Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ТЕОРИЯ ПРИБАВОЧНОЙ СТОИМОСТИ

 



НОРМА ПРИБЫЛИ

ТЕНДЕНЦИЯ К СНИЖЕНИЮ ИЛИ ПОВЫШЕНИЮ?

 

На методологической базе классической (марксистской) политэкономии, с учетом стоимостно-образующей функции интеллектуального труда, теоретически доказана объективная склонность долгосрочной тенденции нормы предпринимательской прибыли к повышению в условиях индустриального капитализма. Согласно авторской версии, эксплуатация растущей массы УЕРС-Труда (труда условных единиц рабочей силы), при одновременно количественном сокращении штата вольнонаемных рабочих в ходе технической модернизации производства, есть главное обстоятельство тенденции к росту нормы прибыльности бизнеса. Следовательно, реальная тенденция нормы прибыли на долгосрочную перспективу отнюдь не является предвестником конца капитализма, а, скорее напротив, – его дальнейшего развития.

Ключевые слова: постоянный капитал, переменный капитал, прибавочная стоимость, норма эксплуатации, норма прибыли.

 

Постановка проблемы. Поднятая автором проблематика имеет прямое отношение к вопросу, который К. Маркс представил как: «тайну капиталистического производства, над разрешением которой бьётся вся политическая экономия со времени Адама Смита, и что различие между разными школами после А. Смита состоит в различии попыток её разрешения» [1]. Речь идет о т.н. «тенденции нормы прибыли к понижению», которую Маркс возвел в «закон капиталистического производства». Его суть по Марксу: «Так как масса применяемого живого труда постоянно уменьшается по сравнению с массой приводимого им в движение овеществлённого труда, с массой производительно потребляемых средств производства, то отношение той части этого живого труда, которая не оплачена и овеществлена в прибавочной стоимости, к стоимостной величине всего вложенного капитала должно постоянно уменьшаться. Но это отношение массы прибавочной стоимости к стоимости всего вложенного капитала образует норму прибыли, которая поэтому должна постоянно падать» [1].

Причину падения нормы прибыли Маркс видел в возрастании органического строения капитала – отношение постоянного капитала к переменному (c/v). – Ввиду опережающего наращивания массы технических средств производства по отношению к сокращающейся численности наемной рабочей силы = эксплуатируемой массы живого труда: «Норма прибыли понижается не потому, что рабочего меньше эксплуатируют, а потому, что вообще применяется относительно меньше труда по сравнению с применяемым капиталом» [1]. То есть, речь идет о системной, с точки зрения классика, тенденции к уменьшению эксплуатируемой массы живого труда и, соответственно, массы прибавочной стоимости по мере развития капиталистических производительных сил. – Растущее препятствие для самовозрастания капитала как стоимости, которая дает прибавочную стоимость. Как следствие, – историческая ограниченность и безысходность капитализма, его самоотрицание: «Настоящий предел капиталистического производства – это сам капитал» [1].

В ложном умозаключении Маркса кроется более глубокая проблема марксистской политэкономии, а именно: неучет интеллектуального труда в индустриальную эпоху. Масса которого, на самом деле, имеет тенденцию к росту в век научно-технического прогресса. Отсюда объективно неизбежный прирост массы стоимости. А это ставит под сомнение тенденцию нормы прибыли к падению.

Игнорирование интеллектуального труда является насущной проблемой не только марксистской (верной в принципе) теории прибавочной стоимости, но и политэкономической науки в целом. Поскольку это означает, что политэкономии индустриального капитализма, которая базировалась бы на стоимостно-образующих основаниях сложного интеллектуально-физического труда высокотехнологичного производства, у нас, по сути, нет. Унаследованная нами политическая экономия Смита-Рикардо-Маркса, в действительности, есть политэкономия доиндустриального капитализма, основанная на простом ручном труде доиндустриальных времен.

Следует отметить: учет интеллектуального труда означает признание фактора сокращения рабочего времени от реализации интеллектуальных трудовых усилий. А это есть рост производительности труда. Производительность труда как следствие его интеллектуализации. Как не было такого признания политэкономической наукой в прошлом, так и нет по сегодняшний день.

