Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

МАЙДАН-2013: МНОГОМЕРНАЯ ДИАЛЕКТИКА ПРОТИВОСТОЯНИЯ (ВЗГЛЯД СЛЕВА)

МАЙДАН-2013: МНОГОМЕРНАЯ ДИАЛЕКТИКА ПРОТИВОСТОЯНИЯ (ВЗГЛЯД СЛЕВА)

Александр Бузгалин,
главный редактор журнала «Альтернативы»
buzgalin@mail.ru


В  дни, когда пишется этот текст, вопрос об исходе противостояния еще не решен, но автор уверен: нынешние власти Украины, так или иначе, но пойдут на сближение с ЕС. Однако глубинных проблем Украины и наших с ней отношений это все равно не решит.



Трагедия, превращающаяся в фарс или фарс как трагедия
Украина пронизана противоречиями. Во второй раз за десять лет Киев стал местом массовых акций протеста и столкновений с властями. Но поздняя осень 2013-го только внешне похожа на события 2004-го. Ситуация стала много сложнее.
В первом случае главным действующим лицом Майдана были люди, уставшие от хамства и произвола правящей экономико-политической элиты. Националистические группы, агенты влияния и т.п. были тогда быть может и не менее сильны, чем в 2013-м. Но тогда главным было именно массовое народное возмущение. И противостояние тогда было не только геополитическим (в Европу или к России), но и общественно-политическим: или мы, граждане – или они, паразиты.
Нынешний Майдан во многом иной. Общее недовольство паразитизмом властей сохраняется, но на первый план выходит хорошо продуманная организация со стороны про-западных политических и экономических «элит». И если в 2004-м закулись еще стеснялось проявлять себя открыто, то сейчас оно явно вышло на первый план. И еще один очень важный аспект: в 2013-м в качестве едва ли не главной реальной организованной силы «протеста» (именно так, в кавычках) на Майдан вышли  националистические и профашистские организации.
Ситуация стала принципиально многомерной  и тем важнее в ней разобраться. Понять разрывающие страну противоречия не только с модной ныне геополитической точки зрения, но и сквозь призму социально-экономических и политико-идеологических, культурно-исторических измерений.
Отсюда принципиальная теза этого текста: Украина сегодня (как, впрочем, и раньше) – это перекрестье глубочайших противоречий, причем не только самой Украины.
Украина – это рабочие-металурги и «офисный планктон», это учителя и крестьяне, это хозяева сервисных предприятий и олигархи, причем последние так же поделены на различные «кланы»…  Это прозападные, про-российские и «независимые» профсоюзы и общественные организации. Это в большинстве своем прагматично-циничные парламентские партии, которые вопрос об интеграции с ЕС рассматривают в первую очередь сквозь призму своих электоральных проблем. Это, наконец, преимущественно украино- и преимущественно русско-язычное население. А еще Украина – это столетия войн и уний с Польшей и Литвой; это 450-летнее единение с Россией и столетия гнета Российской империи; это героизм партизан-антифашистов и преступления поддерживавших фашизм бендеровцев…     
Отсюда принципиальные, глубокие, исторически-неслучайные и социально-классово обусловленные противоречия в украинском обществе. Причем противоречия принципиально многомерные: историко-культурное, политико-идеологическое, социально-классовое, прагматично-экономическое и геополитическое измерения в очередной раз перекрестились сегодня на Майдане.
Не надо забывать еще об одном: Украина – это еще и конкретно-всеобщее единство ее народов, истории, культуры. Это некоторая целостность, обладающая общенародным интересом мира «Украина».
И именно сквозь призму этих проблем мы можем и должны анализировать проблему евроинтеграции Украины.
Но сначала несколько слов о международном контексте – о России и ЕС.  

