­цен­тра­ции эко­но­ми­че­ской вла­сти, по­гло­ще­ние мел­ких биз­не­сов, не­боль­ших кам­па­ний и кор­по­ра­ций ог­ром­ны­ми син­ди­ка­та­ми, за­нял не­сколь­ко де­ся­ти­ле­тий.Рос­сия же не име­ла раз­ви­тых тра­ди­ций ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­тель­ст­ва, и со­вет­ское го­су­дар­ст­во с мо­мен­та сво­его ос­но­ва­ния было един­ст­вен­ной кор­по­ра­ци­ей, вла­дев­шей всей эко­но­ми­кой стра­ны. Советское го­су­дар­ст­во, как един­ст­вен­ная кор­по­ра­ция, од­на­ко, бы­ло не­спо­соб­но гиб­ко реа­ги­ро­вать на из­ме­не­ния в тех­но­ло­ги­че­ской и об­ще­ст­вен­ной сфе­ре, тем более, что его глав­ной за­да­чей бы­ло удер­жа­ние и уве­ли­че­ние сво­ей вла­сти.В Со­еди­нен­ных Шта­тах го­су­дар­ст­во - лишь од­на из кор­по­ра­ций, са­мая мощ­ная, ря­дом с ко­то­рой и вме­сте с ко­то­рой, сот­ни кор­по­ра­ций соз­да­ют ши­ро­кую го­ри­зон­таль­ную сис­те­му взаи­мо­свя­зей, ре­гу­ли­рую­щую кон­фликт ин­те­ре­сов, т.е. кон­ку­рен­цию. Это пла­но­вое хо­зяй­ст­во, ут­ра­тив­шее мно­гие чер­ты «чис­то­го ка­пи­та­лиз­ма», ста­но­вит­ся все бли­же к со­вет­ской мо­де­ли. Раз­ни­ца лишь в том, что яв­ля­ет­ся дви­жу­щим мо­то­ром эко­но­ми­ки.Эко­но­ми­ку Со­вет­ской Рос­сии на За­па­де на­зы­ва­ли «го­су­дар­ст­вен­ным ка­пи­та­лиз­мом», где го­су­дар­ст­во об­ла­да­ло всей эко­но­ми­че­ской вла­стью. Эко­но­ми­ку в США – «кор­по­ра­тив­ным со­циа­лиз­мом», где кор­по­ра­ци­ям при­над­ле­жит вся эко­но­ми­че­ская власть.Ка­пи­та­ли­сти­че­ская сис­те­ма пред­по­ла­га­ет, что об­ще­ст­во ра­бо­та­ет на ин­те­ре­сы ка­пи­та­ла, в сис­те­ме со­­­ц­и­­а­­­ли­с­ти­ческой (об­ще­ст­вен­ной) ка­пи­тал ра­бо­та­ет в ин­те­ре­сах все­го об­ще­ст­ва. Аме­ри­ка су­ме­ла со­еди­нить ка­пи­та­лизм и со­циа­лизм в еди­ное це­лое, в той или иной сте­пе­ни сба­лан­си­ро­вав ин­те­ре­сы капитала и об­ще­ст­ва в це­лом.Аме­ри­ка про­шла боль­шой путь от «ди­ко­го ка­пи­та­лиз­ма» 19 ве­ка. Наи­бо­лее яр­кой фор­мой его про­яв­ле­ния бы­ла Ве­ли­кая де­прес­сия, ко­гда вскры­лись «яз­вы» сис­те­мы. С при­хо­дом к вла­сти «со­циа­ли­ста» Франк­ли­на Руз­вель­та на­ча­лось строи­тель­ст­во но­вой со­ци­аль­ной и эко­но­ми­че­ской струк­ту­ры, в ко­то­рой го­су­дар­ст­во при­об­ре­ло кон­троль над экс­цес­са­ми сво­­бо­д­­ного рын­ка.Руз­вельт, уве­ли­чив по­до­ход­ный на­лог на кор­по­ра­ции до 80%, соз­­­­­да­л про­грам­мы пен­си­он­но­го обес­пе­че­ния, по­со­бий по без­ра­бо­ти­це, гран­тов на об­ра­зо­ва­ние, т.е., соз­дал со­циа­ли­сти­че­скую сис­те­му, па­рал­лель­ную ка­пи­та­ли­сти­че­ской.Сегодня ев­ро­пей­ские стра­ны Анг­лия, Фран­ция, Скан­ди­на­вия впол­не обос­но­ван­но на­зы­ва­ют свою сис­те­му со­циа­ли­сти­че­ской, так как го­су­дар­ст­во, за­щи­щая ин­те­ре­сы все­го об­ще­ст­ва, ак­тив­но вме­ши­ва­ет­ся в эко­но­ми­че­ский про­цесс и ог­ра­ни­чи­ва­ет пра­ва мощ­ных эко­но­ми­че­ских сил, кор­по­ра­ций, т.е., тща­тель­но сле­дит за до­ми­нан­той об­ще­ст­вен­ных ин­те­ре­сов над ин­те­ре­са­ми ин­ди­ви­ду­аль­ны­ми.В США же, со вре­мен от­цов–ос­но­ва­те­лей, го­су­дар­ст­во все­гда вы­зы­ва­ло и вы­зы­ва­ет по­доз­ре­ние и страх пе­ред воз­мож­ной узур­па­ци­ей го­су­дар­ст­вом по­ли­ти­че­ской вла­сти, мощь ко­то­рой опас­на для эко­но­ми­че­ских и гра­ж­дан­ских сво­бод.Но на современном этапе развития свободный рынок также становится угрозой для экономики и личных свобод. Бизнес - это игра с огромным уровнем риска, и имеет тенденцию оперировать на краю пропасти. Полная свобода рынка не один раз в прошлом неизбежно приводила экономику к последнему краю.Ло­ги­че­ская сту­пень раз­ви­тия эко­но­ми­ки - пе­ре­ход к кор­по­ра­тив­ной фор­ме, к кон­цен­тра­ции управ­ле­ния и кон­тро­ля кон­ку­рен­ции. Кон­со­ли­да­ция всех кор­по­ра­ций, го­су­дар­ст­вен­ной кор­по­ра­ции и се­ти эко­но­ми­че­ских конг­ло­ме­ра­тов, долж­на све­сти все ви­ды вла­сти в эко­но­ми­ке в еди­ное це­лое, в кор­по­ра­тив­но-го­су­дар­ст­вен­ную сис­те­му.В 1940 го­ду су­ще­ст­во­ва­ло око­ло 1000 круп­ных кор­по­ра­ций и не­сколь­ко ты­сяч бан­ков, в 2008 го­ду ос­та­лось лишь 100 круп­ней­ших ин­ду­ст­ри­аль­ных конг­ло­ме­ра­тов, и две тре­ти всей бан­ков­ской сис­те­мы при­­­н­а­­д­­ле­­жат 50 бан­ков­ским син­ди­ка­там. Эта тен­ден­ция долж­на при­вес­ти к соз­да­нию еди­но­го цен­тра кон­тро­ля и, та­ким об­ра­зом, све­сти уро­вень рис­ка, обя­за­тель­но­го ка­че­ст­ва де­ло­вой иг­ры, к при­ем­ле­мо­му уров­ню. К то­му мо­мен­ту, ко­гда сот­ни мел­ких и круп­ных ком­па­ний прой­дут че­рез про­цесс кон­со­ли­да­ции, на рын­ке ос­та­нет­ся лишь не­сколь­ко де­сят­ков ги­гант­ов, и кон­ку­рен­ция поч­ти пол­но­стью ис­чез­нет.Со­хра­нит­ся лишь кон­ку­рен­ция за вы­со­ко­оп­ла­чи­вае­мые ра­бо­ты внут­ри са­мих кор­по­ра­ций. То есть, бу­дет соз­да­на сис­те­ма, по­доб­ная со­вет­ской, вы­пол­няю­щая ту же за­да­чу - пол­ный, то­таль­ный кон­троль эко­но­ми­ки и ра­бот­ни­ков. Эта тен­ден­ция чув­ст­ву­ет­ся уже се­го­дня ра­бот­ни­ка­ми круп­ных кор­по­ра­ций.Кэйт Джен­нингс, ра­бо­тав­шая во мно­гих круп­ней­ших фи­нан­со­вых фир­мах на Уолл-Стри­те: «Ко­гда вы вхо­ди­те в офис круп­ной кор­по­ра­ции, вы ко­жей чув­ст­вуе­те, что страх ви­сит в воз­ду­хе. Здесь пер­со­наль­ные до­сье на ка­ж­до­го, цен­зу­ра, де­зин­фор­ма­ция и раз­но­об­раз­ные фор­мы слеж­ки яв­ля­ют­ся стан­дарт­ной прак­ти­кой так­же, как и в Со­вет­ском Сою­зе. На­ша сис­те­ма зна­чи­тель­но от­ли­ча­ет­ся от со­вет­ской - она име­ет кор­пус, де­ко­ри­ро­ван­ный бли­ста­тель­ны­ми идеа­ла­ми про­слав­лен­ной аме­ри­кан­ской де­мо­кра­тии, мо­то­ром же яв­ля­ет­ся все та же то­та­льная сис­те­ма кон­тро­ля, от­ли­чаю­щая­ся от со­вет­ской лишь по сво­им фор­мам. Там бы­ла од­на кор­по­ра­ция – го­су­дар­ст­во, в на­шей сис­те­ме мно­же­ст­во кор­по­ра­ций, но ра­бо­та­ют они по то­му же прин­ци­пу - прин­ци­пу всемогущей бю­ро­кра­ти­че­ской ма­ши­ны».Кэйт Джен­нингс, ра­зу­ме­ет­ся, име­ет до­воль­но аб­ст­ракт­ное пред­став­ле­ние о со­вет­ской бю­ро­кра­ти­че­ской сис­те­ме. Со­вет­ская бю­ро­кра­тия, боль­шей ча­стью, бы­ла не эф­фек­тив­ной, строи­лась не на на­уч­ных раз­ра­бот­ках и от­шли­фо­ван­ных прак­ти­кой мо­де­лях, как аме­ри­кан­ская, а на лич­ных свя­зях внут­ри но­менк­ла­тур­но­го ап­па­ра­та, т.е., го­во­ря со­вре­мен­ным язы­ком, бы­ла кор­рум­пи­ро­ва­на. На За­па­де сис­те­ма формализации, бюрократизации общественных отношений, по­сто­ян­но со­вер­шен­ст­во­ва­лась, при­­сп­о­с­аб­­л­иваясь к на­цио­наль­ным тра­ди­ци­ям, обы­ча­ям и по­треб­но­стям об­ще­ст­ва.В Рос­сии же бю­ро­кра­ти­че­ская сис­те­ма, появившись лишь в на­ча­ле 19 ве­ка, по сво­ей су­ти ни­ко­гда не ме­ня­лась. Да и на­зы­ва­лась она бю­ро­кра­ти­че­ской лишь по не­до­ра­зу­ме­нию. Бю­ро­кра­ти­че­ской сис­те­мы в Рос­сии ни­ко­гда не бы­ло. Пра­ви­ла, ин­ст­рук­ции, со­блю­де­ние фор­мы в ней все­гда бы­ли лишь де­­к­о­­ра­­цией, скры­ваю­щей бес­пре­дел свое­во­лия чи­нов­ни­ков, как это по­ка­зы­ва­ет ли­те­ра­ту­ра 19 ве­ка в про­из­ве­де­ни­ях Го­го­ля, Сал­ты­ко­ва-Щед­ри­на, Су­­х­о­во­-Ко­бы­ли­на. С та­ким же ус­пе­хом оп­рич­ни­ну Ива­на Гроз­но­го мож­но на­звать ча­стью бю­ро­кра­ти­че­ской сис­те­мы своего времени.Рос­сий­ская об­ще­ст­вен­ная мысль, как то­гда, так и се­го­дня, об­ви­ня­ет во всем власть. Но фор­ма­ли­за­ция норм жиз­ни про­ти­во­ре­чит рос­сий­ско­му ми­ро­по­ни­ма­нию. Все от­но­ше­ния ме­ж­ду людь­ми долж­ны стро­ить­ся на не­по­сред­ст­вен­ных чув­ст­вах, на глу­бо­ко лич­ных, ин­ди­ви­ду­аль­ных взаи­мо­свя­зях. По­это­му по­пыт­ки фор­­­­­­­м­­­ал­­и­­зовать, бю­ро­кра­ти­зи­ро­вать от­но­ше­ния, все­гда на­тал­ки­ва­лись на яро­ст­ное со­про­тив­ле­ние все­го об­ще­ст­ва, как вер­хов, так и ни­зов. Не­да­ром, наи­бо­лее упот­­ре­б­л­яе­мы­м в Рос­сии при­­л­а­­га­т­ель­ны­м к сло­ву бю­ро­кра­тия, яв­ля­ет­ся «мерт­вя­щая», «без­душ­ная». Но это не бю­ро­кра­ти­че­ская сис­те­ма, а по­тем­кин­ская де­рев­ня, за фасадом которой по сей день бу­шу­ют че­ло­ве­че­ские стра­сти.Не­мец­кий фи­ло­соф и ли­те­ра­ту­ро­вед Валь­тер Шу­барт, в сво­ей кни­ге «Рус­ские и Ев­ро­па», из­дан­ной в 1939 го­ду: «Ев­ро­пе­ец ищет по­ряд­ка во всем – в са­мо­об­ла­да­нии, в гос­под­стве рас­суд­ка над эмо­ция­ми, он ищет его в го­су­дар­ст­ве и в гос­под­стве ав­то­ри­те­та. Рус­ский же ищет про­ти­во­по­лож­ное, он скло­нен к от­сут­ст­вию норм, вплоть до анар­хии. За­пад­ной люб­ви к нор­мам у рус­ских про­ти­во­сто­ит по­ра­зи­тель­ная нор­мо­бо­язнь».Мар­киз де Кюс­тин, по­се­тив­ший Рос­сию в пе­ри­од цар­ст­во­ва­ния Ни­ко­лая I: «Из ак­тов про­из­во­ла ка­ж­до­го ча­ст­но­го ли­ца воз­ни­ка­ет то, что при­ня­то здесь называть об­ще­ст­вен­ным по­ряд­ком».Об­ще­ст­вен­ный по­ря­док За­па­да стро­ил­ся на прин­ци­пе со­блю­де­ния фор­маль­ной про­це­ду­ры во всех сфе­рах жиз­ни. От­кло­не­ние от об­ще­при­ня­тых норм, «про­из­вол ка­ж­до­го ча­ст­но­го ли­ца», жес­то­ко на­ка­зы­ва­лось, так как сис­те­ма, по­стро­ен­ная на прин­ци­пе уни­фи­ка­ции от­но­ше­ний, пе­ре­ста­ва­ла функ­цио­ни­ро­вать.