Анализ последних исследований и публикаций. Как ни странно, но со времен Маркса научная мысль о тенденции нормы прибыли почти не претерпела существенных изменений. Опять же, по причине непризнания интеллектуального труда. В то же время, статистика не дает убедительных доказательств ни тенденции к стойкому снижению, ни к стабильному повышению нормы прибыли в долгосрочной перспективе. Гипотеза как была противоречивой, так осталась. Поэтому дискуссии ученых, преимущественно в марксистской среде, идут вокруг противодействующих данной тенденции факторов [2]. Скептики вполне уместно оппонируют фактором роста производительности труда, но на традиционном постулате «меньшими трудозатратами больше продукта и стоимости» [3]. В последнее время приобрела популярность альтернативная концепция Т. Пикетти, согласно которой рост доходности капитала имеет свойство опережать уровень экономического роста (r > g) [4]. Однако ни одна из концепций не учитывает фактор интеллектуального труда, сокращающего рабочее время.

С точки зрения затронутой проблематики заслуживают внимания данные американского «Бюро Экономического Анализа» (Bureau of Economic Analysis – BEA) [5]. Несмотря на отсутствие весомых доказательств долгосрочной тенденции нормы прибыли к падению в США, статистика BEA, в то же время, свидетельствует об отсутствии в классической стране капитализма существенных проявлений тенденции нормы прибавочной стоимости к повышению. Что развенчивает марксистский миф о «неизбежном усилении эксплуатации наемного труда капиталом» (удлинение рабочего времени, интенсификация труда и т.д.), как противодействующий тенденции нормы прибыли к понижению фактор. – Главный идейный инструментарий марксизма-ленинизма в разжигании низменных инстинктов классовой ненависти. В то же время, статистический анализ ставит под сомнение абсурдный марксистский тезис о якобы «исторической ограниченности и преходящем характере капиталистического способа производства» [1]. К сожалению или к счастью, но конца капитализма по причине падения прибыльности бизнеса не видно.

Формулировка целей статьи. Авторский замысел, используя фактор сокращения рабочего времени от интеллектуального труда, имеет целью опровергнуть марксистскую гипотезу о якобы тенденцию нормы прибыли к понижению. С данным предположением можно было бы согласиться, имея в виду эксплуатацию одной только физической компоненты человеческого труда в условиях ручного производства. На этом и построена марксистская гипотеза. Однако, принимая во внимание эксплуатацию интеллектуального труда в условиях индустриального производства, тенденция нормы прибыли, на самом деле, должна проявлять склонность как раз к росту. За счет эксплуатации растущего интеллект-потенциала рабочей силы, при одновременном сокращении штата наемных рабочих. То есть, норма прибавочной стоимости (отношение – m/v), в авторской версии, имеет объективную тенденцию к росту. Соответственно, должна быть тенденция нормы прибыли (p = m/c+v) к повышению. – Теоретически. Если этого не наблюдается на практике, то это благодаря противодействующим тенденции нормы прибыли к росту факторам.

Аргументированное доказательство тенденции нормы прибыли к росту, по меньшей мере, нивелирует абсурдный марксистский тезис «исторической ограниченности капиталистического способа производства». Данная тенденция отнюдь не определяет конечную судьбу капитализма. Зато, тенденция нормы прибыли к повышению должна более основательно раскрыть истинную сущность накопления капитала и спрогнозировать дальнейшую эволюцию капиталистической системы на перспективу.

Изложение основного материала. Итак, тенденция нормы прибыли к понижению. Мнение маститого основоположника марксизма, с натяжкой, может иметь смысл относительно условий доиндустриального ручного производства – мануфактуры. А вот в условиях индустриальной экономики органическое строение капитала (c/v) не имеет прямого отношения к норме прибыли, формируемой соотношением прибавочной стоимости к цене издержек производства – m/c+v. Так как в условиях комбинированного интеллектуально-физического труда численность трудозанятых, соответственно, – величина переменного капитала, не является показателем массы живого труда. По мере роста органического строения капитала численность наемных рабочих постоянно сокращается, а вот количество живого труда, напротив, – увеличивается, учитывая отбор работников с более высоким интеллект-потенциалом рабочей силы. Трактовка Марксом своего «закона» туманная, аргументация неубедительна, без единых доказательств. А амбициозность поставленной задачи не какая-нибудь – научно доказать «конец капитализма».

