Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ «ПОЛИТИЧЕСКОГО ЗАВЕЩАНИЯ» В.И. ЛЕНИНА

Русский
Разделы: 

Черняков С. Ф.

О смысле последних работ, подиктованных В.И. Лениным с 22декабря 1922г. по 2 марта 1923г., в период когда он в силу болезни отходит от непосредственного руководства партией, существует немало публикаций. Между тем, некоторые немаловажные нюансы, на наш взгляд, по-прежнему освещены недостаточно. В этом отношение «Письмо к съезду» (наряду с тесно связанной с ним статьей «Как нам реорганизовать Рабкрин») представляется наиболее значимым документом. Во-первых, в силу тех концептуальных политических задач, сформулированных в нем. Во-вторых, сущность этих задач была проигнорирована соратниками вождя. В-третьих, ни одна из других работ «завещания» не была предметом острейшей политической и идеологической борьбы на протяжении всей советской и постсоветской истории. Спутниками такой борьбы, к сожалению всегда были есть и будут замалчивание, фальсификации и т. п. При подобном подходе существенное (пускай, на первый взгляд, мелочь) неизбежно ускользает от взора исследователей…

Известный философ и публицист Р.И. Косолапов считает, что если Зиновьеву, Каменеву и Троцкому Ленин в «Письме к съезду» дал недвусмысленно определенную политическую оценку («…Октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева, конечно, не является случайностью, но…он также может быть ставим им в вину лично, как небольшевизм Троцкому»). то о Сталине только сказано, что он в силу черт своего характера (грубость, нелояльность и т. д.) вряд ли сумеет осторожно пользоваться той «необъятной властью», которую предоставляла ему должность генсека.i

Приводя ленинское замечание о том, что человек, который сменит Сталина на посту генсека, должен отличаться от Иосифа Виссарионовича «только одним перевесом», а именно: отсутствием вышеуказанных отрицательных свойств, — Р.И. Косолапов делает, по меньшей мере, оригинальный вывод. «Человека с этим «одним перевесом» в ЦК в партии, ни тогда. ни много позже не нашлось. На мой взгляд, партия от этого скорее выграла, чем проиграла.»ii

Как раз наоборот, практически все видные деятели большевистской партии 20-х годов, за исключением непосредственных организаторов и вдохновителей борьбы за власть (Зиновьева, Каменева, Бухарина, Троцкого), обладали большей лояльностью и терпимостью по отношению к своим товарищам и их воззрениям, нежели генеральный секретарь. Да и слишком страшную цену заплатила партия впоследствии от такого «выигрыша». Однако данная полемика выходит за рамки настоящей статьи, поэтому вернемся непосредственно к «Письму к съезду».

«Аранжировка» ленинского «Письма» Р.И. Косолаповым не нова. Ричард Иванович практически точь-в-точь повторяет слова Сталина, сказанные им в 1927г. на октябрьском объединенном пленуме ЦК и ЦКК. «…Грубость не есть и не может быть недостатком политической линии или позиции Сталина.»iii

Если бы сталинские качества замыкались на семье, быте, — одним словом, личной жизни генерального секретаря, то о них не шло бы и речи. Кто-то мягкий, как воск, кто-то твердый, как сталь. Нелепо думать, что Ленин пытался как-то «подправлять» характеры своих соратников. На самом деле, Ленин в понятие «грубость» вкладывал совершенно иное содержание. «Сталин слишком груб, и этот недостаток, вполне терпимый в среде и в общениях между нами, коммунистами, становится нетерпимым в должности генсека.» На месте Сталина должен быть человек, который «более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д.»

Генеральный секретарь ЦК партии не имеет права на невыдержанность, нелояльность по отношению к товарищам по партии. Иначе он, независимо от собственных побуждений, будет не сплачивать, а разъединять, озлоблять людей, сеять разрозненность, оппозиционность в их умах и поступках, недоверие к партийному руководству. Таким образом, в данном контексте «грубость» трактуется Лениным, в первую очередь, в политическом смысле как нетерпимость к чужому мнению, непримиримость к идейным оппонентам.

«Это обстоятельство может показаться ничтожной мелочью. Но я думаю, что с точки зрения предохранения от раскола и сточки зрения написанного мною выше о взаимоотношениях Сталина и Троцкого, это не мелочь, или это такая мелочь, которая может получить решающее значение.»

Помимо дальних последствий отрицательных черт сталинского характера, Ленин отчетливо представлял и более близкие события, указывая на качества Сталина, прежде всего, в связи с взаимоотношениями последнего с Троцким. «Я думаю, что основным в вопросе устойчивости…являются такие члены ЦК, как Сталин и Троцкий. Отношения между ними, по-моему, составляют большую половину опасности…раскола…

Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью. С другой стороны, тов. Троцкий…отличается не только выдающимися способностями. Лично он, пожалуй, самый способный человек в настоящем ЦК, но и чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела.

Эти два качества двух выдающихся вождей современного ЦК способны ненароком привести к расколу, и если наша партия не примет мер к тому, чтобы этому помешать, то раскол может наступить неожиданно.»

Опасения Ленина относительно «необъятной власти» генсека высказаны не абстрактно, а непосредственно увязаны с личной неприязнью между Сталиным и Троцким. Давая характеристику Троцкому, Владимир Ильич также отмечает его личное свойство – самоуверенность – опять же, в политическом контексте. Анализируя качества Сталина и Троцкого, Ленин считает их фундаментальными, то есть не подлежащими изменению и в будущем. В самом деле, указывая на ошибки Бухарина и Пятакова, председатель Совнаркома вместе с тем надеется, что в будущем эти лидеры смогут измениться. Относительно Сталина и Троцкого подобных ремарок не содержится.

