Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

"Критический не-марксизм" А.В. Бузгалина. Часть вторая

Владимир Костылев. Смысл и значение «критического марксизма»

Ослабление позиций марксистской идеологии, вызванное, прежде всего, крушением социализма и масштабным наслоением его догматического прочтения, привело к появлению идейных течений,  способных, якобы, возродить былую теоретическую мощь марксизма. «Свято место пусто не бывает», и марксистская наука, по-прежнему объективно отражающая суть социальных превращений, с необходимостью обращает на себя внимание учёного мира. Но не каждый учёный-обществовед готов сегодня открыто провозгласить себя марксистом. Для этого надо иметь определённую смелость, ибо требуется теоретическое подтверждение этих слов. Марксизм в научном плане идеология сложная и требует немалых знаний и умений, а также смелости политической, так как выводы марксизма всегда революционны и направлены на устранение несправедливости, эксплуатации, господства одного класса над другим.

Вот почему меня заинтересовала деятельность проф. Александра Владимировича Бузгалина /АВБ/ (и отчасти его соавтора Андрея Ивановича Колганова /АИК/), который, выступая на Радио «Говорит Москва» (94,8 FM) открыто провозгласил себя марксистом, постоянно напоминая об этом слушателям.

Какие теоретические взгляды он сегодня отстаивает? Что предлагает, ведь он ещё и видный деятель МЭФ (Московского экономического форума). Но, более того, оказывается, он не просто объявляет себя марксистом (обратите внимание, не коммунистом, а марксистом), а «критическим марксистом». Вот как? Что же это такое, «критический марксизм»?

Характеристику нового течения в марксизме АВБ дал в следующей книге, которую я прочитал в интернете: А.В. Бузгалин, А.И. Колганов. Пределы капитала: методология и онтология. Реактуализация классической философии и политической экономии. (Избранные тексты) Москва, 2009. Книга представлена как «обновленные версии лучших текстов двух известных ученых МГУ им. М.В. Ломоносова, авторов сотен работ». При этом, особо оговаривается, что «целостность каждого из текстов является обязательной». То есть нам намекают на целостное изложение идей «критического марксизма». И, главное, эта книга представляется как выражение «основных идей той школы критического марксизма, которая сложилась в России на протяжении последних полутора десятилетий и к формированию которой авторы имеют самое прямое отношение».

Таким образом, нам представлены в их целостном выражении «основные идеи критического марксизма», который успел уже даже превратиться в научную школу. Всего-то за каких-то пару десятилетий. Вот как характеризуют эту научную школу авторы книги: «В отличие от догматического советского (и не только) «марксизма» авторы этой книги исходят из того, что критика К. Маркса и его сподвижников, развитие этого блока идей через их существенное обогащение и изменение в соответствии с изменяющейся реальностью и делает нас не просто марксистами, но марксистами критическими, не боящимися подвергать сомнению все, с чем они сталкиваются в своей общественно-теоретической практике».

Вот так, ни больше, ни меньше – «критика К. Маркса и его сподвижников». Замах, прямо скажем, «мощный». Видимо, и идеи такие же. «Многие положения Маркса, утверждают авторы, требуют не только развития как устаревшие, но и прямой критики». Посмотрим, что же у них получилось.

Один из разделов этой книги был мной уже подвергнут критике. См. статью «А.В.Бузгалин: частная собственность устарела?» Рассмотрим некоторые другие аспекты теоретических воззрений «критических марксистов». Но прежде скажем несколько слов о названии провозглашённой новой школы («критический марксизм»), которое уже само по себе вызывает вопросы.

Если вы марксист, то есть человек, признающий материалистическое понимание истории, диалектику исторического развития, понимающий определяющий вклад основоположников марксизма в это учение, то вам ни к чему присваивать себе приставку «критический», чтобы доказать свою компетентность. Вам достаточно применять методологию марксизма к анализу интересующих вас явлений. Если только вы признаёте марксизм в качестве науки.

Основоположники марксизма дали нам главное – методологию исследования социума. Более того, они, применяя эту методологию, раскрыли немало конкретных событий современного им общества, ничуть не претендуя на фантастические предсказания. Критикуя поверхностное понимание истмата различного рода эпигонами материализма, Ф. Энгельс писал: «Наше понимание истории есть прежде всего руководство к изучению, а не рычаг для конструирования…». «Критические марксисты», видимо, забыли фразу Энгельса о том, что «согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счёте является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали». (Известное «Письмо Энгельса Йозефу Блоху»).