Россия: традиции дружбы народов и растущий шовинизм,
интенции социального освобождения и алчность олигархического капитала…

Сразу скажу: для меня Харьков, Киев и Львов, Днепр, Карпаты и Крым – это неотъемлемая часть моей родины – Советского Союза. Я рос и жил в этом пространстве, где везде были мои друзья. Но я рос и с пониманием того, что мою родину – СССР – пронизывают глубокие противоречия, которые могут ее погубить и погубили.  То же я могу сказать и о современной России – это моя страна, важнейшая часть моей Родины. Я ее искренне люблю. Но именно поэтому я не хочу закрывать глаза на то, что в современной России господствуют по большому счету реакционные политико-экономические силы.
Уточню. Современная Россия все еще сохраняет огромный исторический потенциал культуры, науки, образования. В нашей стране до сих пор большинство граждан (по всем социальным опросам) разделяет ценности социальной справедливости и народовластия. Наши народы до сих пор, несмотря на глубокие внутренние противоречия и нарастающий национализм, ориентированы в своем большинстве на дружбу и  равноправные отношения с народами других стран. Особенно это касается народов таких стран как Украина, ибо наши деты и отцы вместе боролись против фашизма, и наши народы вместе строили столетиями единое социокультурное пространство, в котором никто особенно не задумывался, украинским или русским считать, например, Гоголя.
Отсюда мощная интенция интеграции народов Украины и России. Подчеркну: не просто украинцев и русских: наши страны многонациональны и понимание этого — принципиальный момент. Отсюда несомненная прогрессивность и перспективность нашего все более глубокого сотрудничества, максимально плотной культурной интеграции, позволяющей полнее и шире, не только на своем пространстве, но и на пространстве соседа развивать и пропагандировать свою культуру. И это важно: России трудно и плохо жить без культурного наследия Украины, в том числе Западной – тонкой, европейской. Украинская мова, стихи и пьесы Леси Украинки, «Вечера на хуторе близ Диканьки», Днепровские кручи, старый Львов, проспекты Харькова – все это часть нашего общего культурного мира…
Однако. Современная Россия – это еще и взращиваемый варварским российским капитализмом великодержавный шовинизм, а еще — властвующая «элита» России. А здесь все уже гораздо сложнее, если не сказать – хуже. Для российских олигархов Украина – это прежде всего новое пространство, на котором они будут проводить такую же политику паразитирования на природных богатствах и дешевой рабочей силе, как и в России. Народам Украины российский бизнес, «бессмысленный и беспощадный», несет то же, что и народам нашей страны: смесь из жестко-капиталистической эксплуатации с полуфеодальным диктатом.
О властвующем «политическом классе» приходится говорить то же самое. В России сегодня господствует коррумпированное чиновничество, сращенное с сырьевыми и финансовыми олигархами плюс боссами ВПК. Реальные социальные и гражданские права россиян далеки от того, что соответствует нормам социального демократического государства, крайне ограничены права независимых профсоюзов и социальных движений. В России значимым фактором ее политики являются националистические и державные настроения ряда представителей верхов.
Все это делает реальную правящую «элиту» России весьма проблематичным партнером для интеграции. И это еще мягко сказано. Экономическая и политическая интеграция с такой Россией станет не более чем основанием для усиления про-российских олигархов и про-российских политических «элит» в Украине. Народам этой страны это даст, с одной стороны, относительно дешевые ресурсы для граждан и производства плюс сохранение (в перспективе, возможно, рост) тяжелой промышленности и промышленного пролетариата плюс большие рынки стран таможенного союза; с другой – сохранение и упрочение примитивно-капиталистических форм эксплуатации и полуфеодального подчинения работников плюс патерналистски-бюрократические тенденции в государственном аппарате плюс опасность геополитического доминирования российской бюрократии. Баланс этих двух сторон в конечном итоге мало что изменит для большинства граждан Украины.
А что же ЕС?

