Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

О финансизме и капитализме.

Аватар пользователя pokrishkin1913

Приходится признать, что современный марксизм поражен «болезнью», которую распространяет в основном научная интеллигенция и называется она неопозитивизм. Источником её является научный позитивистский подход к познанию мира, выстраивающим этот процесс на идеалистической философии. Если ортодоксальный марксист, опираясь на науку о мышлении – диалектико-материалистическую философию и различные научные теории, выводит неизвестные противоречия из вновь установленных фактов и разрешает их теоретически, то неопозитивисты-интеллигенты идут другим путем – подставляя везде уже известные конструкции, где сталкиваются с неизвестными им противоречиями. Такой подход характерен и в политэкономии.

Что здесь значит характерен? Это значит, что марксистскими политэкономами современные экономические отношения отождествляются с уже известными теоретическими конструкциям. Другими словами, используемый теоретический багаж великих марксистов прошлого, невзирая на очевидное отсутствие в современной экономической жизни множества факторов, учитываемых в прошлом, интеллигентик-политэконом уже известной ему теоретической конструкцией подменяет действительные противоречия.

Я прочувствовал это в полной мере, когда выложил в интернет сеть свою работу «Финансизм. Теория финансизма». За пару лет на основе критики различных рецензентов эта работа претерпела изменения, и сейчас до сих пор, признаю имеет далеко не совсем удобочитаемый вид и порой наивное изложение тех или иных фактов и процессов. Последняя оставленная форма работы имеет множество недостатков, но никто из моих критиков не смог опровергнуть суть самой работы. Признаюсь, что сейчас, уже по прошествии трех лет после оформления последней версии статьи, еще больше освоив марксизм, я сам многое бы изменил в стилистике, логике изложения, но это не изменило бы сути исследования. Суть же заключена в том, что капиталистические отношения, пройдя свою высшую стадию развития — империализм, давно утратили свое значение, и на смену капиталистической формации пришла иная формация, условно названная – Финансизм. Эта формулировка означает лишь, что главенствующими экономическими отношениями сегодня стали финансовые, а основным классом, присваивающим себе результаты общественного труда, стал финансовый класс.

Сейчас, из любых информационных органов, называющими себя марксистскими, можно услышать о несправедливости капиталистических отношений, о буржуях, стремящихся обокрасть рабочего человека, о законах капиталистического общества, которые надо сломать, чтобы прийти к социализму. Мне думается, что это неверное отражение действительных процессов, не очень сведующих в марксизме людей. Не хочу оскорбить или обидеть таких людей, сам был, на заре изучения марксизма, таким же. Основой этого неверного подхода является идеалистическое мышление, вступившее на тропу неопозитивизма, и поэтому только кажущемуся — «научному» познанию. Следствием, такого процесса в понимании экономических отношений, становится: догматизм, как идеализация знаний исторического периода капитализма, абсолютизация форм умозаключений гениев марксистской мысли прошлого, не способность выявлять новые политэкономические закономерности в развитии общественной экономики.

Но чтобы критика современной марксистской мысли не превратилась в критиканство, попробуем указать на те факты, которые не рассматриваются современными последователями марксистской школы. Изложение же обоснованного суждения будем вести максимально простым языком и способом, по возможности без отсылки к цитатам авторитетных марксистов. Марксисты же помнят, что сказать просто — это значит сказать здесь и сейчас об очень сложном.

Начнем предъявление фактов с капиталистических законов, но здесь нам потребуется отступление в теорию. Эти законы являются конкретным отражением капиталистических отношений, явленных нам в товарном обращении. Если ли сейчас товарное обращение? Конечно, любой человек, каждый день сталкиваясь с экономическим обменом в повседневной жизни, скажет о наличии товарного обращения. Видим ли мы действие капиталистических законов в современных экономических отношениях? Конечно, скажет нам любой политэконом, хоть немного разбирающийся в вопросе. Но этот детский наивный взгляд можно признать верным лишь отчасти. Формы товарного обращения остались и поверхностные формы проявления законов капиталистических отношений тоже остались, но изменилось содержание этих форм.

Как мы помним, политэкономия — это историческая наука и по наставлению великих марксистов прошлого, необходимо помнить, что политэкономические законы меняются не только со временем, но и действуют по-разному в разных странах одного исторического периода. Так законы капиталистической формации действовали не одинаково в империалистических державах и государствах периферийного капитализма.

Политэкономическим законом по общепринятому пониманию, мы называем наиболее устоявшиеся, доминирующие отношения или противоречия в обществе. В таком законе отражаются наиболее характерные черты экономических отношений, посредством которых происходит производство, обмен, перераспределение, потребление и присвоение общественных результатов труда. Политэкономические законы носят объективный характер и не зависят от сиюминутных желаний и эмоций отдельных людей и даже сформировавшихся классов. Сами законы становятся основой научных теорий, т. е. научной системы взглядов на экономические отношения разных исторических периодов. Так экономические формации получают свое название, с одной стороны, по устоявшимся, доминирующим отношениям в обществе, а с другой, по названию класса, который становится основным выгодоприобретателем общественных результатов труда.

Эксплуататорами принято называть классы, которые удовлетворяют свои материальные и духовные интересы через присвоение чужих результатов труда. Вторую группу участников экономического процесса принято называть эксплуатируемыми. Другими словами, если класс потребляет больше стоимости, чем производит, то такой класс эксплуатирует класс, который производит стоимости больше, чем потребляет.

Противоречия, возникающие между классами эксплуататоров и эксплуатируемыми, становятся двигателем исторического процесса развития общества. Но и сами эти классы, каждый в отдельности, развиваются в противоречии своих подклассов. Так класс рабовладельцев появляется в противоречии разложения родоплеменных отношений, где разделение труда на физический и умственный труд, приводит к власти рода, с более высокой организацией труда, на вершину рабовладельческих отношений. Класс феодалов развивается в противоречиях между классом рабовладельцев и лендлордов, а класс капиталистов рождается в непримиримых противоречиях между феодалами и буржуа, которые уже не участвуют физически в процессе производства, присваивая себе прибавочный продукт труда наемных работников. Классы эксплуатируемых так же развиваются в противоречиях рабов и свободных ремесленников, крестьян и рабочего класса, трудящихся физического и умственного, простого и сложного, сельскохозяйственного и промышленного труда. Оговорив все это мы можем указать на то, что все экономические отношения разных формаций были подчинены своим политэкономическим законам. Особенность же законов «производства состоит в том, что возникновение новых производительных сил и соответствующих им производственных отношений происходит не отдельно от старого строя, не после исчезновения старого строя, а в недрах старого строя, происходит не в результате преднамеренной, сознательной деятельности людей, а стихийно, бессознательно, независимо от воли людей.».

При всем разнообразии выявленных законов, соответствующим тем или иным экономическим отношениям, мы всегда помним, что эти законы выстраиваются вокруг, или отражают фундамент форм собственности, отношений собственности к результатам общественного труда. И здесь надо понимать, что, например, политэкономическое понятие частной формы собственности, не тождественно социальному, юридическому или психологическому пониманию. Понятие частной формы собственности развивается, как особенная (относительная) форма, в противоречии общественной и личной собственности на результаты труда.

Чтобы правильно логически вывести любое понятие в марксизме, надо помнить, что оно отражает противоречие двух противоположных моментов, где один является источником, а другой отношением человека к этому источнику, также один момент можно назвать господствующим, а другой подчиненным. Так слово «дом», мы можем представить в мышлении понятием, где одной стороной (источником, отправной точкой и т. п.) будет строение, а другой стороной наше отношение к этому строению. Полученное в результате противоречия двух абсолютизированных в мышлении моментов, дадут нам в итоге развитое относительное понятие «наш дом», «жилой дом» или «нежилой дом». Этот метод мышления можно применить к любому слову или термину, превращая его в понятие, например «платье», где, с одной стороны, господствующим моментом будет предмет одежды, а подчиненным наше к нему отношение. Развитием относительного понятия здесь тоже будет – «красивое платье», «женское…», «детское…» и т. д. Зачем нам нужны были эти примеры, не относящиеся формально к теме? А нужны они, чтобы понять – политэкономический закон всегда отражает не только форму экономических отношений, но является в свою очередь моментом в отношениях собственности.

Так, например, понятие стоимости образуется в противоречии двух противоположных моментов, с одной стороны – затраты реальной физической, умственной и эмоциональной энергии человека, овеществленной в результате труда, а с другой – отношением к этому результату труда.

Диалектические законы объективны, а значит, если эксплуататорами мы можем назвать несколько классов, то всегда в этом сложном классе будет господствующий класс и подчиненные ему классы. Так при капиталистической формации, господствующим классом мы называем капиталистов, а подчиненным класс феодалов, но как мы уже писали класс капиталистов развивался в противоречии интересов феодалов и буржуа. Противоположность же этих интересов нам явлены в непримиримых противоречиях земельной собственности и денежного капитала. Использование частной формы собственности на землю, позволяло феодалам брать с буржуа земельную ренту, которая в свою очередь отражала господство правящего класса в присвоении общественных результатов труда. Феодал не участвовал физически в результатах труда на своей частной земле, капиталист тоже уже не участвовал лично в процессе производства, но был вынужден платить феодалу часть денег из прибавочной стоимости. Этот политэкономический закон был устоявшимся, доминирующим в существовавших феодальных отношениях.

Другой политэкономический закон отражал и капиталистические отношения, когда форма частной собственности на средства производства позволяла капиталисту присваивать прибавочную стоимость, созданную наемным трудом. Но при этом земельная рента не исчезла как экономический факт. Она существует в абсолютной и относительной форме и в период капитализма.

