Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

"Критический не-марксизм" А.В. Бузгалина. Часть вторая

Владимир Костылев. Смысл и значение «критического марксизма»

Ослабление позиций марксистской идеологии, вызванное, прежде всего, крушением социализма и масштабным наслоением его догматического прочтения, привело к появлению идейных течений,  способных, якобы, возродить былую теоретическую мощь марксизма. «Свято место пусто не бывает», и марксистская наука, по-прежнему объективно отражающая суть социальных превращений, с необходимостью обращает на себя внимание учёного мира. Но не каждый учёный-обществовед готов сегодня открыто провозгласить себя марксистом. Для этого надо иметь определённую смелость, ибо требуется теоретическое подтверждение этих слов. Марксизм в научном плане идеология сложная и требует немалых знаний и умений, а также смелости политической, так как выводы марксизма всегда революционны и направлены на устранение несправедливости, эксплуатации, господства одного класса над другим.

Вот почему меня заинтересовала деятельность проф. Александра Владимировича Бузгалина /АВБ/ (и отчасти его соавтора Андрея Ивановича Колганова /АИК/), который, выступая на Радио «Говорит Москва» (94,8 FM) открыто провозгласил себя марксистом, постоянно напоминая об этом слушателям.

Какие теоретические взгляды он сегодня отстаивает? Что предлагает, ведь он ещё и видный деятель МЭФ (Московского экономического форума). Но, более того, оказывается, он не просто объявляет себя марксистом (обратите внимание, не коммунистом, а марксистом), а «критическим марксистом». Вот как? Что же это такое, «критический марксизм»?

Характеристику нового течения в марксизме АВБ дал в следующей книге, которую я прочитал в интернете: А.В. Бузгалин, А.И. Колганов. Пределы капитала: методология и онтология. Реактуализация классической философии и политической экономии. (Избранные тексты) Москва, 2009. Книга представлена как «обновленные версии лучших текстов двух известных ученых МГУ им. М.В. Ломоносова, авторов сотен работ». При этом, особо оговаривается, что «целостность каждого из текстов является обязательной». То есть нам намекают на целостное изложение идей «критического марксизма». И, главное, эта книга представляется как выражение «основных идей той школы критического марксизма, которая сложилась в России на протяжении последних полутора десятилетий и к формированию которой авторы имеют самое прямое отношение».

Таким образом, нам представлены в их целостном выражении «основные идеи критического марксизма», который успел уже даже превратиться в научную школу. Всего-то за каких-то пару десятилетий. Вот как характеризуют эту научную школу авторы книги: «В отличие от догматического советского (и не только) «марксизма» авторы этой книги исходят из того, что критика К. Маркса и его сподвижников, развитие этого блока идей через их существенное обогащение и изменение в соответствии с изменяющейся реальностью и делает нас не просто марксистами, но марксистами критическими, не боящимися подвергать сомнению все, с чем они сталкиваются в своей общественно-теоретической практике».

Вот так, ни больше, ни меньше – «критика К. Маркса и его сподвижников». Замах, прямо скажем, «мощный». Видимо, и идеи такие же. «Многие положения Маркса, утверждают авторы, требуют не только развития как устаревшие, но и прямой критики». Посмотрим, что же у них получилось.

Один из разделов этой книги был мной уже подвергнут критике. См. статью «А.В.Бузгалин: частная собственность устарела?» Рассмотрим некоторые другие аспекты теоретических воззрений «критических марксистов». Но прежде скажем несколько слов о названии провозглашённой новой школы («критический марксизм»), которое уже само по себе вызывает вопросы.

Если вы марксист, то есть человек, признающий материалистическое понимание истории, диалектику исторического развития, понимающий определяющий вклад основоположников марксизма в это учение, то вам ни к чему присваивать себе приставку «критический», чтобы доказать свою компетентность. Вам достаточно применять методологию марксизма к анализу интересующих вас явлений. Если только вы признаёте марксизм в качестве науки.

Основоположники марксизма дали нам главное – методологию исследования социума. Более того, они, применяя эту методологию, раскрыли немало конкретных событий современного им общества, ничуть не претендуя на фантастические предсказания. Критикуя поверхностное понимание истмата различного рода эпигонами материализма, Ф. Энгельс писал: «Наше понимание истории есть прежде всего руководство к изучению, а не рычаг для конструирования…». «Критические марксисты», видимо, забыли фразу Энгельса о том, что «согласно материалистическому пониманию истории в историческом процессе определяющим моментом в конечном счёте является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали». (Известное «Письмо Энгельса Йозефу Блоху»).

