Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Где ошибка?

Разделы: 
Борис Кагарлицкий

Где ошибка?

Жители России протестуют, но как-то не так.

В этих словах можно выразить отношение левых активистов к реальным социальным конфликтам, наблюдаемым сегодня в нашем обществе. С одной стороны, кампания против реформы ЖКХ, оказалась гораздо менее масштабной, чем можно было ожидать, учитывая рост коммунальных платежей, который ощутили на себе буквально все граждане. К лету массовые выступления явно выдохлись, а главное, они не переросли в широкое общественное движение. Опыт января 2005 года, как бы ни был он для нашей страны важен — в культурном и политическом отношении — механически повторить не удается.


С другой стороны, выступления обманутых вкладчиков, „соинвесторов“ лопнувших жилищных проектов выглядят довольно радикально, но всякий серьезный левый комментатор неизбежно замечает, что эти выступления — типично мелкобуржуазные. И дело тут не в социальном статусе участников. Среди пострадавших соинвесторов вполне могли быть рабочие и служащие. Мелкобуржуазным это движение является по своей культурно-психологической основе. Это даже не „восстание среднего класса“, это бунт мелких собственников, которые защищают не коллективные, не классовые, а сугубо личные интересы. Они не пытаются что-то изменить в обществе, а стремятся решить сугубо личные вопросы. Они не являются даже реформистами, ибо не требуют никаких реформ. Они не выступают за отмену какого-то закона.


Безусловно, все они являются жертвами существующей системы, но отнюдь не её противниками. Как ни парадоксально, такое выступление очень легко политизировать и направить против власти, но очень трудно повернуть в антисистемное, антикапиталистическое русло.

 

Значит ли это, что левые не должны в подобных выступлениях участвовать и не могут их поддерживать. Отнюдь нет. Во-первых, требования обманутых вкладчиков являются — в рамках существующей системы — справедливыми. Во-вторых, мы должны вести свою пропаганду в подобных движениях. Если с ними не будут работать левые, с ними начнут работать другие силы.


И наконец, надо понимать, что сравнительный успех индивидуалистического протеста на фоне сравнительно низкой эффективности коллективистских социальных движений — показатель объективного состояния общества. Да, у людей происходит осознание своего интереса, но очень часто — только индивидуального. Это закономерное следствие как социального опыта последних 15 лет, так и результат советского политического и культурного воспитания. Ведь советский человек был коллективистом в своей публичной или производственной жизни, организованной государством. То, что он делал сам, без помощи государства — он делал индивидуально и индивидуалистически. Казенный коллективизм обернулся народным индивидуализмом.

 

Значит ли это, что постсоветское общество к коллективистскому протесту неспособно? Отнюдь нет. Но осознание необходимости в коллективном действии сопровождается не менее острым желанием, чтобы это совместное действие кто-то организовал. КПРФ плоха — с точки зрения массового сознания — тем, что она организует не коллективные действия, а собственные пропагандистские акции, используя социальные проблемы как повод. К тому же она ещё и неэффективна — это все прекрасно видят и понимают. Но отсюда не следует, будто люди готовы к стихийной самоорганизации. Некоторые, быть может, и готовы. Но большинство ждет другого организатора. Чтобы делали примерно то же, что КПРФ, но по-честному, более эффективно и более современно.

 


Нравится нам это или нет, но это так.

 

Можно сколько угодно повторять лозунги и тешить себя надеждами, что движение само собой поднимется (надо только немного помочь). Можно рассказывать множество интересных историй про горизонтальные связи и сети (заметьте, что сетевые структуры опять же с легкостью создаются в обществе разобщенных индивидов — как форма специфически мелкобуржуазной организации). Можно ругать демократический централизм.


Только всё это не работает.

 

2005 год показал возможность стихийного коллективизма. Больше того, новые стихийные вспышки, аналогичные выступлениям против „монетизации“ льгот неизбежны. Они будут повторяться. Но вспышка протеста это ещё не массовое движение. Её легко погасить. Она может не иметь продолжения. Просыпаясь на следующее утро после очередных выступлений, мы обнаруживаем, что вокруг нас — и в нас самих ничего не изменилась. В один прекрасный день мы проснемся: всё в той же самой стране. И на следующий день. И ещё, и ещё:


Социальные движения пробуксовывают. Они не побеждены властью, но и не способны серьезно повлиять на власть. А главное, люди сами это чувствуют.

 

Вывод напрашивается сам собой — нужна организация, причем политическая. Нужны структуры партийного типа. Нужен демократический, но всё же централизм. Нужно выходить на сцену серьезной политической борьбы — причем не в качестве комментаторов, а в качестве действующей силы.


Если эта задача левыми в середине 2000-х годов не будет решена (а нет никаких гарантий, что она будет решена), то начавшийся общественный подъем завершится очередным глубоким разочарованием.

Источник: http://www.aglob.ru/analysis/?id=1513