Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Понятие рабочего класса и проблемы культуры

Русский
Друзья «Альтернатив»: 

Даниэль Якоч

Часть четвёртая

Теперь переходим к последствиям разделения пролетариата на работников физического и умственного труда. С одной стороны, Маркс считал этот процесс исторической необходимостью при капитализме, с другой стороны, он указал на то, что данный процесс имеет и отрицательную сторону. ”Как в самой природе голова и рука принадлежат одному и тому же организму, так и в процессе труда соединяются умственный и физический труд. Впоследствии они разъединяются и доходят до враждебной противоположности” (см. «Капитал», том I, отдел V, глава 14). Если мы переводим это на будничный язык, то человек становится односторонним, или неловким и слабым, или интеллектуально менее развитым. Кроме того, капиталист использует интеллигенцию как непосредственных руководителей производства против интересов физических рабочих, и тем самым создаёт между ними враждебные отношения. Маркс рассматривает положение пролетариев физического труда исторически, как это он делает всегда. Конкретно он характеризует два исторических периода, мануфактуру и фабрику, то есть машинное производство. Наиболее жалкой является судьба рабочих в мануфактурный период, их лишили умственного труда настолько, что его в данном случае можно считать нулём, но и физически они изготавливают только небольшую часть продукта. Их Маркс называет „частичными рабочими”. Ненамного лучше положение фабричных рабочих, они становились придатками машин. Однако та характеристика труда, которую Маркс дал раньше, остаётся в силе, если мы рассматриваем трудовой процесс на фабрике как деятельность всех физических и интеллектуальных рабочих вместе взятых, как труд „совокупного рабочего” (см. «Капитал», том I, глава XIV).

Понятие совокупного рабочего в наше время ещё важнее, чем во время Маркса, несмотря на то, что вследствие развития техники доля интеллектуального труда в работе профессиональных рабочих сильно возросла. Теперь есть такие профессии физического труда, которые требуют среднего образования. Вместе с этим в технически развитых странах постоянно растёт численность интеллектуальных пролетариев, как я об этом уже писал. Интеллектуальные пролетарии теперь образуют массы и не сводятся только к небольшой группе непосредственных руководителей производства.

До сих пор мы рассматривали вслед за Марксом судьбу и изменения внутреннего состава пролетариата, однако нам необходимо принимать во внимание и другой аспект, а именно то, как влияет на характер продуктов духовного производства тот факт, что эти продукты создаются наёмным трудом. В этом отношении мы наблюдаем следующее: влияние наёмного труда на характер продуктов в различных областях является совершенно разным. Мне кажется нужным выделить следующие основные области, которые – конечно — могут быть разделены на подгруппы при более детальном изучении:

  1. Естественные и технические науки.

Здесь в характере продукта совершенно не отражается то, следствием какого интеллектуального труда он является, наёмного или творческого труда. Неслучайно, что в англоязычных странах только естественные науки называют наукой (science).

  1. Экономические и общественные науки. Здесь дело обстоит хуже, часто совершенно плохо. Правда, в некоторых университетах, которые не находятся под непосредственным контролем буржуазии, появляются и настоящие научные работы, как например политологические труды Н. Чомского, но чаще всего мы встречаем заведомую или хорошо завуалированную ложь. Цель этих работ —  восхвалять современное капиталистическое общество, скрыть его настоящую сущность, отпугивать людей и прежде всего интеллектуальный пролетариат от создания справедливого общества.

Причина данного положения заключается в том, о чём я писал в самом начале. Как только наёмный рабочий продал свою рабочую силу, то использованием его рабочей силы распоряжается покупатель-капиталист, а господа учёные или журналисты пишут или говорят то, что им приказывают. С этими наёмными „ деятелями культуры” спорить потому не стоит, что переубедить их нельзя: если они не выполняют свою задачу, тогда они лишаются хорошего дохода, славы, успехов. Ими создана особая терминология, множество теорий и книг, фактически это целая вуаль, которая закрывает от людей действительное положение современного общества. Что делать в данном случае, раз спорить с ними нет смысла, хотя конечно можно? Во-первых, если мы замечаем, что данные господа пишут, говорят так, а не иначе ради денег, их работы в дальнейшем просто не надо читать. Во-вторых, надо писать правду, надо объективно показать настоящее лицо современного общества, и надо находить средства для распространения правды. Неслучайно Троцкий писал о том, что правда революционна. Надо создать параллельно с буржуазной культурой настоящую культуру. Так как это дело нелёгкое, к этому вопросу позже надо вернуться, а теперь пойдём дальше.

3. Наша следующая область — политика и связанные с нею политология и журналистика. Об этой области всё больше и больше преобладает мнение во всём в капиталистическом мире от Мексики до Японии, что политикой заниматься не стоит, читать политиков и политических журналистов не стоит, так как они только лгут. Такое всеобщее мнение является результатом повсеместного наблюдения за политической жизнью в капиталистических странах. Такое положение, только в менее развитой форме, отражается в сатирическом стихотворении «Наш попугай — Our Budgie» национального поэта Уэльса Гарри Вэбба (Harri Webb). Вследствие этого люди замыкаются в своей частной жизни, телевизора не смотрят , газет не читают и из-за пассивности большинства народа растут шансы тех реакционных сил, которые хотят установить открытую диктатуру в Европе. В то же самое время для народа было бы очень важно заниматься политикой, ведь политика означает занятие делами общества, только нельзя передавать защиту интересов народа в руки в профессиональных политиков, зависящих от капитала. От восстановления политического самосознания пролетариата в большой степени зависит будущее не только самого пролетариата, но всего человечества в целом.

Решение этого вопроса является темой целой серии статей и книг.

4. И, наконец, проблемы искусства. Наёмный труд в художественной литературе стал господствовать в Европе с 1830-ых гг. Влиянию наёмного труда на литературу посвящён роман Бальзака «Потерянные иллюзии». Наёмный характер труда в разных видах искусства проявляется по-разному. В изобразительных видах искусствах часто сохраняется видимость свободы художника, а влияние капитала осуществляется через рынок, но и этого вполне достаточно. В киноискусстве, наоборот, целиком господствуют крупные капиталистические фирмы. Однако как бы то ни было, везде тотально господствует капитал, и создаётся такое искусство, которое своей огромной массой заглушает голос настоящего искусства. Всё же настоящее искусство существует, только сфера его распространения очень узкая, большинство народа не знает его. Современное профессиональное, официальное искусство является весьма разнообразным: от бульварного массового искусства до маленьких художественных течений и направлений, созданных для разных слоев интеллигенции. Общее в них одно: если мы знакомимся с этими произведениями, то не узнаём ничего или почти ничего об основном духовном состоянии народа, о духовной сущности эпохи. Выход из положения один: создать, сформировать движение для самовыражения народа, где народ не только потребляет художественные произведения, созданные другими для него, но и сам создаёт их для выражения своего отношения к миру.

В качестве дополнения и подтверждения вышесказанного я рекомендую прочесть не устаревшее до сегодняшнего дня фундаментальное произведение Герберта И. Шиллера (Herbert I Schiller: The Mind Managers), вышедшее на английском языке в Бостоне в 1973 г.