Марксизм есть идеологическое течение, возникшее в результате теоретического освоения материально-исторического опыта человечества. Соответственно, он не мог быть «выше» тех теоретических и материальных условий жизнедеятельности, в которых он развивался. Ни Маркс, ни Энгельс, ни Ленин (которого АВБ стыдливо называет В. Ульяновым и рассуждать о марксизме без которого просто бессмысленно) и не предполагали о возникновении информационно-технологической революции, водородной бомбы, способной мгновенно уничтожить человечество или мощной, вооружённой до зубов национальной гвардии, оберегающей покой буржуазии. К. Маркс для своего времени и того уровня социальных отношений был абсолютно точен и верен. Более того, он верен и для обозримого будущего. Всё ещё впереди, надо только уметь это настоящее и будущее понимать с точки зрения исторического материализма

Кроме того, и это самое удивительное в воззрениях этих уважаемых профессоров, они «забыли», что буквально с самого своего возникновения марксизм уже был «критическим». Эта его черта, хорошо изученная и аргументированная, постоянно подчёркиваемая как самими основоположниками марксизма, так и всеми их последователями, выражает его глубинную суть. «Критическим» марксизм предстал уже в первых же работах классиков, подвергнувших сомнению все идеалистические взгляды своих предшественников.

Таким образом, присвоение своим взглядам названия «критический марксизм», уже есть, если не отказ от самого марксизма, то, по крайней мере, некое тщеславное высокомерие по отношению к его основоположникам. Вот почему, как только появляются идеологи, объявляющие своим кредо критику К. Маркса, так сразу становится ясно — появилось очередное ревизионистское течение, представители которого стараются заработать авторитет на имени великого предшественника. Сегодня для этой деятельности складываются как никогда благоприятные условия: ревизия марксизма востребована, так как всё ещё актуальны революционные потенции, связанные с прошлым и настоящим; серьёзно ослабли возможности учёных в борьбе с ревизионистскими взглядами; буржуазии срочно требуются разработчики теорий ревизионистского толка для выхолащивания революционной сути марксизма. 

Таким образом, уже из самого претенциозного названия становится ясно, что перед нами очередная школка неких теоретиков, присвоивших себе название «критических марксистов», пытающихся, открещиваясь от «догматического марксизма», создать себе имя на якобы новом прочтении теории Маркса. 

Нельзя сказать, что всё написанное в книге не соответствует реальности, или что всё написанное неверно. Это не так. В книге много верных и заслуживающих внимание положений. Но они во многом декларативны, широко известны и, подчас, поверхностны и никакой научной ценности не имеют. Авторы часто «ломятся в открытые двери», пытаются пафосно доказать очевидное, давно известное и доказанное (даже на уровне советской социологии). Но, естественно, критический авторский настрой, особенно выраженный хорошим литературным языком, производит впечатление. Но это впечатление скорее пропагандистское, а не научное. Ибо самой науки там как раз и маловато. Получается, что провозглашение критики марксизма и есть главная задача авторов, главное, это показать «учёному-обывателю» (термин АВБ) свою, якобы, творческую смелость, способность ниспровергать авторитеты.

Можно, конечно, выхватывая из «Манифеста коммунистической партии» те или иные положения, приписать Марксу и Энгельсу качества фантастов, когда они пишут о грядущем человечества. Но это могут сделать только либо невежды, либо сознательные либерально-буржуазные фальсификаторы, не понимающие или не принимающие сути социологического предвидения.

Вообще, критиковать любые идеологические взгляды прошлого с позиций сегодняшнего дня всегда легко, ибо изменения в материальной жизни часто не совпадают с прошлыми утверждениями. Но наши «критические марксисты», конечно же, живут в некой другой реальности. Вот как это ими характеризуется: «Но в мире есть и иная практика – та, где хотя бы частично снимается господство социального отчуждения. И потому есть и иное идейно-культурное бытие. И иные философские взгляды тех, кто занят саморефлексией в рамках этого бытия. Находясь в силу этой включенности в альтернативную практику во многом вне поля, подчиняющего человека глобальной гегемонии капитала, нам удается увидеть то, что скрыто от взора индивидов, не способных к критическому взгляду на современное общественное бытие». То есть «критические марксисты» предполагают своё бытие вне рамок буржуазного мира. Там, где они, не существует «глобальной гегемонии капитала». А что же там существует? Фантазёры, однако! Даже классики марксизма не считали себя существами, живущими вне капитализма. Более того, именно погруженность в буржуазные отношения и позволяла им эти отношения изучать. Наши же «критические марксисты» живут, видимо, где-то в заоблачных эмпиреях, недоступных «учёным-обывателям».  Хотя… много лет подряд мне приходилось их встречать в одном маленьком курортном городке Калининградской области. Но и там сегодня «гегемония капитала» ощущается в полную силу.

Юмор ещё и в том, что несколько десятков лет спустя (я уж и не говорю о столетии), когда мир изменится отнюдь не в соответствии с прожектами наших «критических марксистов»,  их идеи о необходимости критики Маркса будут восприниматься как проявление безудержного тщеславия.