С наступлением империализма формы капиталистических законов изменяются, но содержание их остается. Чем отличаются, по сути, империалистические отношения и капиталистические? Основное отличие в том, что капиталист, через слияние промышленного и банковского капитала, начинает получать часть прибавочной стоимости с чужих, не принадлежащих ему на праве частной собственности средств производства. Здесь форма частной собственности уже меняет свой характер, становясь «общественной собственностью» класса эксплуататоров. Этот факт по-разному осмысливался и интерпретировался философами и политэкономами. В популярной политэкономии, основанной на идеалистической философии, была взята юридическая форма отражения собственности и это понятно, потому что именно юристы и стали религиозными проповедниками ценности частной собственности. Юристы выделили три формы собственности – владение, использование и распоряжение, где владение является источником остальных форм. В марксистской политэкономии, тоже было указано, что форма частной собственности изменилась, но она приобрела характер монополистической собственности класса империалистов. Теперь частная форма собственности стала отражать собственность господствующего класса, другие же классы получают декларации о собственности, не владея ими на праве частной собственности. Так появляются владельцы акций акционерных и других юридически оформленных обществ. Но при империализме, в связи с неравномерностью развития государств, мы еще видим проявления частной собственности, которая со временем имеет все убывающее значение со стороны всеобщих экономических отношений.

Вот мы и подошли наконец к рассмотрению самих политэкономических законов, которые выявили марксисты при капиталистических отношениях, которые сегодня уже утратили свое действие, но почему-то принимаются за теоретическую конструкцию, которая действует и сегодня. Начнем изучение современных политэкономических отношений, прошедших революционный путь развития, т. е. совершивших качественный скачок в своем развитии, с закона стоимости

Закон стоимости – это экономический закон, согласно которому производство и обмен товаров происходят на основе их стоимости, величина которой определяется общественно необходимыми затратами труда. Если затраты труда больше общественно необходимых, то та часть затрат, которая превышает последние, обществом не признается, что позволяет регулировать величину товарного производства.

Действительно, видим ли мы действие этого закона сейчас? Да видим. Отражает ли этот закон сегодня устоявшиеся, доминирующие экономические отношения? Любой человек, участвующий в экономических отношениях скажет, что нет. Этот закон проявляется в производстве мелких буржуа, участвующих в мелком производстве, когда результаты личного труда обмениваются на рынке как личная собственность производителя. В общественном производстве доля таких товаров достигает единиц процента, от общего товарооборота. Еще империализм поставил жирный крест на этом капиталистическом законе, где стоимость множества товаров выше общественно необходимых затрат труда. Это произошло, в том числе, потому что многие вещи приобрели товарную форму со мнимой стоимостью, как известные значения в математике, чтобы разрешить видимые на поверхности противоречия между трудом и капиталом.

Сам капитал при капитализме развивается в противоречии своих форм промышленного, денежного и торгового. Разрешив противоречия между денежным и промышленным капиталом, империализм совершил огромный эволюционный скачок в развитии общественных форм труда. Капитал, перешагнув границы национальных буржуазных государств, резко сократил расходы на накопление постоянного капитала в отдельной стране для развития частного производства. Монополистические отношения позволили унифицировать средства производства и обобществить в своих руках предметы труда, в первую очередь природные ресурсы. Теперь нет необходимости нести издержки в мелких военных завоеваниях, это позволил сделать финансовый капитал, с помощью которого стало возможным присваивать себе результаты прибавочного труда огромного количества производств в империалистических руках. Прибыль монополистических предприятий увеличилась на порядки. Теперь империалист имел возможность назначать более высокую цену за рабочую силу. Рабочий получает возможность не только восстанавливать свою силу, но и тратить получаемые деньги на расширенное воспроизводство. Это приводит к изменению формы проявления закона стоимости. Теперь общественно необходимые затраты связаны не столько с воспроизводством способности к труду, сколько с необходимым уровнем расширенного воспроизводства. В целом империалистический класс это делает не из-за того, что желает добра трудящимся, а наоборот создаются материальные условия для усиления эксплуатации рабочего класса. Другое дело, что образованного и отдохнувшего рабочего можно эксплуатировать намного эффективнее, увеличивая степень эксплуатации, которая вырастает при империализме в разы.

Нам же здесь важно, что закон стоимости утрачивает свое действие. Если раннее общественно необходимые затраты были на уровне простого воспроизводства, теперь мы видим другую картину, где небольшая часть собственности империалистов на результаты труда, увеличившуюся в разы по стоимости, направляется на необходимый уровень расширенного воспроизводства рабочей силы, для еще большей эксплуатации. Но мы видим изменение, т. е. эволюцию формы закона. Суть же его остается прежней – стоимость товаров определяется общественными затратами, теперь необходимого империалистам уровня развития труда, т. е нового уровня степени эксплуатации труда.

И здесь, учитывая публицистический характер работы, но понимая, что критика современных не совсем марксистов должна быть содержательной, приходится пропустить множество логических цепочек и выводов, но они есть в озвученной мной здесь работе. Перейду сразу к понятию товара.

Понятие товара рождено противоречием двух противоположных моментов. С одной стороны это продукт труда, а с другой, этот продукт чья-то собственность. Именно как собственности разных участников экономического процесса, разного их количества труда, продукт попадая в обращение предстает перед нами в форме товара. Если ранние формы обмена и перераспределения носили в основном натуральный характер, то появление денег привнесло в товарное обращение новую силу. Для определения стоимостей начинают использовать абсолютный товар с эталонной стоимостью.

Как появление эталона длины или веса, появление денег позволяет унифицировать обмен и снижает издержки обращения в разы. Эволюцию денег здесь описывать не стоит, её уважаемые политэкономы и так знают. Перейдем сразу к историческому результату, когда золото утвердилось как форма денег. Затраты физической, умственной и эмоциональной энергии по производству определенного веса золота были признаны эталоном для других стоимостей. Теперь стоимость (см. понятие стоимости выше) товаров рассчитывается относительно эталонной стоимости золота. Если затраты труда уменьшаются на производство той или иной единицы продукта, то и стоимость уменьшается относительно стоимости золота, которая мало изменяется с течением времени.

Итак, капитализм не мыслим без денег и формы денежного капитала. Здесь уважаемым политэкономам необходимо напомнить, что деньги – это всегда физический товар, который может отражаться и в номиналах денег, но суть денег от изменения их форм не меняется – это физический товар с эталонной стоимостью, который на рынке признается самым ликвидным (абсолютным товаром). Стоимость нам явлена в двух формах – потребительной и меновой. Одна форма отражает качество затраченного труда, другая количество. В деньгах нам явлена абсолютная форма меновой стоимости, а её размер и есть цена на товар. Абсолютная форма потребительной стоимости явлена нам природной потребностью человека к воспроизводству способности к труду. Цена рабочей силы находила свое место именно в противоречии меновой и потребительной формы стоимости. Разное количество труда в стоимости товара в цене разрешало противоречие к разным результатам по качеству труда, овеществленном в товаре. Здесь надо указать на то, что взрослый, здоровый человек в процессе затрат своей энергии получает всегда результат труда по стоимости выше, чем полученные от природы его источники энергии и составные части труда. Другими словами, человек в процессе своего труда всегда получает добавленную стоимость в результате своего труда, которую он может овеществить или не овеществлять. Человек – единственная природная вещь, которая производит энергии больше, чем потребляет или, говоря на языке физики, у человека КПД (коэффициент полезного действия) больше единицы. Именно этот факт приводит к тому, что при обмене количества труда в товарном обращении часть потребительной стоимости всегда в целом обменивается не как необходимая форма для прямого воспроизводства рабочей силы. Само же понятие потребительной стоимости появляется из противоречия прямого и расширенного воспроизводства способности к труду, где исторически простое воспроизводство главенствовало над расширенным, а затем, при создании необходимых и достаточных материальных условий производства, расширенное воспроизводство стало доминирующим над простым.

Теперь опять вернемся к деньгам и денежной форме капитала как источником появления капиталистических отношений. Например, 1 кг. золота отражает стоимость 100 тонн железа. Это значит, что стоимость железа отталкивается от стоимости золота и мы можем соотнести любые стоимости товаров через стоимость золота. Что делает капиталистический способ присвоения? Товаровладелец назначает цену, по нашему примеру, 100 тонн железа как стоимость 2 кг. золота, т. е. стоимость самовозросла именно в процессе обращения цены товара — золота. Теперь вы не можете купить 100 тонн, если у вас 1 кг. золота, а можете купить только 50 тонн. Капиталист присвоил себе, через прибавочную стоимость, стоимость 50 тонн железа. Это способ присвоения капиталиста, в торговой форме капитала. Тот же процесс происходит и с промышленной формой капитала. Стоимость произведенного железа всегда больше стоимости постоянного и переменного капитала используемого в процессе производства, она приумножена живым трудом. Но в результате сложившихся производственных отношений капиталист оплачивает себестоимость результата труда, явленного нам как тонны железа, а прибавочную стоимость, выраженную в цене товара, присваивает себе. Но ведь при слиянии форм промышленного и денежного капитала прибавочная стоимость самовозрастает уже в финансовом капитале. Так если мы соотнесем стоимость 50 тонн меди к 1кг. золота, то получим исходя из формулы капитала:

Железо, золото, медь – c + v + m = 50 + 50 + 50 = 150 ед. Теперь сумму стоимостей 100 тонн железа и 1 кг. золота складываем и получаем 100 + 100 +100 = 300 ед., теперь при товарном обращении, если ранее на сумму стоимости 100 тонн железа и 1 кг. золота мы могли получить 100 тонн меди равную 300 ед., то теперь внимание (!) исключите из расчетов стоимость золота, как по факту отсутствующего сегодня абсолютного товара-денег, а финансовую цену товара под наименованием железо оставьте. Получаем, что посредством финансового капитала мы совершили обмен 100 тонн меди стоимостью 300 ед. на 100 тонн железа стоимостью 150 ед. Прибавочная стоимость выросла на 150 ед. и составила в итоге 50 + 150 = 200 ед. или по-другому прибыль дополнительно составила 300%.