Коренной порок марксистской гипотезы, как уже отмечалось, состоит в том, что она базируется на эксплуатации исключительно простого физического труда доиндустриальным капиталом. Отсюда опрометчивое для условий индустриального капитализма умозаключение Маркса: поскольку капиталисты в погоне за прибылью технически модернизируют свое производство для повышения производительности труда, то это приводит к количественному сокращению эксплуатируемого наемного труда, который только и является источником прибавочной стоимости, что, как следствие, снижает массу прибавочной стоимости и, соответственно, норму предпринимательской прибыли. Получается: повышение производительности труда уменьшает массу живого труда; погоня за прибылью снижает норму прибыли. – Полнейший абсурд. Из-за неучета Марксом интеллект-труда, сокращающего рабочее время, повышающего таким образом производительность труда.

А что на самом деле происходит с тенденцией нормы предпринимательской прибыли в долгосрочной перспективе?.. Ведь вопрос действительно интересен.

Формула нормы прибыли отдельно взятого капиталистического предприятия по Марксу: p = m/c+v. – Как отношение массы прибавочной стоимости (или валовой прибыли) к авансированному на ее получение капиталу, т.е. издержкам производства. Если же иметь в виду отношение валовой прибыли ко всему авансированному капиталу, то это уже будет показатель рентабельности. На подмене таких вот понятий, кстати, зачастую спекулируют марксистские теоретики. Поскольку нас интересует долгосрочный тренд нормы прибыли (рентабельности), то логично брать период полного кругооборота авансированного капитала, что, как правило, соответствует периодичности обновления основного капитала 1-го промышленного цикла. Перенесенная из предыдущего цикла часть основного капитала, за исключением, возможно, амортизационных отчислений, вне авансирования. На это указывает окупаемость капиталовложений за период цикла: «Отраслевой в машиностроении нормативный срок окупаемости капитальных вложений составляет 6-7 лет» [6]; «Нормативный срок окупаемости капитальных вложений на обновление техники в машиностроении по методике Госплана и АН СССР установлен в 3-5 лет» [7]; «Для стран Западной Европы и США нормальные сроки окупаемости бизнес-проектов составляют 3, а то и 5-6 лет» [8]. Как видим, средняя окупаемость инвестиций в основной капитал вполне вписывается в один классический промышленный цикл. В таком случае берем всю сумму авансированного капитала (постоянный + переменный капитал) и совокупную массу прибавочной стоимости за период 1-го промышленного цикла. При этом, согласно авторской версии:

а) переменный капитал представляет собой оплаченную стоимость рабочей силы физических лиц: зарплата для РСФЛ – v-рсфл;

б) прибавочная стоимость формируется трудом условных единиц рабочей силы: стоимость от прибавочного труда УЕРС – m-уерс.

Тогда формула нормы прибыли для отдельного взятого предприятия за период цикла будет иметь следующий вид: p = m-уерс/c+v-рсфл. Эта формула, кстати, пригодна для расчета нормы прибыли за любую единицу времени – месяц, квартал, год – при условии учета не всего постоянного капитала (с), а только использованной его части: оборотного капитала плюс амортизация капитала основного.

Логично предположить: капиталист в погоне за более высокой нормой прибыли изо всех сил стремится эксплуатировать максимум УЕРС-Труда при минимуме вольнонаемной РСФЛ. Модернизируя производство оборудованием с более высоким коэффициентом технической трансформации труда РСФЛ в труд УЕРС – сокращать численность наемных работников. Условие, объективно продиктованное неистовым стремлением бизнеса к экономическому выживанию в конкурентной борьбе путем минимизации издержек производства.