Евросоюз: достижения и преступления
или что может дать Украине интеграция с ЕС

Первый пункт очевиден: достижения европейского содружества реальны и общеизвестны. Если говорить о «центре» ЕС. То здесь, несмотря на все нынешние противоречия, сохраняется очень много позитивных моментов. Если мы посмотрим на Север Европы, то реализуемая там так называемая «скандинавская» модель имеет много реальных преимуществ по сравнению с системами, господствующими в России и Украине. Прежде всего, это высокий уровень социализации экономики (прогрессивный подоходный налог, высокий уровень социальной защиты, преимущественно бесплатные образование, здравоохранение и культура, сильные и действенные профсоюзы), низкий уровень социальной дифференциации (разрыв 10% беднейших и 10% богатейших граждан составляет 6-7 раз, т.е. как минимум в 2 раза ниже, чем в наших странах), реально значимые права институтов гражданского общества.
В этой бочке социал-демократического меда, есть, однако, ложка дегтя. И не одна. Высокие социальные результаты в этих странах были достигнуты много десятилетий назад, но на этом они… остановились. Между тем, социальный демократический тренд, как велосипед, не может стоять на месте, он должен катиться вперед. Если же пытаться балансировать в мертвой точке, застыв на полдороги преобразований, то в результате общество окажется в состоянии стагнации, порождая социальный и духовный застой, социальную скуку…  Это первое.
Второй пункт – преступления ЕС – кажется надуманной идеологической инсинуацией врагов евроинтеграции и демократии.
Однако.
Как и в случае с правящей «элитой» России в анализе ЕС мы должны различать, с одной стороны, достижения граждан (прежде всего – трудящихся, их профсоюзов, левых и лево-центристских партий, социальных движений и неправительственных организаций) европейских стран, чья активная, более столетия ведущаяся борьба за социальные и гражданские права дала свои результаты и, с другой стороны, политику, проводимую европейскими ТНК и правительствами стран-членов НАТО. При такой постановке вопроса становится сразу же понятно, что эти «акторы» ЕС ответственны за тысячи убитых мирных граждан в Югославии и не только, за ударивший практически по всем народам мира финансовый кризис, начавшийся в 2008 году, за массовую безработицу в странах Юга Европейского континента и т.д. и т.п.
И самое главное: интеграция Украины в ЕС не означает того, что украинские граждане в обозримом будущем будут жить так же, как граждане Австрии или Германии. Как и весь мир, Евросюз поделен на бедные и богатые регионы. На страны, являющиеся «родинами» европейских ТНК, концентрирующие в своих руках основные массы капитала и инновационных технологий, а так же крайне дорогостоящих симулякров (от товаров-брэндов до масс-культурного и медийного мусора) и страны, где концентрируется дешевая (по европейским понятиям) рабочая сила, сырьевые, грязные и сборочные производства, население, готовое работать по 12-14 часов без выходных в сутки ради приобщения к «европейскому образу жизни». Социальная дифференциация в ЕС, если сравнивать 10% богатейших и 10% беднейших жителей всех стран содружества, окажется примерно такой же, как в наших странах…
В этот контексте важно признать: если Украина пойдет по пути интеграции в ЕС, она попадет в разряд бедной периферии. И об этом собственно, никто не спорит. Просто про-европейские круги об этом «забывают», а точнее — не хотят говорить.
Что же ждет в этом случае наших товарищей в Украине? Как и в случае с продвижением в сторону России, весьма противоречивый результат.
Что же ждет в этом случае наших товарищей в Украине? Как и в случае с продвижением в сторону России, весьма противоречивый результат. С одной стороны, некоторое формальное продвижение по пути парламентаризма и прав разного рода меньшинств (но вряд ли прав профсоюзов и левых), облегчение диалога с Западом и включения в ЕСовский истэблишмент для украинской «элиты» и новые возможности для расширения деятельности мелкой и средней буржуазии в сферах посредничества, туризма и т.п. Плюс – и это принципиально важно – победу про-западных олигархов Украины в конкурентной схватке за государственные ресурсы и рынки. С другой стороны, это усилит и без того значимую миграцию украинцев в ЕС, причем преимущественно в роли находящихся на «аутсорсинге» низкооплачиваемых рабочих плюс интенсификацию процесса деиндустриализации плюс рост украинского национализма плюс существенные социокультурные проблемы для русскоязычного населения плюс…