Но как мы получили этот фактический результат? А получили мы его в результате качественного изменения экономических отношений, когда денежный знак, был заменен на банкноту, т. е. ничем не обеспеченный вексель. Мы помним, что ради получения дополнительной прибыли капиталист пойдет на любое преступление, в данном случае мошенничество. Мы можем увидеть в 3 томе «Капитала», как Маркс и Энгельс разбирают мошенничество английских банкиров, когда выпускались банковские билеты сверх стоимости находящегося в банках золота, т. е. денег.

Сегодня это мошенничество узаконено через новые экономические отношения. Денежный капитал, утратив свое вещественное содержание, превратился в фиктивный капитал, который прибавляется к стоимости товаров. И если вульгарный политэконом познает новые экономические противоречия путем глоттогенеза, находя нужные слова современным средствам обращения, например, обозначая такие финансовые средства – фиатными деньгами или фидуциарными, то марксист-политэконом мог бы продвинуться и дальше в познании, если бы опирался на объективные законы и факты, а не выстраивал свои умозаключения на догматическом пересказе процессов давно минувших дней.

Но ведь понятно, что для организации такого фактического обращения продуктов, необходимо вызревание необходимых и достаточных условий. Такими необходимыми условиями стали:

  1. Изменение содержания понятия товар, когда вся собственность на произведенные общественные результаты труда находится в руках одного доминирующего класса

2. Исчезновение денег, как идеального товара с эталонной стоимостью, который в свою очередь оставался последним оплотом частной формы собственности.

3. Наличие нового класса, который вызрел внутри капиталистических отношений и в борьбе занял главенствующие позиции в присвоении общественных результатов труда.

4. Развитие финансовой системы, где вместо идеального средства платежа, появляется идеальная форма средства обращения стоимостей.

5. Введение новых финансовых мировых законов, которые бы утвердили право правящего класса на его долю общественного продукта.

Мы уже отметили, что понятие товар изменило в корне свое содержание. Конечно на периферии финансовых отношений еще сохраняется форма товаров, находящихся в обращении как частная собственность товаровладельцев, но доминирующий сегодня оборот характерен обменом общественных результатов труда, право владения на которые сегодня принадлежит одному господствующему классу – финансовому, у которого капиталист, а тем более мелкий буржуа сегодня наемный работник, выполняющий функции такого капиталиста за определенную плату.

Общество же оплачивает требования финансового класса сегодня через финансовую ренту, собираемой финансовым классом через организованный финансовый оборот. С одной стороны он явлен финансовыми налогами и сборами, а с другой, процентной ставкой за использование и распоряжение финансовыми средствами обращения, называемые экономистами – мировыми валютами. Обязательным условием для участия в финансовом обороте стало — передача производителями прав владения на общественные результаты труда. Финансовое же государство стало главным инструментом для перераспределения создаваемой стоимости в руки господствующего класса, где Центральный Банк является ядром государственной машины присвоения, выпускающий различные формы средств обращения собственности финансового класса.

Но вернемся к закону стоимости, который уже в период развития капитализма изменил свою форму, отражая империалистические отношения. Мы видим, что устоявшиеся доминирующие отношения изменились в корне. Нет идеального товара, нет доминирования величины стоимости, которая определялась бы общественно необходимыми затратами труда. Но в то же время мы понимаем, что этот закон стал частью более развитых экономических отношений, где частная собственность утратила свое решающее значение, а появилась новая форма собственности, где право владения общественными результатами труда находится в одних руках. Закон стоимости при финансовых отношениях может быть сформулирован иначе. В этом законе должны найти отражение те факты и те процессы, которые мы рассмотрели. Уровень развития производительных сил в его материальных формах достиг того уровня, когда нет прямой необходимости трудящимся думать непосредственно только о восстановлении способности к труду, но в то же время степень эксплуатации достигла небывалых размеров. Экономические отношения качественно изменились, и теперь право использования и распоряжения общественными результатами труда должны быть в обязательном порядке оплачены обществом в целом и каждым в частности единственному собственнику. Это значит в итоге, что закон стоимости при финансовых отношениях – это экономический закон, согласно которому производство и обмен товаров базируется на величине фиктивной стоимости, которая оплачивается собственнику товаров через финансовую ренту. Если финансовая рента превышает общественно необходимые затраты для воспроизводства способности к труду, то величина такой ренты не признается обществом, а фиктивная стоимость уменьшается на размер, превышающий стоимость необходимого уровня развития труда.

Закон конкуренции и анархии производства при финансовых отношениях получает тоже качественное развитие и стал составной частью закона финансовой конкуренции. Теперь конкурируют не отдельные товаропроизводители, а собственники финансовых систем, которые стремятся получить наиболее выгодные условия для обращения своих национальных валют. Каждая валюта теперь представляет инструмент эксплуатации и присвоения результатов труда в отдельных финансовых государствах. Чем больше общемировой стоимости можно присвоить с помощью национальной валюты, тем она выше стоит относительно идеального средства обращения, которым сегодня является доллар США.

Закон средней нормы прибыли при капитализме — тенденции нормы прибыли к понижению. Этот марксистский тезис, состоит в том, что согласно законам капиталистической экономики, то есть по причине самих свойств капиталистической экономики существует тенденция к уменьшению нормы прибыли в общеэкономическом масштабе. Этот закон становится источником финансового закона, согласно которого существует отрицательная тенденция в движении финансового капитала в способности получать собственность на вновь созданную стоимость. Это связано с тем, что стоимость товаров с ростом производительности уменьшается, это ведет к уменьшению потребности в новых средствах обращения, а следовательно, уменьшается абсолютный и относительный размер фиктивной стоимости. Эта тенденция купируется вводом новых финансовых налогов и сборов.

Закон прибавочной стоимости – это закон рождения и возрастания капиталистической прибыли. Мы видим формы его проявления и при финансовых отношениях. Надо отметить, что финансовый класс хочет получить не только максимальную долю результатов общественного производства, но и право абсолютной собственности на все результаты общественного труда, в том числе и на человека, что вернет общество в рабство на новом витке истории. Образование фиктивного капитала, о котором мы упомянули выше, и послужило экономическим источником для торговли правами на разные формы собственности через выплату финансовой ренты. Кроме того, чем выше размер фиктивной стоимости в цене, т. е. размер требования финансового класса, тем меньше меновая стоимость товара. А значит можно сделать еще вывод, что чем меньше размер фиктивного капитала, тем большая доля прибавочной стоимости принадлежит классу капиталистов и буржуазии на правах собственности. Этот факт становится источником непримиримых противоречий между финансовым и капиталистическим классом сегодняшнего дня.

На этом критику адептов капитализма среди марксистских политэкономов можно приостановить. Были предложены к рассмотрению факты и процессы современных экономических отношений. Капиталистические отношения увяли с приходом более прогрессивных, в части эксплуатации и присвоения общественных результатов труда, экономических процессов. Развитие производительных сил, появление государств социалистического лагеря, где положительные моменты развития общественного производства были революционно усилены передачей средств производства в руки трудящихся, поставили перед классом эксплуататоров новые задачи. Бенефициаром в присвоении общественных результатов труда стал класс финансистов, свергнувший, в итоге мирной экономической революции, класс капиталистов со своего пьедестала. Класс капиталистов никуда не исчез, как не исчез класс феодалов с приходом буржуазных отношений, но его экономические интересы уже подчинены экономическим интересам финансового класса. Возникающие же между этими эксплуатирующими классами противоречия все больше выдавливают капиталистов на периферию экономических отношений, что тактически делает его союзником трудящихся, как в свое время класс помещиков и дворян решил по большей части принять сторону российских трудящихся в революции против класса российских капиталистов и международных империалистов.

Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’

Комментарии

Аватар пользователя pokrishkin1913

Попробую диалектически выразить мысль о наличии нового класса. Надо понимать, что осмысление способа производства, на каждом историческом этапе, является не праздным мыслительным процессом, а источником всей деятельности марксиста по изменению действительной жизни. Немного перефразируя Ф. Энгельса необходимо сказать, что «Пока мы упорно отказываемся понимать природу и характер экономических отношений, а этому пониманию противится финансовый (исправлено автором) способ производства и его защитники, до тех пор производительные силы действуют вопреки нам, против нас, до тех пор они властвуют над нами.» («Анти-Дюринг»).

Ленин писал: «Что значит дать «определение»? Это значит, прежде всего, подвести данное понятие под другое, более широкое.» (ПСС Ленин. т. 18 с. 149). С другой стороны диалектик Ленин писал, что необходимо избегать «игры в дефиниции»«формальных определений»«бессмысленной попытки ввести в общее понятие все частные признаки единичных явлений…» (В. И. Ленин, ПСС, т. 5, стр. 142). Теперь вспомним, что есть марксизм? – Это учение, а значит система теорий. Что такое теория? – Это система научных знаний. Сколько бы вы не давали определений разных по форме классов, вы всегда придете к самому широкому определению – эксплуататоры или эксплуатируемые, ровно так же, сколько бы вы не давали определений разных по форме философских взглядов. вы всегда придете к самому широкому определению – идеализм или материализм.

Но зачем нам нужно само определение разных по форме классов? Потому что через определение тех или иных форм, мы раскрываем противоположности, которые вступают в противоречия и начинается процесс саморазвития классов как эксплуататоров, так и эксплуатируемых. Последние же самое широкое экономическое противоречие является уже результатом саморазвивающихся понятий разных классов, и через энергию изменяющихся производственных отношений оно толкает исторический процесс вперед. В этом суть теории классовой борьбы, как научной системы взглядов, которую современные «марксисты» пытаются свести к противоречию интересов пролетариата и капиталистов. А такой узкий, убогий подход и становится источником того, что «производительные силы действуют вопреки нам, против нас, … властвуют над нами.»