Поскольку количественный рост эксплуатируемого труда условных единиц рабочей силы – УЕРС-Труда с каждым новым циклом обновления основного капитала все больше опережает численность реально задействованной в производстве наемной рабочей силы – РСФЛ, то масса прибавочной стоимости (валовая прибыль – m-уерс) должна расти опережающими темпами по отношению к росту переменного капитала (суммарной зарплаты – v-рсфл). Налицо повышение нормы прибавочной стоимости – m-уерс/v-рсфл – усиление эксплуатации капиталом наемного труда из цикла в цикл. Соответственно, и норма прибыли отдельно взятых капиталистических предприятий должна иметь общую тенденцию к росту в долгосрочной перспективе, несмотря на внедрение все более дорогостоящих средств производства. Иначе, в ущерб себе, сознательно идя на снижение нормы прибыли с риском разорения, никто из предпринимателей не стал бы технически модернизировать свое производство. Зато повсеместно имеет место техническая модернизация именно для возрастания нормы прибыли путем повышения производительности труда… ценой сокращения штата наемных работников. В минимизации цены издержек производства – снижение себестоимости – вся суть успешного предпринимательства. А это не что иное, как норма прибыльности бизнеса на повышение.

А теперь перейдем к интегральному показателю средней нормы прибыли в масштабах всей экономики: P = M/C+V – для промышленного цикла, обусловленного периодом массового обновления основного капитала. Средняя норма прибыли в общеэкономическом масштабе = отношение всей совокупной массы прибавочной стоимости ко всей сумме авансированного в экономику капитала, состоящего из совокупного постоянного и совокупного переменного капитала. Вопрос: а что такое постоянный капитал «C»?.. – Он с неба не падает, это материализованный в средствах производства результат живого труда. – Живого труда не предыдущего цикла, а текущего, учитывая окупаемость капиталовложений за период цикла. В конечном итоге, постоянный капитал «C» в пределах промышленного цикла – период массового производства и внедрения технического оборудования в производство в качестве основного капитала на стадии экономического оживления – есть капитализированный овеществленный труд, в стоимостном выражении состоящий из совокупного переменного капитала «V» и совокупной прибавочной стоимости «M». – В общеэкономическом масштабе: C = V+M (перенесенная из предыдущего цикла суммарная доля основного капитала, как правило, вне авансирования). При этом: совокупный переменный капитал представляет собой совокупную (в зарплате) стоимость всей трудозанятой рабочей силы физических лиц – V-РСФЛ; совокупная прибавочная стоимость формируется совокупным трудом всей массы условных единиц рабочей силы – М-УЕРС. Итак, в пределах полного цикла в общеэкономическом масштабе:

C = V-РСФЛ + M-УЕРС

Тогда формула средней нормы прибыли в масштабах всей экономики в пределах промышленного цикла будет иметь следующий вид:

P = M-УЕРС / C + V-РСФЛ = M-УЕРС / (V-РСФЛ + M-УЕРС) + V-РСФЛ = M-УЕРС / V-РСФЛ + M-УЕРС

Таким образом, средняя норма прибыли в общеэкономическом масштабе в пределах промышленного цикла равна отношению совокупной в экономике прибавочной стоимости к совокупной величине вновь созданной (добавленной) стоимости – национальному доходу, состоящему из суммарной массы заработных плат плюс суммарной прибавочной стоимости за весь период промышленного цикла:

P-средняя = M-УЕРС / V-РСФЛ + M-УЕРС

Из формулы следует: M-УЕРС в числителе = M-УЕРС в знаменателе. А вот рост суммарного переменного капитала V-РСФЛ в знаменателе должен иметь тенденцию к отставанию от темпов прироста суммарной прибавочной стоимости M-УЕРС. – В силу повышения нормы капиталистической эксплуатации: стремление эксплуатировать максимум УЕРС-Труда при минимуме найма рабочей силы физических лиц – РСФЛ. И этот факт имеет место на практике: начиная с середины прошлого века, идет устойчивый процесс абсолютного сокращения численности трудоустроенных в промышленности и агросекторе развитых стран Запада при сохраняющихся за все это время темпах экономического роста [График-1]. Стало быть, относительно должна сокращаться и совокупная масса переменного капитала на фоне роста ВВП и Национального дохода данных стран. Средняя норма прибыльности в общеэкономическом масштабе, таким образом, должна иметь общую тенденцию к возрастанию в долгосрочной перспективе. Это в теории.

