Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

«Альтернативы» как общественный и культурный феномен

Русский
Авторы: 
Людмила Булавка,
кандидат философских наук,
старший научный сотрудник Института культурологии,
Член Центрального Совета
Общественного движения «Альтернативы»

«Альтернативы»
как общественный и культурный феномен


1. Вводные замечания

Трудности саморефлексии

1. Доклад носит социо-философский и культурологический, а не привычный для данного объекта исследования (общественное движение) политологический характер.

2. Речь ниже пойдет о современной, а не исторически отвлеченной реальности.

3. Исследуемая деятельность движения «Альтернативы», имея персонифицированное выражение в конкретных личностях, объективно вызывает и конкретное к нему отношение, что осложняет проблему ее абстрактного научного исследования.

4. «Альтернативы» по мере своего развития вызывают все более определенное к себе общественное отношение, которое расценивает его как один из следующих феноменов:

  • организационно-невнятную группу наивных энтузиастов, действующих в силу лишь этических принципов;

  • узкую маргинальную группу, имеющую абстрактные политические взгляды в условиях отсутствия ясной и практической цели, а также программы деятельности;

  • зародышевую форму возможной будущей политической партии;

Ниже будет представлен авторский взгляд на феномен «Альтернативы». Этот текст ни в коем случае не следует рассматривать как коллективно выработанный «отчетный доклад», утвержденный «партийным собранием» и одобренный «политбюро».

Метод исследования феномена «Альтернативы» — восхождение от конкретного к абстрактному и далее — к конкретно-всеобщему.

Предмет деятельности «Альтернатив» — альтернативные общественные отношения, способствующие становлению индивида как субъекта Истории и Культуры (Нового человека). Объект деятельности «Альтернатив» — общественные противоречия.

Содержание феномена «Альтернативы» — не совокупная характеристика всех его субъектов-креаторов (понятие «член Альтернатив» применительно к этому типу движения уже не работает, хотя бы уже по причине отсутствия в нем принципа формального членства), а некое идеальное объективного содержания совокупной деятельности «Альтернатив», которая велась и ведется ими уже на протяжении 15 лет. Здесь целое не сводимо к сумме составляющих его частей.

Структура. «Альтернативы» — это движение-сеть.

«Альтернативы» как особый феномен находятся еще в стадии своего становления (это процесс перманентный), не все его признаки выражены достаточно ярко; тем важнее увидеть в его явлениях то, что составляет родовую сущность «Альтернатив» как нового социального феномена.

 

2. «Альтернативы»: становление и процесс деятельности

 

Генезис «Альтернатив»: Марксисткая платформа (1985 — 1993 гг.) — ассоциация «Ученые за демократию и социализм» (90-е годы) —  движение «Альтернативы» (2000- 2005 гг.); параллельно регулярный выпуск журнала «Альтернативы» и работа дискуссионного клуба («Открытый марксизм», позднее - «Диалог»).

Внешняя, формальная смена разных форм самоорганизации одного и того же коллектива возникала не как следствие его конъюнктурных политических метаний (уже одни его названия несли в себе идейную «перпендикулярность» существующему политическому mainstream’у), а как результат становления того общественного качества, которое представлено современным состоянием «Альтернатив».

Мы постоянно сохраняли нашу идейную направленность. Так, в начале 90-х гг., когда идейное противостояние в постсоветском обществе родило формулы «демократия = либерализм» и «социализм = сталинизм», наше движение выбрало название («Ученые за демократию и социализм»), которое, отвечая отстаиваемой позиции, в тоже время показывало превратность выше приведенной альтернативы. Как сказал М.И. Воейков: «Мы те, кто слова «социализм» и «демократия» выговаривают одновременно».

Мы постоянно изменяли и изменяем свои организационные формы, выбирая их исходя из природы тех задач, которые становились наиболее актуальными в тот или иной период истории и ставя их в подчиненное отношение к содержанию своей деятельности.

Это составляет принципиальное отличие нашего Движения от тех структур, для которых характерна формально- организационная догматичность, а точнее — бюрократизм (вольный или невольный — это уже не столь важно) [NB! Одна из родовых черт бюрократизма — первичность формы по отношению к содержанию]. Например, некоторые организации сохраняют свои названия, которые давно исчерпали свое соответствие (если таковое имелось вообще) действительному положению вещей. Иногда это инерция, иногда же неизменность названия организации расценивается ее идеологами как критерий верности ее членов и прочности ее самой.

При этом «Альтернативы» не были искусственно сконструированы под текущие цели, как некоторые современные политические партии и движения (например, российская организация «Атак»), показавшие своим быстрым закатом всю бесперспективность конъюнктурного конструирования тех или иных «потемкинских деревень». «Альтернативы» возникли и развивались естественно-исторически. Это является одной из принципиальных черт генезиса, отличающих «Альтернативы» от других типов организаций.

NB! КПРФ — историческая инерция, сопряженная с отстаиванием своего места в структуре современного политического института власти.