Возьмем определение класса по Ленину: «Классами называются большие группы людей, различающиеся по их месту в исторически определенной системе общественного производства, по их отношению (большею частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, и по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают. Классы, это—такие группы людей, из которых одна может присваивать себе труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства» (Ленин, «Великий почин».). Для нашего исследования здесь нам нужно помнить, что и в классе эксплуататоров есть группы людей, присваивающие себе труд другой группы эксплуататоров. Именно такой научный подход, позволил марксистам 19-20 века увидеть классовых тактических союзников в среде эксплуататоров. Необходимо отделить зерна от плевел. Именно на научной основе, что Маркс, что Ленин разглядели в мелкобуржуазной среде своих уже не тактических, а стратегических союзников, т. к. эта среда в итоге тоже была частью эксплуатируемого класса, хотя и находилась эта среда на самом верху этого класса, т. е. уровень жизни был выше, чем у рабочих. А экономически здесь мы видим, что в процессе товарооборота (товары мелкобуржуазии превращались в торговую форму капитала), через завышение цены на рынке, происходил процесс самовозрастания стоимости при обмене товаров. Но этот интерес мелкого буржуа, крестьянина был вызван именно тем, что сам он оказывался эксплуатируемым классом сначала феодалов, а затем капиталистов.

Используем исторический метод в рассмотрении классов, т. е. историческую последовательность их образования с возникновения капиталистической формации.

Класс буржуа или городских ремесленников, возникает внутри феодальных отношений, когда правом частной собственности обладал только класс феодалов, т. е. владельцев земли. Здесь мы помним, что правом частной собственности владеет только класс бенефициар, т. е. основной выгодоприобретатель общественных результатов труда. Все остальные классы покупали это право на определенных условиях через оплату земельной ренты. Класс буржуа хоть и эксплуатирует наемных работников и имеет в личной собственности орудия труда, но еще сам физически непосредственно участвует в материальном производстве.

Развитие и укрупнение производства, технологий, и в целом развитие производительных сил, позволяет буржуа уже не участвовать физически в материальном производстве, он теперь управляет им, прикладывая к процессу производства только свою умственную и духовную (эмоциональную) энергию. По своему общественному положению он приравнивается к феодалу и начинает называться капиталистом. Но он еще не является действительным частным собственником средств производства, им так же остается феодал, который все также взимает ренту, т. к. является действительным владельцем всего на своей земле. Этот факт приводит к социальной революции, когда само понятие частной собственности находит своего нового хозяина в руках нового экономического бенефициара – капиталиста. Но при этом мы помним, что класс феодалов еще не исчез, а только утратил главенствующие позиции. Из-за неравномерного развития экономических отношений, появляющиеся буржуазные государства соседствуют с теми, где доминирующее положение занимают землевладельцы, что мы, например, наблюдаем в Российской Империи в конце 19 – начале 20 века.

Здесь мы можем видеть противоречие, указанное Лениным в определении классов. Класс феодалов и капиталистов различаются по способу присвоения общественного продукта. Если целью феодала было получение земельной ренты, то цель капиталиста – это получение прибыли, т. е. присвоение прибавочной стоимости. Исторически право земельной собственности противостоит капиталу, как чужой собственности, в его денежной форме. «Исторически капитал везде противостоит земельной собственности сначала в форме де­нег, как денежное имущество, как купеческий и ростовщический капитал» (Капитал т.1 стр. 157)

Но что объединяет эти два разных класса помимо того, что они являются эксплуататорами трудящихся? Их объединят то, что каждый класс, в рамках своей формации, не на секунду не выпускают из рук право собственности на саму произведенную стоимость, обмениваются вещи, но сама стоимость не меняет своего владельца. Обращаются её формы, как потребительная и меновая. Т. е. право владения всей произведенной стоимостью, в процессе общественного производства, всегда остается в одних классовых руках, а они лишь делегируют право использования и распоряжения другим участникам экономического процесса за определенную плату – феодал продает эти права через земельную ренту, а капиталист через оплату прибавочной стоимости.

Дальнейшее развитие капиталистического способа присвоения общественно произведенной стоимости ведет к слиянию, т. е. отрицанию промышленной и ростовщической формы капитала. Появляется высшая форма развития капиталиста – империалист. Чем его коренное отличие от капиталиста? Оно в том, что этот экономический класс уже получает прибыль не только со своего предприятия, принадлежащего ему на праве частной собственности, но и получает часть прибавочной стоимости с других предприятий чужих капиталистов, через процент, явленный нам как доход с ценных бумаг. Это, еще не повсеместное явление экономической жизни капиталистической формации, уже разложил на противоположности Маркс и Энгельс, а до конца оформил теоретически Ленин. Ленин писал, при подготовке к своей работе «К вопросу о роли государства»: «И если для доимпериалистической эпохи характерной была индивидуальная капиталисти­ческая собственность, то для современного финансово-капиталистического хо­зяйства характерна коллективная собственность организационно-объединенных между собой капиталистов».

Почему же капиталист начинает платить империалисту процент с прибыли? Потому что империалист выкупил право частной собственности у бывшего владельца. Капиталист переходит в разряд наемных работников империалиста, как действительного собственника, хотя и продолжает выполнять функции капиталиста. Но при этом империалист является в корне капиталистом, т. к. продает права использования и распоряжения общественным продуктом через оплату прибавочной стоимости.

В начале 20 века противоречия, заключенные в новом присвоении общественных результатов труда и старых буржуазных производственных отношений достигают своего пика, и выливаются в мировую войну уже не капиталистических наций, а империалистических. Здесь история развития экономических отношений сделало развилку. Появилось социалистическое государство, где вся общественная стоимость была поделена как частная собственность между всеми гражданами Российской Империи. Эти равные частные собственности были переданы в управление социалистическому государству как общественному капиталисту. Но так как власть в этом государстве стала принадлежать самому классу эксплуатируемых, то это само себя уничтожающее противоречие привело к социалистической форме собственности, как форме народной собственности. «…социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией.» (В. И. Ленин, ПСС, т. 34, стр. 192). Но осталось и другая сторона экономического развития. Как шло развитие классов по другую сторону социализма?

Развитие империалистических отношений, как капиталистического способа присвоения, привело к появлению нового класса, также как внутри феодализма зарождался класс буржуазии. Перераспределение прибыли со всех капиталистических предприятий в руки империалистов является очень сложным процессом и в результате развивающихся экономических отношений все большее значение приобретает новая профессия – финансист, как управляющий сложными делами империалиста. С другой стороны, идет коренная трансформация самой финансовой системы, как системы присвоения общественной стоимости. Денежные кризисы и как их следствие кризисы перепроизводства в разных финансовых империалистических системах приводят к отмене денег, как идеальному средству обращения и платежа между империалистическими державами. В итоге деньги, как товар с идеальной, эталонной стоимостью были заменены на идеальное средство обращения, которое в ходе борьбы разных финансовых систем утвердилось как международная валюта или американский доллар. Это такой же, по сути, процесс, как и утверждение золота, как абсолютного товара.

Теперь вся общественная стоимость опосредствуется валютами финансовых государств, а обмен прав на частную собственность в планетарном масштабе происходит в сравнении с эталонной валютой. Выпуском же таких национальных валют занялся новый класс – финансовый, которому перешло первоочередное право присвоения от империалистов.

Теперь уже империалист оплачивает через финансовую ренту право использования и распоряжения своей собственностью. Целью финансового класса становится не получение прибыли с капиталистических предприятий, а завладение чужой собственностью на результаты труда. Этот процесс тождественен способу присвоения феодала через земельную ренту. Здесь мы тоже должны обратиться к определению классов по Ленину, где через систему законов был утвержден новый способ получения и размер доли общественного богатства, для финансового класса, где сам класс может присваивать себе другой труд, благодаря отличию своего места в укладе общественного хозяйства от других эксплуатирующих классов. Сам же финансовый класс оказавшись на вершине присвоения общественных результатов труда, является эксплуататором, в том числе, и капиталистического класса. Именно поэтому мы наблюдаем современные войны, где сталкиваются интересы не только финансовых систем, но также материальные интересы финансового и капиталистического класса, а ЕЩЁ империалистические государства разрушаются военным сапогом УЖЕ финансовых государств. Россия проскочила этап развития империалистического государства за несколько лет, под флагом ельцинской эпохи. С приходом Путина мы наблюдаем становление национального финансового государства, и наблюдаем противоречия глобальной и национальной финансовой системы. Так же в России сильны еще противоречия капиталистического класса и финансового.

Только выявив экономические противоречия мы сможем правильно увидеть политический процесс, который выносит на поверхность действительные противоречия производственных отношений и производительных сил.

<p>Константин</p>

Статью не назовешь неправильной, но какая-то она невнятная.
Мир сильно изменился со времен и Маркса, и Ленина?
- Безусловно.
Значительно бОльшую роль стал играть финансовый капитал?
- Да.
В качестве вывода предлагается признать появление нового класса эксплуататоров и нового общественного строя.Ну, допустим, хотя мое мнение — изменения все же не столь велики для таких радикальных шагов.
Но главное, автор не показал, кроме ссылок на общие слова Энгельса и Ленина, как такой радикальный шаг в теории может быть использован на практике.
Хотелось бы, чтобы автор двинулся в своих рассуждениях дальше и глубже.

