Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

О всеобщем идиотизме переживаемой эпохи

Друзья «Альтернатив»: 
Разделы: 

Глава VI

О всеобщем идиотизме переживаемой эпохи

Натаров Н. А.

Глава «О всеобщем идиотизме переживаемой эпохи» относится к книге Н. А. Натарова «Если бы президентом определённо был я», которая писалась в преддверии президентских выборов 1996 года, но никакой политической амбиции этот заголовок не означал. Книга снабжена подзаголовком «Проблема фундаментальности мышления в теории адекватного реформирования российского общества на грани новой цивилизации» и определена как «социально-философская анатомия переживаемой эпохи» и «социально-философский анализ и социально-философский прогноз в аспекте соотношения категорий собственность и деятельность». Завершена глава не раньше октября 1995 года.

Наша эпоха теоретически начинается с открытия Джозефом Джоном Томсоном (1856-1940) – электрона в 1897 г. и определения его заряда в 1898 г., а практически – с 1945 г., когда осуществлена была атомная бомбардировка (6 августа) Хиросимы.

С этими фактами (теоретическим и практическим) должно было быть связано коренное преобразование социального мировоззрения, которое, однако, не произошло, что и породило идиотизм переживаемой нами эпохи.

Как определяет Бодуэн-де-Куртене, идиотизм (гр. – мед.): это врождённое или приобретённое вследствие болезни мозга слабоумие, а идиот у древних греков – частный человек, не принимающий участия в общественных делах || впоследствии – невежда || ныне – слабоумный, крайне тупой человек.1

В данном случае (отсутствие коренного преобразования социального мировоззрения) – мировоззренческий идиотизм – произошёл вследствие инерции способа понимать социальные явления традиционно, привычно, не принимая во внимание, что сущность общественного бытия коренным образом изменилась, так как научные и технологические основы общественной практики стали совершенно иными из-за эффектов вхождения в эти основы факторов, производных от законов микромира. В XX веке произошёл такой же по масштабу переворот в основах мировоззрения, как и тот, что связан с опубликованием Н. Коперником его исследования «Об обращении небесных сфер» (1543 г.), когда стало необходимым не Землю, а Солнце считать центром системы планет, окружающих «земной мир».

Самое главное в необходимом мировоззренческом перевороте, который неизбежно грядёт, состоит в том, что отношения между людьми отныне (т.е. – от открытия электрона и от атомных бомбардировок 1945 года) должны строиться НЕ на фундаменте собственности и разделения товаропроизводящего труда (и, следовательно, не на разделении интересов!), а на фундаменте интегрирующей деятельности, сосредоточенной на РАЗВИТИИ способностей и талантов личности. Следовательно, общество должно строиться НЕ на труде, производящем товары, а на совершенно ином, НОВОМ, труде, производящем нетрадиционную субстанциональность общественного бытия (и, следовательно, нетрадиционную типологию личности и – интересов), хотя при этом и сохранится труд как производство товаров, но лишь как момент новой целостности бытия, а не как его доминирующее и субстанциональное основание. Необходимо различать: деятельность, порождающую конкуренцию, антагонизм и насилие, и деятельность, интегрирующую человеческие интересы и усилия. В первом случае перед нами экономические отношения: всё это происходит из-за собственности и на почве собственности. Во втором случае перед нами гуманистические отношения, т.к. всё это сосредоточено на развитии способностей и талантов и направлено на осуществление научных открытий и творчества вообще, ибо всё это предполагает и делает необходимым сотрудничество людей.

Впрочем, надо отметить, что противоположность экономической (= конкурентной) деятельности и деятельности гуманистической (интеграционной) – относительна. Например, современные фирмы, разрабатывающие программы для микропроцессоров, вынуждены в последнее время не конкурировать, а объединять свои усилия.

Этот переход от конкуренции к сотрудничеству можно объяснить и тем обстоятельством, что ЭВМ и их программное обеспечение основаны и функционируют как электронные системы и поэтому содержат в себе возможности невиданной производительности, так как строятся на принципе интеграции.

Но так как сегодня, тем не менее, продолжают доминировать интересы стяжательского и меркантильного характера, то вполне реальны и возникают угрозы, связанные с похищением атомного оружия и расщепляющихся материалов (плутония, в первую очередь), – когда все эти вещи могут попасть в преступные руки. То же относится и к широчайшему распространению наркотиков, из-за употребления которых происходит деградация личности в массовом масштабе.

Всё это само по себе – ненормально и является признаком идиотизма эпохи, признаком того, что преобладающий тип интересов делает реальным фактом жизни угрозу атомного шантажа и стремления авантюристическим путём достигать эгоистических целей. Само превращение масс людей в наркоманов (в наркоидиотов) в высшей степени красноречивый факт. В современной Англии ведётся активнейшая кампания в прессе (октябрь 1995 г.) – за отмену запрещения свободной торговли марихуаной. При этом многие объясняют это стремление к снятию запрета на торговлю марихуаной – ссылками на принцип свободы личности.

Если под личностью мы понимаем совокупность социально-значимых черт, характеризующих индивида как члена современно-необходимого общества, то (если судить с точки зрения английских «страдальцев» о марихуане) получается, что доступность марихуаны есть некое социально-значимое явление.

Ясно, что это – абсурд. Но провозглашение такого абсурда в качестве аргумента в пользу утверждения принципа свободы личности и есть идиотизм.

Сегодня потому и стало остро необходимым коренное преобразование имеющегося социального мировоззрения как духовной основы практической жизни, что имеющиеся основные признаки этого мировоззрения – порочны.

Если отнестись критически к тому образу жизни, который утверждается у нас теперь, с началом так называемых «гайдаровских реформ» (1992-1993 гг.), то не так уж трудно доказать, что ситуация, в которую всё это нас ввергло («освобождение цен» и вообще принципиальная основа «ельцинского руководства» социальным процессом, в самом широком смысле понимаемое), – есть идиотское статус-кво, воспроизводящееся само собою.

Но идиотизм этого состояния усугубляется тем, что, имея возможность логически доказать его нелепость (его ошибочность в смысле гуманистической содержательности), мы не можем практически изменить это состояние к лучшему, к нормальному положению вещей. А это уже – «идиотизм в квадрате», т.е. – умножающийся на самого себя.