А что происходит на самом деле, в действительности?..

При значительной волатильности средней нормы прибыли в США за последние 100 лет в нефинансовом секторе экономики, например (по данным «Bureau of Economic Analysis – BEA») [5], невозможно определить ни существенный тренд ее снижения, ни существенное повышение: с 1950 по 1980-й прирост 6-8%; с 80-х по 2000-й – 4-6%; после 2000-х – 8-10% [График-2]. Здесь, однако, вопрос к методике: что в числителе – валовая прибыль или прибыль чистая?; что в знаменателе – издержки производства или вся сумма финансовых активов – капитализация?.. То же самое можно сказать и о тенденции нормы прибавочной стоимости в тех же США за тот же период: послевоенные годы до 1970-го прирост 0,4-0,5; с 70-х по 2000-й – 0,35-0,4; после 2000 – 0,4-0,5 [График-3]. Норма прибавочной стоимости не имеет явной тенденции к росту. – Вопреки утверждениям марксистов о противодействии тенденции нормы прибыли к понижению за счет непрерывного повышения нормы эксплуатации наемных рабочих. А вот индекс производительности труда несколько опережает индекс реальных заработных плат за последние 70 лет: в 2015г. 400% против 300% (1947г. = 100%) [График-4]. Стоит, однако, учитывать закономерное снижение себестоимости производства с ростом производительности труда, соответственно, – снижение стоимости товарной массы. Налицо отставание прироста ВВП (в стоимостном выражении) от темпов роста производительности труда. Если и сокращается доля совокупной массы переменного капитала в структуре национального дохода (вновь созданной стоимости), то вряд ли значительно. Убедительных доказательств существенного роста нормы эксплуатации наемного труда капиталом нет (на это указывает статистика BEA в реальном секторе экономики). Что опровергает выдумку о якобы бесчеловечной сущности капитализма. Скорее всего, однако, дело здесь не в бескорыстной филантропии буржуазных толстосумов.

Прежде всего, капиталистическая прибыль под двусторонним прессингом: снизу объединенные в профсоюзы пролетарские низы – дай!; сверху фискальное давление государства – дай! Особенно при прогрессивной шкале налогообложения. У бизнеса есть основания для минимизации явных размеров прибавочной стоимости или ее сокрытия. Вот и противодействующий повышению нормы прибыли фактор. Очевидно, он самый главный. Есть ряд других. Например, стоимостная отдача в виде прибыли, ограничена приростом массы живого труда. Накачка государственных инвестиций в экономику, допустим, интенсивная, а надлежащей стоимостной отдачи на вложенную денежную единицу – нет. Как следствие, норма прибыли – на понижение. И вообще, чем сильнее вмешательство государства в экономику, тем хуже для бизнеса. За исключением компаний, получающих преференции.

Факторов, противодействующих тенденции нормы прибыли к повышению, более чем достаточно. Временные перепады данной тенденции при этом отнюдь не являются предвестником конца капитализма. Если ему и суждено когда-нибудь прийти к своему финалу, то… совсем по другим причинам.

Выводы и перспективы дальнейших исследований. Макроэкономическая тенденция нормы прибыльности бизнеса на долгосрочную перспективу имеет большое значение в формировании вектора социально-экономического развития. Тенденция к снижению – это одно, к повышению – совсем другое. Практика, на основании статданных за последние, по крайней мере, полвека, не дает нам убедительных доказательств ни того, ни другого. Следовательно, мы можем полагаться только на гипотетические предположения объективной склонности тренда к снижению или повышению доходности бизнеса, с учетом противодействующих факторов. И здесь учет интеллектуального труда в формировании стоимостных параметров – стоимости, добавленной стоимости, прибавочной стоимости – приобретает первостепенное значение. Зачисление интеллект-труда в общую массу трудозатрат снимает вопрос тенденции нормы прибыли в пользу ее повышения. Ведь интеллектуальное трудовое творчество – главный фактор прогрессирующего наращивания массы живого труда в индустриальную эпоху, особенно на этапе НТР. Соответственно, должна возрастать и масса стоимости. При этом, прибавочная стоимость должна непременно прирастать опережающими темпами по отношению к росту цены издержек производства: M > V + C.