Аватар пользователя pokrishkin1913

К статье дал комментарий, там и пояснил, что есть финансовый класс. Практические же шаги очевидны. Если английская политэкономия предоставила теоретическое основание для смены формации от феодальной к буржуазной (абсолютное зло — это рента взимаимая с эксплуатируемых трудяг буржуа), то сегодня после утраты всеобщего товарного производства, экономический класс, выполняющий функции капиталистов и мелких капиталистов становится тактическим союзником класса трудящихся. Марксисты должны показать, что на практике капиталист — тот же пролетарий, получающий зарплату (пусть и выше чем у рабочего) за выполнение функций капиталиста, т. е. эксплуататора (эту тенденцию выявил уже Маркс). В действительности люди становятся капиталистами только потому что их делают такими финансовые отношения. Все тоже самое, только на новом историческом витке развития. Социал-демократы (марксисты) взяли в союзники буржуазию для свержения абсолютизма (феодалов). Сегодня наши союзники уже капиталисты — для свержения власти финансового класса.  На практике социалисты и коммунисты могут предложить отмену нескольких форм финансовой ренты, например НДС, введением государственного банка с финансовой рентой для капиталистических предприятий не более 3% (для новых предприятий (союзов предприятий) с численностью работников более 1000 чел. — не более 1,5%)

В качестве вывода предлагается признать появление нового класса эксплуататоров и нового общественного строя.Ну, допустим, хотя мое мнение — изменения все же не столь велики для таких радикальных шагов. - ))) Я рад, что вы видите изменения как «не столь велики». Я согласен с этим тезисом, потому что они радикальные, т. е. качественные. Здесь мы видим не изменение (эволюцию), а революционный скачок. Образование нового доминирующего класса — это не радикально? А отмена всеобщих товарных отношений — не радикально? А смена способа получения (присвоения) прибавочной стоимости — это не радикально?

<p>Константин</p>

Что ж, мысль понятна, но весьма сомнительна. Сомнения следующие.
1. Никакого особо острого, предреволюционного напряжения между финансистами и остальной буржуазией сегодня не наблюдается.
2. Исторический опыт показывает, что обычно верхи используют народные массы в своих разборках, но никак не наоборот. И как сделать наоборот, что-то не просматривается.
3. Несмотря на определенные претензии промышленных капиталистов (назовем их так) к финансистам, для них несравнимо страшнее подъем народных масс против эксплуататоров, в число которых они ни в коей мере не перестали входить.
4. Даже если вдруг в результате совместных действий промышленных капиталистов и простого народа аппетиты финансистов будут придавлены, то что с того эксплуатируемым? Если они и получат какую-то выгоду, что не факт, то мизерную. Это слишком призрачный, окольный и неэффективный путь борьбы за свои права.

Аватар пользователя pokrishkin1913

Сомнению можно подвергать всё и вся, особенно мысли. Другое дело — обоснованность сомнений.

1. на основании каких фактов вы делаете вывод, что «напряжения между финансистами и остальной буржуазией сегодня не наблюдается» (оставим слово предреволюционного пока в стороне). Оно наблюдается везде, а особенно в России. Возьмем любую аналитику и статистику — падение доверия к власти, закрытие предприятий, повышение налогов и сборов и т. д и т. п.

2. Исторический опыт показывает объективность противоречий производтельных сил и производственных отношений. Разборки между буржуа и феодалами в итоге привели к Февральской революции

3. Страх промышленных капиталистов перед массами намного меньше, чем перед действующей властью, иначе они давно уже бы пошли на революционные изменения экономических отношений. Не зря КПРФ называют капиталистической партией РФ — это просто факт, в их рядах (верхушка) больше всего капиталистов, они самые яростные защитники интересов среднего и малого бизнеса и на местах. ЕР представляет интересы финансового класса — финансовых корпораций. 

4. я говорю не о подавлении аппетитов финансового класса, а о свержении их власти. С капиталистами мы знаем как управляться, исторический опыт (с учетом ошибок) имеется — НЭП

Да и в целом вопрос здесь конкретен, абстрактные возражения всегда можно найти (1,2,3,4 …)

<p>Константин</p>

1. на основании каких фактов вы делаете вывод, что «напряжения между финансистами и остальной буржуазией сегодня не наблюдается»

Хотя бы на основании того, что к этой теме никакого интереса не проявляют СМИ. Это достаточный маркер.

Оно наблюдается везде, а особенно в России. Возьмем любую аналитику и статистику — падение доверия к власти

В России власть весьма крепка. Вполне крепка она и в Европе. Замечание справедливо в отношении штатов, но и там конфликт финансового и промышленного капиталов — отнюдь не главная причина кризиса.  

закрытие предприятий, повышение налогов и сборов и т. д и т. п.

Здесь тем более рассматриваемый конфликт играет надцатую роль.

2. Исторический опыт показывает объективность противоречий производтельных сил и производственных отношений. Разборки между буржуа и феодалами в итоге привели к Февральской революции

И что? Царя скинули совместными действиями буржуазии и народа, но сформированное Временное правительство было буржуазным, т.е. именно буржуазия использовала народ в своих целях, а не наоборот. То же самое было и во французкой революции. Расскажите, как надо действовать, чтобы было наоборот.

3. Страх промышленных капиталистов перед массами намного меньше, чем перед действующей властью,

Это вряд ли. Милые бранятся, только тешатся. Они все свои. Как волки в стае. Время от времени жрут друг друга, но против общего врага действуют всегда сообща.

иначе они давно уже бы пошли на революционные изменения экономических отношений.

я говорю не о подавлении аппетитов финансового класса, а о свержении их власти.

Да какие революционные изменения? Финансовый капитал выделяется всего лишь спецификой своего продукта. Этот продукт нужен точно так же, как и другие продукты. Политэкономически это все одно и то же. Разве что особняком стоят имеющие международное значение валютные системы. Но здесь основное противоречие между государством-бенефициаром и клиентами системы, а не между финансовым и промышленным капиталом. Ну и если сменится власть финансистов на власть промышленников, это приведет лишь к тому, что уменьшится прибыль первых и возрастет — вторых. Не более того. И я повторю вопрос, на который Вы не ответили. Что с этого простому народу? (В скобках замечу — утверждать, что сегодня власть принадлежит исключительно финансовому капиталу — очень большая натяжка и упрощение)

Аватар пользователя pokrishkin1913

Я уже писал об обоснованности сомнений и о том, что можно выдвигать любые абстрактные (единичные) доводы в пользу своего мнения. Рассмотренные по отдельности эти доводы можно даже признать разумными. Например, для вас разумным доводом является то, что СМИ не выказывают интереса к теме «напряжения между финансистами и остальной буржуазией», но ведь СМИ есть оружие пропаганды и агитации правящего класса. Любая информация — есть интерпретация тех или иных фактов, так восход и заход солнца интерпретируется нашим сознанием как вращение Солнца вокруг Земли. Но при этом факт самого вращения — есть. Так и СМИ рассказывают только о напряжении во всем мире, но не в России. У нас все хорошо, да и российская статистика поможет, сменив методологию расчетов. Только вот численность силовых структур защищающих право присвоения растет от года к году, а их относительная доля давно уже больше количества всей Армии и Флота, не говоря уже о том, что на вооружение той же нац. гвардии поступает оружие для массового уничтожения. 

Далее я ни где не говорил, что власть в России слаба (поэтому опустил навязываемое вами слово «предреволюционного»). Власть ЕЩЕ сильна, но УЖЕ сделала ставку на затягивание политических и социальных гаек по всем фронтам. Значит она утрачивает контроль над общественным сознанием через насаждение своих концептов и идеологии. И здесь всегда надо рассматривать факты в их историческом движении.

Далее, что значит главная причина «конфликт финансового и промышленного капиталов — отнюдь не главная причина кризиса.» Помимо противоречий финансового и других форм капитала (уже утративших свое господствующее значение) есть противоречие национальной и международной (глобальной) финансовой системы (я указывал на это). Вы можете назвать главную причину того — почему едет машина? Главная причина в том, что сила расширяющихся газов больше суммы остальных сил (трения, инерции, сопротивления и т. д). По вашим рассуждениям главная причина — машина едет, потому что колеса крутятся. Сегодня мы наблюдаем как финансовый класс через инструментарий финансовых корпораций (часто имеющих национальные черты) утверждает свое право на присвоение общественных результатов труда. Здесь мы можем рассматривать множество сил, участвующих в этом процессе. Но вопрос стоит не только в выявлении различных тенденций в новой экономической формации, отличной от капиталистической, но и в использовании своих знаний для слома самого процесса. Так для выстраивания сопротивления поступательного движения машины вы можете использовать множество способов силового противодействия, но можете засыпать сахар в бак и вызвать поломку механизмов двигателя.

Писать про то, кто кого использовал в Февральской революции вообще не имеет смысла, здесь вопрос в изменении экономических отношений, а буржуазные отношения прогрессивнее феодальных. Социалистические прогрессивнее капиталистических, также как и финансовые отношения. Далее уже идет наше отношение к этому прогрессу.

Насчет действий сообща. Да, эксплуатирующие классы действуют сообща на определенных исторических этапах. НО для победы в конкурентной борьбе за общественные результаты труда эти классы всегда готовы ударить друг другу в спину. Так верхушка политической интеллигенции ударила в спину советскому народу (классам рабочих, крестьян и трудовой интеллигенции), а финансовый класс США подчинил на определенном историческом этапе с помощью своих империалистов монополистический капитал Европы и др., а затем революционным путем (Ямайская конференция) подчинил и империалистов Америки, обнулив Бреттон-Вудскую валютную систему.

Последний абзац — это только ваше мнение, которое укоренилось в вашем сознании. Вы все еще являетесь сторонником птолемеевой системы мировоззрения (навязанной вам другими). Земля — центр вселенной и точка, «я каждую ночь выхожу на улицу и вижу, как вращаются звезды вокруг Земли»  

<p>Константин</p>

Я уже писал об обоснованности сомнений и о том, что можно выдвигать любые абстрактные (единичные) доводы в пользу своего мнения.