Идиотизм состоит в том, что поведением людей традиционно управляют деньги и «либидо» (если говорить словами З. Фрейда) – то есть факторы обезличивающие, ибо и тот и другой – это силы безличные и безличностные. И те «интересы», которые в такой обстановке ощущаются и принимаются людьми как повелевающие «интересы», – это, в сущности, «низшие» (безличные и безличностные) телесные, – чтоб не сказать «животные», – стимулы поведения.

А когда «интересы», «стимулы» – безличностны, т.е. – животны, то это признак рабства, и всякие разговоры о «демократии» в такой обстановке есть игра в политические бирюльки, то есть – занятие пустяками.

Создавшееся положение можно выразить следующей формулой: «Господство торгашей (менял) в социальном (т.е. трудовом) процессе и проблема возвышения творческого потенциала личности». Ведь это же идиотское состояние, когда менялы, торгаши играют первую скрипку, а люди творчески одарённые (творцы, таланты) находятся в зависимом от них положении.

В предшествующий период так называемого «строительства коммунизма» (который, по Ленину, ценим и определёнен только тогда, когда он обоснован экономически, то есть – на основе функционирования меновой стоимости и денег) была хотя бы иллюзия, питаемая авантюристической большевистской пропагандой, твердившей, что мы строим самое справедливое общество. Сегодня же никаких иллюзий нет: сегодня цинично провозглашается торжество бессовестного чистогана и секса, ради которых в современном киноискусстве, как и в реальной жизни, допускаются неисчислимые убийства – как реализация принципа «человек человеку – волк».

Иллюстрацией этого может служить современное кино. Например, два фильма: 1) Стив Маккуин и Эли Макгроу в фильме Сэма Пекинпа «Побег» (США) и фильм Питера Гринуэя «Повар, вор, его жена и её любовник» (Великобритания). Оба фильма показаны у нас по НТВ в феврале 1995 г.

Особенностью кризиса, переживаемого постсоветской Россией, является его двухпорядковая сложность, Этот кризис обусловлен не только как следствие ПРИМИТИВИЗМА «стратегии» и «тактики» советского руководства и примитивизма самого «советского образа жизни», нацеленного на потребление, как это было сформулировано у Сталина, в его пресловутом «основном экономическом законе социализма» (и как это характерно для психологии «низов» и «верхов» советского общества), – но в качестве главной причины имеет общий кризис УСТОЕВ цивилизации, организуемой торгашами, цивилизации, основанной на РАЗДЕЛЕНИИ ТРУДА и на разделении собственности и на технологиях, предопределяющих разделение деятельности и собственности, а вместе с этим РАЗДЕЛЕНИЕМ – дифференциацию ИНТЕРЕСОВ и УЗОСТЬ духовных функций (ибо разделение деятельности на неисчислимую массу узких профессий порождает узость интеллектуальных функций, их созерцательность, их выражение на уровне чувственных реакций, их чувственную сосредоточенность на СРЕДСТВАХ ТРУДА и на ПРЕДМЕТАХ ПОТРЕБЛЕНИЯ), – ТОГДА КАК НАЗРЕВШАЯ, ПОТРЕБНАЯ, НЕОБХОДИМАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ ДОЛЖНА БАЗИРОВАТЬСЯ НА ИНТЕГРАЦИИ ТРУДА, на РАЗВИТИИ отношений между людьми в направлении ИНТЕГРАЦИИ их ИНТЕРЕСОВ. А это возможно только как следствие перемены ориентации с потребительских интересов на ТВОРЧЕСКИЕ интересы и с переменой содержательности интеллектуальных функций – с переходом от их чувственной сосредоточенности на их МЫСЛИТЕЛЬНУЮ сосредоточенность.

Итак, следовательно, РАЗДЕЛЕНИЕ товаропроизводящего ТРУДА и ЕГО ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ, – о роли и истории которых никто не думает и, следовательно, не оценивает ЗНАЧЕНИЯ ИХ ВЛИЯНИЯ на ХАРАКТЕР мыслительной деятельности людей, – выступает как фундаментальная субстанциональная основа ТАКОЙ ТИПОЛОГИИ высшей нервной деятельности людей, эффективность которой (оцениваемая по сегодняшним временам: перед лицом сегодняшних исторических задач человечества) – радикально НЕДОСТАТОЧНА.

Это – радикальный кризис, то есть кризис корней социальной действительности – кризис УСТОЕВ, но его никто не замечает из-за его всеобщности, как никто не замечает, что мы каждую секунду вдыхаем и выдыхаем атмосферную субстанцию.

История подвела нас к такому рубежу, когда необходимо менять социальную субстанцию.

Не только так называемые «простые граждане», но никакие президенты и премьер-министры во всём мире не осознают и не понимают этого кризиса во всей его глубине. Ни Рональд Рейган, ни Маргарет Тэтчер, ни Франсуа Миттеран, ни Гельмут Коль, ни Джордж Буш, ни Джон Мейджор, ни Билл Клинтон, ни Борис Ельцин никогда НЕ мыслили себе постижение реальных социально-исторических (т.е. – жизненных) проблем через ПЕРЕОСОЗНАНИЕ в этом аспекте своего собственного мышления, через перестройку своего гносеологического отношения к действительности: все они довольствуются чувственными представлениями, то есть такими мыслительными конструкциями и функциями, какими их им «бог послал», то есть – функциями и методами, определяемыми законами разделения товаропроизводящего труда и технологиями, порождающими эти законы.

Чувственные представления как форма познавательного отношения к реальному миру есть, прежде всего, ответ на заказ экономических отношений, когда люди прежде всего жаждут денег и вещей (= товаров), ищут удовлетворения и наслаждения от ОБЛАДАНИЯ и потребления, а не от созидания, познания, открытия, мышления, изобретения и развития, – есть и означает сегодня кризис цивилизации как ЦИВИЛИЗАЦИИ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ… Ведь говорят же об обществе как об обществе «высокого потребления»… Это что – идеал??!