В.И. Ленин,  который развивал идеи основоположников марксизма в явно изменившихся социальных условиях, имел гораздо больше оснований присвоить своим идеям какое-нибудь «продвинутое» название. Типа – «революционный марксизм эпохи империализма». Но он не занимался изобретениями названий для обозначения собственных идей, не выпячивал значение своих работ. Зато ни одной его работы не существует вне связи с конкретной практикой рабочего движения, написанной ради того, чтобы уличить Маркса или Энгельса в неправоте. Главным для него было творческое развитие научных представлений об обществе, в котором он жил и которое хотел изменить. Но «критические марксисты» тем и отличаются от марксистов подлинных, что они весьма далеки от политической практики, от анализа реального положения дел в современном им обществе.

Как и положено серьёзным ревизионистам, наши «критические марксисты» берутся за ревизию важнейших положений марксизма. Каким является, прежде всего, учение о социалистической революции. Естественно, апеллируя к Марксу. Вот что они пишут: «Не менее важно и то, что методология «Капитала» позволяет показать, где и при каких условиях возникает тенденция не уничтожения, но снятия («Aufhebung» в «Капитале») частной собственности; последнее, в частности, становится реальностью по мере распространения всеобщей собственности – собственности каждого на все, – характерной для культурных благ, знаний». «Снятие частной собственности» через распространение «всеобщей собственности каждого на всё».

Вы только вдумайтесь: «всеобщая собственность каждого на всё»!!! И в качестве примера приводятся культурные блага и знания. Но разве это так на самом деле? И культурные блага, и знания при капитализме жёстко дифференцированы по отношению к различным слоям.  Добиться не то что собственности, а хотя бы элементарного доступа к знаниям и культурным благам для широких масс весьма проблематично. Это одно из негативных проявлений капитализма, имманентно ему присущих. Вот почему постоянно падает образовательный и культурный уровень российских граждан после краха социализма. Рыночные отношения превратили эти блага в элемент буржуазного бытия: ты – мне, я – тебе. «Снятие частной собственности» путём похода на танцы в Дом культуры завода «Норильский никель», принадлежащий олигарху? Или просмотр коллекции уникальной живописи, принадлежащей тому же олигарху?

А верно ли такое утверждение автора: «образование, здравоохранение, фундаментальная наука уже сейчас развиваются преимущественно на не-рыночных основах, а это главные сферы экономики будущего»? На мой взгляд, автор выдаёт желаемое за действительное. Напротив, эти сферы всё больше коммерциализируются, способствуя усилению социальной дифференциации. Рыночные отношения сегодня жёстко диктуют свои требования и образованию, и здравоохранению, и даже фундаментальной науке. Более подробно о взглядах «критических марксистов» на проблему «общества знаний» я пишу в упомянутой статье «А.В. Бузгалин: частная собственность устарела?» Кстати, без прочтения этой статьи понимание сути «критического марксизма» будет неполным.

Но продолжим о «снятии частной собственности». По сути дела, такое понимание, естественно, не требует никаких революционных действий. Главное, что и определяет суть буржуазного общества (господство частной собственности) должно быть не уничтожено в результате социалистической революции, а «снято» благодаря постепенному «распространению всеобщей собственности на всё». Стоит только подождать и поработать в этом направлении. Вот как наши «критики» это понимают: «Мы понимаем, что «строительство» социализма «сверху», при опоре на насилие – это путь в тупик. Многие десятки лет назад еще В. Ульянов подчеркнул, что социализм есть не только результат, но и процесс творчества самих людей». В огороде бузина, а в Киеве дядька! При чём здесь сравнение «строительства социализма при опоре на насилие» и «творчество самих людей»? Известно немало высказываний того же В. Ленина, где он говорит о диктатуре пролетариата («опора на насилие») как о творчестве масс. Но главное соблюдено, идея о тупиковом пути «строительства социализма сверху» подкреплена надёжно словами классика марксизма.

А вот и ключевое положение наших «критических марксистов», касающееся социалистической революции: «Маркс, действительно, был не прав в той мере, в какой размышлял не только о возможности, но и о необходимости социалистической революции как продукта классического индустриального капитализма».  То есть, мы подошли к той идее, которую на протяжении всех лет существования марксизма пытались опровергнуть множественные «критические марксисты» и различные оппортунисты с ревизионистами. Социалистическая революция – вот что является главной целью критики: «Поспешные выводы Маркса о неизбежности социалистической революции в условиях индустриального капитализма неправомерны».

Полагаю, после данного утверждения из двух слов в названии рассматриваемой нами научной школы следует вполне законно убрать второе слово, оставив только первое – «критический». Ибо к марксизму данные взгляды не имеют вообще никакого отношения.  С этого момента можно смело называть эту школу псевдомарксистской.