Мои доводы ничуть не абстрактнее Вашего утверждения об образовании нового класса и новой ОЭФ.

Например, для вас разумным доводом является то, что СМИ не выказывают интереса к теме «напряжения между финансистами и остальной буржуазией», но ведь СМИ есть оружие пропаганды и агитации правящего класса.

Да, для меня этот довод разумный. А для Вас нет? СМИ также работают по вполне объективным законам, в частности, несмотря на всю их ангажированность, горячей постоянной темы они не пропустят. Тем более, что отнюдь не все СМИ подчинены именно финансовому капиталу.

Власть ЕЩЕ сильна, но УЖЕ сделала ставку на затягивание политических и социальных гаек по всем фронтам.

Да.

Значит она утрачивает контроль над общественным сознанием через насаждение своих концептов и идеологии.

Нет. Это значит, что не встречая значимого сопротивления снизу, она просто делает так, как ей выгоднее и удобнее. А дополнительные выгоды и удобства можно получить только за счет других, т.е. подчиненного простого народа. Если власть не совсем глупа, она это будет делать медленно и постепенно. Это сравнительно долговременный глобальный процесс, идущий во всем мире, одна из главных причин которого — исчезновение принципиального противника — социалистической системы. И уж противоречия между финансовым и промышленным капиталом тут точно ни при чем.

Писать про то, кто кого использовал в Февральской революции вообще не имеет смысла,

Напоминаю, это был ответ на Ваш тезис об использовании эксплуатируемыми в своих целях противоречий между финансистами и промышленниками. Как это можно сделать, Вы не отвечаете. Февральская революция — Ваш пример.

здесь вопрос в изменении экономических отношений, а буржуазные отношения прогрессивнее феодальных.

Я так понимаю, Вы все же за простой народ, а не за промышленных капиталистов. У меня так не поднимется рука побуждать (одобрять, агитировать, провоцировать, поднимать — выберите нужное) простой народ на борьбу за интересы следующих эксплуататоров взамен предыдущих, даже если первые более прогрессивны. Может все-таки народу следует бороться за свои интересы?   

Последний абзац — это только ваше мнение, которое укоренилось в вашем сознании. Вы все еще являетесь сторонником птолемеевой системы мировоззрения (навязанной вам другими).

Весь мой текст — это только мое мнение, как и весь Ваш текст — только Ваше. И не надо мне приписывать птолемеевскую систему мировоззрения и представление о движении машины за счет вращения колес. А то я Вас, Александр Иваныч №…, пошлю осваивать  древнюю аэрокобру.

Аватар пользователя pokrishkin1913

))) Ну вот и поговорили. Не обижайтесь, но я разделяю «мнения» и «суждения». Отличие для меня их в том, что мнение не изменить, оно догматично, абсолютизировано по своей природе, т. е. это уже устоявшееся отношение к тем или иным фактам. Суждение отталкивается не от отношения и даже не от самого факта, а от процесса, где факт — его мгновение. Только так можно прийти к какому-либо общему умозаключению. Я пытался расшевелить ваш ум, но неудачно, раз вы считаете образование нового класса абстракцией (так понимаю моей чистой фантазией). То же касается и новой ОЭФ. Хотелось услышать аргументы в пользу вашей версии, что формация со времен Маркса и Ленина не изменилась качественно. Суждение надо всегда доказывать, мнение не требует работы ума, оно есть информирование о своем отношении к процессам и точка. Донесение этой информации может быть в разных формах, но содержание всегда одно – мое мнение абсолютно и я вам перечислю почему.

А по поводу простого народа… Для меня это население. Народ для меня имеет имя, свою культуру, достижения в различных сферах труда – материального, умственного и духовного, — и здесь мне важны интересы нашего советского народа. Усиливая противоречия между капиталистическим и финансовым классом (хотелось бы доказательств что его не существует), мы можем усилить тенденции социалистического развития и табуировать постепенно капиталистический (империалистический) путь. Как я уже писал, точнее Энгельс- «Пока мы упорно отказываемся понимать природу и характер экономических отношений, а этому пониманию противится финансовый (исправлено автором) способ производства и его защитники, до тех пор производительные силы действуют вопреки нам, против нас, до тех пор они властвуют над нами.». Пока мы видим развитие тенденций становления финансовых отношений – относительные формы фашизма. Где-то мы уже в него вступили, в каких-то сферах деятельности близко подошли.

Извините если обидел вас словом – не хотел. Взбодрить ум – да.

<p>Константин</p>

То же касается и новой ОЭФ. Хотелось услышать аргументы в пользу вашей версии, что формация со времен Маркса и Ленина не изменилась качественно.
Усиливая противоречия между капиталистическим и финансовым классом (хотелось бы доказательств что его не существует), мы можем усилить тенденции социалистического развития и табуировать постепенно капиталистический (империалистический) путь.

1. Мы спорим о том, достаточны ли изменения, происшедшие за последнее столетие, для того, чтобы говорить о возникновении новой ОЭФ. Главный признак ОЭФ — это специфичность преобладающих ПО. ПО — в политэкономическом смысле. ПО составляют классы и характер взаимодействия между ними. Определяющее ПО для рабовладельческого строя: рабовладелец — раб. Каждый представитель своего класса. Характер отношений — полное отсутствие прав у раба и такое же отсутствие правовых ограничений у хозяина.
Определяющее ПО при феодализме: землевладелец — арендатор. Большие правовые ограничения у арендатора и маленькие — у землевладельца.
Определяющее ПО при капитализме: собственник средств производства — наемный работник. Формальное равенство в правах.
Все три типа ПО принципиально различаются, отсюда и разные ОЭФ. Что мы видим сегодня, спустя 100 лет после Ленина? Кроме станков и изготовляемых на них деталей, появились компьютеры и записи в них о счетах и проводках. Возникло много совершенно новых секторов экономики. Но отношение «собственник средств производства — наемный работник» как было определяющим, так и осталось. Хотя развились многочисленные его формы, но главное политэкономическое свойство этого отношения — эксплуатация на основе права частной собственности — никуда не делось. Также очень сильно обогатился и состав собственников, и состав наемных работников, но они не перестали быть таковыми. Поэтому с чисто марксистских позиций провозглашать приход новой ОЭФ не приходится. Что касается классов, то правильнее говорить о размывании их границ, а не об образовании новых.
Лично мое мнение, именно из-за высокого современного разнообразия как собственников, так и работников, главная политэкономическая классификация должна проводится не по профессиональному, как раньше, признаку (рабочие, крестьяне, капиталисты, чиновники, интеллигенция), а по месту на шкале степени эксплуатации, на одном конце которой — самые эксплуатируемые, на другом — самые эксплуатирующие.   
2. Вот Вы опять: Усиливая противоречия между капиталистическим и финансовым классом. Кто ж спорит, конечно противоречия в верхах надо стараться использовать. Вот только сколько-нибудь общий рецепт для этого вряд ли существует. Это чисто тактические моменты для сугубо конкретных ситуаций.
3. Важнейшая задача сегодня — предложить схему государства, работающего в интересах народного большинства и способного успешно конкурировать с современным капитализмом. Вот этим надо заниматься.

Аватар пользователя pokrishkin1913

  1. Вы политэкономию с юриспруденцией не перепутали? ))) Ладно вы не сторонник марксистской политэкономии – не страшно. Но ваши тезисы должны отражать действительную картину исторического развития. Вы пишите опять про «главный признак» (он видно у вас «особый» ключ к пониманию процессов) – «специфичность преобладающих ПОПО —в политэкономическом смысле.» Хорошо, но если мы посмотрим не через ваш умозрительный «главный признак», а через совокупность разных признаков? «Определяющее ПОдля рабовладельческого строя: рабовладелец —раб… Характер отношений —полное отсутствие прав у раба и такое же отсутствие правовых ограничений у хозяина.» Это очень пространное утверждение. Ваши утверждения не имеют под собой исторической почвы. Это сегодня вы так рассуждаете, с высоты современного понятия права. Раб – есть говорящее орудие, по представлениям этого исторического периода. Это орудие есть личная собственность рабовладельца и другой рабовладелец не имеет на него прав. Результат труда присваивался рабовладельцем (часть которого он пускал хотя бы на простое воспроизводство рабочей силы и силу, которая удерживала рабов в подчинении, здесь не важно что порой она была представлена в виде общественных концептов и идеологии или в форме силовых формирований), а затем потреблялся хозяином или обменивался на другие результаты общественного труда. Права раба и рабовладельца были строго осознаны рабовладельческим обществом и возведены в Закон того периода. Далеко не все производилось рабами, но и свободными гражданами. Мы выделяем (различаем) эту формацию, как и другие ОЭФ, как отношение социума к результатам общественного труда — «по их отношению (большею частью закрепленному и оформленному в законах) к средствам производства, по их роли в общественной организации труда, а следовательно, и по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают.» Рабовладельцы, как и другие эксплуатирующие классы получают часть общественного продукта в свою собственность (частную или «особую» форму) вследствие вышеперечисленных условий. Так что нет никакого размывания границ классов – они всегда и везде четко разграничены. И эта граница вытекает опять из вышеперечисленных ленинских условий.

Сегодня нет никакого разнообразия собственников. Действительный собственник – правящий финансовый класс. Есть большое разнообразие в девизах собственности, которые дают людям право различной степени на использование и распоряжение теми или иными результатами материального, умственного и духовного труда. Оплати финансовую ренту и пож. пользуйся и распоряжайся собственностью финансового класса. Можешь хоть её в итоге уничтожить, все одно она через существующие экономические отношения присвоена безвозмездно. 