РАЗДЕЛЕНИЕ товаропроизводящего ТРУДА – это тезис, который мне необходимо донести до всеобщего ПОНИМАНИЯ и тем самым – как бы «врезать» в сознание своих читателей в качестве фундаментального исходного пункта всех их социально-исторических размышлений, ибо из разделения товаропроизводящего труда и адекватных ему технологий проистекают, с одной стороны, дифференциация интересов людей, нацеленных на потребление товаров, а с другой – все их чувственные реакции (потребительские вожделения), формируемые и подхлёстываемые рекламой – в форме чувственных образов желаемого. Таким образом, разделение труда упомянутого типа (а экономика это и есть воплощённое разделение этого труда!) стимулирует чувственные вожделения, нацеливая их на товары (а в рыночном обществе все условия жизни выступают как товары: и люди, и средства труда, и предметы труда, и продукты труда). И в результате складывается такой социально-исторический жизненный процесс, при котором человек неполноценен как в деятельном смысле, когда он частичный специалист, так и в интеллектуально-гносеологическом смысле, когда он «постигает» действительность лишь чувственно (в застывших образах-картинках), что не соответствует сущности самой действительности, которая динамична (а не застывшая), противоречива и находится в состоянии постоянного перехода во всё новые и новые качественные состояния, ибо бытует во времени, или, иначе говоря: изменяясь, «порождает» время.

В социальной философии различают, как известно, естественное разделение труда (то есть такое распределение деятельных функций между членами ОБЩИНЫ, которое соответствует их возрастным различиям и различиям людей по их полу) и общественное разделение труда, определяемое использованием тех орудий и технологий, которые применяются к делу товарного производства членами ОБЩЕСТВА. Общество производит для себя средства к существованию и на этом держится как целостность. Естественно сложившаяся ОБЩИНА людей держится на кровнородственных связях и лишь добывает средства к существованию у природы (охотой, рыбной ловлей, собирательством плодов и корней). Единственное, что производит кровнородственная община – это рождение детей.

Тот факт, что переживаемый сегодня Россией кризис имеет двухпорядковую сложность (кризис псевдосоциалистических структур на фоне общего кризиса индустриальной цивилизации, развившейся на почве мануфактурного РАЗДЕЛЕНИЯ ТРУДА), подталкивает к выводу, что разрешение этого кризиса надо искать в переходе от разделения товаропроизводящего труда к интеграции труда, имеющего высшее целеполагание.

В целом можно утверждать, что кризисное состояние, в котором мы сегодня пребываем, обусловлено, с одно стороны, разделением труда (поскольку история ещё не доросла до состояния интеграции труда), а с другой стороны – тем, что потребности, интересы и духовные реакции людей имеют чувственное воплощение, поскольку экономика, вокруг которой всё завязывается в этой форме социального бытия, строится на чувственных формах выражения своих целей, на чувственно выраженных желаниях людей (и торговля, и реклама, и быт, и политика, и искусство). Можно утверждать, что мы живём сегодня в «чувственно выражающейся цивилизации» и – при пренебрежении к мыслительному постижению социального бытия, и никто не поднимает голоса протеста против такого упрощённого (чтоб не сказать – идиотского) положения вещей. Сегодня никто не протестует против рассмотрения явлений только как ОБЪЕКТОВ.

Происходит это (отсутствие протеста) потому, что сам интеллект людей, – если определять его по И. П. Павлову – с точки зрения ТИПОЛОГИИ высшей нервной деятельности, – представляет собой не мышление в понятиях, а своеобразное «созерцательное» истолкование действительности – всего того, что может быть адекватно выражено только «в логике развивающихся понятий».

Из этого – как следствие – происходит, что и у президентов и у премьеров и у их помощников и консультантов все их мыслительные функции примитивны, архаичны и неадекватны эпохе, в которую мы вступаем, ибо общественное разделение товаропроизводящего труда обусловлено примитивными технологиями. Механические, химические, физические технологии, на которых основывается современное утилитарное производство, – примитивны В СРАВНЕНИИ с высшими технологиями биосферы, протекающими в клетках растений и животных: имеется в виду ферментативный обмен веществ, фотосинтез и биосинтез. То же самое надо сказать относительно естественного разделения труда, обусловленного возрастными и анатомическими различиями организмов мужчины и женщины, ибо из такого различия никак не вытекает возможность более высоких (по сегодняшним временам – более высоких!) интеллектуальных функций. Известно, что люди «начинают отличать себя от животных … как только начинают производить необходимые им средства к жизни, – шаг, который обусловлен их телесной организацией»2.

Сегодня (т.е. – на рубеже XXI века) актуальное значение имеет не отличие людей от животных и, следовательно, не производство жизненных средств, – а отличие людей, способных обрабатывать других людей («обработка людей людьми») от людей, способных лишь обрабатывать природу («обработка природы людьми»)3. Люди, способные обрабатывать лишь природу, целиком поглощены экономическими целями и проявляют себя в чувственно-вожделенных реакциях, т.е. жаждут денег, вещей и наслаждений от потребления и обладания: для них главное – собственность (стоимость, деньги).

Люди же, которые главным считают обработку других людей в гуманистическом направлении, имеют другие ценности: созидание, познание, мышление, открытие, изобретение, развитие. Для них главное – ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ (истина, идеалы). Но такая перемена доминанты в ориентациях – дело будущего.

В своё время К. Маркс писал: «не может быть ничего ошибочнее и нелепее, нежели на основе меновой стоимости и денег, предполагать контроль объединённых индивидов над их совокупным производством»4 – слова, которые следовало бы уяснить себе не только Ленину, собиравшемуся обосновывать коммунизм экономически, но и современным «реформаторам», которые не понимают конечных результатов своих действий. Мы фактически живём в атмосфере идиотизма.

Показателен в этом отношении (идиотизм эпохи) обошедший всю Москву рассказ о том, как 12-летняя школьница, при проводимом в школе опросе на тему «кем быть», высказала мнение, что ей хотелось бы стать «валютной проституткой». Факт этот красноречивейшим образом рисует и определяет психологическую атмосферу, сложившуюся в Москве, да и в стране в целом, под влиянием того, что валюта, вообще деньги стали настолько значимы, что буквально превратились в «определяющий момент» жизни и мысли – самой истории – формируемых «по Гайдару». И это – не просто так, не случайно, ибо это вообще – характернейшая черта так называемой «западной цивилизации», бездумно переносимой на нашу социально-историческую почву, не содержащую в себе «противовесов» против власти денег. Даже в западной цивилизации власть денег настолько сильна, что тезис ИМЕТЬ гораздо важнее тезиса БЫТЬ. Противостояние этих двух тезисов составляет буквально социально-интеллектуальную атмосферу западного общества, и неслучайно Эрих Фромм (1900-1980), – крупнейший психолог и гуманист XX века, – именно под таким названием («Иметь или быть») издал в 1976 г. свою знаменитую книгу (To Have or To Be), изданную по-русски у нас в 1990 г.