Капитализм развивается неравномерно, в каждой конкретной стране выражая те или иные закономерности по-своему. Но везде и всюду господствуют буржуазные отношения,  «генетически» несовместимые с отношениями социалистическими. Отсюда говорить о ростках социализма нельзя. Только при политическом господстве партии трудящихся, когда у власти находится политическая сила, провозгласившая строительство социализма, возникает возможность постепенного устранения буржуазных отношений и становления отношений социалистических. По-другому не получится!

Без анализа политического устройства общества доказывать идею мирного врастания капитализма в социализм означает принципиальное отрицание марксизма вообще. При социализме долгое время могут оставаться так называемые «родимые пятна» капитализма (пережитки капитализма), но при капитализме социализм возникнуть не может. Это утопия.

Капитализм неоднороден, где-то это в большей степени индустриальная фаза, где-то он более продвинут. Но в целом, в мировом масштабе это вполне индустриальный капитализм с по-прежнему господствующим крупным машинным производством (хотя и компьютеризированным). Теория же постиндустриального общества (постклассическая стадия капитализма)  есть теория, на самом деле, буржуазно-либеральная…

Вот почему, мы смело можем назвать Китай страной, созидающей социализм (при наличии контролируемых буржуазных отношений). Компартия Китая есть та политическая сила, регулирующая должное ограничение буржуазных элементов в обществе. Пока это успешно удаётся сделать. Что доказывает огромный потенциал социализма, который находится в умелых руках политического авангарда народа.

«Критические марксисты» несомненно стремятся пересмотреть все важнейшие положения марксизма. Их не устраивает марксистская периодизация исторического развития, им не нравится устаревшая марксистская диалектика, которая также подлежит «снятию». И каждый раз они пытаются представить свои теоретические представления в противовес «устаревшему» марксизму.

Но все их рассуждения, как правило, декларативны, высокопарны, словообильны. Вот, примерно, такие: «Данный подход позволяет раскрыть характерное для «царства необходимости» фундаментальное противоречие исторического процесса. Одна сторона этой противоположности – господство в условиях «царства необходимости» системы отношений отчуждения, превращающих человека в марионетку объективных сил – разделения труда, личной зависимости, рынка, капитала и государства… Другая – творчество как родовое свойство человека. Именно творческая деятельность Общественного Человека в материальном производстве, культуре, общественной жизни изменяет этот мир по законам Истины, Добра и Красоты, обеспечивая технический, научный и культурный прогресс, осуществление социальных революций и реформ, позволяющих преодолеть рабство и крепостничество, колониализм и ужасы дикого капитализма, а в дальнейшем и саму капиталистическую систему…» Ну, и что нового в этой пространной тираде, наполненной тривиальными, давно известными положениями? Простую мысль о противоречии труда и капитала они облекли в многословную «критически-марксистскую» и сделали выводом из своих изысканий. Пустозвонство – вот как это называется! Под звон фанфар о «творческой деятельности Общественного Человека» нам вещают об «изменении мира по законам Истины, Добра и Красоты». Чушь полная, ибо ни по каким законам «истины, добра и красоты» мир, на самом деле, не меняется. Он меняется в результате действия законов развития производительных сил и соответствующих им производственных отношений (это если брать предельно обобщённый пример изменения мира). Но ведь, именно так и создавался тот самый «догматический» марксизм, который так рвутся критиковать наши «критические марксисты». Под звон фанфар и литавр различных учёных-марксистов, входящих в обойму идеологического актива. Сегодня этим же начинают заниматься другие учёные, также состоящие на государевой службе. Законы материального мира вынуждают. 

Предельно обобщая проблемы, не касаясь их подлинных причин, АВБ, на самом деле, уходит от их решения. Но марксизм – это всегда связь теории и практики, показ действительных, реальных сил, противоборствующих за это самое «изменение мира». Сказать, что люди хотят жить хорошо и борются за свои права, значит – ничего не сказать, а просто сотрясти воздух. 

Чем дальше читаешь, тем сильнее возникает ощущение «трескотни» слов, «жонглирования» понятиями, «смакования» собственной эрудиции и т.п. Хочется, наконец, прочитать нечто конкретное, касающееся реального положения дел, расстановки противоборствующих социально-экономических сил, анализ политической ситуации… Ничего этого нет. 

Авторы часто «ломятся в открытую дверь», когда, например, пытаются доказать порочность идей казарменного коммунизма. Все их идеи давно и детально освещены  марксистской социологией.

А вот как понимают наши псевдомарксисты суть происходивших в конце 20 века социальных превращений: «… природа «реального социализма». Ни советская версия «развитого социализма», ни либеральные решения этой проблемы не дают удовлетворительного (во всяком случае – для критических марксистов) ответа на этот вопрос. Ключом для современного постсоветского решения проблемы могут послужить многочисленные разработки левых теоретиков ХХ века в капиталистических странах». Вот, оказывается, у кого находится теоретический ключ к анализу проблем реального социализма – у теоретиков капиталистических стран. Ну да, кому, как не им, из их капиталистического далека знать проблемы реального социализма. «Критические марксисты», видимо, боятся собственного житейского опыта, чтобы рассуждать об обществе, в котором они проживают.