Основные направления современной деятельности «Альтернатив»

Ниже (см. приложения 1, 2 и 3) в качестве примера, характеризующего феномен «Альтернативы» как практически-действующее общественное движение, приводится отчет о работе за пять лет и последний год, представленный октябрьской конференции Движения.

3. «Альтернативы» и другие политические и общественные объединения: сравнительный анализ.

«Альтернативы» и оппозиционные политические партии

Общие черты:

  • наличие определенной идеологической и политической позиции;

  • деятельность по защите социальных и политических интересов трудящихся.

Отличия

  • принципиальный отказ от непосредственного участия в решении вопроса властных отношений, связанных с участием в политическом истэблишменте; мы рассматриваем проблемы власти не сквозь призму «участия во власти», а как вопрос изменения общественных отношений, продуцирующих определенную форму политической системы, изменения посредством социально-творческой деятельности субъекта;

  • ориентация на общество, а не на структуры власти;

  • отказ от организационной иерархии;

[в «Альтернативах» есть структура, но ее организационная композиция выстраивается не на принципе вертикальной иерархии, а на основе горизонтальной сети. Она проста и подвижна. [Ср. «обреченность человека на свободу Сартра]. Реперные точки нашего движения составляют не организационные структуры (комитеты и подотделы с их региональным представительством), а конкретные личности, действующие в соответствии с теми приоритетами, которые выбраны ими самостоятельно];

  • отказ от формального членства;

Основанием для сотрудничества является не формальное членство, а реальное участие индивида в практическом и конкретном деле.

  • Отказ от взносов (твое участие важнее, чем твои деньги, которые ты даешь на взносы);

  • отсутствие массовой базы;

Одним из важнейших измерений политического веса той или иной партии (в господствующих формах современного общественного сознания) считается ее численность. Не содержание самой ее деятельности и не ее результат, а именно формальный — количественный параметр, который, конечно же, имеет значение, но лишь относительное. Приоритетность именно формальных критериев в общественной оценке структур (численность партии, электората) продиктована бюрократической природой как большинства политической партий, так и самого, так называемого, партийного взгляда.

Это обусловлено, с одной стороны, неснятостью в левом движении общественных противоречий, наследуемых еще от периода застоя, а, с другой  — тотальным господством принципов бюрократизма, игнорирование которых в современной политической сфере, действительно, исключает возможность какого-либо продвижения «наверх».

«Альтернативы» в работе «с массами» имеют принципиально новый вектор: они ориентированы не столько на вовлечение в свои ряды оставшихся «неохваченных», сколько на освоение «чужой территории», но не с целью завоевания «аборигенов» и присоединения их к себе, а для установления социального диалога с ними по поводу возможного изменения этой действительности.

  • отсутствие аппарата

  • Наше движение в качестве приоритетного критерия оценки общественной значимости того или иного общественного объединения выдвигает не меру проникновения и врастания его в поры господствующего политического истэблишмента, а меру действительного и практического снятия той или иной формы социального отчуждения, даже если существующие исторические возможности для этого сужены до масштабов «особенного».

«Альтернативы» и небольшие политические группы (анархисты, троцкисты и т.д.)

Общие черты:

  • наличие определенной идеологической и политической позиции;

  • деятельность по защите социальных и политических интересов трудящихся;

  • небольшой размер;

  • отсутствие представительства в органах власти, преимущественно непарламентские формы деятельности.

Отличия:

  • принципиальный отказ от непосредственного участия в решении вопроса властных отношений;

  • нет идейной закрытости  — движение «Альтернативы» открыты для разных политических взглядов;

  • социальная база намного шире и разнообразнее;

  • основой объединения является творческая общественная деятельность, а не воспроизводство риторических форм с устоявшимся «меню» политических дискуссий, которые в действительности более сведены к полемическому ритуалу, нежели к научному решению тех или иных проблем. В сущности, политические дебаты как таковые в этих группах являются основанием для воспроизводства определенного типа субкультуры, носящей закрытый, не самокритический, догматический, в целом же — сектанский характер.

«Альтернативы» и «специализированные» общественные движения (экологическое, пацифистское и т.п.)

Общие черты:

  • акцент на социальной, а не политической сфере деятельности;

  • добровольность участия и открытость объединения;

  • небольшой размер;

  • отсутствие представительства в органах власти, преимущественно непарламентские формы деятельности.

Отличия

Не смотря на выраженную специфику большей части социальной базы «Альтернатив» (ученые, аспиранты, преподаватели, исследователи, социальные работники) и соответствующие приоритетные формы деятельности, это движение не имеет одного специализированного направления и связанно с другими областями общественной практики (профсоюзным, рабочим и другими типами движений). Т.е «Альтернативы» выходят за рамки одного специализированного направления в отличие, например, от движения чернобыльцев, пацифистского движения и т.д.