Не менее важный аргумент состоит в том, что все войны (и те, что были, и те, что идут сегодня) происходят на почве одного тезиса: «ИМЕТЬ». Все хотят иметь непосредственно и неотложно, потому что все живут в системе отношений собственности. А отношения деятельности высшего порядка, деятельности, сосредоточенной на том, чтобы поднимать на более высокий уровень творческий потенциал личности – отодвинуты на задний план. Отсюда – неизбежно войны и все другие несчастья людей.

Сегодня необходимо уяснить себе, что нас как сообщество людей подвергают из всех источников радио- и телеэфира систематическому оболваниванию и посредством рекламы, и посредством ритмов «музыки идиотов», в которой нет человеческого содержания.

В воспоминаниях Максима Горького о Льве Толстом приведена характерная мысль автора «Войны и мира»: «там, где хотят иметь много рабов, надо сочинять много музыки». Сегодняшняя жизнь добавила к этому: «и много рекламы». Бездушные американские ритмы вместе с рекламой, назойливой и бездуховной, призваны превратить людей в идиотов.

Так уж исторически произошло, что старые, традиционные «нормы жизни» перестали быть адекватными наступающей эпохе: экономическая фундаментальность жизнеустройства оказалась порочной, устаревшей, прогнившей, и её не спасут ни реклама, ни бездушные музыкальные ритмы, призванные оболванивать людей.

Идиотизм переживаемой нами эпохи, уходящей своими корнями в глубокое прошлое, состоит в том, что все люди традиционно стремятся, прежде всего, к ВЫГОДЕ, к эгоистическому интересу, но не к ИСТИНЕ. И при этом нередко ради выгоды пренебрегают нравственными мотивами поведения.

Идиотизм, во-вторых, состоит в том, что очень многие люди предпочитают стремление к власти, к властвованию, к силе – стремлению к мудрости, к разуму.

Идиотизм переживаемой эпохи, в-третьих, состоит в том, что своекорыстные стремления к эгоистической пользе, к материальной выгоде облекают в форму ЗАКОНОВ, их стремятся «освятить» в совокупности правовых установлений, пренебрегая при этом объективными законами природы и объективными законами истории общества, проявляющимися как объективные потребности наступающей эпохи.

Эти объективные потребности наступающей эпохи состоят в признании первенствующего значения экологических законов биосферы над экономической выгодой и в признании первенствующего значения «производства» ТАЛАНТОВ над производством ТОВАРОВ. Это пренебрежение, несомненно, свидетельствует об идиотизме переживаемой нами эпохи.

Вообще, надо сказать (и всячески это подчеркнуть), что экономический идиотизм, – то есть такое положение вещей, когда всячески стимулируется производство товаров и их продажа (посредством рекламы), – есть ПРИЧИНА всеобщего идиотизма эпохи, ибо потребности человека – ограничены и их невозможно бесконечно увеличивать ради бесконечного увеличения их менового эквивалента, на котором держится экономика. Безудержный рост товарной массы возведён в ранг смысла жизни; но это же – идиотизм!

Идиотизм переживаемой ныне эпохи выражается, в-четвёртых, ещё и в том, что у нас в структуре нашего образования нигде не учат (ни в средней, ни в высшей школе) системе мышления и постижения в ПОНЯТИЯХ, ибо никто, наверное, не помнит (ибо никто, наверное, не читал!) проникновенных слов Г. В. Ф. Гегеля:

«Несомненно, следует согласиться с тем, что ни о Я, ни о чём бы то ни было, ни даже о самом понятии мы не имеем ни малейшего понятия, если не постигаем в понятии и довольствуемся простым, неподвижным представлением и названием»5

Поскольку этому не учат, и грань между представлением и понятием для обыденного человека остаётся неосознанной (а вся масса сегодняшних граждан остаётся массой обыденных людей с обыденным сознанием, людей, которые никогда не ставят перед собой задачу осознать своё собственное сознание), то на каждом шагу, от самых «низов» до самых «верхов» мы всюду встречаемся и имеем дело с людьми, которые оперируют представлениями («простыми и неподвижными», как говорит Гегель) и «довольствуются этим».



(В этом месте рукопись шестой главы прерывается, но следующий текст очень похож на её продолжение. Ред.)



Наше время (конец XX века) настолько пресыщено непреодолимыми противоречиями (непреодолимыми, если к их разрешению подходить с позиции экономического детерминизма), что сегодня уже обсуждается вопрос: «А есть ли будущее у России?».

Положение настолько серьёзно, что необходимо отказаться от эвфемизмов при оценке всяческих экономических теорий, при оценке экономистов вообще. В рамках темы и тезиса «если бы президентом был я», как это сформулировано в самом начале этой работы, необходимо рассмотреть причины краха всех предшествующих попыток реформировать Россию, но – особенно двух последних попыток: попытки коммунистов и попытки новых «реформаторов», затеявших «переход от социализма к капитализму», что вообще звучит как бред, ибо только в атмосфере экономического дундукизма (т.е. в сознании экономических дундуков) могла родиться такая формула о необходимости перехода к капитализму. Если в обществе наличествует разделение труда, то в нём в потенции уже есть капитализм и частная собственность, ибо все эти три термина суть корреляты, т.е. коррелятивны. Это значит, что нельзя преодолеть прошлое (т.е. капитализм), не преодолев разделения труда и соответствующих ему технологий как доминирующих технологий, хотя в подчинённом виде они вечны как рудименты прежней культуры труда.

А это также значит, что нельзя осуществить реформы, то есть – перейти к новому состоянию социума, если интеллект «реформаторов» зациклен на экономическом понимании субстанции общества, то есть – если этот интеллект исходит из доминирующей роли собственности (а не РАЗВИТИЯ имеющейся типологии ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, ТРУДА, чтобы развитие деятельности стало доминирующим моментом социального процесса). Труд, производящий товары, и труд, производящий таланты – это разные субстанции.