Так куда же идти Украине?
Так что же лучше для Украины: быть периферией ЕС, интегрироваться с Россией или быть независимой страной Третьего мира?
Мой ответ будет трояким.
Во-первых, решать этот вопрос  должны сами граждане Украины. Давление со стороны эмиссаров ЕС и США здесь так же недопустимо, как и со стороны российских представителей.
Во-вторых, разные слои украинского общества заинтересованы в разных решениях. Я, естественно, не претендую на истину в последней инстанции, но как ученый и гражданин не хочу занимать позицию нейтрального наблюдателя. Итак, на мой взгляд, ситуация, в крайне сжатом виде может быть представлена следующим образом.  
Для большей части промышленного пролетариата и крестьянства востока Украины сотрудничество с Россией (подчеркну: речь в принципе не идет о включении Украины в Россию), при всех очевидных пороках российского бизнеса и бюрократии, принесет большую стабильность и не создаст новых культурных и языковых проблем. Такой же будет ситуация и для представителей массовых интеллектуальных профессий (учителя, медицинские работники и т.п. в государственных учреждениях). Все они получат относительную стабильность в обмен на патерналистскую «опеку» со стороны украинской бюрократии и дальнейшее ограничение своих гражданских и социальных прав. Выиграют от сближения с Россией и соответствующие круги крупного бизнеса плюс сращенная с ними политические и бюрократические слои. Все эти «плюсы» весьма амбивалентны. Но есть один несомненный плюс от возможного сближения наших стран – возрождение и интенсификация нашего социо-культурного диалога. Этот параметр принципиально важен и однозначно позитивнее.
Для большей части лиц «свободных профессий», мелкой и средней буржуазии посреднического сектора и олигархов, сращенных с западными ТНК плюс про-западных политических сил, ориентация на ЕС первоначально будет выгодна.
В дальнейшем, скорее всего, они будут подчинены корпорациями «центра» ЕС так, как это произошло в странах ЦВЕ. Парадоксально, но временный выигрыш от евроинтеграции возможен для независимых профсоюзов и ряда НПО (особенно – далеких от реальных социально-экономических проблем, типа борцов за права ЛГБТ), которые, возможно, освободятся от некоторых ограничений, создаваемых нынешней бюрократией.
Однако эти  демократические подвижки вряд ли будут значимыми и продолжительными, если будут вообще: на периферии ЕС европейские нормы защиты гражданских и социальных прав нарушаются с удивительной легкостью, а брюссельская бюрократия с удивительной слепотой «не замечает» этих нарушений, если они не затрагивают интересов европейских ТНК и соседей по Брюсселю из штаб-квартиры НАТО.
И главное в этом пункте. Едва ли не ключевой практически-действующей и хорошо организованной силой майданных акций 2013 года, в отличие от событий 2004-го (где автор побывал лично) стали националисты и фашисты. Скажем прямо: усиление  правых националистических и про-фашистских организаций в Украине, равно как и в странах Прибалтики – это прямая вина не только властей этих стран, но и – что я хочу особо подчеркнуть – правящих структур Европейского Союза. Либеральные демократы Европы уже однажды пытались в своих целях разыграть фашистскую карту (вспомним, Мюнхенский сговор 1938-го и мн.др.), породив чудовищные последствия. Нынешнее использование националистов и фашистов в качестве одной из ключевых сил Майдана – такое же по существу, хотя пока еще и несоизмеримо меньшее по масштабу, преступление украинских «оппозиционеров» и ЕС.           
В-третьих, даже краткий анализ ситуации в Украине, проведенный с позиции марксизма,  говорит однозначно: нам всем, и Украине, в частности, надо выйти из замкнутого круга равно тупиковых альтернатив выбора из двух зол наименьшего. Мы должны и можем найти перпендикулярный ответ. Он лежит в плоскости решения в первую очередь социально-экономических, политических и культурных проблем в плоскости не прагматичной геополитики (как сейчас говорят: «типа, кому продаться…»), а реальных радикальных экономических и политических реформ (как минимум) в самой Украине. И здесь можно и должно критически использовать и опыт борьбы европейских демократических левых, и наш общий крайне противоречивый, но принципиально важный опыт советских преобразований.
И не забывать главное: классовая по своей сущности левая политика не может и не должна игнорировать наличия и общенародного интереса Украины как конкретно-всеобщего (и потому – противоречивого) единства ее народов, истории, культуры, пространств. Этот интерес многомерно-противоречив. Но он есть. И определять обусловленную им стартегию развития Украины могут и должны только сами народы этой страны, а не российские или европейские «полисимейкеры».
Поэтому, повторю, я не могу и не буду определять эту стратегию за граждан Украины. Но как ученый-марксист и человек, выросший на диалоге наших (и не только) народов и культур, я не могу и не буду равнодушным сторонним наблюдателем. И потому напомню нам всем, что высшим критерием прогресса любых народов, существующим вопреки всем постмодернистким установкам на «деконструкцию больших нарративов», было и остается свободное всесторонне развитие личности, а значит – не только экономический рост, но и прогресс человеческих качеств, решение социальных, экологических и гуманитарных проблем.
Такая альтернатива для народов и России, и Украины, и любой другой страны, как я неоднократно писал, лежит не на пути превращения в периферию какой-либо из «империй доверия» (то ли североамериканской, то ли «ЕСовской») и не на пути союза олигархов и бюрократов полупериферийных стран. Это решение предполагает, по большому счету, отказ от выбора «наименьшего из зол» и поиск «перпендикулярного» ответа. Таким ответом может быть лишь продвижение по пути демократии и социализма. Только этот путь даст и интеграцию в мировое содружество (содружество народов и культур), и прогресс национальной культуры (ибо подлинная культура всегда и всемирна, и национальна).
И это не абстрактная рекомендация: начало движения по этому пути уже сегодня возможно и для не самых развитых и не самых крупных стран мира, примеры чему показывает сегодня целый ряд латиноамериканских государств, чьи народы отказались от «опеки» США и начали реализацию социально-ориентированной демократической модели развития, поставив на первое место не геополитические игры, а выбор альтернативной по отношению к глобальной гегемонии капитала социально-экономической и политико-идеологической стратегии. 

