Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ПОСЛЕ СССР: КОНТРАПУНКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ИТАЛИИ

Русский
Журнал «Альтернативы»: 
Друзья «Альтернатив»: 
Разделы: 

ПОСЛЕ СССР: КОНТРАПУНКТЫ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ИТАЛИИ

 

Интервью Карло Бенедетти[1] для журнала «Альтернативы»

 

«Альтернативы». Карло, как бы Вы представили основные течения левого спектра в Италии?

 

Карло Бенедетти. Падение, а точнее разрушение ИКП (Итальянской Коммунистической Партии), сделало возможным аннулирование истории ИКП которая была очень крупным и серьезным образованием и в области теории, и в области организационной.

Разрушение ИКП произошло после распада СССР, и партия раскололась на разные организации. Одной из них была демократическая партия, целью которой было соединение левых сил и создание новой политической партии.

Многие не согласились и ушли, чтобы создать новую политическую партию, партию Коммунистического Возрождения (RC, «Rifondazione Comunista»). Но здесь была та же самая форма, что и в ИКП: генеральный секретарь, центральный комитет, отделения в других городах, свой печатный орган. Но спустя несколько лет мы поняли, что создан монстр, т.к. в этой партии соединились троцкисты, сталинисты, ленинисты, старые марксисты, т.е. разные политические силы, но соединились только для того, чтобы получить свое место в обществе и в первую очередь, чтобы получить депутатские места. И это понятно — это было экономически выгодно для партии, т.к. согласно нашей системе партия, которая имеет своих депутатов, получает государственные дотации, т.е. огромные деньги. В данном случае имеется в виду, что каждый депутат получает хорошую зарплату и еще ему предоставляется помощник, работа которого также оплачивается парламентом.

С точки зрения экономических интересов партии – это хорошо, а с точки зрения этики – не очень. Это моя позиция. Получается, что есть люди, которые становятся членами партии ради карьеры. Я считаю, что ИКП рухнула именно тогда, когда желание быть депутатом диктовалось чисто материальными интересами.

 

А. Эта проблема для нас так же актуальна, ибо является одной из определяющих характер политической ситуации уже в нашей стране.

 

К.Б. Были периоды, когда по существовавшим законам, чтобы пройти на выборы необходимо, чтобы в списке кандидатов было от 10 до 30 человек, и ИКП всегда старалась, чтобы этот список был максимальным. В 60-е годы была реальная трудность найти людей, готовых включить свое имя в список кандидатов от ИКП Причин для этого было много. Например, включение в такой список кандидатов могло вызвать недовольство хозяина-работодателя, у которого работал этот человек.

Поэтому для нас это была трудная ситуация. Но когда вдруг представители нашей партии стали побеждать на выборах, и коммунисты впервые стали получать места мэра города, советника города, то появилась толпа желающих попасть в наши списки кандидатов.

И именно с этого момента начались генетические изменения кодекса нашей партии. Создание Партии Коммунистического Возрождения (RC, «Rifondazione Comunista») не устранило эти проблемы; более того, стали появляться новые. Например, появился элитарный слой коммунистов, которые много говорят о рабочем классе, а в действительности не имеют представления о нем. Были в этой партии и троцкисты, и анархисты. Короче говоря, из этой партии опять вышли рефундационные коммунисты, и снова создали новую партию, новый ЦК, появился новый секретарь, новое здание, новая газета. То есть произошел идентичный прошлому процесс. И внутри этой новой партии началась борьба между генсеком и заместителем. Но причины этого обстоятельства лежали не в поле идейных разногласий, хотя таковые тоже были, а в столкновении административных амбиций — каждый хотел быть главным.

И вот в этом состоянии мы пришли на последние выборы, где главным кандидатом на пост премьер-министра был Берлускони. Пребывание Берлускони на политическом поле изменило всю политическую жизнь Италии. Сам Берлускони — не политик, он из другой сферы, но он сумел разрушить всю нашу политическую систему. На сегодня он — хозяин телевидения, хозяин крупной фирмы, крупный миллиардер, купил всех и все. Его идеология – рынок, либерализм, глобализация экономики. Короче говоря, будучи человеком не идеологии, он сумел разрушить все партии. И парадокс: несмотря на то, что все партии шли на выборы с лозунгами против Берлускони, победил именно Берлускони, так как его влияние на прессу, телевидение огромно.

Впервые мы в Италии поняли, что СМИ – это арена для политической жизни и борьбы. Телевидение играло огромную роль. А все наши теоретики, которые выступили против СМИ так и не поняли, что благодаря СМИ Берлускони победил на выборах. У Берлускони не было партии, не было съезда, не было собраний, не было всей этой литургии, сопутствующей выборам. И первый раз в истории Италии ни один человек из левых не попал в Парламент, который теперь представлял лишь Берлускони и демократические силы.