По своей природе, т.е. генетически, собственность и, следовательно, построенные на ней отношения производства товаров – производны, вторичны, ибо произведены трудом: собственность есть не что иное, как овеществлённый труд, т.е. накопленный в вещественно-субстанциональной форме труд, являющийся социально-субстанциональным процессом. Так что же на самом деле субстанционально: собственность или деятельность (= труд)? Ясно, что, если труд создаёт собственность (и тем самым – экономические отношения), то в основе основ субстанционален труд! Но в атмосфере экономического идиотизма всё перевёрнуто, так сказать, – по отношению ко времени происхождения: собственность почитается как движитель, а труд считается движимым, то есть – переведённым в состояние «страдательного залога»; а вместе с этим в «страдательном» состоянии оказался и сам человек, утративший вместе с этим инициативу, свободу поступков, так как переведён в статус «предмета потребления сферы товарного производства», в статус товара–рабочей силы.

И до тех пор пока положение вещей будет оставаться таким, что экономика (= собственность) будет диктовать труду (= деятельности) форму, направленность и содержание, – процесс производства и воспроизводства социальной жизни будет иметь экстенсивный характер и не может быть даже намёка на серьёзную постановку вопроса о реформировании России, ибо ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫЕ реформы возможны только как СЛЕДСТВИЕ РАЗВИТИЯ исторической типологии деятельности и – чтобы РАЗВИТИЕ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ стало доминирующим моментом социального процесса; сейчас же усилиями наших «реформаторов» обусловлено такое положение вещей, что доминирующим моментом социального процесса считается производство товаров, при котором человек воспроизводится как товар–рабочая сила. В этом и заключается экономический идиотизм, ибо человек СВОДИТСЯ к стоимостному эквиваленту и не реализуется (направленно и целеустремлённо!) как социальная ЦЕННОСТЬ, как исторически-адекватная категория, ибо ОТНОШЕНИЯ РАЗВИТИЯ не созданы и не приведены в действие, так как экономисты знают ЛИШЬ отношения собственности, то есть товарно-денежные отношения.

Если рассматривать мышление наших экономистов-«реформаторов» с методологической точки зрения, то ситуация, в которой они находятся, очень сильно напоминает попытки геометров прошлого решить задачу квадратуры круга с помощью циркуля и линейки, то есть – в рамках двухмерного пространства. Из этого, как известно, ничего не вышло. Наши экономисты находятся в аналогичном положении: они хотят реформировать общество, функционирующее на почве экономически-порабощённого труда как труда, имеющего двойственный характер, НЕ ПРИДАВАЯ труду более высокой исторической субстанциональности, то есть – НЕ делая попыток и не создавая концепции тройственного характера труда.

Проблема квадратуры круга разрешима, если её решать опосредствованно, т.е. – через проблему кубатуры цилиндра как трёхмерного тела, имеющего в основании круг. Если построить призму, имеющую в основании квадрат, и если так подобрать объёмы этих полых тел, – цилиндра и призмы, – что один и тот же объём жидкости, налитой в цилиндр, будет иметь ту же высоту, когда её нальют в призму, то мы будем иметь равновеликие площади оснований цилиндра и призмы, т.е. – решение проблемы квадратуры круга.

Таким образом, методология решения проблемы квадратуры круга заключается в том, чтобы «выйти в третье измерение» – выйти в «метапространство» по отношению к двухмерному пространству круга и квадрата. Таким «метапространством» по отношению к кругу и квадрату является цилиндр и призма с квадратным основанием.

А в общем виде – методология состоит в том, чтобы (для любой решаемой проблемы) найти метасистему, позволяющую взглянуть на решаемую проблему – как на систему, не достигшую полноты своего развития.

XX век в этом отношении предъявляет весьма серьёзные требования к так называемому «экономическому мышлению», которое возведено в абсолют нашими уважаемыми «реформаторами». После взрыва атомной бомбы над Хиросимой 6 августа 1945 года (а этот факт надо рассматривать как символ всего того, что связано с научным освоением микромира и, следовательно, – с изменением роли теоретического мышления в жизни общества), а, особенно – после введения в научный обиход идей и практики науки-кибернетики как науки об управлении – в сущности, произошёл перелом в культуре организации социального процесса. И экономическое отношение к социальной действительности становится в этих условиях не только неадекватным, но и интеллектуально-преступным, так как социально-субстанциональная сторона процесса производства и воспроизводства общественной жизни, не имеющая стоимостных оценок (ибо принципиально не может их иметь), – становится ЯВНО доминирующей над вещественно-субстанциональной стороной (то есть – над экономическими отношениями, при которых вещь, товар, деньги как стоимостные феномены явно доминируют над человеком, над интеллектом, над ценностными феноменами) социального процесса. А так как произошёл этот коренной перелом в культуре социального процесса, а экономисты этого не уловили и продолжают мыслить в духе товарного фетишизма, то сам этот факт заслуживает особого подчёркивания и разъяснения.

Во второй половине XX века человечество вступило в эпоху, когда умственный труд, – и особенно его эвристические (творческие) формы и вся инфраструктура, обеспечивающая развитие творчества, – стал доминирующим и детерминирующим фактором общественной жизни. Философия социального процесса, его диалектика, в сущности, в своём исходном пункте сводится к тому, что труд в самом себе противоречив, сам себя воспроизводит и сам в себе разделяется на труд накопленный, составляющий вещественно-субстанциональную сторону социального процесса, и труд живой, составляющий социально-субстанциальную сторону социального процесса. И как раз в этой последней стороне умственный труд стал доминирующим фактором. Это обстоятельство побуждает по-новому решать вопросы организации и стимулирования социального процесса. Если традиционно, как это было до начала второй половины XX века, в качестве субъекта труда (т.е. – его активного и инициативного НАЧАЛА) выступал вещественный продукт труда, то теперь, – при нормальном мышлении, понимающем произошедший перелом, – должна была бы произойти СМЕНА доминанты в социальном мышлении, и в качестве СУБЪЕКТА должен выступать сам труд, а не его продукты (деньги, товары, вещественные условия производства). Но экономисты этого не улавливают и, как уже было сказано, продолжают мыслить в духе товарного фетишизма. Такая «интеллектуальная слепота» означает, что ничего не делается для преодоления экономического отчуждения. Но при сохранении экономического отчуждения (т.е. процесса, когда утилитарно-меркантильная деятельность человека и её ПРОДУКТЫ превращаются в самостоятельную силу, господствующую над человеком и враждебную ему) немыслимо даже ставить вопрос о наиболее полной реализации человеческого творческого потенциала и, тем самым, – о повышении эффективности экономики.