Следовательно, – норма предпринимательской прибыли объективно обречена на повышение. Таково непременное условие экономического выживания бизнеса, его непреложный закон. Отсюда макроэкономическая тенденция нормы прибыльности к повышению на долгосрочную перспективу.

При всей важности нормы прибыли к повышению, еще большее значение имеет реинвестированная доля прибавочной стоимости, направленная на расширенное воспроизводство – то есть самовозрастание капитала. Именно реинвестиционная тенденция определяет алгоритм и магистральный вектор социально-экономического развития в условиях капитализма. Каким он будет?..

Прежде всего, чем свободней рынок, вне государственного вмешательства в экономику, – тем острее конкурентная среда. Как следствие, – растущая доля рекапитализированной в производство прибыли (она же норма реинвестиции) для экономического выживания бизнеса. А это прямой путь к концентрации производства и централизации собственности. К чему это ведет?.. Можно предположить, – к гипермонополизации капитала. Дойдет ли дело до гипермонопольного насыщения частнокапиталистической собственности на средства производства или нет, но тенденция такова есть.

Не стоит, однако, отчаиваться. Потому как параллельно с концентрацией и централизацией капитала происходят одновременно интересные процессы его трансформации: своеобразная «диффузия» (распыление) капиталистической собственности в виде, прежде всего, ее массового акционирования. А с другой стороны, – физическое и моральное отчуждение владельцев от средств производства: современные буржуи зачастую в глаза не видели собственные промышленные объекты, иногда находящиеся на противоположном конце света. Управление бизнесом все больше переходит к наемным топ-менеджерам. То есть, речь идет об определенной трансформации частнокапиталистической собственности, что невольно наводит на мысль о формировании предпосылок качественно новой в перспективе общественно-экономической формации. Особенно в условиях отстранения бизнеса от власти.

Интереснейшая тема для дальнейших исследований.

Полный текст на http://wes.cc.ua/tps.html

 

 

УДК 330.10

НОРМА ПРИБЫЛИ: ТЕНДЕНЦИЯ К СНИЖЕНИЮ ИЛИ ПОВЫШЕНИЮ?

Методология исследования. Методологическим инструментарием является классическая (марксистская) политэкономия, а именно: трудовая теория стоимости и теория прибавочной стоимости. – В качестве основы исследований, с поправкой на учет роли интеллектуального труда в формировании стоимостных параметров.

Результаты. Теоретически доказано, что норма предпринимательской прибыли в условиях индустриального капитализма, учитывая неоспоримый факт роста массы живого труда и, соответственно, стоимости во времена НТП ввиду стоимостно-образующей функции интеллект-труда, имеет, на самом деле, объективную склонность тенденции к повышению в долгосрочной перспективе. Наличие противодействующих к такой тенденции факторов, однако, существенно сдерживает растущий тренд нормы прибыльности бизнеса на практике.

Новизна. Впервые предрасположенность тенденции нормы прибыли к повышению теоретически обоснована неистовым стремлением частного бизнеса к экономическому выживанию в конкурентной борьбе за счет эксплуатации возрастающего интеллект-потенциала наемных рабочих: при минимуме найма рабочей силы физических лиц – РСФЛ, эксплуатируется максимум труда условных единиц рабочей силы – УЕРС-Труда. – Увеличивая таким образом массу прибавочной стоимости, соответственно, – норму прибыли.