«Альтернативы» и научные ассоциации (научно-полемические клубы)

Не смотря на большое значение для «Альтернатив» понятия «текст», обусловленное уже самим родом деятельности тех, кто составляет его социальную базу, что роднит его с любым научным сообществом, деятельность нашего движения не ограничена только областью «слова». Более того, для нас «слово» перестает быть самодостаточным и выходит за рамки своего культового значения, как это бывает во многих научных сообществах, в которых его участники лишь комментируют, причем, не столько даже сами события, сколько «тексты» по поводу этих событий, т.е. выступают не столько «текстовиками», сколько «контекстовиками». Это характерно для современного постмодернизма, в котором значение контекста растет по мере исчезновения интереса к тексту, равно как и самого текста.

Для «Альтернатив» «слово» должно звучать, более того, оно должно работать на разрешение общественных противоречий. «Слово» обретает цель, связанную с изменением общественных отношений, а не только подчинено задаче самовыражения автора. Вот почему в рамках деятельности «Альтернатив» рождается предвкусие «живого слова». Оно проистекает не из эстетического почитания «слова» как художественной ценности и не из утилитарного подчинения слова текущему моменту, а также и не из эгоцентрического куража интеллектуального самовыражения, а из экзистенционального откровения индивида, в которое ставит его всякий раз начало творческого акта разотчуждения, осуществляемого им. Вставая перед необходимостью решения всякой новой задачи, всякий раз надо начинать «с белого листа», что значит — самоопределять и себя, и действительность данной ситуации вместе со всеми населяющими ее субъектами, основы отношений с ними, их противоречия и многое другое.

Это опровергает известное выражение — «сначала было слово». У нас началом является атакующий посыл разотчуждения — протестное «мычание» против «царства необходимости» как звуковая предтеча практического действия, направленного на преодоление конфликта, вызванного столкновением креатора с отчуждением. И только затем следует само действо с болезненно обостренным ощущением его противоречий, конкретных и поначалу интеллектуально невнятных, снятие которых (в том числе и через их понимание) как раз и востребует слово, берущее на себя задачу выразить суть таковых. Так что свежесть слова рождается из объективной устремленности действующего субъекта «попасть в точку жизни» для ее изменения.

Так мы бросаем вызов постмодернизму, который избегает ясности и внятности авторской позиции.

«Альтернативы» и протестное движение

Участвуя, а иногда и инициируя протестные акции, «Альтернативы» стояли и стоят на позиции, утверждающей необходимость прорыва из логики голого протеста в логику созидания альтернативных общественных отношений. Более того, именно с позиции альтернативных решений наше движение как раз и подходит к вопросам организации протестного движения, пытаясь вывести его за рамки корпоративных интересов, ослабляющих его общественное значение. «Альтернативы» в практической деятельности пытаются снять в себе противоречия социального протеста.

Разделяя идеи социального протеста и более того, по мере возможности участвуя в нем практически, в тоже время «Альтернативы» имеют и принципиальное отличие от него. И в первую очередь это связано с различием в отношении к социальной альтернативе вообще.

Нередко идеологами «самодостаточного протеста» уже сама постановка проблемы социальной альтернативы, равно как и значение тех идеальных форм, в которых она «выращивается» расцениваются как праздный разговор в духе «интеллигентской болтовни» и не более того.

Применительно же к исследованию самой практики социального протеста ими используется главным образом метод эмпирического, а по сути — вульгарного социологизма, который отрицает акцент на изучении сущностных процессов, впрочем, как и сам принцип исторического развития как таковой. Если та или иная альтернатива не может заявить себя сразу и «повсеместно» как всеобщее отношение, то она в их глазах сразу теряет свою ценность. То, что любая альтернатива должна исторически вызреть, т.е. пройти этапы своего диалектического становления (что вовсе не сводимо к историческому автоматизму) — такой подход «самодостаточными протестантами» не принимается. Зачем нужны законы развития, когда есть организационные и политические технологии?

Соответственно, идея теоретического прорыва, а также вопросы методологии исследования, да и сама наука в целом, как таковая со своими собственными законами  — все это для представителей самодостаточного протеста особого значения не имеет.

Хотя, идеологи «голого протеста» идентифицируют себя с левой идеей, тем не менее, ближе всего им оказывается методология не марксизма, а позитивизма, диктующего утилитарный подход и к практике, и к науке (важно только то, что здесь и сейчас). Это достаточно серьезное основание для их объективного родства с современным либерализмом.

Так что, в этом смысле «самодостаточные протестанты», выступая на практике с позиции политического протеста против существующего общественного уклада, в то же самое время с позиции уже культурных принципов как раз и поддерживают существующий порядок вещей.