Ненормально и абсурдно, когда в экономическом «мышлении» – продукты экономического метаболизма наделяются ролью СУБЪЕКТА, управляющего социальной жизнедеятельностью, и никто не замечает, что такое управление и такое мышление есть экономический идиотизм. И чтобы это подтвердить и разъяснить, возьмём для примера процесс физиологического метаболизма в человеческом организме: ведь никому не приходит в голову, что ПРОДУКТЫ обмена веществ (человеческие экскременты, например) выступают в качестве СУБЪЕКТА (т.е. – активного НАЧАЛА), определяющего управление всем процессом жизнедеятельности человеческого организма. Почему же в экономике это почитают как норму?!

Этот абсурд в экономическом мышлении сохраняется потому, что нет ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ теории реформ.

Пропаганда «рынка» как некой панацеи, проводимая Е. Гайдаром, его командой и теперь его партией «Демократический выбор России» (название беспардонно навязывается стране) – совершается с такой же настойчивостью и с таким же обманом масс, которые в прошлом уже практиковались, когда нам твердили, что мы живём в социалистическом обществе…

«Рынок» – это обманывающая нас ставка на саморегулирующую роль экономики и на то, что люди нашей страны легко поверят, что и на грани XXI века самое главное для общества состоит в том, чтобы есть, пить, одеваться, иметь жилище и другие вещественные блага6

«Действительная жизнь» всегда исторически специфична. Поэтому недопустимо считать, что производство жизненных средств (или, как ещё говорят вульгаризаторы, – «материальных благ») ВСЕГДА является «определяющим моментом». Например, в римском рабовладельческом обществе (как и в соответствующем греческом – времён Аристотеля, например) «определяющим моментом» было обеспечение производственного процесса достаточной массой рабов – посредством завоевательных войн. Это считалось «действительной жизнью», так как это позволяло верхушке римского общества заниматься высшими формами умственного труда, вести глобальную политику и писать, например, историю войны с Ганнибалом, как это делал Тит Ливий (59 г. до н.э. – 17 г. н.э.), автор «Римской истории от основания города», а римскому демосу – жить в ожидании «хлеба и зрелищ». Такая вот модель «действительной жизни»! «Действительная жизнь» периода становления капитализма выразилась в переходе от ремесленного производства к мануфактурной его организации (I этап), а затем, на II этапе – в совершении промышленной революции, когда (при сохранении мануфактурного разделения труда) машины стали делать машинами и окончательно сформировался исторически необходимый способ производства, выжимающий «все соки» из человеческой рабочей силы.

Для этой модели «действительной жизни» характерно отчуждение человека от его деятельности, превращение его из виртуоза труда в простой придаток машины, которая сама становится тем (характерным для капитализма) виртуозом, имеющим собственную душу в виде действующих в машине механических законов. Эта «действительная жизнь» в том смысле «действительна», что она, так сказать, высокотоваропроизводительна – при высокой степени отчуждения человека от его деятельно-гуманистической сущности. Здесь наличествует и экономическое, и технологическое угнетение человека, так как он – лишь «винтик» производственного процесса.

Это, довольно неприглядное, положение человека осложняется ещё и тем, что к экономическому и технологическому угнетению человека присоединяется ещё и экологическое угнетение, обусловленное химическим, радиационным и другими видами загрязнения окружающей среды (бактериальным, вирусным), причём – в такой степени, что это приводит к рассогласованию физиологических функций человеческого организма – к нарушению гармонической работы желёз внутренней секреции, к нарушению функций иммунной системы.

В таких обстоятельствах складывается комплекс условий, при котором экономическая ориентация «действительной жизни», сосредоточенная на том, чтобы обеспечить людей товарами, становится бессмысленной установкой, ибо людям необходимы, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, НЕ «питие и ядение», – воспользуемся тем, как сказано в «Поучениях Владимира Мономаха», – а чистый воздух, чистая вода, согласованность деятельности желёз внутренней секреции, нормальный гормональный статус, нормальное соотношение форменных элементов крови (эритроцитов, лейкоцитов, тромбоцитов, эозинофилов и т.д.), здоровая иммунная система… Всё это отнюдь не товары, не стоимости, не экономические феномены. Но именно от этих феноменов зависит сегодня действительное «производство и воспроизводство действительной жизни» – как фактор и как понятие, адекватное концу XX века.

Но наши уважаемые экономисты полагают, что производство товаров и товарный обмен («рынок») ВСЕГДА (во веки вечные) являются определяющим моментом истории вообще и, во всяком случае, – определяющим моментом нашей ближайшей истории.

Сегодня уже несомненно, что экономическое понимание нашей ближайшей истории и сведение РЕФОРМ к чисто экономическим манипуляциям и экономической эквилибристике есть форма экономического идиотизма.

Если человек и человечество физиологически и анатомически претерпевает коренные патологические (болезненные) изменения, проявляющиеся как наследственная деградация, то нелепо настаивать на неизменной ценности (и «первичности») экономической установки, утверждающей, что производство жизненных средств, осуществляемое в форме рыночного процесса (в форме товарно-денежных отношений), есть «производство и воспроизводство действительной жизни».

Нелепость эта вскрывается фактом, во-первых, ложности (неистинности) такой установки, а, во-вторых, её бесполезностью, ненужностью такой установки. Зачем человеку, людям, которым угрожают эпидемии, СПИД и вообще – упадок здоровья и генетическая деградация вследствие глобального отравления среды обитания, – по-прежнему стремиться к экономическому комфорту и меркантильному процветанию, если… при всех наличных данных… перспективы-то вообще нет?!

Вот некоторые демографические данные:

- каждый третий школьник в возрасте 7-8 лет болен;

- каждый второй до 12 лет – хроник;

- в выпускных классах к службе в армии непригодны около четверти всех выпускников;

- всё больше мужчин умирает в самом расцвете сил – от 40 до 50 лет;

- многие из детей, что сейчас появляются на свет, никогда не станут нормальными, трудоспособными людьми. Они больны от рождения;

- в возрасте от 16 до 50 лет мужская смертность втрое превышает женскую;

- 70% населения России нуждается в психиатрической помощи.