Бесконтрольное выражение индивидуальных человеческих чувств и желаний, не принимающее в расчет интересы всего общества в целом, входя с ним в конфликт, не­что вро­де сво­бод­но­го ра­ди­ка­ла в ме­тал­лур­гии; сво­бод­ный ра­ди­кал разъ­е­да­ет ме­талл ржав­чи­ной, кор­рум­пи­ру­ет ме­талл. Бюрократическая система поэтому заменяет индивидуальный подход ано­ним­ным, в котором гасятся не только мно­го­чис­лен­ные кон­флик­ты, воз­ни­каю­щие при не­по­сред­ст­вен­ных, лич­но­ст­ных кон­так­тах, но и конфликты классовые.Со­вре­мен­ная бю­ро­кра­ти­че­ская ма­ши­на Запада су­ме­ла сба­лан­си­ро­вать ин­те­ре­сы раз­лич­ных со­ци­аль­ных групп, зна­чи­тель­но умень­шить экс­плуа­та­цию ра­бот­ни­ка, точ­но оп­ре­де­ли­ла обя­зан­но­сти пра­ва и обязанности ка­ж­до­го гра­ж­да­ни­на. Благодаря рег­ла­мен­тации всех сторон жизни был достигнут вы­со­кий уро­вень бла­го­сос­тоя­ния и ува­же­ния к ка­ж­до­му, так как ка­ж­дый яв­ля­ет­ся не­об­хо­ди­мой ча­стью сис­те­мы про­из­вод­ст­ва и по­треб­ле­ния. Ра­зу­ме­ет­ся, она да­ле­ка от идеа­лов че­ло­веч­но­сти, ее «гу­ма­низм» ме­ха­ни­сти­чен.Тем не ме­нее, со­вре­мен­ное тех­но­ло­ги­че­ское об­ще­ст­во не мо­жет по­зво­лить се­бе то­го пре­неб­ре­же­ния к «че­ло­ве­че­ским ре­сур­сам», ко­то­рое су­ще­ст­во­ва­ло на пер­вых эта­пах ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го раз­ви­тия. В те вре­ме­на ма­те­ри­аль­ные ре­сур­сы счи­та­лись важ­нее ре­сур­сов че­ло­ве­че­ских, и экс­плуа­та­ция бы­ла от­кро­вен­но бес­че­ло­веч­ной. Се­го­дня ра­бот­ник ста­но­вит­ся все бо­лее цен­ен в ра­бо­те со слож­ны­ми ма­ши­на­ми и тех­но­ло­гия­ми.Не толь­ко фи­зи­че­ские ус­ло­вия тру­да, но и его пси­хо­ло­ги­че­ское со­стоя­ние от­ра­жа­ет­ся на ко­ли­че­ст­ве и ка­че­ст­ве про­дук­тов, ко­то­рые он про­из­во­дит. По­это­му экс­плуа­та­ция при­об­ре­та­ет с ка­ж­дым де­ся­ти­ле­ти­ем все бо­лее гу­ман­ные фор­мы, од­на­ко, это не «лю­бовь к лю­дям» - это не­об­хо­ди­мость в упо­ря­до­чен­ной ра­бо­те слож­ной об­ще­ст­вен­ной струк­ту­ры.Кор­по­ра­ции пре­дос­тав­ля­ют сво­им ра­бот­ни­кам кон­ди­цио­ни­ро­ван­ные по­ме­ще­ния, удоб­ную ме­бель, бес­плат­ное ко­фе, пе­че­нье, фильт­ро­ван­ную во­ду, дос­тав­ля­ют ланч из бли­жай­ше­го Мак­До­нал­дса. Мно­гие ком­па­нии, та­кие как Ford, Polaroid, Proctor&Gamble, по­сы­ла­ют сво­их ра­бот­ни­ков на кур­сы «human poten­tial», кур­сы по­вы­ше­ния че­ло­ве­че­ско­го по­тен­циа­ла, про­во­ди­мые кор­по­ра­ци­ей NewAge, где от­ра­ба­ты­ва­ют­ся прие­мы эмо­цио­наль­ной адап­та­ции ко все бо­лее ус­лож­няю­щим­ся тре­бо­ва­ни­ям про­из­вод­ст­ва. Это скры­тая фор­ма кон­тро­ля по­ве­де­ния ра­бот­ни­ков, од­на из мно­гих в сис­те­ме пси­хо­ло­ги­че­ской ма­ни­пу­ля­ции.По дан­ным Аме­ри­кан­ской ас­со­циа­ции ме­недж­мен­та 2006 го­да, 80% всех кор­по­ра­ций про­слу­ши­ва­ют и за­­­­п­­и­­­сы­­ва­ют­ те­ле­фон­ные раз­го­во­ры ра­бот­ни­ков, идет про­вер­ка их пер­со­наль­ной элек­трон­ной поч­ты. Ви­­де­ок­а­­ме­ры сле­же­ния ус­та­нав­ли­ва­ют­ся не толь­ко в ра­бо­чих по­ме­ще­ни­ях, но и в ка­фе­те­ри­ях и туа­ле­тах ком­па­ний.В то же время, су­дя по мас­со­вой прес­се, клас­со­вые кон­флик­ты утратили остроту пер­вой по­ло­ви­ны 20 ве­ка. То­гда в кон­флик­те ин­те­ре­сов кор­по­ра­ций и ра­бот­ни­ков при­ни­ма­ли ак­тив­ное уча­стие проф­сою­зы, воз­глав­ляв­шие ра­бо­чее дви­же­ние и до­бив­шие­ся вве­де­ния мно­го­чис­лен­ных за­ко­нов о за­щи­те тру­да.Сегодня со­ци­аль­ная не­спра­вед­ли­вость пе­ре­ста­ла быть те­мой яро­ст­ных де­ба­тов, про­хо­див­ших еще не­дав­но, в 50-70-е го­ды. Со­ци­аль­ная мо­биль­ность, по­сто­ян­ные сме­ны мес­т ра­бо­ты, ха­рак­тер­ные для ин­ду­ст­рии сер­ви­са, об­слу­жи­ва­ние,- ста­но­вят­ся до­ми­ни­рую­щей ин­ду­ст­ри­ей по­стин­ду­ст­ри­аль­но­го об­ще­ст­ва, за­глу­ша­ют про­тест.Динамика эко­но­ми­ки не да­ет воз­мож­но­сти ус­та­нав­ли­вать проч­ные свя­зи ме­ж­ду людь­ми, ка­ж­дый ра­бот­ник су­ще­ст­ву­ет в со­ци­аль­ном ва­куу­ме, а в оди­ноч­ку бо­роть­ся с «ор­га­ни­за­ци­ей» он не мо­жет. Се­го­дня свои пра­ва ра­бот­ник дол­жен за­щи­щать сам. Он, однако, не мо­жет про­ти­во­сто­ять ор­га­ни­за­ции, ин­те­ре­сы ко­то­рой за­щи­ща­ют це­лые ар­мии вы­со­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных и вы­со­ко­оп­ла­чи­вае­мых ад­во­ка­тов, умею­щих ма­ни­пу­ли­ро­вать за­ко­ном в сво­их ин­те­ре­сах, и в этой сво­бод­ной кон­ку­рен­ции оди­ноч­ки и ор­га­ни­за­ции, как все­гда, вы­иг­ры­ва­ет силь­ней­ший.Но и са­ми за­ко­ны о тру­де сфор­му­ли­ро­ва­ны та­ким об­ра­зом, что да­ют все пре­иму­ще­ст­ва ра­бо­то­да­те­лю. В 1886 го­ду бы­ло при­ня­то за­ко­но­да­тель­ст­во дав­шее кор­по­ра­ци­ям те же гра­ж­дан­ские пра­ва, что и от­дель­но­му ин­ди­ви­ду. Пра­ва на уча­стие в кон­ку­рен­ции у ин­ди­ви­ду­аль­но­го пред­при­ни­ма­те­ля и у кор­по­ра­ций с сот­ня­ми ра­бот­ни­ков и ог­ром­ным ка­пи­та­лом ста­ли рав­ны­ми, а ущем­ле­ние прав кор­по­ра­ций в гла­зах за­ко­на ста­ло рав­но­цен­ным на­ру­ше­нию прав ин­ди­ви­дуума в сво­бод­ной эко­но­ми­че­ской иг­ре. Ра­бот­ник же кор­по­ра­ции не мо­жет иметь сво­их ин­ди­ви­ду­аль­ных прав, так как они долж­ны сов­па­дать с пра­ва­ми кор­по­ра­ции, ко­то­рая его экс­плуа­ти­ру­ет.В 1994 го­ду ме­ди­цин­ская се­ст­ра по­да­ла в суд на гос­пи­таль, ко­то­рый уво­лил ее за кри­ти­че­ское за­ме­ча­ние в ад­рес ад­ми­ни­ст­ра­ции. В раз­го­во­ре с кол­ле­гой она осу­ди­ла прак­ти­ку ад­ми­ни­ст­ра­ции, пе­ре­во­дя­щей сес­тер из од­но­го спе­циа­ли­зи­ро­ван­но­го от­де­ле­ния в дру­гое, что, по ее мне­нию, при­во­ди­ло к мно­го­чис­лен­ным ошиб­кам из-за не­зна­ния ме­ди­цин­ско­го пер­со­на­ла од­но­го от­де­ле­ния спе­ци­фи­ки ра­бо­ты дру­го­го. Кол­ле­га со­об­щи­ла ад­ми­ни­ст­ра­ции о со­дер­жа­нии раз­го­во­ра. Се­ст­ра бы­ла уво­ле­на. Фор­му­ли­ров­ка при­чи­ны уволь­не­ния - «от­сут­ст­вие под­держ­ки ад­ми­ни­ст­ра­тив­ным ре­ше­ни­ям ру­ко­во­дства боль­ни­цы».Вер­хов­ный суд США, ку­да об­ра­ти­лась уво­лен­ная мед­се­ст­ра, на­шел при­чи­ны уволь­не­ния впол­не обос­но­ван­ны­ми: «Ко­гда ра­бот­ник, по­лу­чаю­щий зар­пла­ту от ор­га­ни­за­ции, от­кры­то вы­ра­жа­ет мне­ние, про­ти­во­ре­ча­щее ме­рам по эф­фек­тив­но­сти ор­га­ни­за­ции, он мо­жет быть уво­лен». По­сле уволь­не­ния се­ст­ра име­ла за­кон­ное пра­во вы­ра­жать свое мне­ние сво­бод­но. Но где? Мед­се­ст­ра по­па­ла в чер­ный спи­сок, за­крыв­ший пе­ред ней две­ри всех боль­ниц в стра­не.Кор­по­ра­ции об­ла­да­ют не толь­ко ог­ром­ной эко­но­ми­че­ской вла­стью, но и вла­стью по­ли­ти­че­ской. Они не толь­ко мо­гут иг­но­ри­ро­вать пра­ва сво­их ра­бот­ни­ков, но, да­же по­лу­чая го­су­дар­ст­вен­ные суб­си­дии, не не­сут ни­ка­кой от­вет­ст­вен­но­сти за на­ру­ше­ние кон­трак­та с го­су­дар­ст­вом.Авиа­ин­­д­у­­ст­рия по­сле 11 сен­тяб­ря 2001 го­да объ­я­ви­ла о не­об­хо­ди­мо­сти фи­нан­со­вой под­держ­ки го­су­дар­ст­ва, ина­че бу­дут уво­ле­ны око­ло сот­ни ты­сяч ра­бот­ни­ков. Авиа­кам­­п­а­нии по­лу­чи­ли го­су­дар­ст­вен­ные суб­си­дии в раз­ме­ре 15 мил­ли­ар­дов дол­ла­ров и уво­ли­ли 115 ты­сяч ра­бот­ни­ков.Пред­по­ла­га­ет­ся, что кон­ку­рен­ция ме­ж­ду кор­по­ра­ция­ми про­хо­дит в борь­бе за по­тре­би­те­ля, за наи­бо­лее ка­че­ст­вен­ный про­дукт. Этот прин­цип был про­­во­з­г­ла­шен­ в 18 ве­ке Ада­мом Сми­том. В кон­ку­рент­ной борь­бе вы­иг­ры­ва­ет тот, кто по­став­ля­ет на ры­нок наи­бо­лее ка­че­ст­вен­ный про­дукт. Имя Ада­ма Сми­та ис­поль­зу­ет вы­со­ко­пар­ная де­ма­го­гия круп­ных кор­по­ра­ций, но уро­вень ка­че­ст­ва лю­бо­го то­ва­ра, про­дук­та, оп­ре­де­ля­ет­ся эко­но­ми­че­ской фор­му­лой, из­вест­ной под на­зва­ни­ем «за­кон Грэ­ма».До­ро­гой вы­со­ко­ка­че­ст­вен­ный то­вар не мо­жет дол­го удер­жать­ся на рын­ке, его не­из­беж­но вы­тес­ня­ет де­ше­вый про­дукт, ка­че­ст­во ко­то­ро­го на­хо­дит­ся на са­мой низ­кой гра­ни­це требований мас­со­во­го по­тре­би­те­ля.Адам Смит го­во­рил о сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ной стра­не, толь­ко всту­пав­шей в ин­ду­ст­ри­аль­ную фа­зу раз­ви­тия. Но за 200 лет, про­шед­ших со вре­мен Ада­ма Сми­та, эко­но­ми­че­ская жизнь в кор­не из­ме­ни­лась, ос­нов­ное по­ле эко­но­ми­ки за­ни­ма­ют не ин­ди­ви­ду­аль­ные пред­при­ни­ма­те­ли, а кор­по­ра­ции, а у них дру­гие це­ли.Для современных кор­по­ра­ций кон­ку­рент­ная борь­ба про­хо­дит не столько в сфе­ре при­спо­соб­ле­ния к по­треб­но­стям рын­ка, сколько в борьбе за го­су­дар­ст­вен­ные до­та­ции, пра­ви­тель­ст­вен­ные кон­трак­ты, за суб­си­дии на раз­ви­тие про­из­вод­ст­ва, за умень­ше­ние на­ло­го­об­ло­же­ния и дру­гие фор­мы го­су­дар­ст­вен­ной под­держ­ки.Счи­та­ет­ся, что эко­но­ми­ка по­строе­на на прин­ци­пе ин­­­­д­­и­­­ви­­­­ду­­а­ль­ного пред­­­п­р­­и­­­ни­­­м­а­­те­ль­ства, и это так, ес­ли рас­смат­ри­вать круп­ные кор­по­ра­ции, как ин­ди­ви­ду­аль­ных пред­при­ни­ма­те­лей. Но ма­лый биз­нес, в ко­то­ром ра­бо­та­ет боль­шая часть на­се­ле­ния, не мо­жет на­де­ять­ся на го­су­дар­ст­вен­ную под­держ­ку, он ма­нев­ри­ру­ет на по­сто­ян­но ме­няю­щем­ся рын­ке, где лишь 10% ин­ди­ви­ду­аль­ных биз­не­сов до­жи­ва­ют до первого го­да сво­его су­ще­ст­во­ва­ния, и 5% до вто­ро­го.