Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Читая «Манифест»

Русский
Разделы: 

Читая «Манифест»

Виктор Шапинов

В
декабре уходящего 2008 года в бразильском Сан-Паулу прошла встреча
коммунистических и рабочих партий. Об этом я узнал от Виктора Тюлькина,
лидера РКРПРПК, который позвонил мне из Ленинграда и спросил, читал ли
я текст его выступления на этом семинаре. Выступление Тюлькина было
традиционно хорошим и грамотным, но вместе с ним я прочитал и «Манифест», принятый коммунистическими партиями. Вот тут у меня возникли серьезные вопросы. 

Характер
международной встречи в значительной мере определяется составом
участников. Тут возникает первый вопрос. Известно, что коммунистические
партии возникли из раскола в социалистическом движении: по одну
сторону, во II Интернационале, остались реформисты, оппортунисты,
меньшевики, по другую – в III Интернационале – революционеры. Это
базовое разногласие, которое в отличие от многих других исторических
разногласий (оценки СССР, роли Сталина и т.п.) сохраняет свое значение
целиком и полностью и сегодня. Конечно, развитие левого движения не
остановилось в 1919 году, были и другие расколы, значительная часть
партий III Интернационала прекратила свое существование, часть перешла
на реформистские позиции еврокоммунизма. Предпринимались безуспешные
попытки создания IV Интернационала (и не одного, а целого десятка), и
даже V-го. Большое значение имела дискуссия между КПСС и Компартией
Китая в 1960-е годы, когда КПСС настаивала на «мирном, парламентском
пути» к социализму, а КПК отстаивала всеобщее значение Октябрьской
революции. Потом и КПСС, и КПК повели свои страны к реставрации
капитализма…

В общем, фигуры на шахматной доске меняются, но деление на белых и черных, на революционеров и реформистов остается. 

Логично
было бы представить себе, что революционные коммунисты соберутся на
свою международную встречу в одном месте, а псевдокоммунисты – в
другом. Что одни будут говорить о том, как превратить кризис в
революцию, а другие – выпускать пар в свисток, сочинять бумажные
резолюции и думать о следующих выборах в парламент. Но не тут-то было.
Они собираются вместе, мирно беседуют и принимают совместный «Манифест».

На
встречу приглашают даже представителей Компартии Китая, которая давно
уже превратилась в капиталистическую партию. Правда, китайцы не всегда
приезжают – у них есть дела и поважнее: например, спасение глобальной
капиталистической экономики от краха, в чем правительство КНР успешно
сотрудничает с США. Приезжают представители КПРФ, перманентно
помогающей режиму «не допустить социального взрыва», представители КПУ,
которые буквально во время встречи в Сан-Паулу продались с потрохами
буржуазной партии Юлии Тимошенко и голосовали за новую
«демократическую» коалицию в парламенте… 

Конечно,
мы не сектанты, чтобы говорить, что вместе с реформистами не сядем на
одном поле… обсуждать вопросы кризиса капитализма. Сядем, конечно. Но
открыто скажем, что вы, «товарищи», со своей позицией выступаете в роли
помощников в деле спасения капитализма. И уж точно не выйдет у нас
совместной резолюции написать. 

А вот, что получилось у товарищей и «товарищей» вместе в Сан-Паулу:

«Крупнейшие
капиталистические страны, – пишут авторы «Манифеста», – в том числе,
США, ЕС и Япония вместе с доминирующими международными организациями
МВФ, Всемирным банком, Центральным банком Европы и другими, используя в
качестве инструмента ту же ООН, судорожно пытаются найти «решения»,
которые, по сути, являются семенами новых кризисов, для быстрого
спасения существующей системы и усиления механизмов эксплуатации и
империалистического давления».

Писать
эти правильные слова и умалчивать о том, что псевдосоциалистический
Китай активно участвует в этих попытках спасения – это недостойно
коммунистов. Особенно сейчас, когда даже буржуазная деловая пресса чуть
ли не молится на Поднебесную и превозносит Страну Дракона как спасителя
мировой системы. 

