Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Кавказ, Каспий и Средняя Азия связаны войной

Друзья «Альтернатив»: 

Михаил Чернов: Кавказ, Каспий и Средняя Азия связаны войной

Международное общественное движение «Единая Осетия», совсем недавно выступило с заявлением, где в числе своих основных приоритетов обозначило ряд проектов евразийского значения — в том числе, привязанных к Казахстану. Аналитики ИА REGNUM заинтересовались планами политических конструкторов движения и предложили ответить на вопросы агентства и.о. председателя правления МОД «Единая Осетия» Михаила Чернова.

ИА REGNUM: Как Казахстан может быть привязан проектами к «Единой Осетии»? Существуют ли уже сейчас проекты евразийского значения, полностью проработанные и способные привлечь элиту — то есть и крупные, и амбициозные, и инфраструктурные?

На сегодняшний день проработанных проектов, которые можно было бы изучать в институтах развития Казахстана — нет. Но есть три проекта, которые с помощью казахских инвестиций, при участия казахстанских институтов развития могут оказаться не только успешными и прибыльными, но и стать пилотными проектами для двустороннего российско-казахстанского сотрудничества или трехстороннего сотрудничества компаний из России, Белоруссии и Казахстана на всем Северном Кавказе.

Во-первых, это начало строительства дорог из постнапряженных и преднапряженных бетонных плит с гарантированным сроком эксплуатации в 60-80 лет с возможностью беспроблемной транспортировки любой номенклатуры грузов. Во-вторых, это прокладка надежного инфраструктурного транспортно-логистического коридора через Рукский и Мамисонский перевалы в направлении черноморских портов Батуми и, возможно, даже Поти, и в Закавказье в направлении Армении и Ирана. Этот коридор свяжет Россию, Иран, Пакистан, Индию, Казахстан, Государства Средней Азии, Турцию, государства Черноморского бассейна. Сюда входит и короткая железнодорожная ветка Алагир-Цхинвал и восстановление разрушенного участка Цхинвал-Гори.

В-третьих, проект создания надежной малой энергетики для малого и среднего бизнеса на Северном Кавказе. В регионе много предприимчивых людей, для развития бизнеса которых, в том числе в отдаленных горных районах, не хватает электричества. Это и малые ГЭС на реках, и малые солнечные ГЭС, другие виды энергетики. Казахстан в течение последних трех лет многого добился как в развитии высокой атомной энергетики, так и в малой. Во всех этих трех позициях Казахстан может сыграть значительную роль,

ИА REGNUM: В вашем первом заявлении вы наметили довольно четкие планы по строительству авто- и железнодорожному выходу в Армению и к кавказским портам и ТРАНСКАМа — можете ли сейчас технически пояснить эти направления вашего сотрудничества — что это за проекты? Кто инициатор, кто финансирует — и как будет идти реализация?

Да, конечно, это можно. Нравится или не нравится — но в районе центрального Кавказа, черноморском побережье Кавказа, на Каспии, новых масштабных проектов не будет. Все вышеперечисленные проекты — это реализация еще советских заделов. В частности, транскавказская железная дорога, которая (в разных вариантах) соединяла Алагир с Цхинвалом или Владикавказ с Цхинвалом, проектировалась еще в советское время. Было несколько таких проектов в 30-е, 40-е и 60-г годы ХХ века. Поднимались они из-под сукна и в середине 90-х. Тогда развитие увязывалось с созданием свободной экономической зоны, прокладкой многополосной автодороги и вводом в строй Зарамагской ГЭС. В разработке проектов принимала участие компания ЗАО «Иралан», финансирование полагалось на АКБ «Иронбанк» и внешних европейских и турецких инвесторов. Но, по понятным причинам, реализованы они не были.

Сейчас развитие проектов рассматривается в новых условиях независимости республики Южная Осетия и ее признания со стороны РФ. В 2009 году президент ОАО РЖД Владимир Якунин заявлял о готовности построить железнодорожную ветку Алагир-Цхинвал. На сегодня можно сказать, что прежние схемы финансирования нереализуемы: участники их просто не потянут. На сегодня реализация этого сложном по структуре, но относительно небольшого по финансированию проекте проектов возможна только в случае появления в инвесторах «Внешторгбанка» и «Внешэкономбанка» в связке с зарубежными банками с участием АО «Банк развития Казахстана».

ИА REGNUM: Транспортный коридор в обход Азербайджана, но с выходом в Турцию это очень интересный с точки зрения геополитики проект — а как его можно реализовать, не затронув интересов американских, британских и турецких компаний?

А о каком транспортном коридоре в обход Азербайджана идет речь? Транспортный коридор ТРАСЕКА начерчен, в первую очередь, для китайских товаров. Пусть работают. Для грузов из Сибири и Северо-Западных областей Казахстана он не нужен.