Но и в слу­чае со­хра­не­ния биз­не­са на бо­лее дли­тель­ное вре­мя, «не­за­ви­си­мый» пред­при­ни­ма­тель, ес­ли он не втя­нут в не­ле­галь­ные опе­ра­ции, мо­жет на­де­ять­ся толь­ко на ми­ни­маль­ный до­ход. Что­бы удер­жать­ся на пла­ву, он ис­­­­­­­­­п­­о­­л­­ь­­зует боль­шую часть сво­их до­хо­дов толь­ко для ве­де­ния биз­не­са. Он сам ус­та­нав­ли­ва­ет се­бе зар­пла­ту, и она час­то ни­же, чем у сред­них ра­бот­ни­ков кор­по­ра­ций, а ра­бо­та­ет бо­лее ин­тен­сив­но, с боль­шей энер­ге­ти­че­ской от­да­чей.У не­го нет ус­та­нов­лен­ных ча­сов ра­бо­ты, он слу­жит сво­ему биз­не­су 24 ча­са в су­тки, и по­это­му чув­ст­ву­ет се­бя сво­бод­ным, ведь он не дол­жен си­деть на ра­бо­те с 9 до 5. Он эко­но­ми­че­ски сво­бо­ден, сво­бо­ден в сво­ем ре­ше­нии про­дол­жать биз­нес, при­но­ся­щий ми­ни­маль­ные до­хо­ды, или «уво­лить се­бя» и на­чать но­вое де­ло.В кор­­­­­­­­­­­­­­­п­­­о­­­ра­­тивной сис­те­ме ра­бот­ник так­же сво­бо­ден пе­ре­хо­дить из од­ной кор­по­ра­ции в дру­гую. Ре­аль­ной же сво­бо­дой об­ла­да­ют толь­ко те, кто взо­брал­ся на вер­х со­ци­аль­ной пи­ра­ми­ды, во­шел в но­менк­ла­ту­ру, внут­ри ко­то­рой они пол­но­стью за­щи­щены, и вы­пасть из нее могут толь­ко в аб­со­лют­но экс­тре­маль­ной си­туа­ции.Круп­ней­шая энер­ге­ти­че­ская кор­по­ра­ция стра­ны, Enron, в те­че­нии мно­гих лет вкла­ды­ва­ла мно­го­мил­ли­он­ные сред­ст­ва в соз­да­ние об­раза ком­па­нии с чув­ст­вом со­ци­аль­ной от­вет­ст­вен­но­сти. Ло­зунг кам­па­нии: «Ли­де­ры на­шей кор­по­ра­ции долж­ны быть об­раз­цом слу­же­ния об­ще­ст­ву». По­сле рас­кры­тия мно­го­мил­ли­ард­ной афе­ры, про­ве­ден­ной кор­по­ра­ци­ей, ог­ра­бив­шей сот­ни ты­сяч по­тре­би­те­лей и ак­цио­не­ров, ее ли­де­ры по­лу­чи­ли тю­рем­ные сро­ки от 10 до 15 лет за фи­нан­со­вые ма­хи­на­ции.У кор­по­ра­ции нет и не мо­жет быть от­вет­ст­вен­но­сти пе­ред всем об­ще­ст­вом, но ее нет и у ра­бот­ни­ка кор­по­ра­ции. Ра­бот­ник не не­сет ни­ка­кой от­вет­ст­вен­но­сти пе­ред об­ще­ст­вом, он, пре­ж­де все­го, про­фес­сио­нал, и для не­го су­ще­ст­ву­ет толь­ко от­вет­ст­вен­ность перед своим работодателем, ответственность за конкретное де­ло, ко­то­рое он де­ла­ет.В филь­ме «Мост че­рез ре­ку Квай» ка­пи­тан Ни­кол­сон, во­ен­ный ин­же­нер, профессионал высокого класса, за­клю­чен­ный в япон­ском ла­ге­ре для анг­лий­ских во­ен­но­плен­ных, с гор­до­стью вы­пол­ня­ет по­став­лен­ную пе­ред ним япон­ца­ми за­да­чу - по­стро­ить мост в не­про­хо­ди­мых джунг­лях, и вы­пол­ня­ет то, что ка­жет­ся не­вы­пол­ни­мым. Во имя де­ла он не ща­дит ни се­бя, ни смер­тель­но из­мо­ж­ден­ных анг­лий­ских сол­дат.Мост по­стро­ен. Че­рез не­го япон­цы пе­ре­бро­сят во­ин­ские под­раз­де­ле­ния и тех­ни­ку и унич­то­жат фор­по­сты анг­лий­ской ар­мии, до су­ще­ст­во­ва­ния мос­та быв­шие для япон­цев не­дос­ти­жи­мы­ми. Ис­то­рия ка­пи­та­на Ни­кол­со­на - это ис­то­рия ис­тин­но­го про­фес­сио­на­ла, но так, как это про­ис­хо­дит в экс­тре­маль­ных ус­ло­ви­ях, впе­чат­ле­ние шо­ки­рую­щее. В нор­маль­ных же ус­ло­ви­ях эта по­зи­ция не вы­зы­ва­ет осу­ж­де­ния.Ге­роя филь­ма Risky Business «Рис­ко­ван­ный биз­нес», ко­то­ро­го иг­ра­ет Кру­з, так­же мож­но на­звать на­чи­наю­щим про­фес­сио­на­лом. Он сын обес­пе­чен­ных ро­ди­те­лей, меч­таю­щих о том, что их сын по­сту­пит в шко­лу биз­не­са Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та. Ге­рой Кру­за в тот мо­мент, ко­гда ро­ди­те­ли от­бы­ли в от­пуск, уст­раи­ва­ет в до­ме бор­дель для уче­ни­ков шко­лы, в ко­то­рой сам учит­ся, и про­во­дит ти­та­ни­че­скую ра­бо­ту по соз­да­нию но­во­го бизнеса, сек­су­аль­но­го сер­ви­са, дей­ст­ву­я как ис­тин­ный про­фес­сио­нал. Его ан­тре­при­за ока­зы­ва­ет­ся чрез­вы­чай­но ус­пеш­ной бла­го­да­ря ис­сле­до­ва­нию за­про­сов рын­ка, осо­бен­но­стей по­тре­би­те­ля и де­та­лей бух­гал­те­рии.Пред­ста­ви­тель Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та, по­яв­ляю­щий­ся в до­ме ро­ди­те­лей Кру­за, что­бы про­вес­ти тес­ти­ро­ва­ние кан­ди­да­та на уче­бу в пре­стиж­ной шко­ле биз­не­са, за­ста­ет аби­ту­ри­ен­та в про­цес­се де­ло­вой ак­тив­но­сти, и его эф­фек­тив­ность на­столь­ко впе­чат­ля­ет вер­бов­щи­ка, что он без вся­ких со­мне­ний вру­ча­ет на­чи­наю­ще­му биз­нес­ме­ну до­ку­мент о прие­ме в уни­вер­си­тет.В дру­гом филь­ме Кру­за «Firm», ге­рой, вы­пу­ск­ник юри­ди­че­ской шко­лы, на­чи­на­ет ра­бо­тать в ад­во­кат­ской кон­то­ре, об­слу­жи­ваю­щую ма­фию. Фир­ма по­мо­га­ет ма­фи­оз­ным бос­сам от­мы­вать гряз­ные день­ги. Как го­во­рит один из ру­ко­во­ди­те­лей фир­мы, на­став­ник Кру­за - «being a tax lawyer has nothing to do with the law   it's a game», юрист не име­ет ни­че­го об­ще­го с за­ко­ном, это азарт­ная иг­ра. Лю­бой биз­нес - это иг­ра, а в иг­ре су­ще­ст­ву­ют лишь пра­ви­ла. Мо­раль от­но­сит­ся к дру­гой ка­те­го­рии, ска­жем, к фи­лан­тро­пии, ко­то­рая, впро­чем, так­же яв­ля­ет­ся се­го­дня боль­шим биз­не­сом.Мож­но пред­по­ло­жить, что фильм от­ра­жа­ет со­вре­мен­ное па­де­ние мо­ра­ли ад­во­кат­ской гиль­дии, но их мо­раль бы­ла на том же уров­не и 100 лет на­зад. Рек­лам­ное объ­яв­ле­ние ад­во­ка­та в ари­зон­ской га­зе­те кон­ца 19 ве­ка: «Ес­ли вы под су­дом или су­ди­те ко­го-то, то я че­ло­век, ко­то­рый вам по­мо­жет. Ес­ли за ва­ми чис­лят­ся вы­мо­га­тель­ст­во, гра­беж, на­ме­рен­ный под­жог, за мо­ей спи­ной вам не­че­го бо­ять­ся. Я ред­ко про­иг­ры­ваю. Из один­на­дца­ти убийц я су­мел оп­рав­дать де­вять. При­хо­ди­те по­рань­ше, и вы из­бе­жи­те ожи­да­ния в оче­ре­ди».Рек­ла­ма юри­ста 19 ве­ка се­го­дня вы­гля­дит курь­е­зом, за пол­то­ра ве­ка юри­сты нау­чи­лись ци­ви­ли­зо­ван­ной фор­ме при­вле­че­ния кли­ен­тов. От­кро­вен­ный ци­низм се­го­дня осу­ж­да­ет­ся, он не­рен­та­бе­лен, и, в то же вре­мя, про­ис­хо­дит по­сте­пен­ное воз­вра­ще­ние к са­мым ци­нич­ным фор­мам об­ма­на во всем об­ще­ст­ве.Как го­во­рят юри­сты, на­хо­дя­щие ла­зей­ки в за­ко­но­да­тель­ст­ве для сво­их кли­ен­тов: «это, ко­неч­но, амо­раль­но, но впол­не за­кон­но». Низ­шие клас­сы, чув­ст­вуя се­бя об­ма­ну­ты­ми, ведь бо­гат­ст­во эли­ты соз­да­ет­ся их ми­ни­маль­но оп­ла­чи­вае­мым тру­дом, так­же счи­та­ют се­бя впра­ве на­ру­шать за­кон, снис­хо­ди­тель­ный к бо­га­тым. Низ­шие клас­сы, на­ру­шая за­кон, мо­гут ска­зать: «это ко­неч­но не­за­кон­но, но впол­не мо­раль­но». Та­ким об­ра­зом, все клас­сы име­ют оп­рав­да­ния, ни­кто не ве­рит в пра­ви­ла че­ст­ной иг­ры.Прав­да, бла­го­да­ря сво­ему твор­­­­ч­е­­с­кому под­­­­х­оду к за­ко­ну, кор­по­ра­ции, ор­га­ни­за­ции по­лу­ча­ют сот­ни мил­ли­ар­дов дол­ла­ров, а пря­мое, ин­ди­ви­ду­аль­ное на­ру­ше­ние за­ко­на по стра­не в це­лом, при­но­сит по ста­ти­сти­ке 2000 го­да не бо­лее $6 мил­ли­ар­дов.Кор­по­ра­ции тща­тель­но сле­дят за со­блю­де­ни­ем пре­стиж­но­го об­раза сво­их кам­па­ний, бло­ки­ру­ют всю не­га­тив­ную ин­фор­ма­цию, чем за­ни­ма­ет­ся спе­ци­аль­ный от­дел «Damage control», а внут­ри кор­по­ра­ции не толь­ко ве­дут кон­троль над по­ве­де­ни­ем со­труд­ни­ков, но так­же за­ни­ма­ют­ся вос­пи­та­ни­ем ло­яль­но­сти сво­их ра­бот­ни­ков. У ка­ж­до­го долж­но быть ощу­ще­ние, что судь­ба и бла­го­по­лу­чие кор­по­ра­ции есть и его судь­ба.В Со­вет­ской Рос­сии ло­яль­ность по от­но­ше­нию к го­су­дар­ст­ву, к вла­сти, фор­ми­ро­ва­лась на идее от­вет­ст­вен­но­сти ка­ж­до­го пе­ред дру­ги­ми, пе­ред всем об­ще­ст­вом. В условиях экономической демократии работник лоя­лен лишь по от­но­ше­нию к той ком­па­нии, в ко­то­рой он в дан­ный мо­мент ра­бо­та­ет. От­вет­ст­вен­ность он чув­ст­ву­ет лишь пе­ред сво­им ра­бо­то­да­те­лем-кор­миль­цем, и ему нет де­ла до бла­го­по­лу­чия все­го об­ще­ст­ва.Ком­па­ния мо­жет бес­по­щад­но экс­плуа­ти­ро­вать сво­его ра­бот­ни­ка, но убе­ж­да­ет: «Все мы парт­не­ры в од­ном биз­не­се», т.е., все вме­сте мы про­ти­во­сто­им все­му ос­таль­но­му об­ще­ст­ву.Для то­го, что­бы соз­дать у ра­бот­ни­ков ощу­ще­ние их зна­чи­мо­сти внут­ри кор­по­ра­ции, ме­недж­мент да­ет но­вые на­зва­ния раз­лич­ных про­фес­сий. Про­дав­цы и ком­ми­воя­же­ры ста­но­вят­ся sales representatives, customer consultants, опе­ра­то­ры и дис­пет­че­ры - management engineers, ру­ко­во­ди­те­ли от­де­лов по­лу­ча­ют зва­ния ви­це-пре­зи­ден­тов. Ко­ли­че­ст­во ви­це-пре­зи­ден­тов в не­ко­то­рых ком­па­ни­ях дос­ти­га­ет не­сколь­ких де­сят­ков.На­зва­ние долж­но­сти, од­на­ко, не из­ме­ня­ет уров­ня зна­чи­мо­сти ре­ше­ний, ко­то­рые они при­ни­ма­ют. Они ос­та­ют­ся все те­ми же про­дав­ца­ми, опе­ра­то­ра­ми или ру­ко­во­ди­те­ля­ми от­де­лов. Мно­гие ком­па­нии соз­да­ют Дос­ки по­че­та, на ко­то­рых вы­ве­ши­ва­ют­ся фо­то­гра­фии «Луч­ше­го ра­бот­ни­ка ме­ся­ца» или «Луч­ше­го ра­бот­ни­ка го­да».В Аме­ри­ке нет ор­де­на «Ге­роя ка­пи­та­ли­сти­че­ско­го тру­да», но ти­ту­лы и зва­ния, так­же как и в Со­вет­ской Рос­сии, долж­ны при­ми­рить ра­бот­ни­ков с низ­кой оп­ла­той тру­да и скрыть ис­тин­ное рас­пре­де­ле­ние влия­ния и вла­сти. Ис­тин­ные ге­рои не они, а ме­недж­мент кор­­п­о­­ра­ци­и, ко­то­рый по­лу­ча­ет в де­сят­ки или в сот­ни раз боль­ше сред­не­го ра­бот­ни­ка, а ра­бо­та­ет час­то мень­ше и ме­нее про­дук­тив­но, чем сред­ний ра­бот­ник.Ме­недж­мент уве­ли­чи­ва­ет свою зар­пла­ту в не­за­ви­си­мо­сти от вы­иг­ры­ша или про­иг­ры­ша ком­па­нии, а за не­уме­лое ру­ко­во­дство ком­па­ни­ей рас­пла­чи­ва­ет­ся ра­бо­чий, а не ме­недж­мент: «мы все долж­ны не­сти жерт­вы», зар­пла­та ра­бот­ни­ков умень­ша­ет­ся при про­иг­ры­ше ком­па­нии и не под­ни­ма­ет­ся в слу­чае ее ус­пе­ха.