Стремление
соединить несоединимое – марксизм и оппортунизм – буквально сквозит в
каждой строчке бразильского «Манифеста». Вначале говорится, что
нынешний кризис – не просто крах политики неолиберализма, а структурный
кризис всей капиталистической системы. А затем, в противоположность
этому, утверждается, что «основной причиной кризиса» стало наличие
«диких финансовых спекуляций в экономике», то есть фактически
повторяется тезис кейнсианцев, сторонников регулируемого капитализма. 

Так
все-таки, товарищи, проблема в капитализме или недостаточном
государственном регулировании? Тут придется отвечать: или – или.

Оставляет
серьезное пространство для размышления и следующий пассаж «Манифеста»:
«На долю рабочих, крестьян, мелких и средних предпринимателей и всех,
кто живет своим трудом и задыхается под тяжестью монополий, выпадает
только ещё большая эксплуатация, безработица, всё меньшие зарплаты и
пенсии, большая неуверенность, больше голода и больше бедности».
Позвольте, но разве на долю средних предпринимателей выпадают
эксплуатация и безработица, меньшие зарплаты, а тем более голод? Эти
господа сами являются эксплуататорами, хоть и не крупными, сами
сокращают зарплаты своим работникам, сами выгоняют людей на улицы, если
дела идут плохо. Спору нет, капиталистические монополии – главный враг.
Но это совсем не повод валить в кучу наемных работников и
предпринимателей.

«Манифест»
не ставит четко и недвусмысленно, как можно было бы ожидать от
коммунистов, вопрос о том, как превратить кризис в революцию. О
революции говорится как-то неопределенно, как о перспективе, которая
неизвестно когда и будет, если будет вообще: «Рабочие и народ могут,
объединившись, определять курс экономического, социального и
политического развития, вырвать у крупных капиталистов важные уступки в
интересах людей, противостоять развитию фашизма и новым войнам и
открыть путь к глубокой трансформации, носящей прогрессивный и даже
революционный характер». 

Это «даже» звучит поразительно! Система разваливается на наших глазах, а мы говорим о каких-то «уступках». 

Бывают
случаи, когда революционную агитацию нужно прятать за внешне
политкорректными фразами. Мне самому приходится так делать, когда я
пишу для буржуазных СМИ. Но тут-то собрались коммунисты, и можно было
ждать от них языка, который порывает с благопристойностями буржуазного
дискурса, открытой и деловой постановки задач классовой борьбы. Кто
мешал сказать прямо? Какой цензор или редактор стоял над авторами
документа?

В
том же духе «Манифест» говорит и о социализме. «Социализм – вот
альтернатива!» – утверждают авторы. Но какой социализм? Пролетарский?
Буржуазный? «Шведский»? «С китайской спецификой»? Социализм Кастро или
Лулы? Социализм Ленина или Каутского? Мир в ХХ веке видел сотни разных
«социализмов», включая и «национал-социализм», которые были средством
спасения капитализма.

«Единственным
ответом на чаяния пролетариата, – пишут авторы «Манифеста», – является
разрыв связи власти с крупным капиталом, с империалистическими блоками
и альянсами и глубокая общественная трансформация
антимонополистического и освободительного характера». Кто не подпишется
под этим? За это выступает и «национальная буржуазия» «третьего мира»,
и мелкая буржуазия, и все реформисты, и левые либералы, и буржуазные
демократы. Можно было ожидать от коммунистов указание хотя бы на такие
существенные черты социализма, как уничтожение частной собственности и
диктатура пролетариата. 

Вероятно,
что такая «коммунистическая всеядность» принесет свои горькие плоды не
только на уровне международного взаимодействия. Не может не
настораживать то, что один из главных организаторов встречи – Компартия
Греции – в момент, когда в стране идет всеобщая забастовка и уличные
бои, призывает своих сторонников дать правящему классу «окончательный
урок» на… «следующих выборах».

http://www.rabkor.ru/?area­authoredArticleItem&id=1076