Для АВБ гибель социализма представляется как «кризис первой, не слишком удачной и обреченной на поражение с вероятностью более 90% (да простят меня читатели за это грубое упрощение!) попытки радикального ускорения процесса разрешения глобальных проблем человечества».

Так и представляю себе солдата-крестьянина, пытающегося «радикально ускорить процесс разрешения глобальных проблем человечества». «Не слишком удачной попытки»? И сразу становится понятным, что АВБ просто не понял сути произошедшей 100 лет назад социальной революции и последующего, не побоюсь этого слова, успешного строительства социализма. Да, да и да – успешного строительства социализма (перечислять его достижения, ввиду их широкой известности я не буду)!

Участники революции 17 года даже и не задумывались над «глобальными проблемами человечества», им надо было решать свои проблемы, бороться за жизнь свою и своих семей. И поражение никакое они не потерпели. Они выиграли сражение с буржуазией, но были, в конце концов, преданы своими горе-полководцами, не сумевшими довести битву до конца и удержать победу. В отличие от китайских коммунистов. Но причин крушения социализма АВБ, видимо, так и не понял. Слишком увлечён абстрактными «диалектическими» рассуждениями.

Существовавший в СССР социализм АВБ называет «мутантным»:
«Мутантный социализм» стал следствием «ловушки ХХ века» (необходимости первых социалистических революций вследствие обострения противоречий империализма при невозможности полномасштабного развития нового общества на незрелом материальном и культурном основании), был пронизан глубочайшими противоречиями между этими мутациями (в духе «казарменного коммунизма») и действительными ростками царства свободы и имел минимальные шансы на трансформацию в более адекватную этим росткам модель, но и те в конечном счете оказались упущены».

АВБ кажется, что существует некий чистый, свободный от «мутаций» социализм, который, как яркое солнце, воспарит над человечеством. Наивные «критические марксисты», забывшие основы марксизма… Именно в этом высказывании и проявилось всё непонимание наших «критических марксистов» того, как и почему произошло крушение социализма. Им всё время видятся «зрелые материальные и культурные основания» для появления социализма немутантного. Которые, когда и в результате чего наступят??? То есть, опять-таки, налицо давнишний ревизионистский подход о преждевременности социалистической революции, строительства социализма и т.п. Обо всём об этом написаны тома.

Означает ли всё сказанное, что ничего в работах «критических марксистов» научно-практически ценного нет? Естественно, не означает.  Например, такой важнейший вывод поддержать стоит: «Посему в условиях глобальной гегемонии капитала в случае демократической поддержки со стороны большинства граждан социалистически ориентированных преобразований действительной угрозой становится не диктатура пролетариата, а диктатура буржуазии. Ибо иначе как не-демократическими, насильственными методами это меньшинство не сможет удержать свою власть, а значит сохранить собственность, привилегии и т.п. Так что в настоящее время в строгом смысле слова главным становится вопрос не о мирном или не мирном, демократическом или не демократическом пути социалистической революции, а о мирном или насильственном, демократическом или нет способе действий консервативных про-буржуазных сил в условиях нарастания предпосылок социалистической революции, во время и после ее осуществления».

Этот вывод ценен тем, что он конкретно-политический, и, хотя и не несёт в себе каких-то научных новаций, с точки зрения политико-практической деятельности абсолютно верен. Им должны руководствоваться, его должны пропагандировать политические силы трудящихся. К сожалению, таких выводов в работах «критических марксистов» можно по пальцам пересчитать.

«Критические марксисты» не были бы в полной мере ревизионистами, если бы не затронули теоретическую сердцевину марксизма – материалистическую диалектику. Покритиковать великих философов за их недиалектичность и «творчески развить» диалектику – дорогого стоит. Тут уж, прямо вровень с ними встаёшь… Критикуя недиалектичность взглядов современных философов и политэкономов, АВБ объясняет это конъюнктурой, желанием выполнить «заказ со стороны тех, кто платит или имеет власть». На мой взгляд, это слишком примитивное объяснение, ибо гносеологические корни идеализма и субъективизма гораздо глубже. «Отторжение диалектики», например, на уровне конкретной фирмы происходит, якобы, потому, что диалектический анализ функционирования этой фирмы приведёт к её разрушению. Ибо «будет доказано (по итогам такого анализа), что ее деятельность отнюдь не содействует общественному прогрессу». Кроме смеха, такое утверждение ничего не вызывает. Предприниматели боятся диалектического анализа своей деятельности, потому что боятся прийти к выводу о её вреде обществу?! Такое можно прочитать только у «критических марксистов», забывших об элементарной и давно известной мысли о том, что за 300% прибыли капитал готов на любое преступление. Да любой бизнесмен будет счастлив, если его научат диалектическому анализу функционирования его фирмы, чтобы вовремя «разрешать» накопившиеся противоречия и «снимать» возникшие проблемы. Другое дело, что этому никто не учит. Слишком сложное это знание.