Ральф Най­дер, по­ли­ти­че­ский ак­ти­вист: «На­ша сис­те­ма – это сис­те­ма кор­по­ра­тив­но­го со­циа­лиз­ма, в ко­то­рой часть за­ра­бот­ков мил­лио­нов в ви­де на­ло­гов идут на ук­ре­п­ле­ние мо­щи кор­по­ра­ций, а все про­сче­ты, не­уда­чи не­со­стоя­тель­но­го ме­­­не­д­ж­­м­ента и от­кро­вен­ный гра­беж ра­бот­ни­ка и по­тре­би­те­ля оп­ла­чи­ва­ет все об­ще­ст­во».Эко­но­мист с мировым именем Джон Кен­нет Гэл­брейт: «...эко­но­ми­ка США сегодня вы­гля­дит как со­циа­лизм для круп­ных фирм и как сво­бод­ное пред­при­ни­ма­тель­ст­во для мел­ких».Ан­ти­тре­стов­ские за­ко­ны и пе­ре­рас­пре­де­ле­ние до­хо­дов ши­ро­ко раз­вер­ну­лись в пе­ри­од Франк­ли­на Де­ла­но Руз­вель­та и бы­ли про­дол­же­ны Джо­ном Кен­не­ди и Лин­до­ном Джон­со­ном, что да­ло мел­ким и сред­ним биз­не­сам воз­мож­ность уча­ст­во­вать в кон­ку­рент­ной борь­бе.В 50-70-е го­ды сфор­ми­ро­вал­ся обес­пе­чен­ный сред­ний класс, он смог до­бить­ся рас­ши­рен­ных прав на рын­ке тру­да, так как боль­шой биз­нес в то вре­мя был ог­ра­ни­чен в сво­их ма­нев­рах ан­ти­мо­но­поль­ны­ми за­ко­на­ми. В ат­мо­сфе­ре го­су­дар­ст­вен­но­го и об­ще­ст­вен­но­го кон­тро­ля над дей­ст­вия­ми кор­по­ра­ций ма­те­ри­аль­ное про­цве­та­ние ста­ло дос­тоя­ни­ем боль­шин­ст­ва на­се­ле­ния.Ка­за­лось, что рост кор­по­ра­ций, не­кон­­тр­о­­ли­­руе­мый го­су­дар­ст­вом, при­ве­дет к все­об­ще­му бла­го­по­лу­чию, что сво­бод­ный от ог­ра­ни­че­ний ры­нок обо­га­тит всех. В 1980-е го­ды ад­ми­ни­ст­ра­ция Ро­наль­да Рей­га­на, от­ра­жая об­ще­ст­вен­ное на­строе­ние, сня­ла мно­го­чис­лен­ные ог­ра­ни­че­ния с дея­тель­но­сти боль­шо­го биз­не­са. До­хо­ды зна­чи­тель­ной час­ти сред­не­го клас­са на­ча­ли рас­ти вме­сте с рос­том до­хо­дов кор­по­ра­ций, поя­ви­лась уве­рен­ность в том, что уже нет не­об­хо­ди­мо­сти в об­ще­ст­вен­ном и го­су­дар­ст­вен­ном кон­тро­ле над рав­но­мер­ным рас­пре­де­ле­ни­ем эко­но­ми­че­ских воз­мож­но­стей.К на­ча­лу 90-х го­дов раз­рыв ме­ж­ду до­хо­да­ми де­ло­вой и про­фес­сио­наль­ной эли­ты и ос­нов­ной мас­сы ра­бот­ни­ков стал на­столь­ко ощу­тим, что это ста­ло уг­ро­жать со­ци­аль­ной ста­биль­но­сти аме­ри­кан­ско­го об­ще­ст­ва. На­де­ж­ды сред­не­го клас­са на то, что они так­же вой­дут в чис­ло по­бе­ди­те­лей, не оп­рав­да­лась. На вер­хуш­ку пи­ра­ми­ды смог­ли под­нять­ся лишь не­мно­гие.«Сред­ний класс не стал бед­нее за по­след­ние не­сколь­ко лет, но он не стал и бо­га­че, а имен­но это ожи­да­лось, как ре­зуль­тат рос­та эко­но­ми­ки», - пи­сал в это вре­мя Лес­тер Ту­ров, де­кан шко­лы биз­не­са Мас­са­чу­сет­ско­го ин­сти­ту­та тех­но­ло­гии.Го­су­дар­ст­во, пе­ре­став вме­ши­вать­ся в про­цесс эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия и соз­да­вать ус­ло­вия для рав­ных воз­мож­но­стей в кон­ку­рент­ной борь­бе, от­кры­ло во­ро­та для силь­ных и пе­ре­ста­ло за­щи­щать сла­бых, т.е. пе­ре­ста­ло вы­пол­нять свою глав­ную функ­цию ре­гу­ля­то­ра об­ще­ст­вен­ных от­но­ше­ний ме­ж­ду эко­но­ми­че­ски­ми ин­те­ре­са­ми раз­лич­ных об­ще­ст­вен­ных групп.В со­вет­ской эко­но­ми­че­ской сис­те­ме «силь­ные» - «ко­ман­ди­ры про­из­вод­ст­ва», но­менк­ла­ту­ра, внеш­не так­же об­ла­да­ли ог­ром­ной вла­стью, но бы­ли дос­та­точ­но уяз­ви­мы: слу­чай­ные ошиб­ки, не­ос­то­рож­ность в ап­па­рат­ной борь­бе мог­ли при­вес­ти к рез­ко­му сни­же­нию ста­ту­са. Аме­ри­кан­ская же эко­но­ми­че­ская но­менк­ла­ту­ра на­столь­ко уве­ре­на в сво­ей не­уяз­ви­мо­сти, в том, что их власть силь­нее вла­сти го­су­дар­ст­ва, что им не при­хо­дит в го­ло­ву скры­вать этот оче­вид­ный факт.Так, ко­гда Да­ви­ду Рок­фел­ле­ру, на­след­ни­ку ог­ром­ной неф­тя­ной им­пе­рии, в 60-е го­ды пред­ло­жи­ли вы­ста­вить свою кан­ди­да­ту­ру на долж­ность пре­зи­ден­та США, он от­ве­тил: «Для ме­ня это бы­ло бы по­ни­же­ни­ем ста­ту­са». Рок­фел­лер мог это ска­зать не опа­са­ясь об­ще­ст­вен­но­го мне­ния, так как в гла­зах боль­шин­ст­ва, биз­нес, соз­даю­щий бо­гат­ст­ва, важ­нее и зна­чи­мее для об­ще­ст­ва, чем го­су­дар­ст­во, эти бо­гат­ст­ва рас­пре­де­ляю­щее.Об­ще­ст­вен­ное мне­ние мо­жет осу­ж­дать го­су­дар­ст­вен­ную по­ли­ти­ку, но поч­ти ни­ко­гда не по­ся­га­ет на ав­то­ри­тет кор­по­ра­ций - они ра­бо­то­да­те­ли, от них за­ви­сит жизнь мил­лио­нов. А на­прав­ле­ние го­су­дар­ст­вен­ной по­ли­ти­ки оп­ре­де­ля­ет­ся те­ми, кто ее фи­нан­си­ру­ет. Не­смот­ря на воз­ни­каю­щие вре­мя от вре­ме­ни про­ти­во­ре­чия ме­ж­ду го­­­­с­у­­д­­ар­­­ст­­венным ап­па­ра­том, его чи­нов­ни­ка­ми и ин­те­ре­са­ми кор­по­ра­ций, они парт­­­­­­н­е­ры­, хо­тя ино­гда и кон­­­­ф­л­и­­к­­т­ую­щи­е.Го­су­дар­ст­во лишь вре­мя от вре­ме­ни вме­ши­ва­ет­ся в эко­но­ми­че­ский про­цесс и, как пра­ви­ло, в поль­зу кор­по­ра­ций, до­хо­ды ко­то­рых рас­тут за счет умень­ше­ния за­ра­бот­ной пла­ты, по­вы­ше­ния про­из­во­ди­тель­но­сти и ин­тен­си­фи­ка­ции тру­да. Сред­ний класс - на­ем­ные ра­бот­ни­ки кор­по­ра­ций, соз­даю­щие бо­гат­ст­ва для ра­бо­то­да­те­лей, свои­ми ру­ка­ми ­стр­­о­ят сис­те­му, в ко­то­рой «по­бе­ди­тель по­лу­ча­ет все».Клин­тон в 1992 го­ду во вре­мя пред­вы­бор­ной кам­па­нии, иг­рая на чув­ст­ве опас­но­сти бла­го­по­лу­чию об­ще­ст­ва, в си­туа­ции ог­ром­но­го раз­ры­ва до­хо­дов раз­лич­ных клас­сов, го­во­рил: «The rich get the gold mine and middle class gets the shaft». В рус­ском пе­ре­во­де: «Бо­га­тые по­лу­ча­ют буб­лик, а сред­ний класс дыр­ку от буб­ли­ка». То, о чем го­во­рил Клин­тон, яв­ля­ет­ся фун­да­мен­таль­ным, ге­не­ти­че­ским ка­че­ст­вом ка­пи­та­лиз­ма, пе­ре­рас­пре­де­ле­ние бо­гат­ст­ва от бед­ных к бо­га­тым бы­ло и ос­та­ет­ся не­из­мен­ным, вне за­ви­си­мо­сти от кра­си­вых фраз по­ли­ти­че­ской де­ма­го­гии.Социалисты го­во­рят об об­рат­ном пе­ре­рас­пре­де­ле­нии – от бо­га­тых к бед­ным. Но при та­ком пере­рас­пре­де­ле­нии не про­ис­хо­дит ни­ка­ких фун­да­мен­таль­ных из­ме­не­ний, лишь пе­ри­фе­рий­ные, по­яв­ля­ет­ся еще од­на груп­па бо­га­чей, те, кто сто­ит у рас­пре­де­ли­тель­ной кор­муш­ки. Сис­те­ма про­дол­жа­ет де­лать бо­га­тых бо­га­ты­ми, а бед­ные так и ос­та­ют­ся бед­ны­ми.Сис­те­ма ней­тра­ли­зу­ет мас­со­вый про­тест тем, что пре­дос­тав­ля­ет возможность наи­бо­лее аг­рес­сив­ным груп­пам из ни­зов и час­ти об­ра­зо­ван­но­го сред­не­го клас­са, соз­да­вая впе­чат­ле­ние, что ус­­­пе­х дос­ту­пен всем.20% удач­ли­вых, а это 60 мил­лио­нов че­ло­век, до­­­­­­б­ились ус­пе­ха в ожес­то­чен­ной борь­бе за вы­со­ко­оп­ла­чи­вае­мые ра­бо­ты или су­­­­­­м­ели за­нять те ни­ши в биз­не­се, ко­то­рые по­ка не за­хва­ти­ли круп­ные кор­по­ра­ции. У них не толь­ко вы­со­кие до­хо­ды, они так­же ши­ро­ко пред­став­ле­ны во всех сред­ст­вах мас­со­вой ин­фор­ма­ции, их го­ло­са хо­ро­шо слыш­ны. И они убе­ж­да­ют пуб­ли­ку в том, что до­би­лись успеха сво­им тру­дом.Экономист Лес­тер Ту­ров по­­­­н­­и­­мает ме­ха­низм ус­пе­ха не­сколь­ко ина­че: «Ус­пех не дос­та­ет­ся тем, кто тя­же­ло и про­дук­тив­но ра­бо­та­ет, ус­пе­ха до­би­ва­ют­ся толь­ко те, кто уме­ет ма­ни­пу­ли­ро­вать людь­ми и ка­пи­та­лом».Ги­гант­ская раз­ни­ца в оп­ла­те тру­да, тем не ме­нее, не вы­зы­ва­ет в США об­ще­ст­вен­ных про­тес­тов, так как слож­ность се­го­дняш­ней эко­но­ми­ки, в ко­то­рой ут­ра­че­ны ви­ди­мые свя­зи ме­ж­ду про­из­вод­ст­вом, про­да­жа­ми, зар­пла­та­ми и до­хо­да­ми, по­зво­ля­ет скрыть про­стой за­кон фи­зи­ки – ес­ли у ко­го-то ста­ло боль­ше, зна­чит, у ко­го-то ста­ло мень­ше.Kак го­во­рил еще в 19 ве­ке Марк Твен: «Труд – один из про­цес­сов, в ко­то­ром од­ни до­бы­вают бо­гат­ст­во для дру­гих». Жи­тей­ская муд­рость на­ча­ла 20 ве­ка, ко­гда прин­ци­пы рас­пре­де­ле­ния до­хо­дов бы­ли еще дос­та­точ­но на­гляд­ны, гла­си­ла: «Кто та­кой мил­лио­нер? Это тот, кто при­сваи­ва­ет се­бе за­ра­бо­тан­ное мил­лио­на­ми».Си­ла сис­те­мы дер­жит­ся на не­ко­ле­би­мом убе­ж­де­нии этих миллионов, вос­пи­тан­ных той же кор­по­ра­тив­ной сис­те­мой, что в ус­ло­ви­ях кон­ку­рен­ции воз­мож­но­сти есть у всех, а вме­ша­тель­ст­во в эко­но­ми­ку го­су­дар­ст­ва и об­ще­ст­вен­ных ор­га­ни­за­ций мо­жет толь­ко по­ме­шать ее ес­те­ст­вен­но­му раз­ви­тию.Ев­ро­пей­цы в те­че­нии по­след­них 100 лет го­ло­со­ва­ли за со­ци­аль­ные ре­фор­мы, и, не­смот­ря на две ми­ро­вые вой­ны, ока­зав­шие ка­та­ст­ро­фи­че­ский эф­фект на их эко­но­ми­ку, су­ме­ли до­бить­ся уров­ня бла­го­по­лу­чия не мень­ше­го, чем «аме­ри­кан­ский стан­дарт жиз­ни», и соз­дать сис­те­му, в ко­то­рой до­хо­ды рас­пре­де­ля­ют­ся бо­лее или ме­нее рав­но­мер­но.В Ев­ро­пе об­ще­ст­вен­ное мне­ние не до­пус­ка­ет воз­мож­но­сти вы­пла­ты ог­ром­ных сумм менедже­рам, во мно­го раз пре­вы­шаю­щим сред­ний за­ра­бо­ток. В Гер­ма­нии сред­няя оп­ла­та ру­ко­во­ди­те­ля кор­по­ра­ции в 20 раз боль­ше оп­ла­ты сред­не­го ра­бот­ни­ка, в Нор­ве­гии - в 3 раза, в США в 500 раз.Пре­зи­ден­ты ком­па­ний, вхо­дя­щих в со­став наи­бо­лее пре­стиж­ных, по­лу­ча­ют око­ло $5 мил­лио­нов в год. Ру­ко­во­ди­те­ли та­ких кам­па­ний, как Coca-Cola, OccidentalPetroleum и Intel, за­ра­ба­­тывают по $100 мил­лио­нов. Ро­берт Гозь­е­та, гла­ва фир­мы Ко­ка-Ко­ла, по­лу­чил $400 мил­лио­нов. Ком­пен­са­ция за шесть лет ра­бо­ты Фил­­­­л­ипа Най­та, ди­­­р­е­­к­­тора фир­мы Nike, про­из­во­дя­щей спор­тив­ную обувь, со­ста­ви­ла $4 мил­ли­ар­да.