Позитивистский подход сводит суть социального протеста лишь к его политическому результату, способы его достижения — к вопросу эффективности политических технологий, а проблемы субъекта социального протеста — к вопросу его электорального веса и все это в обход проблемы индивида (человека) как субъекта Истории и Культуры. Вот почему, не смотря на практику совместного участия в акциях социального протеста как «Альтернатив», так и идеологов «голого протеста» (речь не идет о рядовых активистах социального движения), объективное различие идейной подоплеки их участия содержит в себе потенциал далеко идущего их идейного размежевания. И в этом конфликте заключено одно из глубоких противоречий современного левого движения в России.

«Альтернативы» и некоммерческие социальные институты

Не смотря на общность во многих идейных и культурных сторонах их деятельности, в тоже время между нами существует и принципиальное различие. Оно заключено в том, что характер деятельности подобных социальных институтов обусловлен двойственностью их общественной природы, которая проявляется в том, что, с одной стороны, его сотрудник добровольно заявляет себя как общественный субъект, а с другой — выступает как наемный работник данного института, является продавцом рабочей силы отчужденному от него нанимателю. Деятельность же «Альтернатив» осуществляется главных образом на коммунистической основе (у нас есть только один сотрудник, работающий на пол-ставки), т.е. не на основе рынка, не на основе властной мотивации, характерной для бюрократической структуры и не на основе мотивов филантропии.

В «Альтернативах» деятельность стимулирует деятельность.

«Альтернативы» и ассоциированные субъекты общественного действия (Комитет единых действий и др.).

Общим и для «Альтернатив», и для КЕДа, является сетевой и ассоциированный характер объединения, социальный диалог как механизм сотрудничества разных субъектов, их составляющих, отсутствие аппарата и др.

Различие же их состоит, во-первых, в разных истоках такого характера их деятельности. Если всесторонность и деятельности и ассоциативный характер структуры КЕДа обусловлена многообразием специализаций входящих в него субъектов, то всесторонность деятельности и ассоциативность «Альтернатив» имеет принципиально иную природу: здесь разные типы деятельности осуществляют одни и те же люди.

Во-вторых, приоритетным типом деятельности КЕДа являются протестные акции, в отличие от «Альтернатив», которые ориентированы в первую очередь на формирование реальных альтернативных общественных отношений.

4. «Альтернативы»: принципы деятельности, противоречия, будущее.

«Альтернативы»: differentia specifica

  1. Ориентация на снятие действительных общественных противоречий в процессе социального творчества

  1.  
    • Основа деятельности — субъект общественного творческого действия, а не формальная идейно-политическая платформа.

    • «Сырье»  — социальные противоречия.

    • Метод деятельности — разотчуждение на основе творчески преобразующей практики (диалектическое единство слова и дела).

    • Форма организации — добровольная работающая ассоциациация.

    • Деятельность «Альтернатив» востребует диалектику не как украшение собственного мировоззрения, а как основной рабочий инструмент деятельности, позволяющий осуществлять основной тип деятельности, связанный с разотчуждением общественных отношений. Так что, диалектика истории, выродившись уже в период застоя и окончательно став в постсоветский период диалектиковедением (лучшего надгробия ей и не придумать), в рамках творчества, осуществляемого «Альтернативами», реанимируется, причем как универсальный метод, работающий как в науке, так и в социальной практике.

    • Общественные потребности не угадываются и не вычисляются, а заявляются по мере их осуществления. В условиях отсутствия «начальства» «Альтернативы» выдвинули идею регулярного отчета перед обществом.

    • «Альтернативы», будучи особым типом социального движения, объективно заинтересованы в снятии своей особенности, которая обходится слишком напряженными противоречиями и нередко драматизмом самого креатора. Мы хотели бы снять себя во всеобщем — новом социальном движении. В этом смысле «Альтернативы» родственны пролетариату, который также был объективно заинтересован в самоликвидации себя как класса, а значит и класса буржуазии.

    • Постоянный спрос на развитие, ибо это является единственной основой творчества и едва ли не единственным способом обеспечения себя ресурсами.

  1. Добровольная работающая (основанная на деятельности) ассоцииация как модель организации

  • Социально-творческая деятельность каждого как Особенного Индивида — основа «Альтернатив». Основой участия в «Альтернативах» является заинтересованность и практическая способность Индивида (социального креатора) к участию в совместной добровольной деятельности по созданию новых общественных отношений.

  • «Альтернативы» ориентированы на принцип ансамблевого сотрудничества (диалог субъектов, «джаз-ансамбль», «джем-сешэн»; студенческая вечеринка «вскладчину»).

  • Сетевая, не-иерархическая структура; отсутствует принцип формального политического представительства. В движении «Альтернативы» каждый представляет самого себя.

  • Добровольность участия в сети и ее открытость. В рамках деятельности «Альтернатив» отпадает необходимость в формальной идентификации политических взглядов его активистов — они снимаются в их реальной, конкретной и творческой практике. Более того, не обязательно идентифицировать себя с движением «Альтернативы» для того, чтобы вместе с нами практически содействовать социальному творчеству (реализовывать ту или иную программу).