Дальнейшая аргументация автора идеи об отторжении диалектики находится примерно на таком же примитивном уровне. Понимание же сути диалектики у самого АВБ явно хромает. Пытаясь сказать что-то новое в области диалектики как науки, АВБ постоянно скатывается на рассуждения не о самой диалектике, а о необходимости её применения для изучения… (далее подставьте всё, что угодно: общества, человека, прогресса, культуры…). О самой же диалектике он не говорит ни слова, подменяя сущностный анализ заявленного предмета исследования  словесной эквилибристикой о необходимости диалектики. Выдавая время от времени такие смысловые перлы типа: «постоянные смены прогрессивных и регрессивных форм самоотрицания основ системы можно отнести к закономерностям, наиболее типичным именно для стадии «заката».
Где тут диалектика, в чём она? Надуманная, пустая, заумная фраза.

Диалектический метод есть не что иное, как умелое применение законов диалектики при анализе объекта исследования. И не стоит предавать ей никакого другого довлеющего значения. Всё зависит, главным образом, от понимания и умения применять законы диалектики, которая, сама по себе, не является неким лекалом, наложив которое, можно решить проблему. Диалектика это не некий субъект, способный самостоятельно что-то решать, исследовать и т.п. Это метод, которым исследователь пользуется при анализе той или иной ситуации, явления…  АВБ лишь «сотрясает воздух», когда пишет: «наиболее важной и сложной задачей давно уже стало развитие диалектического метода». Кто Вам мешает, уважаемый профессор, развивайте. Но вместо этого, Вы пустились в пустую критику основоположников марксизма, не увидев диалектически изменившегося мира и стали искать в их работах смыслы, которые к этому миру не могут быть применены (так как в их времена отыскать эти смыслы было просто невозможно). То есть именно Вы и есть не-диалектик. Недостатки историко-логического мышления Вас явно подводят. Но вот, казалось бы, именно крушение социализма позволит нашим «критическим марксистам» применить диалектический метод к анализу данного превращения. Показать, какие социальные силы и материальные процессы жизнедеятельности общества привели к возврату капитализма. И что мы видим, как тут с диалектикой? Какие законы диалектики увидели наши критики?

АВБ пишет о продолжении разработки им «диалектики «заката» общественной системы». Что у него получилось? На уровне максимальной абстракции, АВБ так характеризует эту диалектику: «Суть этого «заката» вкратце может быть представлена как закономерное самоотрицание в рамках этой системы ее генетических основ (качества) и сущности вследствие развития внутри нее ростков новой системы». И это творческое развитие диалектического метода??? Да это элементарное повторение (только другими словами) диалектического закона «отрицания-отрицания» – и не более того. Это примитивная констатация очевидного. Вместо того чтобы показать нам, какие КОНКРЕТНО «генетические основы» самоотрицаются, раскрыть сущность этих процессов в их реальном воплощении благодаря действию политических акторов, нам «подбрасывают» максимально абстрагированную идею двухсотлетней давности (Гегель).

Дальнейшие рассуждения автора просто невозможно читать из-за словесных нагромождений и «корявости» изложения. Если бы классики марксизма так излагали свои взгляды, мы бы до сих пор не понимали, что такое марксизм.  Вместо реального исследования диалектики материального производства и соответствующих ему социальных отношений, АВБ с апломбом «раскрывает нам глаза» на давно известные проблемы и противоречия буржуазного общества, называя всё это «диалектикой».

Но самое большое недоумение вызывает следующее утверждение АВБ, касающееся диалектики: «Для исследования новой, в историческом смысле только рождающейся реальности, необходим обновленный диалектический метод». То есть для г-на профессора диалектика не есть метод универсальный, законы диалектики для него распространяются лишь на прошлую реальность, новая же требует их обновления. На этом месте дальнейшее чтение работ «критических марксистов» можно прекращать, ибо данное заявление свидетельствует просто об их непонимании сути диалектики как таковой. И не просто диалектики, как метода исследования «на все времена», ибо диалектически развивается сама материя,  и само общество, как социальная форма движения материи. Материалистическая диалектика, как подлинная наука о развитии материального мира в его всевозможных ипостасях, не может быть, как пишут «критические марксисты», «снята для исследования процессов, лежащих в поле «царства свободы». То есть авторы предполагают существование общества будущего где-то не на Земле, не в материальном мире, а в … мире виртуальном? А это уже из религиозной области, оставим это на совести авторов.