И ком­пен­са­ция ра­бо­ты ме­недж­мен­та рас­тет год от го­да. По со­об­ще­нию жур­на­ла «Форбс», за 12 лет, с 1990 по 2002 год, оп­ла­та сред­не­го ме­нед­же­ра кор­по­ра­ции вы­рос­ла в 10 раз, до­хо­ды сред­не­го клас­са на 20%, а до­хо­ды тре­ти на­се­ле­ния на 2%.Дэ­вид Гор­дон, про­фес­сор Но­вой шко­лы со­ци­аль­ных ис­сле­до­ва­ний в Нью-Йор­ке: «Тща­тель­но скры­вае­мым сек­ре­том аме­ри­кан­ской эко­но­ми­ки яв­ля­ет­ся то, что 10% на­се­ле­ния ста­но­вят­ся бо­га­че не за счет соб­ст­вен­ных спо­соб­но­стей или уда­че, а за счет 90% ра­бот­ни­ков, чья зар­пла­та по­ни­жа­ет­ся ка­ж­дый год, и за счет этих 90% и рас­тет за­ра­бо­ток клас­са ме­нед­же­ров.»Но две тре­ти аме­ри­кан­цев на во­прос, нуж­но ли по­зво­лять ме­нед­же­рам кор­по­ра­ций по­лу­чать сот­ни мил­лио­нов дол­ла­ров в ви­де ком­пен­са­ций за их ти­та­ни­че­ский труд, в то вре­мя как 30 мил­лио­нов жи­те­лей стра­ны жи­вут ни­же уров­ня бед­но­сти, от­ве­ти­ли «да». Сле­до­ва­тель­но, речь мо­жет ид­ти не о «тща­тель­но скры­вае­мом сек­ре­те», о ко­то­ром го­во­рит Да­вид Гор­дон, а о не­зыб­ле­мом убе­ж­де­нии масс, что по­бе­ди­тель дол­жен по­лу­чить все.Ро­берт Кон­квест, бри­тан­ский пи­са­тель и со­цио­лог, яро­ст­ный бо­рец с не­мец­ким фа­шиз­мом и со­вет­ским ком­му­низ­мом: «При юри­ди­че­ски рав­ных пра­вах, ко­то­рые де­мо­кра­тия пре­дос­тав­ля­ет всем, воз­ни­ка­ет ес­те­ст­вен­ный пе­ре­вес цеп­ких, на­глых и амо­раль­ных».Но жерт­вы «цеп­ких, на­глых и амо­раль­ных» не склон­ны к мо­ра­ли­за­тор­ст­ву, ко­гда это ка­са­ет­ся биз­не­са. На­де­ясь в бу­ду­щем вой­ти в ряды победителей, они считают, что бо­гат­ст­во достается тем, кто обладает талантом делать деньги и от личной уда­чи.Среднего человека не ин­те­ре­су­ют прин­ци­пы, на ко­то­рых по­строе­но об­ще­ст­во, он при­учен ви­деть ок­ру­жаю­щий мир лишь че­рез приз­му сво­его лич­но­го опы­та, из ко­то­ро­го нет вы­хо­да на обоб­ще­ния, пус­кай обоб­ща­ют со­цио­ло­ги, его жизнь уни­каль­на и обоб­ще­ни­ям не под­да­ет­ся. Все, что про­ис­хо­дит вне его лич­ных ин­те­ре­сов, его не вол­ну­ет.Кро­ме то­го, он ве­рит, что ог­ром­ный раз­рыв до­хо­дов - ре­­­­з­у­ль­та­т сво­бод­ной кон­ку­рен­ции, но это ре­зуль­тат по­ли­ти­ки са­мих кор­по­ра­ций, под­дер­жи­вае­мых го­су­дар­ст­вом. Сред­ст­ва мас­со­вой ин­фор­ма­ции ни­ко­гда на за­тра­ги­ва­ют эту скольз­кую те­му. В гро­ме ин­фор­ма­ци­он­но­го во­до­па­да, об­ру­ши­ваю­ще­го на пуб­ли­ку мно­гие тон­ны пус­тя­ков, го­ло­са тех, кто пы­та­ет­ся об этом го­во­рить, не слыш­ны.Но вот один из этих го­ло­сов: «Ес­ли ты не име­ешь пра­ва на часть до­хо­да, а по­лу­ча­ешь фик­си­ро­ван­ную зар­пла­ту – ты ог­раб­лен. Ес­ли ты не име­ешь пра­ва на уча­стие в при­ня­тии ре­ше­ний, ко­то­рые ка­са­ют­ся те­бя и ты­сяч тво­их кол­лег - ты ог­раб­лен. И те, кто гра­бит те­бя от­лич­но зна­ют, что они де­ла­ют. Они зна­ют, как мно­го они по­лу­ча­ют от те­бя, и как ма­ло они те­бе да­ют. Они не толь­ко кра­дут твои день­ги, они кра­дут твою жизнь». (Майкл Вен­ту­ра)До пер­вой по­ло­ви­ны 20 ве­ка са­мые боль­шие до­хо­ды при­но­си­ло ин­ду­ст­ри­аль­ное про­из­вод­ст­во, во вто­рой по­ло­ви­не ве­ка ин­ду­ст­рия сер­ви­са ста­ла за­ни­мать все бо­лее проч­ные по­зи­ции, а в кон­це ве­ка са­мые боль­шие до­хо­ды ста­ла при­но­сить ин­ду­ст­рия фи­нан­сов.За­да­ча ин­ду­ст­рии - про­из­вод­ст­во ма­те­ри­аль­ных про­дук­тов, но глав­ная цель биз­нес­ме­на - про­из­вод­ст­во при­бы­ли, по­это­му соз­да­ние де­­не­ж­­ного ка­пи­та­ла для лю­бо­го биз­не­са важ­нее, не­же­ли выпуск товаров. В кон­це 20 ве­ка ин­ду­ст­рия фи­нан­сов на­пря­мую, ми­нуя про­из­вод­ст­вен­ную фа­зу, про­из­во­дит же­лае­мый про­дукт, день­ги.Про­из­вод­ст­во - не цель, а ин­ст­ру­мент для де­ла­ния де­нег. Про­из­вод­ст­во - это под­соб­ный ме­ха­низм в фи­нан­со­вой иг­ре, где день­ги де­ла­ют­ся день­га­ми. Про­из­вод­ст­во - лишь пер­во­на­чаль­ный и не са­мый важ­ный этап в ак­ку­му­ля­ции де­неж­ной мас­сы. Боль­шие день­ги не де­ла­ют­ся в сфе­ре про­из­вод­ст­ва, они де­ла­ют­ся там, где по­ку­па­ют­ся и про­да­ют­ся день­ги, в сфе­ре фи­нан­со­во­го ка­пи­та­ла. При ка­ж­дой фи­нан­со­вой тран­сак­ции: по­куп­ка-про­да­жа про­из­водств, по­куп­ка и пе­ре­про­да­жа бир­же­вых ак­ций, ком­па­ний, зда­ний, зем­ли, сер­ви­са, - де­неж­ный объ­ем уве­ли­чи­ва­ет­ся.Пер­вая в ис­то­рии бир­жа бы­ла открыта в Лон­до­не в кон­це 18 ве­ка и сра­зу же про­де­мон­ст­ри­ро­ва­ла свои воз­мож­но­сти в сфе­ре ма­ни­пу­ля­ций с ак­ция­ми, боль­шин­ст­во ко­то­рых не име­ли ре­аль­но­го обес­пе­че­ния. Эф­фект был на­столь­ко уст­ра­шаю­щим, что пра­ви­тель­ст­во за­пре­ти­ло ком­па­ни­ям вы­пус­кать ак­ции. За­прет дей­ст­во­вал 50 лет.Ак­циз­ная бир­жа, не один раз в ис­то­рии ми­ро­вой эко­но­ми­ки, при­во­ди­ла к ги­гант­ским ка­та­ст­ро­фам. Бир­жа по­строе­на на прин­ци­пе спе­ку­ля­ции, по­ку­пок и пе­ре­про­даж, она соз­да­ет ажио­таж во­круг оп­ре­де­лен­но­го кру­га ак­ций, что не­из­беж­но при­во­дит к соз­да­нию ог­ром­но­го пу­зы­ря, ко­то­рый, вре­мя от вре­ме­ни ло­па­ет­ся, и боль­шин­ст­во вклад­чи­ков те­ря­ют свои жиз­нен­ные на­ко­п­ле­ния.Это азарт­ная иг­ра с вы­со­ким уров­нем рис­ка, но она не­об­хо­ди­ма. Бла­го­да­ря ей уве­ли­чи­ва­ют­ся ка­пи­та­ло­вло­же­ния, без нее темп эко­но­ми­че­ско­го раз­ви­тия рез­ко за­мед­лит­ся.Крах бир­жи в 2000 го­ду был свя­зан с ак­ция­ми ком­па­ний вы­со­ких тех­но­ло­гий, ко­то­рые, в пи­ке ажио­та­жа спе­ку­ля­ций, стои­ли в 50-100 раз до­ро­же, чем ре­аль­ная стои­мость ком­па­ний. Круп­ней­шие ком­па­нии со­вре­мен­ной тех­но­ло­гии Cisco, eBay, Palm.Inc., Sun Мicrosystems в кон­це 90-х го­дов спон­си­ро­ва­ли все ви­ды масс-ме­диа для рек­ла­мы ог­ром­ных воз­мож­но­стей Ин­тер­не­та.На­ча­ли по­яв­лять­ся ты­ся­чи ма­лень­ких ком­па­ний, за­ни­мав­ших­ся раз­ра­бот­кой но­вых ком­му­ни­ка­ци­он­ных сис­тем, об­ла­дав­ших ми­ни­маль­ным ис­ход­ным ка­пи­та­лом, час­то не боль­ше, чем стои­мость рен­та за офис. Их ак­ции, бла­го­да­ря рек­лам­но­му шква­лу, рас­ку­па­лись мгно­вен­но. Ком­па­нии Dot.com рос­ли как на дрож­жах, а со­от­но­ше­ние ме­ж­ду ре­аль­ной стои­мо­стью ком­па­ний и их ак­ция­ми бы­ло 1-50, 1-100, в не­ко­то­рых слу­ча­ях 1-1000.Мил­лио­ны ин­ве­сто­ров вло­жи­ли в но­вые тех­но­ло­гии $5 трил­лио­нов, и раз­дув­ший­ся до ги­гант­ских раз­ме­ров пу­зырь лоп­нул. Ты­ся­чи кам­па­ний Dot.com бес­след­но ис­чез­ли, мил­лио­ны вла­дель­цев ак­ций по­те­ря­ли жиз­нен­ные на­ко­п­ле­ния. Тем не ме­нее, бла­го­да­ря ис­кус­ст­вен­но соз­дан­но­му ажио­та­жу, мыль­ные пу­зы­ри фи­нан­со­вой ин­ду­ст­рии пре­вра­ти­ли ин­ду­ст­рию элек­трон­ных ком­му­ни­ка­ций в мощ­ный дви­га­тель эко­но­ми­ки.Ко­гда па­мять о пред­ше­ст­вую­щем кра­хе стерлась, мас­са вклад­чи­ков всту­­­­­­­­­­п­ила в но­вую иг­ру на другом рынке, рынке недвижимости. Ажиотаж создал небывалый по размеру пу­зырь. Лоп­нув в ок­тяб­ре 2008 го­да, он при­вел в дей­ст­вие сис­те­му до­ми­но, на­ча­ли ло­пать­ся все дру­гие пу­зы­ри, соз­дан­ные ин­ду­ст­ри­ей фи­нан­сов.Кри­зис 2008 го­да соз­да­ли ки­ты, на ко­то­рых сто­ит вся аме­ри­кан­ская фи­нан­со­вая сис­те­ма, все­мир­но из­вест­ные кам­па­нии FederalReserveBank, BankofAmerica, AIG, BearSterns, MerrillLynch, LehmanBrothers и мно­гие дру­гие ги­ган­ты фи­нан­со­во­го, стра­хо­во­го и бан­ков­ско­го сек­то­ра. Ру­ко­во­ди­те­ли, ве­ду­щие ме­нед­же­ры этих кор­по­ра­ций, преднамеренно ве­ли свои ком­па­нии к бан­крот­ст­ву, ко­то­рое мог­ло при­нес­ти им бо­лее вы­со­кие лич­ные ди­ви­ден­ды, чем уме­лое управ­ле­ние, в ко­то­ром они бы­ли не­со­стоя­тель­ны.Ста­рая по­го­вор­ка «Лег­че ог­ра­бить банк, ко­то­рым ты вла­де­ешь, ис­поль­зуя свою бух­гал­те­рию, чем ог­ра­бить его с пис­то­ле­том в ру­ках», рань­ше ка­за­лась пре­уве­ли­че­ни­ем, шут­кой с из­вест­ной до­лей прав­ды. В све­те то­го, что про­ис­хо­дит се­го­дня, это дос­то­вер­ный факт.В 2007 го­ду 25 ве­ду­щих топ-ме­нед­же­ров ведущих корпораций за­ра­бо­та­ли ка­ж­дый по мил­ли­ар­ду, но и по­сле па­де­ния бир­жи они по­лу­чи­ли по полмил­ли­ар­да. Как бы не рас­кла­ды­ва­лись кар­ты в этой иг­ре, да­же в слу­чае про­иг­ры­ша они не ос­та­ют­ся в на­кла­де.Мож­но бы­ло бы воз­ло­жить всю ви­ну на них, лидеров ин­ду­ст­рии, но они де­ла­ют то, что им вы­год­но толь­ко по­то­му, что са­мо об­ще­ст­во, ко­то­рое они ис­поль­зу­ют в сво­их це­лях, доб­ро­воль­но са­дить­ся вме­сте с ни­ми за кар­точ­ный стол, зная, что име­ет де­ло с шу­ле­ра­ми.60 мил­лио­нов азартно играют в финансовом казино. Владельцы акций - это большей частью ра­бот­ни­ки раз­лич­ных пред­при­ятий, и они вы­сту­па­ют в двух про­ти­во­ре­ча­щих друг дру­гу ро­лях. В пер­вой сво­ей ро­ли, ро­ли ра­бот­ни­ка, они за­ин­те­ре­со­ва­ны в улуч­ше­нии ус­ло­вий тру­да, сни­же­нии ра­бо­че­го тем­па, по­вы­ше­нии оп­ла­ты и им­му­ни­те­та от не­обос­но­ван­ных уволь­не­ний. В дру­гой, как дер­жа­те­ли ак­ций, они за­ин­те­ре­со­ва­ны в мас­со­вых уволь­не­ни­ях и уже­сто­че­нии ус­ло­вий тру­да - стои­мость ак­ций уве­ли­чи­ва­ет­ся про­пор­цио­наль­но умень­ше­нию уров­ня за­ра­бот­ков и уве­ли­че­нию эф­фек­тив­но­сти тру­да.