(См. «Megapolis Express», № 18, 1994, с. 11)

И нет никаких оснований ожидать, что эти данные улучшатся.

Ведь ясно же, что сегодня экономический императив НЕ обещает и НЕ означает «производства и воспроизводства действительной жизни»…

Необходимо сформулировать и обосновать новое, социально-исторически адекватное, содержания этого понятия о действительной жизни, так как фактически человечество стоит перед новой жизненной необходимостью: есть и пить, иметь жилище и одежду и т.п. сегодня недостаточно, так как экономика перестала быть конструктивной системообразующей силой, и перестала она быть конструктивной системообразующей силой потому, что коррелятивная экономике система технологий (механико-физико-химических технологий) превратилась в такую негативную геологическую силу, в ТАКОЙ опасный геохимический фактор, в такую радиационную опасность, что ПРИМЕНЕНИЕ таких технологических средств производства делает ГИБЕЛЬНЫМИ условия потребления продуктов производства, условия жизни вообще.

На это утверждение могут, конечно, последовать возражения: не следует-де преувеличивать опасность. Возражения могут иметь и тот смысл, что можно, мол, осуществлять очистку жидких и газообразных отходов индустриального производства и т.д. и т.п.

Но что такое «очистка» как не концентрация вредных веществ, становящихся от этого ещё более опасными. К тому же – невозможна «очистка» радиационно-опасных отходов производства!..

Но самое главное состоит в том, что объёмы вредных производственных отходов – огромны и постоянно растут, и их концентрация в местах «захоронения» – не устраняет, а усугубляет их гибельное воздействие на человека.

Авторы сегодняшних реформ, сосредотачивая своё внимание на сугубо экономических феноменах и на экономических отношениях, ведут себя так, будто весь остальной мир социальной реальности, экологической реальности, интеллектуальной реальности – представляет собой некое «застывшее поле» для экономических экспериментов и ни о чём ином, кроме этого «экспериментального застывшего поля», не имеет смысла думать.

На самом же деле с периода последней четверти XVIII века, когда началась промышленная революция, в мире происходит и накапливается ГРАНДИОЗНЕЙШИЙ геологический, геохимический процесс, протекающий в форме индустриализма, и никакого «застывшего поля» для экономических махинаций просто не существует! – Станислав Семёнович Шварц (1919-1976) писал в 70-е годы, что воздействие современного ему человечества на биосферу (а он был крупнейшим экологом) равнозначно воздействию 40 миллиардов неандертальцев. – Воздействие индустриализма на биосферу и воздействие экономизма на социо-сферу – действуют как катастрофические силы: первая разрушает биосферный потенциал планеты, вторая разрушает, угнетает социально-творческий и социально-культурный потенциал планеты – ради бессмысленного торжества меновой стоимости и денег.

Экономисты, конечно, с этим не согласятся и укажут при этом на факты творчества и развития культуры, происходящие в условиях экономической организации производства. Но всё это, однако, имеет эпизодический характер, так как ни сохранение биосферы, ни развитие творческого потенциала личности не является ни целью экономики, ни её смыслом.

Геологический процесс, развязанный экономикой и протекающий в форме индустриализма, сметает на своём пути всё: и биосферу, и человека. Вот о чём идёт речь: утилитарно-меркантильные цели экономики не совпадают ни с подлинным гуманизмом, ни с идеей ноосферы, высказанной В. И. Вернадским7.

«… Не может быть ничего ошибочнее и нелепее, нежели на основе меновой стоимости и денег предполагать контроль объединённых индивидов над их совокупным производством»…8

В современных условиях производимая жизнь только тогда станет действительной, когда в теории и на практике ОПРЕДЕЛЯЮЩИМ моментом истории МЫ КАК РЕФОРМИРУЮЩЕЕСЯ общество сумеем сделать НЕ ТОВАР и не погоню за товарной формой богатства, а – ТАЛАНТ и создание условий для массовой реализации талантов.

А для этого, разумеется, необходимы совсем иные технологические предпосылки «производства и воспроизводства действительной жизни», ибо есть глубочайшая корреляция между ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ жизнью и ТЕХНОЛОГИЧЕСКИМ устройством социума.

1 См. «Новый полный словарь иностранных слов, вошедших в русский язык» под редакцией проф. И. А. Бодуэна-де-Куртене. М., 1911, с. 160.

2 См. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 3, с. 19.

3 См. там же, с. 35, примечание 1.

4 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. I, с 102.

5 См. Гегель Г. В. Ф. Наука логики, т. 3. М.: «Мысль», 1972, с. 235-236.

6 См. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 19, с. 353-354.

7 Вернадский В. И. Химическое строение биосферы Земли и её окружения. М.: Наука, 1965, с. 323-329.

8 См. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 46, ч. I, с. 102.

Комментарии

Аватар пользователя professor-v

Вопросы:

1. Почему эпоха теоретически начинается с открытия электрона Томсоном в 1897 году, а, например, не с открытия Менделеевым периодического закона в 1869 году? И почему практически она начинается с атомной бомбардировки Хиросимы, а, например, не с победы над фашизмом в Великой Отечественной войне?

2. На каком основании труд, производящий жизненно необходимые людям товары, должен смениться трудом по производству некоей «субстанциальности общественного бытия»? (как звучит-то, это же надо такое придумать!)

3. На каком основании конкуренция, антагонизм и насилие ставятся на одну доску? Бывает и добросовестная, эффективная конкуренция, способствующая повышению производительности общественного труда и, в силу этого, устраняющая или смягчающая антагонизм в обществе. Кроме того, добросовестная конкуренция не является препятствием к сотрудничеству людей, что мы видим сегодня на примере наиболее развитых стран.

4. Зачем криминальная и противозаконная деятельность некоторых членов общества выдается за идиотизм всего общества?

5. Я тоже в целом не одобряю гайдаровских реформ начала 90-х и последующих ельцинских новаций, но не считаю, что общество не в состоянии преодолеть негативные последствия этого наследства. Конечно, потребуется  время. На чем основан столь мрачный пессимизм автора?

6. Почему деньги непременно означают «животное» поведение? Товарно-денежные отношения существуют веками и пока не просматривается их отмирание. Кредитно-денежная система постепенно совершенствуется, из неё уходят спекулятивные и криминальные элементы. Конечно, это довольно медленный, но необратимый процесс. Нельзя же считать все человечество идиотами на том основании, что оно пользуется деньгами.