Т.е. получается, что первый раз Парламент оказался без левого представительства. Левые силы всегда протестовали против молодежь-экстра-парламентариев, т.е. людей, которые не имели своего представительства в Парламенте. Но сейчас левые силы сами являются экстра парламентариями, т.е. не присутствуют в Парламенте, а это значит, что не имеют денег, чтобы решать свои проблемы.

И если раньше эти левые партии не занимались идеологией, то сейчас не занимаются и не интересуются тем более, ибо на данный момент их главная задача — как снова попасть в Парламент. Поэтому все главные проблемы левых сегодня — организационные, а не идеологические. Эти изменения особенно чувствительны с точки зрения того факта, что ИКП в свое время имела газету «Unità», которая, используя ее, могла более-менее распространять социалистические идеалы, публиковать немало теоретических материалов, хотя она была газетой массовой.

ИКП имела «Rinascita» — теоретический журнал, который создал Тольятти. Наряду с этим были толстые журналы по разным темам. Вот некоторые из них: критический марксизм, исторические исследования, политика и экономика, демократия и право, женщины, реформа образования, новое кино, новое поколение, город будущего, проблемы мира и социализма, советская действительность, советское обозрение.

Кроме того, имелись крупные партийные школы со своими общежитиями (Рим, Милан и Болонья). При крупном издательстве “Editori Riuniti” существовал институт “Gramsci”, который помогал студентам не только изучать марксистские работы, но и проводить самостоятельные исследования в этом направлении. Все это было аннулировано на протяжении нескольких лет. Но идеологического вакуума нет – это пространство теперь занято людьми Берлускони, которые проводят очень умную политику. Например, сейчас я читаю все эти правые издания и публикации и вижу, что они реально воспроизводят и используют те же формы, что и ИКП. Например, ИКП в свое время учредила толстый журнал «Critica marxista”. Редакторы, сотрудники журнала шли в университеты и спрашивали студентов – Вы хотите написать, например, статью о Ренессансе или Пушкине, или России? Хочешь — пиши. И затем из полученных 10-15 работ журнал публиковал 2-3 работы. Так постепенно создавалась, формировалась партийная интеллигенция.

Берлускони сейчас дает деньги на 10–15 толстых крупных журналов, конечно, правых (об экономике, культуре и т.д.). Там фигурируют такие имена, как D’Annunzio, Marinetti и др., есть место для самых разных материалов.

В итоге без коммунистической партии левые оказались в очень трудном положении. А те новые коммунистические партии, которые созданы в последнее время – в основном бюрократические организации. “Unità” — конечно, уже не коммунистическая газета. Реально осталось только одно коммунистическое издание – газета “Manifesto”. Она выходит каждый день. Действительно, там работают и публикуются ученые, разделяющие идеалы социализма. Но это очень элитарная и снобистская газета.

Поэтому, если человек хочет знать что-нибудь о марксизме, он должен апеллировать к нескольким именам, в частности, к имени Geymonat, Canfora, Dotti. Они создали маленький журнал «Марксист сегодня». Он выходит в Милане очень небольшим тиражом. Эти люди работают там бесплатно, не получая ни одного евро. Короче говоря, левые сейчас остались без идеологического оружия, следовательно, находятся всегда под влиянием телевидения и прессы. Если ты хочешь писать книги и публиковать их в издательстве “Mondadori”, самом крупном и влиятельном в стране, то должен помнить и учитывать: оно принадлежит Берлускони. Издательство «Einaudi», которое издает книги о левых силах — также собственность Берлускони. Берлускони везде. Телевидение — первый, второй, третий, четвертый, пятый, шестой каналы – это Берлускони. Мы называем это режимом Берлускони. Но пока мы говорим и говорим, повторяем с негодованием – это режим Берлускони, в это время он укрепляет свои силы.

Левые всегда старались соблюдать законы конституции и общественные правила, и поэтому именно вследствие этого нередко совершали огромные ошибки, что вызывало протест в обществе. Берлускони поступал иначе. Вот недавний пример. Известно, что Неаполь никогда не отличался чистотой, неаполитанцы всегда во все времена выбрасывали мусор прямо на улицу. И произошло следующее: мусорщики по разным причинам объявили забастовку, и город буквально оказался погребенным под зловонным мусором. Левые проводили бесчисленные собрания, исследовали общественное мнение по поводу этих событий, а Берлускони ввел в Неаполь войска, которые за три дня город очистили от мусора. По конституции он не имел права так поступать, так как военных нельзя использовать для такого рода работ, но он поступил именно так.

Другой случай: студенты в знак протеста, выдвигая свои требования, готовились оккупировать университеты. Берлускони заявил – попробуйте, я отправлю туда войска! Левые не могут так поступать, но народ уважает действия, и Берлускони завоевывает авторитет своей готовностью к поступкам.

Теперь относительно интеллигенции. Конечно, марксизм в силу всех выше названных причин получил огромный удар, потому что вся наша пресса и телевидение наперебой доказывали: падение Берлинской стены – это падение СССР. Для большинства итальянцев вследствие этой пропаганды коммунизм означает не что иное, как голод, ассоциируется со Сталиным. И все средства пропаганды утверждают людей в этом мнении, в доказательство, показывая по телевидению, как проходят в Москве манифестации партии Зюганова с портретами Сталина. Я хорошо знаю: есть в России другие левые, но для большинства нашего народа это неизвестно и непонятно.