  1. Общий рецепт существует и подробно расписан марксистами. Особенно Лениным
  2. Для меня — государство лишь орудие, инструмент правящего класса. Если классы рассматривать через инструментарий теории национального вопроса, то они явлены нам нациями. Социалистическая нация – где законом запрещена эксплуатация, а класс трудящихся лишь оплачивает труд тех кто производит стоимости по объему меньше, чем потребляет (на основе государственного заказа).

<p>Константин</p>

Я полностью согласен с тем, что Вы написали про рабовладельческий строй, но не понял, в чем это противоречит моим словам. Да, я написал очень коротко, поскольку считаю, что все прекрасно понимают, что такое рабовладение, и спорить тут не о чем.

Сегодня нет никакого разнообразия собственников. Действительный собственник – правящий финансовый класс.
...
Оплати финансовую ренту и пож. пользуйся и распоряжайся собственностью финансового класса.

Ну, с таким же успехом можно считать, что Вы оплачиваете, например, хлебную ренту, когда покупаете хлеб в магазине. Традиционный взгляд, считаю, более адекватен: Вы оплачиваете товар, который, в частности, может быть услугой, в том числе финансовой. Ничего принципиально отличного. 

Общий рецепт существует и подробно расписан марксистами. Особенно Лениным

Ленин очень много писал о конкретных действиях в конкретной обстановке, но это не общий рецепт. Если Вы не согласны, прошу уже в четвертый (?) раз: напишите сколько-нибудь общий рецепт, как трудящимся использовать противостоящих фининсистам промышленников в своих целях.

Для меня — государство лишь орудие, инструмент правящего класса.

Функции даже буржуазного государства далеко не только и не столько в этом. Оно организует жизнь общества. Да, марксизм подчеркивал именно ту сторону, которую Вы упомянули, потому что, во-первых, эта мысль в свое время была достаточно новой, а главное, в контексте антибуржуазного политического учения важно было подчеркнуть именно эту роль. Наверное, я не слишком аккуратно выразился. Лучше было написать так: предложить схему организации общества (общественный строй), работающую в интересах народного большинства и способную успешно конкурировать с современным капитализмом.

В целом, я считаю, что мнениями мы обменялись. Во всяком случае, ничего существенного по высказанным Вами идеям я не добавлю.

Аватар пользователя pokrishkin1913

Хлебная рента? Даже если вы не являетесь сторонником марксистской политэкономии, то это не значит, что науку нужно представлять в вульгарном виде. Еще английские политэкономы после формулирования трудовой теории стоимости различали отработочную, продуктовую и денежную формы ренты. Поэтому не знаю, что для вас традиционный взгляд и почему он более адекватен. Для меня — это нетрадиционный взгляд, т. е. вульгарный. Можете перечитать в Капитале раздел о ренте. С того момента как Маркс обогатил трудовую теорию стоимости теорией прибавочной стоимости, то он окончательно поставил классическую политэкономию на научные рельсы и после этого ни одному ученому или экономической школе не удалось опровергнуть положения марксистской политэкономии. Формы прибавочной стоимости (процент, рента, прибыль) есть способы её присвоения или способы присвоения общественных результатов труда. Но это азы, азбука и я не буду здесь её пересказывать, в Капитале сможете узнать традиционный взгляд на экономические отношения, а не выдавать вульгарщину (хлебную ренту) за адекватность. Но я смотрю, что вы не только не хотите использовать уже имеющийся инструментарий политэкономии, но и мой текст не прочитали — товар это не только результат труда, но и чья-то собственность. Если действительный собственник один, то и нет товарного обращения, обращаются вещи и стоимость без смены собственника. В этом особенность современных экономических отношений — отсутствие всеобщего товарного производства. Но смотрю, для вас вообще нет ничего принципиально отличного. Не понимаю, что это такое для вас. 

Класс трудящихся и есть народное большинство, поэтому если мы говорим о государстве, общественном строе, то и управлять им должен этот класс. Только интеллигентики этого понять не хотят, рассказывая об интересах народного большинства. Все эти «теории народовластия» – фиговый листок фашизма. Но здесь я обсуждаю статью по политэкономии, про теории наций и теорию национального вопроса быть может напишу позже.

Спасибо за ваше мнение, но ничего кроме догматов вы представить к сожалению не смогли, при этом обильно помазали их вульгарными представлениями об ОЭФ – рабовладении, феодализме, капитализме. Но и на том спасибо.

<p>Константин</p>

Браво, Сергей Владимирович!

 

А насчет «противоречия между капиталистическим и финансовым классом», то это сплошной воляпюк:

может ли быть финансовый класс при капитализе не капиталистическим…?

И что такое вообще «капиталистический класс»? Промышлнная буржуазия?

А «финансовый класс» — это кто?

Банккиры или владельцы банков?

А если владельцы — крпная промышленная буржуазия?

 

Браво, Сергей Владимирович!

-)) Викторович я.

Аватар пользователя Совок

 Суть же заключена в том, что капиталистические отношения, пройдя свою высшую стадию развития — империализм, давно утратили свое значение, и на смену капиталистической формации пришла иная формация, условно названная – Финансизм.

   В марксизме говорится о пяти общественно-экономических формациях (ОЭФ): первобытнообщинная, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая, социалистическая (переходная к коммунистической). Почему автор называет современную ОЭФ финансизмом, а не социализмом?

 
 
Аватар пользователя pokrishkin1913

В марксизме говорится? Мне думается вы здесь не правы. Пять формаций были выявлены в период капитализма. И что время и развивающиеся процессы остановились после этого? В капитализме существуют две тенденции развития и только одна приводит к социализму. Другая тенденция ведет совсем в иную сторону. Об этом писал еще Маркс. 

<p>Константин</p>

Аватар пользователя Совок

   » Другая тенденция ведет совсем в иную сторону. Об этом писал еще Маркс. «

      Для меня это новость. Нельзя ли немного поподробнее.

Аватар пользователя pokrishkin1913

Вы же марксист, а значит диалектик? Все процессы развиваются только потому что есть противоположные моменты. Вы можете широко рассматривать их как формы возникновения и прехождения (прогресса/регресса), но и сами моменты явлены нам только потому что они сами являются результатом противоречия. Так сама тенденция возникновения всегда объективно развивается в двух противоположных направлениях. Весь третий том Капитала посвящен тому, что капитализм как целое изменяется и внутри него зреет следующая фаза развития, революционный скачок. «Капиталистические акционерные предприятия, как и кооперативные фабрики, следует рассматривать как переходные формы от капиталистического способа производства к ассоциированному, только в одних противоположность устранена отрицательно, а в других — положительно (Капитал т.3 стр.484) Конечно, он говорит из своего времени, что пока следует рассматривать акционерные предприятия и кооперативные фабрики как переходные формы, но переходные формы от капиталистического способа производства! Маркс также уточняет как произошло снятие противоречий, в одном случае отрицательно, применительно к акционерному предприятию, а в другом моменте положительно, в форме кооперативной фабрики. «Положительно» и «отрицательно» отражают здесь противоположные моменты, но и указывают отношение Маркса к происходящим процессам. «Капитал, который сам по себе покоится на общественном способе производства и предполагает общественную концентрацию средств производства и рабочей силы, получает здесь непосредственно форму общественного капитала (капитала непосредственно ассоциированных индивидуумов) в противоположность частному капиталу, а его предприятия выступают как общественные предприятия в противоположность частным предприятиям. Это — упразднение капитала как частной собственности в рамках самого капиталистического способа производства (Капитал т.3 стр.479). Маркс не писал, как ученый, что после капитализма будет социализм. Что созревают к этому предпосылки — это писал, Но надо понимать, что созревают предпосылки не только социализма, но и иной тенденции. По другому не бывает.

Маркс уже в свое время заявил о падении капитализма и переходу к новому способу производства, названному им ассоциированным. Ассоциированными почему? Потому что капиталисты добровольно, в ходе объективного экономического процесса объединили капиталы и(!) отказались от права частной собственности на капитал. Это право подняли «с земли» новые собственники, и ими оказались «продавцы денег». «Ростовщики превращаются в торговцев средствами обращения, в банкиров, в господ, владеющих средствами обращения и мировыми деньгами, а следовательно, в господ, захвативших в свои руки производство и самые средства производства, хотя бы эти последние еще много лет продолжали фигурировать  номинально как собственность хозяйственной и торговой коммуны. Но тем самым эти превратившиеся в банкиров собиратели сокровищ и ростовщики становятся также господами самой хозяйственной и торговой коммуны.» (Ф. Энгельс «Анти-Дюринг»).
Надо отличать Маркса, Энгельса, Ленина как ученых и как политиков. Политики купировали отрицательные тенденции и усиливали положительные, но ученые знали, что они есть. 

<p>Константин</p>

Аватар пользователя Совок

    Я не только марксист и диалектик, но поскольку диалектика исключает догматизм и обусловливает безусловное движение и обновление, я марксист-дарвинист что означает безусловное принятие идей МиЭ, но в свете безусловного приоритета естественного материализма современной естественной науки; теории эволюции Ч.Дарвина и в первую очередь современного дарвинизма в лице биологической науки, представленной генетикой и пр. смежными науками.

   Я очень Вам благодарен за представленные цитаты МиЭ. К моему стыду в моей жизни не было возможности изучать подробно труды МиЭ, поскольку приходилось заниматься добыванием хлеба насущного на самом дне производительных сил и производственных отношений, где не было времени на чтение и изучение. Не только я, но и миллионный рабочий класс СССР, делегировал изучение и развитие марксизма в многочисленные советские институты марксизма-ленинизма в надежде на профессиональное развитие марксизма. 