  • «Альтернативы» несут в себе потенциал не только критики, но самокритики. И это вытекает не из этической и филантропической природы его субъектов, а из характера самой деятельности. Ограниченность ресурсов, отсутствие права на ошибку (другого капитала кроме авторитета у нас нет) заставляют всякий раз критически оценивать собственную деятельность, собственные ошибки и успехи. Кроме того, [само]критичность нашего движения проявляется в том, что оно диалектически снимает в себе противоречия поздней советской системы, современной российской действительности и постмодернизма как ее культурной проекции.

  1. Авторский характер деятельности

  • Авторский принцип деятельности. Он рождает и персональный принцип ответственности (в партии тень ошибки отдельного его члена ложится на всю организацию — это закон коллективного субъекта). «Альтернативы» делают упор на местоимение «Я», вызывая конфликт с партийным «Мы» и обывательским «Нет, не я».

  • Каждый включается в деятельность на основе реализации своего личного особенного интереса. Мы всего лишь включаем человека в тот «ансамбль», который поможет ему воплотить свою личную цель.

  • Важнейшим инструментом деятельности является талант, значение которого состоит не в обслуживании частных амбиций его владельца, а в постановке его на службу решению общественных задач. В результате успех творческого субъекта является не частным делом, он не поддается приватизации, а имеет общественное значение.

  • Интонации деятельности и, в первую очередь, радость творчества, являются для нас уже не просто эмоциональной характеристикой частного индивида, а общественным отношением, значение которого тем сильнее, чем мрачнее общественная ситуация. Как говорил в 1914 г. Маяковский: «без радости будущее мне не нужно».

  1. Универсальность деятельности и ее субъектов

  • Деятельность «Альтернатив» строится не на основе принципа единства (идейного, культурного, социального, профессионального), а на целостности многообразия (конкретно-всеобщее как единство многообразного). Полифония многообразных интересов его активистов гармонизируется мерой их общественной природы, мерой практического участия в их осуществлении, мерой неотчужденного отношения к тем или иным формам общественного отчуждения.

  • Универсальный характер деятельности [одному и тому же человеку зачастую приходится решать проблему дизайна книг, сцены для конференции; проводить социологические исследования на предприятиях, устанавливать общественный диалог с другими общественными субъектами; участвовать в научно-театральных спектаклях и др.].

  • Органическая связь содержания с организационной кухней. Кто инициирует — тот и выполняет (как в искусстве).

  • Универсальный и многообразный характер деятельности «Альтернатив» рождает социальный артистизм, позволяющий входить, вникать в интересы Другого. Отсюда снятие ролевого принципа общения и свобода даже не вступать в диалог, а именно выстраивать его, причем в форме общего конкретного дела с представителями разных социальных групп (рабочих, интеллигентов, артистов, студентов, представителей власти, бюрократами и т.д.). Вообще надо сказать, что деятельность «Альтернатив» реанимирует понятие «Другой», по отношению к которому, у него возникает объективная заинтересованность.

  • Объективная феноменальность деятельности «Альтернатив» обусловливает и феноменальную природу его субъектов.

Противоречия движения «Альтернативы»

  1. Противоречия нашего места в общественно-политической системе России:

  • Между исторической и потому объективной масштабностью задач, стоящих перед движением, и ограниченным потенциалом «Альтернатив», связанным, в частности, с некоторой «преждевременностью» идейных установок и принципов деятельности «Альтернатив».

  • Между необходимостью участия в политической борьбе и социально-творческой нацеленностью нашей деятельности. В частности, движение «Альтернативы», не будучи по определению политической партией, неправомерно расценивается многими политическими субъектами как исключенное из общественной борьбы.

  • Между объективной нацеленностью на решение задач развития демократии, социализма и интернационализма и дискредитацией этих ценностей в современной России

  1. Внутренние противоречия каждого из нас (субъект социального творчества — обыватель, включенный в «обычную» жизнь), а так же противоречия между активистами движения, связанные с многообразием их идейно-политических позиций, материального и социального положения, склонностей, стилей работы. Противоречия между капиталом, обществом и моралью в данном случае разрешаются его снятием в самих субъектах деятельности.

  1. Противоречия Движения как свободной открытой ассоциации и социально-творческой деятельности, основанной на принципах авторства и диалога:

  1. Противоречия между свободным творчеством и формой его социализации, в частности, противоречие между стихийностью социального творчества и необходимостью его «вписывания в систему реальных политических процессов страны, в частностью, необходимостью планирования нашей деятельности.

  2. Противоречие накопленного опыта и необходимости новых решений. Так, найденные не без трудности творческие решения, например, идеи новых форм деятельности, практически невозможно использовать повторно, ибо они возникали под определенные конкретно-исторические задачи. И всякая новая своей конкретностью общественная задача требует адекватного, а значит  — «скроенной» только под нее социальную форму. Одним словом, деятельность «Альтернатив», в основе которой положено творчество не дает право на повторение. И если такое случалось, то последующие в силу этого неудачи, как раз и подтверждают в очередной раз силу данного «не писаного закона».