Практическая значимость. Понимание объективной тенденции нормы предпринимательской прибыли к повышению позволит более реально проследить эволюционный алгоритм развития капитализма, как то: возрастающая концентрация производства и поэтапная из цикла в цикл централизация капитала в ходе его прогрессирующего накопления. Выяснить, где исторические пределы капиталистической системы, и есть ли они вообще. То есть, спрогнозировать реальный вектор общественно-экономического развития на долгосрочную перспективу.

 

 

Перечень использованной литературы

1. Маркс, К. Собр. соч. / К. Маркс, Ф. Энгельс // Политиздат, изд. 2. – 1955. – Т. 25, – ч. 1, – с. 233 – 237, 226, 270.

2. Экономика. Закон тенденции нормы прибыли к понижению http://economics.pp.ua/zakon-tendentsii-normy-pribyli-k-ponizheniyu.html

3. Капитал страны. Ложные тезисы марксизма: тенденция нормы прибыли к понижению http://kapital-rus.ru/articles/article/lozhnye_tezisy_marksizma_tendenci…

4. Рокмор Т. Пикетти, марксистская политическая экономия и закон тенденции нормы прибыли к понижению. Т. Рокмор. // Вопросы философии. – 2016. – № 6. – С.29-37.

5. Комолов О. Норма прибыли и тупик капитализма http://comstol.info/2017/01/ekonomika/12327

6. Энциклопедия по машиностроению XXL. Нормативный срок окупаемости капитальных вложений https://mash-xxl.info/info/332445/

7. Большая энциклопедия нефти и газа. Нормативный срок – окупаемость – капитальное вложение https://www.ngpedia.ru/id474130p1.html

8. Garagebiz. За какое время окупится бизнес? Нормальные сроки окупаемости проектов http://www.garagebiz.ru/view/za_skolko_okupitsya_biznes_normalnye_sroki_…

9. Johnston D. History lessons: Understanding the decline in manufacturing https://www.minnpost.com/macro-micro-minnesota/2012/02/history-lessons-u…

 

Источник: ПОЛИТЭКОНОМИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МОНЕТАРИЗМА

 

Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’

Комментарии

 

Уважаемый Давид Беркович!

«Государственное регулирование и планирование (через госбюджет, охватывающий 35-55% ВВП)» при всевластии крупного монополистического капитала как раз есть зло. В виду неизбежных преференций для бизнеса. Ибо непосредственно или косвенно оно ведет к перераспределению в ручном режиме бюджетных средств в интересах того же монополистического капитала: субсидирование, рефинансирование, госзаказы, налоговые льготы и т.п. – Вопреки свободной конкуренции. Или, просто, имеет место безответственность монетарной политики. – Разнузданная кредитно-денежная эмиссия, например, потворство паразитизму финансового капитала. В итоге образование финансовых пузырей, патологические кризисы «перепроизводства» фиктивного капитала.

Поэтому, моя позиция:

Отстранив от власти монополистический капитал, надлежит отобрать у него печатный эмиссионный станок и оторвать его от государственных молочных желез – госбюджета. А затем отдать во власть рыночного закона стоимости. Пусть выживает как знает: здоровый и востребованный капитал выживет; фальшивый, хилый и ненужный – подохнет. Безработным – гарантия пособий.

Закон стоимости, на мой взгляд, никак не устарел.

Его, попросту, как следует, политэкономия не раскрывает.

И в этом большой минус политэкономической науки.

Моя трактовка: ЗАКОН СТОИМОСТИ есть, прежде всего, свободный в масштабах экономики перелив капитала = трудоресурса в производстве до средней нормы прибыли, соответственно, оптимального ценообразования. Налицо как рациональная реинвестиция прибавочной стоимости в угоду потребительскому спросу (равнозначно внебюрократическому планированию экономики в общественных интересах), так и эквивалентный (социально справедливый) обмен результатами труда. Без единого, к тому же, чиновника-управленца. Что здесь плохого?..

При этом я имею в виду не абсолютную свободу рыночной стихии, а действие закона стоимости в русле жесточайшей монетарной политики и строжайшей фискальной дисциплины.

Монетарная политика — денежная эмиссия в унисон темпам экономического роста.

Фискальная политика — свирепое налогообложение роскоши и наследства.