   Но многочисленный интеллигентный класс не оправдал надежд рабочего класса и не справился со своей работой. Мало того но продажная «совковая» интеллигенция предала заветы МиЭ и Ленина и исказила марксизм-ленинизм до неузнаваемости и превратила его в антисталинском исполнении до своей противоположности. а именно в идеологию чисто шкурнического авантюристического хрущёвско-горбачёвского воровского коррупционного типа. 

   Извините за это лирическое отступление. Теперь по делу. Вы справедливо говорите: «Все процессы развиваются только потому что есть противоположные моменты. Вы можете широко рассматривать их как формы возникновения и прехождения (прогресса/регресса), но и сами моменты явлены нам только потому что они сами являются результатом противоречия. Так сама тенденция возникновения всегда объективно развивается в двух противоположных направлениях. Весь третий том Капитала посвящен тому, что капитализм как целое изменяется и внутри него зреет следующая фаза развития, революционный скачок.

  Но здесь в вашей цитате есть неточный стилистический момент:» всегда объективно развивается в двух противоположных направлениях.»

    Если следовать диалектической истине марксизма-дарвинизма, то следует вашу мысль перефразировать следующим образом. Всякое явление (тенденция) эволюционирует (развивается) в одном направлении, но развитие сдерживается всегда инерционной силой, действующей в противоположном направлении.

    Для ясности беру сразу быка за рога. Марксизм это есть не что иное как теория эволюции человека Ч.Дарвина, только изложенная с т.з. общественных наук. Исходя из этого ОЭФ это ступени развития (эволюции) человеческого общества, движущиеся во времени и пространстве на основе единства двух глобальных противоположностей: Эволюции (прогресса) и инерции (консерватизма). 

   Поэтому эволюция. прогресс движется всегда в одном направлении. Для капитализма МиЭ определили это направление как кооперативное и ассоциированное, т.е. социалистическое. Ленин неоднократно говорил что социализм это есть не что иное как строй кооператоров или государственный капитализм, поставленный под контроль трудящихся классов.

     

Аватар пользователя pokrishkin1913

Если следовать диалектической истине марксизма-дарвинизма, то следует вашу мысль перефразировать следующим образом. Всякое явление (тенденция) эволюционирует (развивается) в одном направлении, но развитие сдерживается всегда инерционной силой, действующей в противоположном направлении.

Не хочу начинать теоретический спор, но вы пересказываете здесь как раз догматы и позитивистский взгляд на процессы. Конечно, развитие процессов исторически рассматриваются как эволюция в одном направлении — из прошлого в будущее. Но это не значит, что это движение единообразно. Человек отличает сухопутных животных и рыб, но видов этих животных множество, как и рыб (не рассматриваем даже амфибий). Даже человек, точнее вид людей (homo) развивался исторически разнообразно (смотрим археологию и убеждаемся что многие ветви были тупиковыми), но только одну тенденцию (позитивистски) мы называем sapiens. Но диалектик видит, что эта «одна тенденция» есть развитие противоположных тенденций. Даже сегодня человек различается не только по расам, но и по множеству культур.  

Видов, типов социализмов – множество, на это указывал ещё Маркс в Манифесте. Другое дело, что марксисты являются сторонниками научного социализма. Именно таких сторонников и начали называть коммунистами. Теория научного социализма стала источником и составной частью марксистской социологии, куда потом, например, вошла и теория национального вопроса, теория наций. А так как марксизм это учение —  единый «кусок стали» из марксистской социологии, марксистской политэкономии и философии (диамата), то нельзя рассматривать социализм только через инструментарий политэкономии, как у Вас. Вы все правильно пишете, только узко, однобоко, а значит не верно. , В. И. Ленин указывал: «…Надо попытаться установить такой фундамент из точных и бесспорных фактов, на который можно было бы опираться, с которым можно было бы сопоставлять любое из тех «общих» или «примерных» рассуждений, которыми так безмерно злоупотребляют в некоторых странах в наши дни. Чтобы это был действительно фундамент, необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу фактов, без единого исключения, ибо иначе возникает подозрение, и вполне законное подозрение, в том, что факты выбраны или подобраны произвольно, что вместо объективной связи и взаимосвязи исторических явлений в их целом преподносится «субъективная» стряпня для оправдания, может быть, грязного дела» (В. И. Ленин, ПСС, т. 30, стр. 351)

Ассоциированная и кооперативная форма собственности – это разные формы собственности на результат труда. В одном случае – это собственность союза капиталистов (или иных социумов), а в другом – это собственность трудящихся. Источником этой собственности становится собственность на средства производства, т. к. их стоимость в процессе труда переходит в стоимость результатов.

Поэтому принимаю Вашу критику в части стилистики, но мы ведь здесь не литературными изысками занимаемся, а исследованиями действительных процессов жизни? Ваше же замечание:

«Для капитализма МиЭ определили это направление как кооперативное и ассоциированное, т.е. социалистическое.» -

Неверное в своей основе.  МиЭ ничего такого не определял, это ваше ошибочное суждение. Другое дело, что МиЭ говорили о возможнотях победы социализма, а для коммунистов это является теизмом — Абсолютной Идеей. Но здесь нельзя забывать, что возможности еще должны стать действительностью, изменение форм проложить путь новому содержанию, что для качественного скачка (фазы развития) должны сложится необходимые и достаточные факторы. 

<p>Константин</p>

Аватар пользователя Совок

    Возвращаюсь к моему первоначальному вопросу. Кажется мы с вами едины в том, что сейчас мир существует не при капитализме, а в другой следующей за капитализмом формации. Я настаиваю на том, что из работ МиЭ  и Ленина следует что эта другая ОЭФ есть социализм. 

   Вы настаиваете, что современная ОЭФ прогнозировалась МиЭ и называлась ими как ассоциированная ОЭФ, а Вы называете её финансовой ОЭФ и квалифицируете её как другую тенденцию противоположную социализму.

    Из приведённых вами цитат МиЭ по моему мнению никак не видно что МиЭ предполагали некую другую тенденцию ОЭФ, диалектически противоположную социализму. Мне видится что ассоциированная финансовая собственность  принципиально не отличается от кооперативной и обе они отрицают капитализм и имеют одну и ту же тенденцию социализма.

   Можете попробовать поколебать меня, приведя ещё какие-либо цитаты МиЭ и Ленина. Очень буду Вам признателен.

    

  

 

Аватар пользователя pokrishkin1913

Да нет. Я не собираюсь Вас «поколебать». Я дал здесь несколько цитат (перевод), но дело ведь не в цитатах? Капитализм загнивал и умирал, давая жизнь империализму. Это лишь образ. На деле менялись экономические отношения под давлением изменения форм собственности. Личная собственность капиталиста, явленая нам частной (особой) формой собственности свободной конкуренции (рынка) стала ассоциированной, и настал период монополистического капитализма. Эта высшая форма оставалась еще капитализмом, т. к. прибавочная стоимость присваивалась через капиталистическую прибыль, и еще властвовал товарный обмен, т. е. при обмене обращалась не только стоимость, но и менялся владелец товара. Сегодня этого нет. Процесс всеобщего товарооборота увял, уступив место одному товару — средствам обращения (валютам), а присвоение прибавочной стоимости происходит посредством финансовой ренты. Если хотите это воплащение социализма по фашизму, когда власть находится в руках определенного Абсолютного социума. Но я марксист и для меня социализм — это только та формация когда власть (право владения) принадлежит классу трудящихся, или классу, который производит стоимости по количеству больше чем потребляет. 

« Из приведённых вами цитат МиЭ по моему мнению никак не видно что МиЭ предполагали некую другую тенденцию ОЭФ, диалектически противоположную социализму. » Ваше мнение может быть любым. Здесь вопрос не в цитатах, а в диалектике любых процессов. Любая тенденция содержит в себе самой два противоположных момента, иначе бы вы её просто не обнаружили. Конечно, «противоположные» здесь стилистический оборот речи — они разные. Эта разность не количественная, а качественная. И здесь не важно рассматриваете вы общественные или экономические процессы, а может хотите исследовать химию, физику или биологию процессов. Есть закон ряда — все что вы видите или даже фантазируете всегда парно. Даже любая известная или еще неизвестная вам категория всегда имеет пару. Это объективный диалектический закон. Но ведь дело не в том, что мы знаем, что в каждой тенденции есть два разнокачественных момента, а в том, что человек способен один момент купировать в его развитии, «пока он не облетит как старая кожа», а другой момент усиливать, развивать прикладывая к этому свою энергию труда. На практике человек создает (изменяет) формы, в которых развивается новое содержание. Социализм никогда не явится вам без определенной энергии труда. Это пропагандистская сказка. МиЭ никогда не рассказывали сказок. Другое дело, что «Сказка ложь, да в ней намёк! Добрым молодцам урок!». И политики МиЭ доказали, что в самом себе капитализм выращивает социалистические отношения, хочет он того или нет. Но ровно также в нем вызревают предпосылки и для иного уклада, для иной экономической формации, отличной от социализма. Ленин конечно был больше политиком, чем ученым. Но у него хватало гения утверждать социалистические отношения на практике, борясь с иными тенденциями капиталистического развития. Потом это делал Сталин, как выдающийся марксист и ученик Ленина. Но после смерти Сталина, из марксизма убрали диамат, подменив его позитивизмом. Именно с этим явлением боролись очень многие, например, тот же Э. Ильенков. А так как из основы марксизма выдернули диамат, то посыпалась сразу теории политэкономии и социологии. Появился «научный коммунизм», на самом деле вульгарный социализм, и «особая» теория политэкономии социализма, на самом деле гуляш-коммунизма.

Так что ваши утверждения не новость, а лишь утверждения из фальшивого марксизма. Это не ваша вина, а беда множества современных «марксистов»

<p>Константин</p>