К этому же блоку следует отнести противоречие между сложностью формирования творческого коллектива под ту или иную конкретную историческую задачу и невозможностью его сохранения в перспективе. Смена задач, смена общественной ситуации, безденежная основа деятельности  — все это создает плавающий состав активистов.

  1. Противоречие между необходимостью организационного совершенствования собственной деятельности и неизбежностью постоянного ввода в нее новых активистов. Легче самой сделать, чем объяснять заново.

  2. Противоречие между четкостью конкретно поставленной задачи и импровизационным и творческим режимом ее решения. Это противоречие разрешается только в условиях формирования сверхзадачи, как в художественном творчестве, не позволяющей субъекту деятельности терять тему данной социальной импровизации.

  3. Противоречие между творческим и неформальным характером деятельности креатора в рамках движения «Альтернатив» и принципом его общественной ответственности, которая регулироваться может только одним: внутренними общественными отношениями самого движения и авторским принципом его деятельности. Автору и слава, и ответственность.

  4. Чем эффективнее деятельность субъекта социального творчества по разотчуждению общественной действительности, тем выше степень его культурной одинокости, обусловленной его положением, когда он оказывается не со всеми и не против общества, а напротив него. Это так, ибо, действие с позиции исторической альтернативы, в действительности означает действие в логике встречного (к обществу) движения.

  5. Противоречие «наследования». У движения «Альтернатив» не может быть наследников, т.к. оно связано с авторским типом деятельности (например, деятельность коммуны Макаренко). Здесь работают те же законы, что и в культуре, в искусстве, ценность которых невозможно присвоить, а можно лишь на основе субъект-субъектных отношений распредметить. Авторство не наследуется, а обретается всякий раз заново.

5. Некоторые заключительные ремарки

Какие проблемы и почему мы решаем

«Альтернативы», на мой взгляд, являются идейным (не политическим) авангардом, но при этом они отказываются от роли политического гегемона, вызывая недоумение: если ты на авангардных позициях, то ведь только для того, чтобы иметь законное право быть гегемоном. «Альтернативы» не отказываются от идеи гегемонии, но они предлагают идею не политической, а общественной гегемонии, субстанцией которой является уже ассоциированный индивид как особый субъект общественных отношений. И эта новая форма субстанции общественной гегемонии (кстати, она блестяще была апробирована жизнедеятельностью Маяковского) диалектически снимает в себе исторически предшествующую ей форму — политическую партию.

Вот почему «Альтернативы» — это сугубо общественный институт, который показал, что он может работать, не зависимо от своего формального статуса (будет его регистрация или нет).

Говоря об индивиде как общественном субъекте, надо отметить некоторые исторические закономерности его эволюции в советском и постсоветском пространстве. Так, если в 20-е гг. решалась проблема субъективизации индивида (хотя не была решена еще проблема его персонализации — для этого кроме социальных нужны были еще и культурные предпосылки, которые к этому времени еще не были достигнуты и которые брала на себя последующая культурная революция), то в брежневский период решалась проблема персонализации в условиях десубъективизации индивида.

Постсоветский период не только не решил последнюю проблему, но к этому добавил еще и интенсивный процесс де-персонализации человека. В результате современный индивид, окончательно де-субективированный и де-персонализированный господствующим режимом, оказался в своем большинстве сведен до единственной ипостаси своего общественного бытия  — агента рынка и объекта идейно-политических манипуляций. Рынок и государство, подчиняющие индивида, обрели тотальную власть над всем, выходя далеко за пределы собственно экономическо-политических сфер и активно вторгаясь на чуждые для них территории культуры, искусства и частной жизни. Что же до некоторых формальных политических «свобод», которые предлагаются гражданину России, то в действительности мы сведены до роли электората как особого типа товара на рынке политической власти и соответственно — рынке политических услуг. Электорат сегодня представляет собой некий аналог крепостных в царской России. Феномен «Альтернатив» содержит в себе идею универсального развития, как индивида, так и общества. Субстанцией этой универсальности является субъект общественной и творчески-преобразующей практики, т.е. конкретно-всеобщее, а не общее, диктуемое логикой капитала, логикой рынка и логикой бюрократии, воспроизводящее все возможные формы отчуждения и представляющее их во всей полноте и разнообразии в российском постмодернизме.

В этих условиях включение человека в социальное творчество, в частности, участие в деятельности движения «Альтернативы», позволяет решать проблему не только субъективации индивида, но и его персонализации, а это уже продвижение к собственно коммунистической деятельности и ассоциации. Субъектом деятельности данного движения является ассоциированный субъект, синтезирующий в себе принцип буржуазного «Я» и социалистического «Мы». Для него характерно единство идеи и дела, субъекта и объекта социального творчества, единство понятия и образа социального творчества Этическая позиция индивида в этом случае вырастает из объективной логики его конкретной деятельности. Понятие «идеал», которое декларируется практически во всех политических, партийных и общественных объединениях, в рамках «Альтернатив» даже не акцентируется. Идеал как общественное отношение является предметом и результатом социального творчества индивида. Таким образом, идеал не сводится к определенному образу общественных отношений, а является принципом самого общественного движения.

