Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

«Культурный конфликт» или социальное угнетение?

Русский
Разделы: 

«Культурный конфликт» или социальное угнетение?

К подоплеке ноябрьских событий во Франции

А.И.Колганов

Беспорядки, вспыхнувшие в предместьях Парижа в первой декаде ноября, и отозвавшиеся эхом по всей Франции, задевшие Бельгию и Германию, многие комментаторы стремятся представить как цивилизационный конфликт, столкновение враждебных цивилизаций и культур. Под тем же углом зрения подают ситуацию и большинство российских СМИ.

Было бы очевидной глупостью отрицать наличие противоречий между культурой иммигрантов, или детей иммигрантов, и культурой тех стран, которые их принимают. Существуют и весьма значимые конфликты на этой почве. Однако подоплека нынешних событий лежит в области социально-экономической. Иначе бы действия молодежи не встречали бы сочувствия со стороны значительной части коренного французского населения, которое испытывает схожие тяготы.

Достаточно очевидно, что поджоги школ, магазинов, полицейских участков, муниципальных учреждений вызваны вовсе не различием культурных или религиозных традиций. Все зоны уличных акций французской молодежи – это депрессивные индустриальные районы с высоким уровнем безработицы. Большинство протестующих – не приезжие, а родившиеся во Франции. Различие в культурных традициях проявляется в этих акциях лишь в том, что среди коренных французов несколько меньше склонность проявлять свой протест путем уличного вандализма. Но коренные французы и не испытывают на себе двойной гнет – и социально-экономических лишений, и социального отторжения из-за расы и цвета кожи.

Реакция большинства российских политических организаций и СМИ на эти события была весьма предсказуема. И дозированный официальный национализм, и не дозированная ксенофобия многих политических карьеристов схожи в одном – в противопоставлении людей по национальному признаку. Между тем проблемы иммигрантов в России также являются в первую очередь социальными, а не национально-культурными.

Опять-таки, было бы глупостью отрицать наличие в России точек этнокультурного конфликта. Но ведь не культурные традиции, не религия, не манера поведения являются главной подоплекой напряженного отношения к иммигрантам. «Приезжие отбирают наши рабочие места», «они заполонили все рынки» – вот основные мотивы, к которым старательно подверстывается «угроза терроризма». Но что-то я не слышал о террористической угрозе, исходящей от таджикских или молдавских строительных рабочих, от азербайджанских торговцев, от украинских водителей автобусов.

Вы хотите, чтобы иммигрант соответствовал стандартам московской городской культуры, чтобы он не загаживал подъезды, не портил лифты, не шокировал обывателя своей излишне громкой и эмоциональной речью и т.д.? А разве ваши собственные дети не учиняют подобные же художества? Разве в бедных спальных районах, независимо от того, живут там иммигранты, или нет, подъезды не находятся в одинаково жалком состоянии? И от кого вы требуете немедленного усвоения стандартов высокой культуры? От людей, которые вынуждены искать работу за тридевять земель от дома, которых заставляют работать безо всякой оглядки на Трудовой кодекс, которые на каждом шагу подвергаются угрозам, поборам и придиркам со стороны властей, которые не знают, как долго они смогут получать свой довольно скудный заработок, и не вышвырнут ли их завтра вон?

«Москва для москвичей», «вас сюда никто не звал» – вот расхожие суждения, которыми оперируют люди, ставшие жертвами националистических предрассудков. Позвольте, как это – «вас никто не звал»? А как же строительные фирмы, предпочитающие нанимать нелегальных иммигрантов, чтобы платить им нищенскую заработную плату? А как же автобусные компании, которые нанимают иммигрантов (правда, преимущественно легальных) с той же целью? Да и вообще, московский рынок труда переполнен предложениями работы, за которую собираются платить значительно ниже средних московских стандартов. Москвичи на такую работу не идут сами – ибо за такую зарплату в Москве невозможно прокормить семью. Но на нее идут иммигранты из регионов, где экономическое положение многократно хуже, и где люди согласны отказывать себе во всем, лишь заработать хоть немного денег.

И кто же в этом виноват? А виноват капитал, стремящийся понизить издержки найма рабочей силы, насколько это будет возможно. И именно для того, чтобы отвлечь внимание от политики правящего класса, наживающегося на лишениях всех народов России и иммигрантов из бывших республик СССР, и раздувается националистическая и ксенофобская истерия.

Капитал одной рукой развертывает процессы глобализации, вызывающие нарастание миграционных потоков по всему миру, что позволяет капиталу привлекать к себе рабочую силу подешевле. Другой рукой капитал стравливает народы между собой, чтобы не позволить им сплотиться единым фронтом в борьбе против эксплуатации и угнетения. Искусственное нагнетание мотивов культурно-цивилизационного конфликта – одно из средств такого стравливания. И не важно, проводит ли капитал политику «либеральную», то есть дает свободу для культурно-национального обособления, как в США и Великобритании, или «государственническую», то есть политику принудительной формальной культурной ассимиляции (при фактическом отторжении), как, например, во Франции – в любом случае эта политика провоцирует обострение межнациональных конфликтов. Именно экономическое, социальное и культурное отторжение французским обществом молодежи, происходящей из иммигрантских семей, вызывает у нее реакцию выпячивания своей этнокультурной обособленности. Именно чувство своей третьесортности в рамках проекта капиталистической глобализации питает ее ненависть к более благополучной части мира. Но когда буржуазия грозит полицейским кулаком при виде разграбленных магазинов в Новом Орлеане или подожженных автомобилей в Клиши, хочется ответить – вы сами этого хотели. Это вы провоцируете на конфликт одну часть угнетенных, чтобы противопоставить ее другой.

А что же наш российский правящий класс? Наш, как всегда, «впереди планеты всей». У нас не проводится ни политика свободы культурно-национального обособления, как в США, ни политика культурной ассимиляции (пусть даже формальной), как во Франции. От наших иммигрантов фактически требуют немедленной культурной ассимиляции, не предоставляя к тому никаких возможностей. Иммигранты поставлены в крайне шаткое с правовой точки зрения положение, их третируют как потенциальных преступников и террористов. Это – разновидность той же политики натравливания одной части угнетенных на другую, чтобы отвлечь внимание от истинных виновников их бедственного положения. И позиция тех политиков, кто рядится в тогу защитников трудового народа, и одновременно третирует иммигрантов, ясно свидетельствует, на чьей они в действительности стороне.

Наша позиция, позиция левых в этом вопросе однозначна: защита прав трудящегося и эксплуатируемого большинства независимо от национальности; настойчивая борьба за преодоление расовых, этнических, культурных и религиозных предрассудков (от кого бы они ни исходили) для сплочения трудящихся всех наций и народностей против всех форм социально-экономического угнетения. И уж, конечно, левым не к лицу романтизировать уличный вандализм, потому что он есть лишь оборотная сторона политики угнетения, а не путь к освобождению.

Комментарии

Нельзя согласиться с авторами статьи. Конфликт действительно носит культурный и цивилизационный характер, и не замечать, что сегодняшние реалии уже совсем не те, что реалии 19 века, продолжая пытаться сводить всё к труду и эксплуатации, глупо. Сейчас фактически происходит повторение события периода упадка Римской империи, когда империя постепенно наполнялась и захватывалась вариварами, только сейчас происходит захват мигрантами Европы и России.