7. Почему интеграция труда противопоставляется разделению труда? Почему потребление противопоставляется созиданию? Почему «чувственная сосредоточенность» должна смениться «мысленной сосредоточенностью»? (терминология-то какая интересная!)

8. Почему стремление к потреблению противопоставляется стремлению к истине?  Философская категория потребления в современном смысле включает и потребность в знаниях, в интеллектуальной деятельности, в добывании истины.  И мыслители  должны есть, пить, одеваться, иметь жилье и отправлять естественные надобности. Увы, это удел и гениев, и простых людей! Поэтому не совсем понятно утверждение автора о том, что «экономика перестала быть системообразующей силой».

9. Полностью согласен с автором в его резко критической оценке нынешней демографической ситуации в России. Но где выводы? Что делать? В ответ — опять туманные философские рассуждения.

10. И последнее. Автор патетически призывает сделать «талант и созидание условий для массовой реализации талантов» в противовес «товару и товарной формой богатства». Столь же красиво и напыщенно, сколь утопично и непродуктивно!

И вообще, сам заголовок вызывает недоумение и отторжение. Все — идиоты! Ничего себе. Но идиоты не делают выдающихся научных открытий и изобретений, на которые так щедра наша эпоха. Идиоты не создают шедевров искусства. Да, разобщение людей перед лицом нарастающих глобальных угроз — это коренное противоречие современной эпохи. И это требует новых усилий по консолидации мирового сообщества на преодоление этих угроз, от чего, как никогда прежде, зависит само существование и дальнейшее развитие человечества. И не последняя роль в этом консолидирующем процессе принадлежит России, с её богатейшими ресурсами, уникальной историей, накопленным опытом. Если автор хотел сказать своей статьей именно это, то с ним можно согласиться.

Владислав Фельдблюм

Аватар пользователя va

Очень странно, что администраторы сайта «Альтернативы» разместили материалы покойного философа Н.А.Сатарова (1921–1999) «Сколько стоит экономический детерминизм?» и «Всеобщий идиотизм переживаемой эпохи» без принятой в таких случаях хотя бы на пару абзацев сопроводительной записки публикатора: с какой целью, кому адресованы, какие главные тезисы остаются, по мнению публикатора или научного душеприказчика, актуальными сегодня и т.п. 

Хотелось бы надеяться, что впредь подобных проколов на сайте будет поменьше. Лично я не вижу в названных материалах предмета для обсуждения, во всяком случае без наводки публикатора с ником admin.

Мой предыдущий материал: О сдутии, безмозглом шовинизме и безграмотности Паульмана

В.Архангельский

Аватар пользователя professor-v

!?

А админы разместили соответствующую «сопроводиловку» — см. «Н.Натаров».

Аватар пользователя Совок

     О чём я уже талдычу три года на этом сайте. Единственная нелепость,это упоминание Ленина в приведённой ни же цитате:»


В своё время К. Маркс писал: «не может быть ничего ошибочнее и нелепее, нежели на основе меновой стоимости и денег, предполагать контроль объединённых индивидов над их совокупным производством»4 – слова, которые следовало бы уяснить себе не только Ленину, собиравшемуся обосновывать коммунизм экономически, но и современным «реформаторам», которые не понимают конечных результатов своих действий. Мы фактически живём в атмосфере идиотизма.» 


   Это характеризует автора как профана относительно понимания Ленина.

А о так называемой культурной революции, которую Ленин «запустил» в России практически одновременно с введением НЭПа — Вы надо понимать подзабыли. Ну можете «освежить» свою память, например, здесь: В.Межуев «Ленинская  теория культурной революции как модернизационный проект для России» на http://alternativy.ru/ru/node/1561 .

Аватар пользователя Совок

  И я о том же.  Только не впутывайте сюда межуева,а то получится в огороде бузина,а в Киеве дядька. Да именно так, Ленин всегда на первое место ставил политику,культурную революцию. По этому поводу лучше обращайтесь к Першину,он Вас лучше просвятит,чем Межуев. Помнится он приводил соответствующую цитату Ленина.

Ну то что Ленин гораздо лучше Вас понимал суть того, чего Маркс определил в том, что «производственные отношения — это отношения в которые вступают люди в своем общественном жизненном процессе, в производстве своей общественной жизни» — так это и к гададке не ходи. Однако.

Аватар пользователя Совок

   Я согласен.

Аватар пользователя Совок

  Наконец-то по прошествие трёх лет я дождался истины! Вся статья достойна,чтобы разобрать её на цитаты. Например, чего только стоит упоминание неандертальцев о которых я неустанно рассказываю. 


   «Станислав Семёнович Шварц (1919-1976) писал в 70-е годы, что воздействие современного ему человечества на биосферу (а он был крупнейшим экологом) равнозначно воздействию 40 миллиардов неандертальцев.» Да именно проблема у человечества одна это атавизм сознания,тесно связанный с биологическим атавизмом.


  А другая цитата,непосредственно относящаяся к тому,что творится на этом сайте и касающаяся всех без исключения и «марксистов» и автимарксистов:»


Сегодня уже несомненно, что экономическое понимание нашей ближайшей истории и сведение РЕФОРМ к чисто экономическим манипуляциям и экономической эквилибристике есть форма экономического идиотизма.»


   Вспомните борьбу Ленина против экономистов и Вы должны понять,что такое истинный марксизм.

Аватар пользователя Совок

    Советую с этого места проработать подробнее:»


Если рассматривать мышление наших экономистов-«реформаторов» с методологической точки зрения, то ситуация, в которой они находятся, очень сильно напоминает попытки геометров прошлого решить задачу квадратуры круга с помощью циркуля и линейки, то есть – в рамках двухмерного пространства. Из этого, как известно, ничего не вышло. Наши экономисты находятся в аналогичном положении: они хотят реформировать общество, функционирующее на почве экономически-порабощённого труда как труда, имеющего двойственный характер, НЕ ПРИДАВАЯ труду более высокой исторической субстанциональности, то есть – НЕ делая попыток и не создавая концепции тройственного характера труда.»

Аватар пользователя Совок

   Выучите эту статью как отче наш и Вы постигните истину. А я умолкаю и на все возражения оппонентов,только лишь буду отсылать к этой статье.