Приоритетный тип деятельности «Альтернатив», связанный с разотчуждением общественных отношений как раз и обусловливает его гуманистический характер. Если выделить более частные аспекты этой проблемы, то замечу, что в рамках нашего движения снимаются и многие другие противоречия и формы отчуждения:

  • Отчуждение, порожденное системой разделения труда. Мы все и каждый из нас занят самыми разнообразными видами общественной деятельнсоти.

  • В движении оказывается возможным диалог представителей разных идейных взглядов, которые идентифицируются не через политические дефиниции, даваемые самим индивидом, а через объективную логику самой деятельности. Любая политическая декларация снимается в практике социально-преобразующей деятельности.

  • В движении оказывается возможным диалог людей разных профессий.

  • В движении оказывается возможным междисциплинарный принцип научного сотрудничества.

  • В движении оказывается возможным диалог разных научных школ.

  • «Альтернативы» снимают противоречия между «высоким» и «низким». Творчески преобразующая деятельность креатора «Альтернатив» несет в себе необходимость и кураж поиска «коммунистического пути» для решения всех проблем без ранжирования их на высокие и низкие.

  • «Альтернативы» решают проблему гендерных конфликтов. Если брежневская бюрократия делала ставку на «старых», то рынок  — на «молодых», в то время как наше движение возрастную характеристику как любой количественный параметр снимает в качестве самой деятельности. В движении нет патернализма «старых» над «молодыми», ибо здесь диалог личностей, хотя, конечно, существует возрастная специализация (на пикеты —  молодые, на теоретические семинары - профессора).

Немаловажно и то, что практическая и творческая деятельность «Альтернатив» создает предпосылки для освобождения от социально-политического идеализма, наследуемого от господствующих принципов общественного сознания еще застойного периода.

Наше место в общественной жизни оппозиции

Практика деятельности «Альтернатив» диалектически отрицает противоречия трех систем: а) поздних советских форм общественной жизнедеятельности, б) современных форм политической жизни, основанных на идеях политических технологий и рынке политических услуг; в) культурной парадигмы постмодернизма.

Общественная тенденция, представленная «Альтернативами», не смотря на свою особость и исключительность, тем не менее, не является маргинальной. Она тесно связана с исторической традицией, идущей еще от большевиков, а также практики социального творчества 20-х гг. (добавлю так же, что она наследует и коммунистические направления жизнедеятельности таких людей, как, например, В.В. Маяковский).

Если же говорить о сегодняшнем дне, то движение «Альтернативы» по своей сути, формам организации, направлениям и методам деятельности, ближе всего стоит к альтерглобалисткому движению. Движение «Альтернативы» является не только участником разнообразных социальных форумов Наша собственная общественная природа объективно несет в себе качество форума, и в этом состоит культурная специфика и общественная значимость «Альтернатив» как определенного исторического феномена.

Приложение 1

Основные итоги деятельности ОД «Альтернативы» за 2000-2005 гг.

 

Поддержка социальных движений

  • Поддержка протестных акций трудовых коллективов (более 40 предприятий, более 20 конференций, семинаров и пресс-конференций, выпуск более 20 брошюр и других материалов в помощь активистам

  • Участие в организации и проведении Социальных форумов в России (московский, 2 Сибирских, Форум Черноземья, РСФ)

  • Участие в организации и проведении Форума «Образование для всех»

  • Инициирование движения «Образование для всех и участие вего формировании (пред., зам пред, секр. орг-та — активисты «А-в»)

  • Поддержка и консультирование акций социального протеста против монетизации льгот, коммерциализации ЖКХ и т.п.

  • Участие в различных митингах и пикетах (более 30)

  • Разработка концепции и начало реализации проекта «Даешь»

Образовательная и политико-пропагандистская деятельность

  • Систематические заседания клуба «Диалог» (более 10 лет, 7-9 заседаний в год, итого около 100 встреч)

  • Серия пресс-конференций и выступлений в СМИ по социально-политическим вопросам (более 50)

  • Систематические выступления в СМИ (более 20 раз на центральном телевидении, более 50 раз на радио, около 100 статей и т.п.)

  • Участие в организации работы и систематические лекции в МУССе (2-3 раза в неделю, 1-2 семестра в год)

  • Систематическое участие в общ-политических конференциях и т.п. мероприятиях других организаций и движений

Теоретико-пропагандистская деятельность

  • Издание и распространение журнала «Альтернативы»

  • Издание и распространение альманаха «Экономико-философские тетради»

  • Издание и распространение книг (за отчетный период 22 объемом около 400 п.л.)