Пресечение преступного бизнеса – само собою.

Надзор за соблюдением законодательства.

Справедливое налогообложение и финансирование через госбюджет науки, здравоохранения, пенсионного обеспечения, пособий по безработице и пр. социальных статей есть залог социальной справедливости.

Как видите, я не отрицаю регуляторную и контролирующую роль государства в условиях свободно-рыночной экономики. Но… при устранении бизнеса от власти.

Марксизму, на мой взгляд, пора взрослеть: не поклоняться слепо догматическим порокам и не витать в облаках призрачных иллюзий. Смотреть на ситуацию трезво и ставить реальные задачи. Если марксисты действительно хотят влияния на умы людей.

Взаимно и Вам, Давид Беркович, желаю успехов в Ваших делах.

 

 

ЗАКОН СТОИМОСТИ есть рыночный закон формирования СТОИМОСТИ (в цене) товаров за счет свободного в угоду потребительскому спросу перелива капитала = трудоресурса в производстве до средней нормы прибыли, соответственно, эквивалентного обмена результатами труда и, стало быть, оптимального ценообразования.

__________

Примечание: Под категорией СТОИМОСТЬ в данном случае подразумевается позаимствованное мною у А.В. Бузгалина и А.И. Колганова гениальное определение этой категории как ОБЩЕСТВЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ (к чужой славе примазаться, так сказать…). С маленьким и скромным с моей стороны дополнением, а именно:

СТОИМОСТЬ есть ОБЩЕСТВЕННОЕ ОТНОШЕНИЕ рыночной оценки овеществленного в товаре общественно-необходимого труда абстрактного.

 

 

В своей монографии я не признаю и упорно избегаю словосочетаний «постиндустриальная экономика – постиндустриальное общество». Почему?.. – Даю ответ фрагментом из той же монографии.

Промышленная революция XVIII века поделила технологическую эволюцию человечества: простой физический труд доиндустриальной эпохи сменился сложным интеллектуально-физическим трудом индустриальной эпохи. На смену ручному производству пришло производство машинное, затем машинно-автоматизированное, ныне утверждают себя информационно-автоматизированные технологии, управляемые искусственным интеллектом. Налицо стремительная эволюция индустриального производства в ходе НТП. Казалось бы, все понятно: индустриальная эпоха устремлена в будущее и ей не видно конца… Увы, в научный оборот прочно вошло понятие «постиндустриальной эпохи» на базе категорий «информационной экономики», «экономики услуг», «экономики инноваций». Что, по крайней мере, вызывает удивление. Ибо индустриальный (от лат. industria – деятельность) означает промышленный. Это что ж получается, современная экономика перестала быть промышленной?.. Отныне в машиностроении резец, сверло, фреза станков с ЧПУ управлением, а в агросекторе плуг, сеялка, жатка с системой управления движением по навигации перестают быть орудием производства?.. Исходные материалы для 3D-принтеров с неба упадут?.. Материальные богатства польются прямо из интерфейсных устройств чудодейственных компьютеров при загрузке туда «информации»?..

(Продолжение следует)

(Продолжение)

Концепция «постиндустриальной (информационной) эпохи» – плод убогого воображения западных экономистов. Раньше из окон своих кабинетов видавших заводские трубы – и тогда это была для них индустриальная эпоха; а нынче из окон своих кабинетов они видят офисные небоскребы – и для них это, оказывается, «постиндустриальная эпоха». – Никчемное определение. Сама по себе информация никогда не была и не будет непосредственным источником материальных благ. Каких бы высот не достигла информатика, эти блага будут производиться (не без помощи, разумеется, информационных технологий) в поле, в рудниках и шахтах, на фабриках и заводах, в строительстве… – И только там. А не в офисных небоскребах. Об «экономике услуг» вообще речи не может быть, ибо сервис-услуги есть стоимостно-перераспределяющая сфера человеческой деятельности, а не стимостно-образующая. А посему индустриальная эпоха была, есть и будет существовать-развиваться, подымаясь каждый раз на более высокий, в т.ч. информационный, уровень.

 

Страницы