Такими «ляпами» полны статьи «критических марксистов», что делает их работы малоценными для развития общественных наук, а подчас и вредными. Причиной, которая побудила АВБ пуститься в эти «диалектические дебри», послужило, скорее всего, тщеславное желание быть не только «критиком» марксизма, но и основателем «новой» диалектики. Иначе он не написал бы следующее: «автору в этом тексте было важно не столько дать готовую картину новых параметров новой диалектики как продолжения и снятия диалектики «классической», сколько указать (хотя бы указать!) на возможность и важность такого продвижения в рамках не-позитивсткой и не-постмодернисткой методологии.» То есть, противопоставляя себя субъективистской идеологии, АВБ, сам того, видимо, не желая, делает прямо противоположное – становится субъективным идеалистом.

«Снятие диалектики» – это что? Устранение диалектических начал развития изучаемого объекта? Ведь это означает уничтожение этого объекта. Разве это возможно? Что ж, это закономерный путь всех «критических марксистов», когда либо бравшихся за  «критику и обновление» теории Маркса. Они превращаются в метафизиков.

Изложенное в интернете, создаёт впечатление некоего «потока сознания», выставленного на всеобщее обозрение только ради того, чтобы «застолбить» тему, опередить будущих исследователей словами «я же говорил!». Но сумбур понятий и представлений лишь мешает восприятию материала, а теоретическая ошибочность делает его попросту вредным, так как представляет марксизм не в его стройном и логичном виде, а в виде некоего произвольного нарратива.

Вот ещё несколько примеров такого псевдофилософского изложения: «Кроме того, в условиях заката системы (рассмотрим опять же пример социальных образований) ослабляется базовая объективная детерминация ее эволюции и, как следствие, возрастает роль субъективного фактора, что еще более усиливает нелинейность процесса «заката».
На мой взгляд, это просто «писанина», наполнить которую можно любым содержанием. Или  ещё: «Что же касается возникновения новых систем, то для этого процесса характерны не только нелинейность прогресса нового качества, но и мульти-сценарность развития новой системы в условиях ее революционного генезиса». Эти предельно абстрактные рассуждения есть «пустышки», ибо никакого качественного социального содержания не несут. Такое ощущение, что речь идёт не об обществе, с его социальной дифференциацией, с его антагонистическими противоречиями и т.п.

Пожалуй, главным недостатком работ авторов является их оторванность от непосредственной реальной действительности, отсутствие анализа деятельности конкретных субъектов социального творчества. Критикуя методологию постмодернизма, авторы сами опускаются до её уровня, когда «объективное господство «бессодержательностей» не могло не породить философии «симулякров» и им подобных постмодернистских «концептов». Однако, мнение самих «критических марксистов» о своей теоретической деятельности совершенно иное: «Суммируя, позволю себе краткий вывод: в России сложилось интеллектуальное течение, которое делает акцент на понимании современной (в широком смысле слова, начиная с XX века) реальности как эпохи глобальных, качественных изменений в самих основах общественной жизни, создающих предпосылки для генезиса не только пост-капиталистического, но и постиндустриального, постэкономического общества («царства свободы»); в этом смысле мы можем назвать наше течение «марксизмом постиндустриальной эпохи». Вот так, уважаемые читатели. На наших глазах возник «обновлённый» марксизм, «критический». Который прозорливо увидел в нашей эпохе элементы «постэкономического общества» («царства свободы»). Но, как сказано в песне: «А мы спешим туда, где светит солнце. Вот только б, братцы, добраться б до темна!»

Несколько слов в заключение. Надо отметить некую кокетливость изложения, самолюбование текстом, явное отделение своей работы от «примитивного изложения марксистов-традиционалистов». Фразы типа «я увлёкся», «сердитое вступление», «заключения, возможно не слишком уместного», «об этом как-нибудь в другой раз», то есть намекающие на глубокое знание предмета, на живость изложения… Типа, какой я молодец, как много я знаю и могу… Ай, да Пу…, простите, Бузгалин!

А уж, как г-н Бузгалин «поддел» напоследок своего учителя Келле, сначала раскритиковав его идеи (а кое-где и снисходительно похвалив), а затем, в заключении, написав: «Впрочем, я, скорее всего, что-то просто не понял в Вашей работе, уважаемый Владислав Жаннович. В ней, наверное, должен быть еще и какой-то другой, более глубокий смысл…»  Прямо-таки, «критический марксист»! Нам, «догматическим марксистам», далековато будет до такого полёта мысли необыкновенной.

Чем дальше я вчитывался в этот материал (целостной книгой назвать его сложно, ввиду фрагментарности идей и смыслов), тем больше понимал о – передо мной работы не просто «критических марксистов», а вообще «не-марксистов». Ибо, в конечном счёте, во всём этом обширном материале я так и не увидел революционной сути марксизма. Полностью отсутствует политический анализ, без которого понять, как же развивается современный капитализм, просто невозможно. Хотя и следует отметить познавательную ценность разделов, в которых речь идёт об экономике: много интересных и правильных рассуждений, характеризующих современный капитализм. Но, тем не менее, такое понимание сути современного общества есть лишь констатация, а не руководство к действию. А ведь мы хорошо знаем, что задача марксистов не просто объяснять мир, а изменять его. Этот материал представляет собой своего рода графоманию. Только не на ниве писательства, а на ниве науки. Берётся буквально любая тема, и «развёртывается» в концепцию. С её, ну как же иначе, системным характером, с её предпосылками и диалектическими противоречиями, с её качественно новым звучанием и огромной важностью для жизни общества. Проявляется феномен симулякра науки, когда «онаучивается» всё подряд, превращаясь в толстые тома докторских диссертаций. В которых на каждой странице «открыты» законы, закономерности, тенденции, определены дискурсы и парадигмы, исследованы сущности и формы их проявления. И так до бесконечности.