  • Организация и проведение конференций, семинаров, симпозиумов и круглых столов (за отчетный период в Москве 27, в регионах — более 10)

  • Организация и теоретического семинара в Государственной Думе (за отч. период - 36)

  • Систематическое участие в конференциях и т.п. других организаций и движений (более 200)

  • «Театр живых идей» (5)

Участие в международном альтерглобалистском движении

  • Участие в деятельности оргкомитета трех ЕСФ

  • Участие в организации делегации на Флорентийский, парижский, Лондонский ЕСФ

  • Проведение 2-х семинаров и «Театра живых идей» на ЕСФ

  • Участие в других международных встречах (более 100 )

Приложение 2

Хроника основных мероприятий, проводимых ЦС ОД «Альтернативы» (в качестве организатора или со-организатора) за октябрь 2004 — октябрь 2005 гг.

2004 г.

Октябрь

Клуб «Диалог» — «Новая партия ВКПБ». А.И.Шендрик

14-18- Европейский социальный форум - Лондон

Ноябрь

4 — Участие в конференции по проблемам диалектики и империи

13 — Конференция по рабочему классу. Музей Маяковского.

Декабрь

4-5 — Поездка на Майдан - А.Бузгалин

Проведение круглого стола журнала «Альтернативы» совместно с украинским журналом «Тоталлогия» о ситуации на Украине, соц. опрос на Майдане.

10- Клуб «Диалог» по событиям в Майдане. А.Бузгалин

20-23 — Обработка социологических анкет с Майдана.

2005 год

Январь

9 — Клуб «Диалог»: 100 лет Первой русской революции: общество тогда и сейчас». Шествие к памятнику революционерам и возложение цветов к нему.

14 — оргкомитет социального Форума

17 — Запись передачи «Почему растет мода на советское искусство?» в передаче «Что делать?».

18 — вернули сайт

22 — Конференция в Питере «100 лет Революции 1905 года»

25 — Круглый стол в независимом Пресс-центре «Отмена льгот: pro et contra». Участники: А.В.Бузгалин, Д.С.Львов, Д.Е.Сорокин, В.В.Куликов,С.С.Дзарасов.

29 — Участие в митинге против отмены льгот. Участие в Форуме в Институте Философии.

29 — обсуждение вопроса модернизации клуба «Диалога»

30 — Расширенный Совет ОД «Альтернативы» обсуждение стратегии «Альтернатив»

31 — Участие в пресс-конференции «Антисемитское письмо депутатов Госдумы — провокация, имеющая целью разгром оппозиции»

Февраль

7 — Участие в пресс-конференции по вопросу социального положения шахтеров А.Колганов, А.Демидов, А.Бузгалин, Л.Булавка.

8 — Участие в пресс-конференции по дню единых действий

12 — 13 Проведение и участие в 1-ой Всероссийской научно-практической конференции «Диалектика культуры: общество, государство, личность в современной России» (со-организаторы: Министерство образования и науки Пензенской области, Философское общество «Диалектика и культура» (г.Москва), ОД «Альтернативы», Пензенская государственная технологическая академия в Пензе).

28 — Клуб «Диалог» «Партии и сети общественных движений: достоинства и недостатки»

Март

3 — обсуждение идеи информационного ресурса «Даешь другой мир!»

9 — участие в конференции, посвященной 20-ти летию Перестройки

15 — Теоретический семинар в Государсв. Думе «Современные реформы образования: сущность и альтернативы». Докладчик О.Н.Смолин

22 — Участие в круглом столе в «Ленинке» по проблемам культуры

Апрель

1-10 — подготовка и сдача первого номера «Даешь!»

8 — участие в конференции совместно с венгерским журналом «Эсмелат»

14 -15 конференция «Государство и общество»

16-17 — Российский социальный форум

16 -Образовательный форум «Образование для всех»

16 — Демонстрация РСФ

17 — Конференция ОПД «Альтернативы»

. — очередное заседание клуба «Диалог»

Май

. — очередное заседание клуба «Диалог»

15 — очередное заседание клуба Теоретического семинара в Государственной Думе

24-27 — ОД «Альтернативы» организует симпозиум «Экономика. Общество. Личность» и круглый стол по диалектике, а так же «Театр живых идей» в рамках Российского философского конгресса

Июнь

20 — очередное заседание клуба «Диалог»

Июль

23 -25 — Участие в работе Немецкого социального форума по проекту «Даешь!»

Участие в работе Сибирского социального форума

Подготовка и сдача второго номера «Даешь!»

Сентябрь

17 — Проведение чит. конф. ж-а «Альтернативы» в клубе «Альтернативы» (г. Севастополь)

26 — очередное заседание клуба «Диалог»

Октябрь

7-8 -Конференция по проблемам марксизма

9 — Конференция ОД «Альтернативы»

10 -11 Конференция по социальным проблемам экономических реформ

14 — Участие в работе по подготовке ВЕСФ (Будапешт)