Про­па­ган­да го­во­рит, что ка­ж­дый дер­жа­тель ак­ций, вне за­ви­си­мо­сти от ко­ли­че­ст­ва ак­ций, ко­то­ры­ми он вла­де­ет, уча­ст­ву­ет в иг­ре на рав­ных с круп­ны­ми вклад­чи­ка­ми, т.е., ста­но­вит­ся фи­нан­си­стом. Но дер­жа­те­ли не­боль­шо­го ко­ли­че­ст­ва ак­ций не при­ни­ма­ют уча­стия в ос­нов­ных ре­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­­ш­­е­­ниях. Это не они раз­ра­ба­ты­ва­ют стра­те­гию и так­ти­ку, они пеш­ки в иг­ре, пра­вила ко­то­рой им неизвестны. В шах­ма­тах пеш­ки об­ла­да­ют зна­чи­тель­ной си­лой, в фи­нан­со­вой иг­ре мил­лио­ны пе­шек не име­ют ни­ка­кой си­лы. Фи­нан­со­вый ме­недж­мент ме­ня­ет пра­ви­ла по сво­ему ус­мот­ре­нию, и они все­гда в его поль­зу.Фи­нан­со­вая эли­та - хо­зяи­н ог­ром­но­го игорного дома, в ко­то­ром для мил­лио­нов «фи­нан­си­стов», ак­цио­не­ров, при­зыв­но зву­чат 25-и цен­то­вые мо­не­ты в иг­раль­ном ав­то­ма­те, а владельцы казино по­лу­ча­ют мил­ли­ар­ды. Тем не менее, надежда обыграть систему не оставляет азартных игроков, и их, также как и хозяев казино, не волнуют проблемы роста экономики.Фи­нан­со­вая иг­ра не соз­да­ет ни­че­го, кро­ме уве­ли­че­ния цифр в бу­маж­ных от­че­тах, не­да­ром ее уча­ст­ни­ков на­зы­ва­ют «paper entrepre­neurs», бу­маж­ные пред­при­ни­ма­те­ли. Про­дукт их ма­ни­пу­ля­ций лишь уве­ли­чи­ваю­щая­ся де­неж­ная мас­са, но ни­че­го не про­из­во­дит­ся.Фи­нан­со­вая сис­те­ма се­го­дня не пред­став­ля­ет ре­аль­ную эко­но­ми­ку. Ес­ли на­цио­наль­ный про­дукт США со­став­ля­ет $14 трил­лио­нов, то стои­мость ак­ций око­ло $200 трил­лио­нов, т.е. поч­ти в 15 раз боль­ше. Это по­сто­ян­ное дви­же­ние к про­пас­ти, к краю ко­то­рой она по­до­шла в 2008 го­ду, сде­лав бо­лее на­гляд­ным то, что бы­ло оче­вид­но и рань­ше. Сво­бод­ный ры­нок, пре­дос­тав­лен­ный сам се­бе, без об­ще­ст­вен­но­го и го­су­дар­ст­вен­но­го кон­тро­ля, неизбежно приведет к гло­баль­но­му кра­ху.Но ка­та­ст­ро­фу мож­но ото­дви­нуть на не­сколь­ко де­ся­ти­ле­тий, ес­ли во­влечь в «фи­нан­со­вую пи­ра­ми­ду» все стра­ны ми­ра. Для это­го не­об­хо­ди­мо соз­дать гло­баль­ный ры­нок, ко­то­рый ре­шит про­бле­мы на оп­ре­де­лен­ное вре­мя. Не ис­чер­па­ны ре­сур­сы и в са­мих Шта­тах. Ры­нок фи­нан­сов мо­жет быть рас­ши­рен за счет во­вле­че­ния в иг­ру все на­се­ле­ние стра­ны.У 5% на­се­ле­ния есть воз­мож­но­сти де­лать боль­шие став­ки, но снять круп­ный банк они мо­гут лишь во­вле­кая в иг­ру мас­сы, чьи жиз­нен­ные на­ко­п­ле­ния по­па­дут в ру­ки по­бе­ди­те­лей, де­неж­ной эли­ты.Фи­нан­со­вая сис­те­ма не­об­хо­ди­ма, уве­ли­чи­вая ин­ве­сти­ции, ка­пи­та­ло­вло­же­ния в но­вые тех­но­ло­гии, в рас­ши­ре­ние про­из­вод­ст­вен­ной ба­зы. Она обес­пе­чи­ва­ет ин­тен­сив­ное раз­ви­тие эко­но­ми­ки. Но на оп­ре­де­лен­ном эта­пе спе­ку­ля­ции при­но­сят боль­ше до­хо­дов, не­же­ли ин­ве­сти­ции в производство, и то­гда, да­ле­ко ото­рвав­шись от зем­ли, раздувшийся воз­душ­ный шар под ог­ром­ным дав­ле­ни­ем ло­па­ет­ся, под его об­лом­ка­ми на­чи­на­ет ру­шить­ся и вся ре­аль­ная эко­но­ми­ка в це­лом.Это про­ис­хо­ди­ло мно­го раз, но ка­ж­дый раз вос­при­ни­ма­лось как ре­зуль­тат от­кло­не­ния от пра­вил иг­ры не­мно­го­чис­лен­ны­ми аван­тю­ри­ста­ми. Но это не от­кло­не­ние, это фун­да­мен­таль­ное пра­ви­ло иг­ры. Биз­нес - иг­ра с боль­шим уров­нем рис­ка, и чем боль­ше ставки, тем опас­нее иг­ра.В по­след­ние де­ся­ти­ле­тия поя­ви­лась но­вая тен­ден­ция в от­но­ше­нии к де­ло­вым опе­ра­ци­ям – они долж­ны быть от­кры­ты, про­зрач­ны. Но биз­нес, за­щи­щая свои ин­те­ре­сы, не мо­жет дер­жать свои кар­ты от­кры­ты­ми, су­ще­ст­ву­ет тай­на биз­не­са, бан­ков­ская тай­на, она за­щи­ще­на за­ко­ном.Швей­ца­рия в те­че­нии сто­ле­тий бы­ла бан­ков­ским сей­фом Ев­ро­пы и смог­ла им стать, так как бо­лее же­ст­ко, чем дру­гие, ох­ра­ня­ла тай­ны вкла­дов. Швей­цар­ские бан­ки скры­­в­али от не­скром­ных взгля­дов не толь­ко ка­пи­та­лы, соз­дан­ные ле­галь­ным биз­не­сом, где они прятались от налогообложения в своей стране, но и те, что бы­ли до­бы­ты не­пра­вед­ным пу­тем. Ев­рей­ское зо­ло­то, сня­тое с тру­пов в фа­ши­ст­ских ла­ге­рях смер­ти, бо­гат­ст­во дик­та­то­ров, ог­ра­бив­ших свои на­ро­ды, а се­го­дня 80% всех до­хо­дов ми­ро­во­го нар­ко­биз­не­са.Еще со вре­мен Каль­ви­на, превратившего столицу Швейцарии Же­не­ву в центр про­тес­тан­тиз­ма в Ев­ро­пе, ре­ли­ги­оз­ные мо­раль и эти­ка пе­ре­ста­ли рас­про­стра­нять­ся на де­ло­вые опе­ра­ции, со­блю­да­лась лишь де­ло­вая эти­ка, со­блю­де­ние фор­маль­но­го до­го­во­ра, что и сделало Же­не­ву фи­нан­со­вым центром ев­ро­пей­ско­го кон­ти­нен­та.Са­ма при­ро­да биз­не­са вы­ну­ж­да­ет уча­ст­ни­ков фи­нан­со­во­го про­цес­са иг­но­ри­ро­вать те нор­мы мо­ра­ли, ко­то­рых они при­дер­жи­ва­ют­ся в сво­ей ча­ст­ной жиз­ни. А ши­ро­кое рас­про­стра­не­ние афер, фи­нан­со­вых пи­ра­мид или пу­зы­рей - не­из­беж­ное след­ст­вие сис­те­мы, так как в них прин­цип «вло­жить мень­ше, по­лу­чить боль­ше» реа­ли­зу­ет­ся с са­мым вы­со­ким ко­эф­фи­ци­ен­том при­бы­ли.Рань­ше фи­нан­со­вые афе­ры про­хо­ди­ли на ло­каль­ном уров­не, ре­аль­ная эко­но­ми­ка каждой страны так или ина­че выходила из кризиса. Се­го­дня это про­ис­хо­дит в гло­баль­ном масштабе, и то, что сис­те­ме, по­стро­ен­ной на кре­ди­те (credit в пе­ре­во­де оз­на­ча­ет до­ве­рие), нель­зя до­ве­рять, становится все более очевидным.Но это бы­ло по­нят­но в са­мом на­ча­ле воз­ник­но­ве­ния фи­нан­со­вой ин­ду­ст­рии. Карл Маркс пи­сал в 1867 го­ду: «Вла­дель­цы фи­нан­со­во­го ка­пи­та­ла бу­дут сти­му­ли­ро­вать ра­бо­чий класс по­ку­пать все боль­ше и боль­ше до­ро­гих то­ва­ров, до­мов и тех­ни­ки, они вы­ну­дят их брать все бо­лее до­ро­гие кре­ди­ты, до тех пор, по­ка кре­ди­ты ста­нут не­вы­пла­чи­вае­мы­ми. Не­вы­пла­чи­вае­мые кре­ди­ты при­ве­дут к бан­крот­ст­ву бан­ков, ко­то­рые бу­дут на­цио­на­ли­зи­ро­ва­ны го­су­дар­ст­вом...».Маркс не был пер­вым, за­дол­го до Мар­кса, в 20-е го­ды 19 ве­ка То­мас Джеф­фер­сон, тре­тий пре­зи­дент США, ав­тор Дек­ла­ра­ции не­за­ви­си­мо­сти, пи­сал: «Ес­ли аме­ри­кан­ский на­род ко­гда-ни­будь по­зво­лит ча­ст­ным бан­ки­рам кон­тро­ли­ро­вать де­неж­ный обо­рот в стра­не, бан­ки и кор­по­ра­ции, ко­то­рые рас­пло­дят­ся во­круг них, ли­шат на­род соб­ст­вен­но­сти в та­кой ме­ре, что де­ти ока­жут­ся без­дом­ны­ми на зем­ле, за­вое­ван­ной их пред­ка­ми».Че­рез 40 лет после Джефферсона пре­зи­дент Аб­ра­хам Лин­кольн ска­зал в од­ном из сво­их вы­сту­п­ле­ний: «В не­да­ле­ком бу­ду­щем на­сту­пит пе­ре­лом, ко­то­рый край­не бес­по­ко­ит ме­ня и за­став­ля­ет тре­пе­тать за судь­бу мо­ей стра­ны. При­ход к вла­сти кор­по­ра­ций не­из­беж­но по­­вле­к за со­бой эру про­даж­но­сти и раз­ло­же­ния в го­су­дар­ст­вен­ном ап­па­ра­те стра­ны. Ка­пи­тал ут­вер­дит свое вла­ды­че­ст­во над об­ще­ст­вом, иг­рая на са­мых тем­ных ин­стинк­тах масс, и, вско­ре, все бо­гат­ст­ва стра­ны ока­жут­ся в ру­ках не­мно­гих, и то­гда ко­нец рес­пуб­ли­ке».Од­ним из этих не­мно­гих был же­лез­но­до­рож­ный маг­нат Кор­не­ли­ус Ван­дер­бильт, и он, как бы от­ве­чая на ре­п­ли­ку Лин­коль­на, оп­ре­де­лил ре­аль­ные це­ли кор­по­ра­ций: «Ко­гда мы что-то де­ла­ем, то толь­ко по­то­му, что это нам вы­год­но, нам ты­ся­чу раз на­пле­вать на пуб­ли­ку».Прав­да, вре­ме­на из­ме­ни­лись, се­го­дняш­ние ли­де­ры кор­по­ра­ций не так от­кро­вен­ны, как Ван­дер­бильт. Они - вы­пу­ск­ни­ки пре­стиж­ных кол­лед­жей стра­ны, а Ван­дер­бильт прак­ти­че­ски был без­гра­мо­тен, за­кон­чил лишь двух­го­дич­ную цер­ков­ную шко­лу, и, в си­лу пря­мо­ли­ней­но­сти ха­рак­те­ра, вы­ска­зы­вал то, на что се­го­дня, в эпо­ху по­лит­кор­рект­но­сти, уже мало кто ре­ша­ет­ся.Но вот один из тех, кто об­ла­да­ет дос­та­точ­ным гра­ж­дан­ским му­же­ст­вом и чув­ст­вом от­вет­ст­вен­но­сти пе­ред об­ще­ст­вом. Ро­берт Монкс, один из наи­бо­лее влия­тель­ных лю­дей в ми­ре боль­шо­го биз­не­са, ру­ко­во­див­ший мно­ги­ми круп­ней­ши­ми кор­по­ра­ция­ми стра­ны: «Кор­по­ра­ции - ги­гант­ские мон­ст­ры, хо­тя они объ­яв­ля­ют о сво­их це­лях как слу­же­ние об­ще­ст­ву, они его раз­ру­ша­ют, так как слу­жат толь­ко се­бе».Но об­ще­ст­во ста­ра­ет­ся этого не знать, так как в про­цес­се иг­ры обо­га­ща­ют­ся не толь­ко бан­ко­ме­ты, но и наи­бо­лее удач­ли­вая часть мел­ких иг­ро­ков, а не­удач­ни­ки те­шат се­бя на­де­ж­дой, что ко­гда-ни­будь и им вы­па­дет боль­шой вы­иг­рыш.«Бо­гат­ст­во - это спра­вед­ли­вость, бо­гат­ст­во - это сво­бо­да, бо­гат­ст­во - это власть», - за­яв­лял Мар­кус Гар­ви, аме­ри­кан­ский по­ли­ти­че­ский дея­тель на­ча­ла 20 ве­ка, и се­го­дня в об­ще­ст­ве, по­стро­ен­ном на эко­но­ми­ке и ра­ди эко­но­ми­ки, это мне­ние раз­де­ля­ют мас­сы, ак­тив­но уча­ст­вую­щие в гон­ке за бо­гат­ст­вом и вспо­­м­и­н­ающие о мо­ра­ли лишь ко­гда ока­зы­ва­ют­ся в про­иг­ры­ше.Как пи­са­ла Жорж Санд бо­лее ста лет на­зад: «Ев­ро­пей­ский ро­­­­ман­ист по­ве­сил бы скорб­ную ли­ру меж при­бреж­ных ив, да­бы из­лить про­кля­тия на по­ро­ки, аморализм ци­ви­ли­за­ции. Аме­ри­ка­нец же не мо­жет клей­мить по­зо­ром зло, из ко­то­ро­го про­изош­ли си­ла, бо­гат­ст­во и не­за­ви­си­мость его на­ро­да». 