Характерной особенностью этого вида графоманской научной деятельности является предельно обобщённая форма изложения. Пишущий оперирует абстрактными понятиями самого высокого уровня обобщения, далёкими от реальной жизни, выдавая всё это за философский анализ. А общество продолжает жить по своим законам, никак не соприкасаясь со всей этой писаниной.

Наука стала частью рыночной экономики, а большинство её деятелей превратились во вполне успешных помощников буржуазной власти. Я уверен, что при желании, человек, более подготовленный в теоретическом плане, чем я, смог бы и более аргументированно разъяснить антимарксистскую сущность взглядов «критических марксистов». Вот только кому сейчас это нужно?

06.08.2016

Комментарии

Аватар пользователя professor-v

В этих двух статьях всё содержание вертится вокруг надуманного и абсолютно неактуального вопроса — чем «критический марксизм» отличается от «немарксизма». Кому нужны сегодня эти схоластические рассуждения? По признанию самого автора — никому! Единственно конкретное замечание автора состоит в осуждении отрицания школой А.В.Бузгалина революционного содержания марксизма. А я считаю, что сегодня марксизм и в самом деле утратил былое революционное содержание. Об этом говорит вся современная общественная практика, сама жизнь. Вопреки предсказаниям Маркса о неминуемой гибели капитализма в пламени пролетарсекой революции, капитализм выжил и, во многом изменившись, развивается до сих пор. Он обнаружил непредвиденную Марксом способность к исторической адаптации. И хотя многие противоречия капитализма сохранились, социальная революция ему не грозит. Подробнее на эту тему рекомендую главу о марксизме в моей новой книге  «Путь России:  работать и побеждать»   https://yadi.sk/i/vO5kvPHjqG9wlA  

Классик:

«Наше понимание истории есть прежде всего руководство к изучению, а не рычаг для конструирования…»

Автор:

«…буржуазии срочно требуются разработчики теорий ревизионистского толка для выхолащивания революционной сути марксизма.»

Не сомневаюсь, что каждый «из» имел понимание используемых слов. Но мне из этого «единства» противоположностей видно исключительно «противоречие» без какой бы то ни было борьбы. Иными словами, автор льёт воду на выхолащивание, а не на руководство в изучении.

Как же меня уже достали* все эти игры в мастерство по навешиванию ярлыков, которые в свою очередь пусты на коннотат!

Аватар пользователя В. Першин

Во-первых, Вы не обратили никакого внимания, что автор статьи (а она в целом очень хороша и правильна, чего Вы, как я понял, не разделяете) привел цитату из письма Ф. Энгеьса К. Шмидту от 5 августа 1890 года не совсем верно, несколько оскопив ее. Вот как она выглядит полностью: «Наше понимание истории есть прежде всего руководство к изучению, а не рычаг для конструирования на манер гегельянства». Тем не менее, автор по сути критикует А. Бузгалина и за эту манеру, особенно в вопросе о частной собственности.  

Во-вторых, будьте так добры и поясните кокретнее,  о каком «диссонансе» речь — и, пожалуста, по-проще и без фразерства, особенно про коннотацию и коннотат. Ведь, ими Вы тоже можете «достать» читающую публику, если уже не «достали». 

Аватар пользователя severo53

Карасёв Вячеслав

Владимир Иванович, Ваша статья — замечательный, популярно-критический разбор книги А.В.Бузгалина. Кто-то смог бы и «более аргументированно разъяснить антимарксистскую сущность взглядов «критических марксистов». Но если нет полноценной аналитико-доказательной концепции, то стоит ли ломать копья ? Вами приведено много цитат из книги, что даёт о ней «необходимое и достаточное» представление. Читая эти цитаты, говоря словами М.Ю.Лермонтова, «я б хотел забыться и заснуть!». Спасибо !  

Один вопрос. Из Вашей статьи: «…То есть, опять-таки, налицо давнишний ревизионистский подход о преждевременности социалистической революции (я — в России), строительства социализма и т.п…» Как это понять ? Вы считаете Плеханова Георгия Валентиновича ревизионистом ?

https://spbvedomosti.ru/news/nasledie/prorok_sotsializma/

  « рассуждения автора просто невозможно читать из-за словесных нагромождений и «корявости» изложения.»