Разделы: 
Голосование: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’

Комментарии

Аватар пользователя professor-v

 

       С большим интересом прочитал статью Александра Владимировича Бузгалина.  Из всех затронутых аспектов самым главным мне представляется социально-экономический. Народное хозяйство СССР было, в сущности, единым народнохозяйственным комплексом. Это важнейшее обстоятельство было грубо проигнорировано теми, кто развалил СССР. Удельный вес ввоза в потреблении Украины до 1993 года составлял в целом около 20%.  При этом ввоз нефти достигал 90%, газа — 73%, лесоматериалов — 93%, хлопка — 100%. Из-за развала СССР экономическое положение «самостийной» Украины резко ухудшилось. Сложным оно остаётся и в настоящее время. Периодически возобновляющиеся споры и ценовые столкновения с «Газпромом» не сулят ничего хорошего на будущее. Настойчивое стремление нынешнего руководства Украины в ЕС создаёт серьёзные предпосылки для ещё большего осложнения ситуации. Это усугубляется и обострением наших взаимоотношений из-за Крыма и Севастополя. Судьба русского населения Украины может оказаться под угрозой.

      Вступление в ЕС на первых порах представлялось руководству Украины весьма заманчивым. Это понятно — уж очень хочется выйти на сравнительно высокий западноевропейский жизненный уровень. Но и разрывать отношения с Россией опасно — велика зависимость в обеспечении энергоресурсами. И вот идет нелегкий процесс выбора. Российское руководство однозначно предупредило Украину о негативных последствиях для отношений двух стран в случае вступления Украины в ЕС. Пусть серьезно подумают. Это именно тот случай, когда будет весьма затруднительно, как тому ласковому теленку, двух маток сосать. Надо определяться. Думается, наилучшим вариантом для Украины является четкий курс на воссоздание единого экономического пространства с Россией. У наших народов исторически одна судьба. И они вместе должны идти по пути социально-экономического  прогресса. При этом для Украины не закрывается взаимовыгодные экономические связи со странами ЕС в тех или иных областях.

Владислав Фельдблюм

      

Аватар пользователя va

Идти куда? К вертикали феодализма, к крышеванию сюзеренами своих вассалов? Или к свободному обществу, освобожденному от пут средневековья? То есть к вектору капитализм – социализм – коммунизм – транскоммунизм и далее без остановок? Выбор крайне серьезный. С кондачка не решаемый. Особенно с учетом глубоких исторических корней тысячелетнего прошлого христианизации Руси, трех- или даже четырехвековой давности прекращения метаний Украины между Блистательной Портой, Речью Посполитой, Швецией и Москвой. Это общий выбор и Украины, и России, и куда торкнется Украина, зависит прежде всего от России, от избранного ею вектора направления своего развития. Но ее вектор сегодня не определен, и именно в этом и заключается трагедия не только России, но и всех стран, входивших в состав распавшегося Советского Союза.

В.Архангельский