Марксизм есть идеологическое течение, возникшее в результате теоретического освоения материально-исторического опыта человечества. Соответственно, он не мог быть «выше» тех теоретических и материальных условий жизнедеятельности, в которых он развивался. Ни Маркс, ни Энгельс, ни Ленин (которого АВБ стыдливо называет В. Ульяновым и рассуждать о марксизме без которого просто бессмысленно) и не предполагали о возникновении информационно-технологической революции, водородной бомбы, способной мгновенно уничтожить человечество или мощной, вооружённой до зубов национальной гвардии, оберегающей покой буржуазии. К. Маркс для своего времени и того уровня социальных отношений был абсолютно точен и верен. Более того, он верен и для обозримого будущего. Всё ещё впереди, надо только уметь это настоящее и будущее понимать с точки зрения исторического материализма

Кроме того, и это самое удивительное в воззрениях этих уважаемых профессоров, они «забыли», что буквально с самого своего возникновения марксизм уже был «критическим». Эта его черта, хорошо изученная и аргументированная, постоянно подчёркиваемая как самими основоположниками марксизма, так и всеми их последователями, выражает его глубинную суть. «Критическим» марксизм предстал уже в первых же работах классиков, подвергнувших сомнению все идеалистические взгляды своих предшественников.

Таким образом, присвоение своим взглядам названия «критический марксизм», уже есть, если не отказ от самого марксизма, то, по крайней мере, некое тщеславное высокомерие по отношению к его основоположникам. Вот почему, как только появляются идеологи, объявляющие своим кредо критику К. Маркса, так сразу становится ясно — появилось очередное ревизионистское течение, представители которого стараются заработать авторитет на имени великого предшественника. Сегодня для этой деятельности складываются как никогда благоприятные условия: ревизия марксизма востребована, так как всё ещё актуальны революционные потенции, связанные с прошлым и настоящим; серьёзно ослабли возможности учёных в борьбе с ревизионистскими взглядами; буржуазии срочно требуются разработчики теорий ревизионистского толка для выхолащивания революционной сути марксизма. 

Таким образом, уже из самого претенциозного названия становится ясно, что перед нами очередная школка неких теоретиков, присвоивших себе название «критических марксистов», пытающихся, открещиваясь от «догматического марксизма», создать себе имя на якобы новом прочтении теории Маркса. 

Нельзя сказать, что всё написанное в книге не соответствует реальности, или что всё написанное неверно. Это не так. В книге много верных и заслуживающих внимание положений. Но они во многом декларативны, широко известны и, подчас, поверхностны и никакой научной ценности не имеют. Авторы часто «ломятся в открытые двери», пытаются пафосно доказать очевидное, давно известное и доказанное (даже на уровне советской социологии). Но, естественно, критический авторский настрой, особенно выраженный хорошим литературным языком, производит впечатление. Но это впечатление скорее пропагандистское, а не научное. Ибо самой науки там как раз и маловато. Получается, что провозглашение критики марксизма и есть главная задача авторов, главное, это показать «учёному-обывателю» (термин АВБ) свою, якобы, творческую смелость, способность ниспровергать авторитеты.

Можно, конечно, выхватывая из «Манифеста коммунистической партии» те или иные положения, приписать Марксу и Энгельсу качества фантастов, когда они пишут о грядущем человечества. Но это могут сделать только либо невежды, либо сознательные либерально-буржуазные фальсификаторы, не понимающие или не принимающие сути социологического предвидения.

Вообще, критиковать любые идеологические взгляды прошлого с позиций сегодняшнего дня всегда легко, ибо изменения в материальной жизни часто не совпадают с прошлыми утверждениями. Но наши «критические марксисты», конечно же, живут в некой другой реальности. Вот как это ими характеризуется: «Но в мире есть и иная практика – та, где хотя бы частично снимается господство социального отчуждения. И потому есть и иное идейно-культурное бытие. И иные философские взгляды тех, кто занят саморефлексией в рамках этого бытия. Находясь в силу этой включенности в альтернативную практику во многом вне поля, подчиняющего человека глобальной гегемонии капитала, нам удается увидеть то, что скрыто от взора индивидов, не способных к критическому взгляду на современное общественное бытие». То есть «критические марксисты» предполагают своё бытие вне рамок буржуазного мира. Там, где они, не существует «глобальной гегемонии капитала». А что же там существует? Фантазёры, однако! Даже классики марксизма не считали себя существами, живущими вне капитализма. Более того, именно погруженность в буржуазные отношения и позволяла им эти отношения изучать. Наши же «критические марксисты» живут, видимо, где-то в заоблачных эмпиреях, недоступных «учёным-обывателям».  Хотя… много лет подряд мне приходилось их встречать в одном маленьком курортном городке Калининградской области. Но и там сегодня «гегемония капитала» ощущается в полную силу.

Юмор ещё и в том, что несколько десятков лет спустя (я уж и не говорю о столетии), когда мир изменится отнюдь не в соответствии с прожектами наших «критических марксистов»,  их идеи о необходимости критики Маркса будут восприниматься как проявление безудержного тщеславия.

В.И. Ленин,  который развивал идеи основоположников марксизма в явно изменившихся социальных условиях, имел гораздо больше оснований присвоить своим идеям какое-нибудь «продвинутое» название. Типа – «революционный марксизм эпохи империализма». Но он не занимался изобретениями названий для обозначения собственных идей, не выпячивал значение своих работ. Зато ни одной его работы не существует вне связи с конкретной практикой рабочего движения, написанной ради того, чтобы уличить Маркса или Энгельса в неправоте. Главным для него было творческое развитие научных представлен