Комментарии

<p>Дело Америки -&nbsp; делать дело.</p>

<p>Михель Гофман</p>

Аватар пользователя va

Читать размещенный на этом форуме текст Гофмана невозможно. Хотелось бы знать, кто именно так бездарно скопировал сюда статью Гофмана? Вот ссылка на читаемую публикацию той статьи с разбивкой на абзацы: https://psycho.ru/library/3606

В.Архангельский

Особого смысла в этом длиннющем и слабо структурированном тексте со множеством имен и  цитат

я вообще не вижу…Его заглавие — ошибочно, ибо слово  бизнес наиболее  правильно переводится как «делание денег», а не «дело»,

 так как бизнес — это по-русски не дело, а зарабатывание…, то есть «делание денег», причем, не

очень важно как…

По смыслу текст вроде бы завершается критикой крупных корпораций и аморализма,

но последняя фраза говорит о том, что

«Аме­ри­ка­нец же не мо­жет клей­мить по­зо­ром зло, из ко­то­ро­го про­изош­ли си­ла, бо­гат­ст­во и не­за­ви­си­мость его на­ро­да». 

По предыдущему тексту ясно,  что смысл ее в в следующем: американец не может клеймить позором

гонку за богатством и аморализм. 

Слава богу, это не так, и немало американцев клеймят и то, и другое…

Времена меняются…

ДЭ

Аватар пользователя Совок

   Да именно так, человеческое общество построено на экономике. А что Вы хотели. На эту истину давно обратили внимание марксистские пророки Маркс и Энгельс занявшись политэкономическим анализом и  предсказавшим нынешнее положение дел в мировой экономике назвав его социализмом.  Они точно подметили неизбежность загнивания монополистического капитализма и мы видим что вся современная  экономика построена на принципе строгого соблюдения недопущения монополизма в конкурентной борьбе, что однозначно свидетельствует о конце капитализма. Автор напрасно сетует на конкурентную борьбу и её жёсткость обвиняя теорию Дарвина в её оправдании. Теория эволюции Дарвина не оправдывает и не осуждает пороки человеческого общества, она лишь констатирует  объективный научный факт естественного отбора действующий во всей фауне к которой принадлежит и человечество.

  Автор пишет что нынешняя система социализма продолжает делать богатых богаче, а бедных беднее. Это во-первых не совсем верно, а во-вторых за эту систему азартной игры, и автор сам пишет об этом, голосуют две трети американцев. Т.е. очевидно что носителем пороков системы является сам народ в котором эти пороки предопределены природой. И это обстоятельство нам следует признать если мы материалисты. Признать и думать что с этим делать. И тут напрашивается вывод что экономикой экономику не поправишь нужен другой подход и исследования в других науках и в первую очередь в биологии, медицине, генетике.  

Аватар пользователя professor-v

Маркс и Энгельс занявшись политэкономическим анализом и  предсказавшим нынешнее положение дел в мировой экономике назвав его социализмом

 

    Маркс и Энгельс не давали определения социализма как общественной формации. Они считали его переходной стадией к коммунизму. И уж тем более они не предвидели современного состояния общества. Но непреклонная убеждённость Совка побуждает меня более внимательно проанализировать этот вопрос. И здесь уместно сослаться на гениальное определение социализма, данное Лениным:

      «Социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией».

(Из работы  «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» написанной в сентябре 1917  г. В.И.Ленин. Полное собрание сочинений. Издание пятое, том 34, стр. 190-194).

https://www.marxists.org/russkij/lenin/works/disaster.htm    

       Это – блестящее определение, сохранившее актуальность до наших дней. Во-первых, государственно-капиталистическая монополия. Это означает наличие частной собственности, предпринимательской деятельности и конкуренции. Во-вторых, государственная монополия, т.е. контроль государства над капиталистической деятельностью. В-третьих, на пользу всего народа, а не только его беднейших слоёв, т.е. допускается в разумных пределах социальное расслоение при достаточно высоком жизненном уровне народа в целом. И, конечно,  в силу этих причин это уже не капиталистическая монополия в чистом виде.

      Это определение В.И.Лениным сущности социализма можно считать предвидением того социализма, который мог бы возникнуть в СССР в итоге последовательного продолжения НЭПа. Но этого не случилось. И.В.Сталин, в силу объективных и субъективных причин, покончил с НЭПом и повернул к тоталитарной системе, направленной на ликвидацию капиталистических элементов и форсированное развитие промышленности.

Из сказанного следует, что Совок, пожалуй, не так уж ошибается, называя социализмом нынешнее общественное устройство в наиболее развитых капиталистических странах. Что касается меня, то всё-таки по ряду причин предпочитаю говорить не о социализме, а о новом гуманном обществе. Это – отдельная большая тема.

 

  Когда читаешь написанное г.Фельдблюмом сразу вспоминаются слова Сталина. «Других писателей у меня для вас нет».

Искажаете, Владислав Шуньевич!

«Государственно-капиталистическая монополия» в ленинском понимании означала как раз

отсутствие частной собственности или сведение ее к минимуму. Ибо речь шла о капиталистической монополии,

выросшей до масштабов экономики в целом, управляемой из единого центра (и потому госкапиталистической) ,

но…управляемой не в интересах верхушки этой монополии, а на пользу народа…

Вы путаете эту монополию с госкапиталистическим укладом, одним из пяти,

о которых тоже писал Ленин. Этот уклад  означал  допуск государством крупных капиталистических

(иностранных) компаний на условиях концессий и т.п.

Маркс и Энгельс говорили о социализме не как о «переходной» стадии , а как о первой фазе…,

дительной и  сложной.