Что мы сейчас делаем в Италии? Пытаемся развивать идеалы марксизма. Но для этого необходимо глубокое изучение и теоретическое развитие марксизма. Ведь наша надежда – молодежь, но она же понятия не имеет об истиной ситуации в России. Побывали, к примеру, в Италии люди из круга Ампилова, которые организовали поездку наших ребят в Москву. И они были очень довольны — посетили мавзолей Ленина, видели флаги с серпом и молотом и другую им знакомую атрибутику. А какой толк? Поэтому надо начинать с малого, т.е. с азов, что сегодня особенно трудно, так как уже нет марксистов, готовых помогать молодежи. Большинство старого поколения коммунистов на пенсии, одни уже ничего не могут, другие — уже ни во что не верят. Осталось очень мало способных что-то делать, реально человек 3-5 не больше.

Нельзя забывать и то, что одновременно в Италии большую роль играет церковь. Она в наши дни стала совсем иной. Сейчас церковь не реакционная организация и имеет в крупных городах большое влияние на молодежь. Например, когда началась война в Ираке, левые силы, по обыкновению, долго искали возможность для проведения манифестации против этой войны. Мы решали этот вопрос целых две недели: что нужно делать, какие лозунги выдвигать. И пока мы обсуждали все эти технические вопросы, католики организовали огромную манифестацию, которая захватила все улицы Рима. В газете Ватикана “Osservatore romano”, которую я читаю каждый день, кроме чисто религиозных материалов, составляющих 80% текста, остальные 20% — это глубокие интеллектуальные статьи по истории, философии, религии. И много пишется о новом кино, даже комиксы они изучают. Понимаете, какой следует сделать из всего этого вывод?

 

А. Карло, Вы не могли бы сказать о ваших товарищах, тех марксистах, которых мало, но они все-таки что-то делают.

 

К.Б. В первую очередь это профессор Лучано Камфора — блистательный специалист по истории Римской империи, по своей позиции он — марксист. Еще есть у нас журнал «Marxismo oggi», и там главный редактор и его заместитель – два профессора, они занимаются философией с марксистских позиций. Этот журнал выходит раз в три-четыре месяца. Есть еще несколько людей, настоящих марксистов, в журнале «Gramsci».

Со всеми этими людьми я сегодня имею дело, ибо за ними стоит настоящий марксизм.

 

А. Какие вопросы в вашей среде являются наиболее дискуссионными на протяжении последних 2-3 лет?

 

К.Б. Самой постоянной темой дискуссии на протяжении последних лет является все, что связано с крушением СССР. Обсуждается вопрос — кто виноват больше: Яковлев, Горбачев или Шеварднадзе? Другая полемическая тема — положение марксизма в России, а также вопрос по поводу компартии в России — это марксистская партия или немарксистская. Но самая большая проблема у нас связана с тем, что наши люди не знают, какие книги по марксизму выходят в России, какие журналы, какая расстановка сил. И едва ли не главная причина такого положения – то обстоятельство, что все материалы выходят главным образом на русском языке, в том числе, и ваш журнал «Альтернативы». И эта проблема языкового барьера – проблема номер один. Если бы был, хотя бы один материал в год на итальянском!

 

А. Карло, а известны ли Вам какие-нибудь теоретические конференции по проблематике социализма, марксизма, которые проходили за последнее время?

 

К.Б. Может быть, где-нибудь на уровне университетов такие конференции и проходили, но, как правило, это конференции по каким-то конкретным темам, например, по вопросу Украины. А собственно марксистские конференции не проходят, т.к. нет сил, которые могли бы их проводить. Правда, журнал «Marxismo oggi» организовал научную конференцию, но участвовали всего 15 человек. Она не имела никакого резонанса, ибо разрушено все. Но в тоже время есть молодежь, люди, которые готовы принимать участие в таких конференциях, дискуссиях, семинарах.

Журнал «Eurasia», который далек от позиций марксизма, однако организует встречи с разными силами общества. Участники этих встреч – профессора, студенты, политологи. Кроме публикаций у журнала есть свой сайт в Интернете, где презентуется большой спектр материалов по проблемам политическими идеологическим. Так вот этот журнал ежедневно поставляет новые материалы на свой сайт. И ими пользуются самые разные журналисты. Это глубокие материалы, который данный журнал переводит иногда и с русского языка, и они становятся доступными большому количеству людей.

Одним словом, работы у нас много.

 

 



[1] Бенедетти Карло — итальянский журналист. На протяжении двадцати лет работал специальным корреспондентом газеты L’Unita в Будапеште и Москве, был главным редактором газеты Liberazione, руководил еженедельником Rinascita; написал пятнадцать книг о Советском Союзе (политике и культуре) и современной России.