Ленин вполне предвидел вероятность использования Сталиным рычагов власти, находящейся в руках генерального секретаря, в целях борьбы со своими политическими оппонентами, и в первую очередь – с Троцким.

Таким образом, в ленинском «Письме к съезду» нельзя не увидеть вывода о том, что «мелочь» (набор личных качеств Сталина), помноженная на огромную власть генерального секретаря и вражду с Троцким, может стать решающим политическим фактором. Личные свойства, проецируемые на сферу политики, автоматически престают быть таковыми. А значит, в «Письме» дана политическая оценка Сталина так же, как и других лидеров партии. И Р.И. Косолапов абсолютно правильно констатирует, что « в политике и в среде политиков личные отношения, симпатии и антипатии практически всегда приобретают всеобщий резонанс…»

Предлагая сместить Сталина с поста генсека, Ленин, конечно же, не стремился «передать» этот пост Троцкому. Помимо негативных сторон последнего, которые, так же, как и сталинские, сказались бы на руководстве партией, Ленин отчетливо понимал, что подобная «рокировка» неминуемо обернется новой испепеляющей схваткой «двух выдающихся вождей современного ЦК».

Акцентируя внимания на возможном расколе, Ленин не утверждает, что Сталин или Троцкий сознательно стремятся к нему (хотя в период внутрипартийной борьбы так и будет). Рассматривая их взаимоотношения, Ленин указывает, что они «ненароком» могут привести к расколу. Однако такая «неангажированность» двух партийных лидеров для политических последствий не могла иметь существенного значения.

На первом плане в «Письме к съезду» стоит проблема создания оптимального партийного руководства, а не борьба со Сталиным. Сталину отводится немалое место вследствие того, что именно его деятельность на посту генсека не способствовала этой оптимизации. Несомненно, Ленин не стремился «отсечь» Сталина от партийного руководства ни тогда, ни в марте 1923г., когда узнал о том, что генсек грубо обругал Н.К. Крупскую. Не в ленинских правилах было «отсекать» кого-либо и сводить личные счеты. Тем более, что в политической искренности и идейной убежденности всех своих товарищей вождь партии не сомневался.

Следует подчеркнуть исключительную точность очерченных Лениным катастрофических последствий, к которым привели личные, нравственные качества членов ЦК, и в первую очередь Сталина, их межличностные взаимоотношения. Никаких предупреждений относительно каких-либо других серьезных внутренних опасностей для партии (например, возникновения в партии враждебных большевизму «измов») в «Письме» не содержится.

В «Письме к съезду» Ленин не предлагает конкретного человека на пост генсека. Нам представляется, что это связано с рядом обстоятельств. Во-первых, Ленин видел определенные недостатки различного свойства у своих соратников, что отражено в их характеристиках. Во-вторых, из контекста «письма», а также других работ «завещания» видно, что Ленин не придавал должности и функциям генерального секретаря ЦК РКП(б) глобального значения в политических построениях будущего. По всей видимости, Ленин стремился к тому, чтобы генсек выполнял именно функции секретаря (пускай, и генерального), а не руководителя партии в соответствии с тем, как это замышлялось при создании этой должности в апреле 1922г. Поэтому генсеком не должен быть кто-то из членов Политбюро.

Наконец, главное. Опасность для партии мыслилась Лениным не только в контексте взаимоотношений Сталина с Троцким, не только в каких-либо «вождистских» устремлениях других членов ЦК. Не случайно, в «Письме» Владимир Ильич не дает политической характеристики (как потенциальным кандидатам на лидерство) Калинину, Дзержинскому, Орджоникидзе и другим видным деятелям, относительно не ангажированным в борьбе за личную власть, но, в принципе, способным претендовать на высшее руководство.

В рамках власти узкой группы лиц опасность выведения на первый план личностного фактора, субъективизма в принятии решений, накладывающихся на оставшиеся в наследство от старой власти и так и нетрансформированные бюрократические методы управления, многократно возрастает. И эта опасность уже не связана лично со Сталиным, Троцким или кем-либо еще. Она объективно связана с человеческой природой и природой власти, когда любые самые стойкие убеждения и самые светлые идеалы не способны тем более в сравнительно короткий исторический отрезок времени что-либо изменить. Поэтому Ленин советует расширить ЦК за счет рабочих, поставить его деятельность, работу Политбюро под контроль ЦКК и РКИ, избранных из рабочих и крестьян, специально подготовленных для такой работы.

Таким образом, по замыслу Ленина, только коллективное руководство (не на словах, а на деле), как в силу личных качеств «вождей», так и в силу природы личной власти вообще способно находиться во главе партии. При этом раскладе отрицательные свойства каждого из лидеров должны, в известной степени, нивелироваться, а положительный потенциал возрасти…

Ленинское предостережение об угрозе раскола явилось неожиданным и не было, в должной мере, оценено не только партийными лидерами, схлестнувшимися вскоре в межличностной борьбе, но и значительной частью партийного руководства, рядовыми членами партии в целом. Раскол в партии как результат внутрпартийной борьбы, победа сталинской фракции стали одними из решающих факторов на пути перерождения, а затем и гибели большевистской, ленинской партии.

 

i «Письмо к съезду» здесь и далее цит. по: Ленин В.И. ПСС. Т.45. С.343-348.

ii Правда. 2000. 11-12 января.

iii Сталин И.В. Соч. Т.10. С.177.

vote_story: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’

Комментарии

Аватар пользователя Совок

    Ничего,кроме стремления замарать память великого человека, с помощью нездорового воображения в этой статье не видно.