ДЭ

Аватар пользователя va

Согласен со сказанным Вами, Д.Б.,  в отношении социализма как об исторической форме устройства общественно-производственной жизни общества без частной собственности (на средства производства). Но у В.Ш.Фельдблюма прослеживается еще одна, на мой взгляд, принципиально ошибочная трактовка социализма. 

И состоит она в том, что социализм как таковой может быть разным, а именно, как я уловил его мысль, социализм может быть ленинским (нэповским) и сталинским (безнэповским, одноукладным). Я думаю, что глубинная суть социализма одна для всех исторически определеных социумов. Он либо там есть, либо его там нет. 

Другое дело, что социализм как способ производства, как социально-экономический уклад способен наличествововать (речь о представлениях некоторых теоретиков и правителей) только в гордом одиночестве, как единственный.  Ленин, похоже, также был первоначально сторонником такого представления. Но он был обучаем жизнью, и отсюда его решительный поворот к новой, многоукладной экономической политике. Которая вывела Советскую Россию (и СССР) из состояния послевоенной (две войны подряд 1914–17 и 1918–20 гг.) разрухи и, что еще важнее, устранила причины восстаний и мятежей крестьян против новой власти.

Так что представления о том, будто более или менее успешное общество может иметь один-единственный исторический уклад своей организации, развеяны самой историей. Развеяны ленинским нэпом, развеяны дэнсяопиновским многоукладьем, выведшим КНР на путь стремительного роста экономики и превращения страны в реального претендента на первую экономику планеты. Они развеяны и ходом социально-экономическго развития самого СССР после отхода Ленина от управления страной и его смерти. Вопреки агиткам советской пропаганды о практическом сведении на нет досоциалистичеких укладов миллионы советских людей были порабощены и в качестве невольников не только строили Беломор-канал, ГЭСы, трудились на лесозаготовках, но и создавали новую реактивную авиацию и ракетную технику (Туполев, Королев). Многие десятки миллионов крестьян после освобождения их по манифесту Александра II были снова закрепощены за вновь созданными хозяйствами. Правда, вновь закрепощенные были наделены (на пользовательских, но не собственнических началах присвоения) некоторым количеством земли, где вели свое натуральное и мелкотоварное производство.

Производства с трудом невольников или несвободных, закрепощенных людей, равно как и с трудом мелких производителей, безусловно, на своей исторической шкале расположены после первобытного коммунизма и до (а не после!) капитализма. Ни к социализму, ни к коммунизму как к таковым, они не имеют никакого отношения.

Тем не менее далеко не всё производство в СССР было сосредоточено на докапиталистических предприятиях. Основная часть и производителей, и бóльшая доля продукции принадлежала подлинно социалистическому сектору (укладу) производства и потребления. Так что давайте различать мух и котлет. Социализм как таковой – он хоть в Африке социализм. А многоукладье остается многоукладьем. Оно может быть сколь угодно разнообразным. Оно может иметь в своем составе социализм в качестве производственного уклада, а может его еще или уже не иметь. Имеючи его в качестве ведущего, основного, мы говорим о таком обществе как о социалистическом социуме. В котором, однако, не всё социалистическое.  В нем есть и остатки прошлого, и, если оно живо, и в нем не убиты потенции развития в будущее от социализма, то в нем непременно присутствуют ростки и поросль укладов будущего, в том числе коммунизма и транс-коммунизмов.

В.Архангельский

Аватар пользователя professor-v

Искажаете, Владислав Шуньевич!

Не вижу искажения, а вижу Ваше стремление приписать Ленину Вашу собственную трактовку!

  Ну тогда почитайте Ленина «Государство и революция», там он «150 раз» повоторяет для «слепых и плохо слышащих», что он подразумевает по государственным капитализмом.

Аватар пользователя professor-v

Ленина надо не только читать, но и понимать. А также представлять себе реальную обстановку в молодой советской республике, к которой относятся те или иные его высказывания. Высказывание Ленина о сущности социализма как государственно-капиталистической монополии, обращённой на пользу всего народа, которое я комментирую, относится к периоду осознания Лениным необходимости перехода к новой экономической политике. То есть к необходимости соединения элементов социализма и капитализма при господстве социалистического государства. Ленин очень коротко, но предельно ясно сказал об этом в докладе на XI Съезде РКП(б) 27 марта 1922 года: «Необходимо дело поставить так, чтобы обычный ход капиталистического хозяйства и капиталистического оборота был возможен, ибо это нужно народу, без этого жить нельзя» (Полное собрание сочинений, издание 5, том 45, стр. 86). Так что все разговоры о том, что я искажаю Ленина, что неверно трактую его высказывание и т.п. не имеют под собой никакого основания.

Аватар пользователя Совок

  Профессор поздравляю Вас наконец-то Вы избавились от своего догматизма. Я целиком на вашей стороне в этом понимании Ленина. Вообще-то и у МиЭ предельно чётко выражено что переход от одной ОЭФ к другой происходит постепенно в течении немалого времени и чёткой границы между новой и старой ОЭФ не просматривается.

Аватар пользователя professor-v

Согласен. Спасибо!

ДЭ — вынужден Вас поймать на подтасовке и огорчить..!

Уважаемый Владислав Шуньевич!

Вынужден Вас  поймать на подтасовке или грубой ошибке и этим огорчить..!

Вы написали в своей первой обсуждаемой реплике, приведя мысль Ленина из книги «Грозящая катастрофа…», написанной в 1916 году,

 за 5 лет до введения НЭПа:

«Социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией».

Далее Вы пишете: «Это – блестящее определение, сохранившее актуальность до наших дней. Во-первых, государственно-капиталистическая монополия. Это означает наличие частной собственности, предпринимательской деятельности и конкуренции. Во-вторых, государственная монополия, т.е. контроль государства над капиталистической деятельностью. В-третьих, на пользу всего народа, а не только его беднейших слоёв, т.е. допускается в разумных пределах социальное расслоение при достаточно высоком жизненном уровне народа в целом. И, конечно,  в силу этих причин это уже не капиталистическая монополия в чистом виде.

      Это определение В.И.Лениным сущности социализма можно считать предвидением того социализма, который мог бы возникнуть в СССР в итоге последовательного продолжения НЭПа.»

Я обратил Ваше внимание, что в этом определении не говорится ни слова  о наличии частной собственности при социализме. Тут Вы, вольно или невольно, приписали Ленину свое видение.

Невелика беда…, если бы Вы это признали.

Я, кстати, сам убежден, что при социализме частная собственность не уничтожается, не должна уничтожаться, а снимается, то есть становится, по мере ее включения в процессы, идущие в интересах всего народа  и под его управлением элементом общественной собственности в смысле работы  ее на все общество.

Но в данной цитате Ленина 1916 г. не было  ничего о частной собственности при социализме (я далее приведу слова Ленина целиком).

Но Вы возразили двумя репликами и в оправдание написали следующее:

«Высказывание Ленина о сущности социализма как государственно-капиталистической монополии, обращённой на пользу всего народа, которое я комментирую, относится к периоду осознания Лениным необходимости перехода к новой экономической политике. То есть к необходимости соединения элементов социализма и капитализма при господстве социалистического государства. Ленин очень коротко, но предельно ясно сказал об этом в докладе на XI Съезде РКП(б) 27 марта 1922 года: «Необходимо дело поставить так, чтобы обычный ход капиталистического хозяйства и капиталистического оборота был возможен, ибо это нужно народу, без этого жить нельзя» (Полное собрание сочинений, издание 5, том 45, стр. 86).

 

Это – Ваша явная подтасовка. Или грубая ошибка. Ибо, как я уже выше заметил (а Вы даже год 1916 назвали и том 34 процитировали),   «Высказывание Ленина о сущности социализма как государственно-капиталистической монополии, обращённой на пользу всего народа», которое Вы ранее так ошибочно прокомментировали, ОТНОСИТСЯ К 1916 ГОДУ!!!! А не к 1920-1922, не 45-му тому, не «к периоду осознания Лениным необходимости перехода к новой экономической политике».

Или, по Вашему, 1916 год и 1920-21 годы – это один и тот же период…» осознания Лениным необходимости перехода к новой экономической политике»?!

 

Тогда Вы и тут ошибаетесь! Это принципиально разные исторические периоды…

Но я уверен, что это Вы как раз знаете, поэтому склонен считать эту нелепую путаницу подтасовкой.

Если же Вы просто еще раз ошиблись, ничего страшного…

 

В конце своего ответа Вы написали:

«Так что все разговоры о том, что я искажаю Ленина, что неверно трактую его высказывание и т.п. не имеют под собой никакого основания».

 

К сожалению, в данном случае Вы всем этим еще раз подтвердили, что марксизм, Ленина Вы знаете плоховато, на уровне плохо выученного курса типа «научного коммунизма» для младших курсов технических вузов…: что-то слышали, что-то запомнили, но пока слегка путаетесь…

 

Ниже привожу целиком слова Ленина из работы «Грозящая катастрофа…», чтобы показать контекст его рассуждений, где речь о частной собственности при социализме не идет…(т. 34, с.191-193).

 

«Об империализме говорят все. Но империализм есть не что иное, как монополисти­ческий капитализм.

Что в России тоже капитализм стал монополистическим, об этом «Продуголь», «Продамет», сахарный синдикат и пр. свидетельствуют достаточно наглядно. Тот же сахарный синдикат показывает нам воочию перерастание монополистического капита­лизма в государственно-монополистический капитализм.

А что такое государство? Это организация господствующего класса, — например, в Германии юнкеров и капиталистов. Поэтому то, что немецкие Плехановы (Шейдеман, Ленч и др.) называют «военным социализмом», на деле есть военно-государственный монополистический капитализм или, говоря проще и яснее, военная каторга для рабо­чих, военная охрана прибылей капиталистов.

Ну, а попробуйте-ка подставить вместо юнкерски-капиталистического, вместо по-мещичье-капиталистического государства государство революционно-демократическое, т. е. революционно разрушающее всякие привилегии, не боящееся революционно осуществлять самый полный демократизм? Вы увидите, что государст­венно-монополистический капитализм при действительно революционно-демократическом государстве неминуемо, неизбежно означает шаг и шаги к социализ­му!

Ибо если крупнейшее капиталистическое предприятие становится монополией, зна­чит оно обслуживает весь народ. Если оно стало государственной монополией, значит государство (т. е. вооруженная организация населения, рабочих и крестьян, в первую голову, при условии революционного демократизма) — государство направляет все предприятие — в чьих интересах? либо в интересах помещиков и капиталистов; тогда мы получаем не революцион­но-демократическое, а реакционно-бюрократическое государство, империалистскую республику,

  • либо в интересах революционной демократии; тогда э m о и есть шаг к со
    циализму.

Ибо социализм есть не что иное, как ближайший шаг вперед от государственно-капиталистической монополии. Или иначе: социализм есть не что иное, как государст­венно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией.

Тут середины нет. Объективный ход развития таков, что от монополий (а война уде­сятерила их число, роль и значение) вперед идти нельзя, не идя к социализму».

 

 

Желаю Вам успехов в освоении марксизма.

ДЭ

 

Аватар пользователя professor-v

 

Уважаемый Давид Беркович! Вы меня не огорчили, ибо подтасовки характерны именно для Вас. Все Ваши доводы не стоят и выеденного яйца и поэтому не заслуживают подробного комментария! Манипуляции с датами — это несерьёзно. Смысла процитированного мной высказывания Ленина это не меняет. Более того, в наше время, после гибели СССР и отказа многих стран идти по пути советского социализма, в котором не было капиталистических элементов, после перехода Китая на путь рыночной экономики — после всех этих исторических событий высказывание Ленина приобретает особую актуальность. Я даже положил его в основу главы о новом гуманном обществе в своей новой книге. Она выложена на этом сайте, в приложении, но Вы, видимо, считаете ниже своего достоинства заглянуть в неё.

За сим не могу выразить Вам благодарности за Ваш комментарий, В.Фельдблюм

ДЭ — мало кто способен честно признать свой ляп…! 

Тут Вы не оригинальны…

ДЭ

Аватар пользователя va

Припоминается, что несколько недель назад Першин кому-то (возможно мне) что-то доказывал словами о социализме как об особенном госкапитализме из «Государства и революции». Для Фельдблюма эти слова были в диковинку, и он поинтересовался: откуда такое? Получив ответ, Владислав Шуньевич развил активность в пропаганде этой мысли уже в своей собственной интерпретации. Печально это.

В.Архангельский

Аватар пользователя professor-v

Владислав Шуньевич развил активность в пропаганде этой мысли уже в своей собственной интерпретации. Печально это.

Моя интерпретация высказывания Ленина абсолютно точная. Более того, она доказывается всем социально-экономическим развитием в нынешнем мире и тенденциями будущего хода истории. Подчёркиваю — это не моя мысль. Это — гениальное высказывание Ленина. Я не собираюсь его «приватизировать», а даю точные ссылки на все цитируемые мною ленинские высказывания. Чего желаю и другим участника форума.

Аватар пользователя professor-v

ДЭ — мало кто способен честно признать свой ляп…!  Тут Вы не оригинальны…

Это в первую очередь к Вам относится!

  Ну вот добрались до истины. Где г.Фельдбюм там «кухонная свара». Аргумент «ты сам такой» это очень сильно.

Аватар пользователя professor-v

Где г.Фельдбюм там «кухонная свара».

Неправда!  Просто я вынужден защищаться от необоснованных нападок оппонентов. В том числе и самого Петра.

Уже весь сайт (основные посетители) знают,

что Вы и обоснованную критику… не просто игнорируете, а…

отвечаете «мимо аргументов» по принципу «сам дурак»,

 как справедливо заметил  Петр.

ДЭ

Аватар пользователя professor-v

Вы свою критику всегда считаете обоснованной? И аргументы свои всегда считаете абсолютно верными? Позвольте усомниться, как показывает мой длительный опыт общения с Вами на этом сайте!