Вопрос развития Северо-Западных областей Казахстана крайне политизирован. Тут и Жанаозен и столкновение казахских рабочих с китайскими и турецкими рабочими на нефтепромыслах. Эти проблемы уже озвучены в парламенте республики Казахстан, в правительстве. Само наличие транспортных коридоров из Атырау, Актау через Россию в европейском и средиземноморском направлении — облегчает выход регионам республики на новые рынки и направления при сохранении контроля Астаны за регионами. Включение Астаны в транспортные и инфраструктурные проекты позволяет снять и, возможно, навсегда снять проблему сепаратизма в Северо-Западных регионах Казахстана.

ИА REGNUM: Идеология движения — сугубо евразийская, но тогда в нее не попадают страны, которые все меньше хотели бы видеть себя в составе ЕАС и ТС. Как например вы относитесь к Узбекистану, чем можно было бы привлечь в евразийские проекты узбекскую элиту? Или напротив, вы видите себе евразийское пространство — без Украины и Узбекистана?

Во-первых, глупо думать, что людей, компании и целые государства можно привлечь в «евразийские проекты» под евразийскую идеологию. Люди и государства вовлекаются только в общее хорошее будущее. Только потом появляется евразийская идеология как политико-идеологический и культурный инструмент. Вот и все.

Во-вторых, не может быть и не будет Евразийского Союза Народов без самого крупного государства Средней Азии, Узбекистана, и самого крупного после России постсоветского государства Восточной Европы, Украины. На Украине сосредоточено более высокообразованное, мобилизованное и дисциплинированное население, чем даже в России. Но это будет потом. Сначала должно собраться ядро из России, Белоруссии и Казахстана, к которому присоединятся братья с гор Киргизии, Таджикистана и Армении. И только потом все остальное.

ИА REGNUM: Как вы расцениваете вообще ситуацию в Средней Азии — с привязкой к ситуации на Северном Кавказе — очевидно же, что весь регион, который вы себе представляете, как регион сотрудничества — вполне может стать завтра регионом войны?

Это уже сегодня регион войны. Но надо сделать его регионом сотрудничества. Идет много попыток выделить регионы Большого Ближнего Востока, Центральной Евразии, Черноморско-Каспийский регион, Кавказско-Каспийский регион, Каспийско-Центральноазиатский регион. Но это три совершенно разных пространства развития: Кавказ, Каспий и Средняя Азия. Просто они взаимосвязаны.

Казахстан — нравится это кому-то или не нравится — не является решающим игроком ни в одном из этих пространств, но он вполне может таковым стать, если Астана будет думать не о реноме Казахстана в глобальных проектах, но будет участвовать в разрешении проблем как малая, умная и самостоятельная сила. В этом случае многие проблемы могут быть разблокированы.

Речь идет и о военных проблемах, связанных в том числе и с атомными угрозами со стороны Израиля, Ирана и Пакистана. Астана сможет играть роль, которую не могут сыграть Россия или США — взять на себя ответственность за региональные решения. Казахстан в свое время совершил ошибку, отказавшись от атомного оружия под гарантии суверенности со стороны мировых держав. Это, повторяю, была ошибка. Вместе с тем, Казахстан сохранил свой атомный комплекс, и усилил его по отношению к атомному комплексу КазССР. Ни Россия, ни Украина, ни Таджикистан, ни Узбекистан не улучшили свой атомный комплекс по отношению к соответствующим республикам СССР. В Казахстане дела лучше, и Астана может выступать как страна, которая может иметь ракетно-ядерное оружие, имея все инженерно-технические возможности для этого, но не делает этого, поскольку решила бороться за мир, потому что может брать на себя ответственность. Принято считать, что ответственность за критические и судьбоносные решения несут только США и Россия, но мир изменился.

Ответственность предполагает, готовность заплатить за эти региональные решения, и это нормально. В этом плане Казахстан пока не дорабатывает. Нужно чтобы население понимало, сколько это стоит, что потребуется решимость поддержать лидера нации в том, что маленький Казахстан, являясь сильной экономикой, сплоченным обществом, должен заплатить за решение региональных проблем. Серьезных оппонентов такому подходу не будет. Мировые и региональные игроки удивятся, но примут такой поворот, если Казахстан не просто будет проводить форумы, но возьмется за разрешением международных проблем, многие из которых он реально может разрешить.

ИА REGNUM: Можно ли на ваш взгляд, рассматривать ситуацию в Афганистане и ситуацию в Иране вне рамок вашего движения? Какова ваша позиция по этим государствам?

Она совершенно четкая. Афганистан напрямую не может быть привязан к этим проблемам. Только косвенно. Наркотрафик в значительной степени перенаправлен в направлении нынешней Грузии и ее черноморских портов. Понятно, что в единой Осетии, где будут стоять российские войска масштабному наркотрафику не быть. Через Казбкеский район в сторону Ингушетии, через Триалетскую Осетию к портам Батуми и Поти трафик будет перекрыт. Развести же Осетию и Иран, конечно же, нельзя. Это два братских народа, выросшие из одного арийского корня. Не случайно в самоназвании народов есть корень «ирон». «Ирони» звучит актуально и во многих государствах Средней Азии.

http://www.regnum.ru/news/1631871.html