Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ПОСЛЕДНИЙ ГОД ЖИЗНИ В.И. ЛЕНИНА: НОВОЕ ПРОЧТЕНИЕ

Русский
Разделы: 

Черняков С. Ф.

Несмотря на огромное количество работ, посвященных последним голам жизни и деятельности В.И. Ленина, опубликованных начиная с 80-х годов прошлого столетия, большинство исследователей фокусируют свой взгляд, прежде всего, на комплексе ленинских работ, написанных в декабре 1922 – марте 1923гг. – т.н. политическом завещании. При этом действительно последний год жизни Ленина с марта 1923 по январь 1924гг. изучен, на наш взгляд, недостаточно. В настоящей статье, не претендуя на всеобъемлющее исследование проблемы, мы постараемся проанализировать наиболее трагичные страницы в биографии основателя большевистской партии и Советского государства. После приступов 6-10 марта 1923г. у Ленина полностью пропала речь и были парализованы правые конечности. Отчасти паралич захватил и левую сторону: долгое время Владимир Ильич не мог полностью управлять левой рукой.i После этого Ленин оказался прикованным к постели, без какой-либо возможности общаться с окружающими, читать и писать.

В отдельные дни незначительного отступления болезни в течение апреля – первой половины июля 1923г. Владимир Ильич пытался вернуться к нормальной жизни. Он просит достать из шкафа папку с бумагами, связанными с XII съездом РКП(б), новые книги, журналы и газеты; занимается упражнениями по восстановлению речи.ii Однако в то время эти попытки не увенчались успехом. Никаких достоверных свидетельств о том, что Ленин мог что-либо читать или говорить, нет.

Таким образом, в период с начала марта по середину июля 1923г. (на протяжении более четырех месяцев) не только деятельность, но и какое-либо вообще отношение Ленина к происходившим политическим событиям были исключены.

В мае 1923г. Ленина перевозят из кремлевской квартиры в Горки. С 15-18 июля начинается постепенное, но стойкое улучшение в состоянии здоровья Владимира Ильича. Прекратились боли, появился нормальный сон. Ленин начал сидеть, ходить (сначала с помощью санитара, а затем самостоятельно, с палочкой). Он пробует писать левой рукой, восстанавливаются элементы речи. В связи с эти у Владимира Ильича значительно улучшается настроение, и появляются подтверждаемые врачами надежды на выздоровление.iii

Обратимся к воспоминаниям Н.К. Крупской. «Начав заниматься, Владимир Ильич скоро установил, что про себя он может читать. И тогда (это было 10 августа) он настоял, чтобы ему давали газету. Газету он читал ежедневно, вплоть до дня смерти, сначала «Правду», а потом просматривал и «Известия». Мы очень боялись волнующего влияния газеты, но отнять у Ильича газету, лишить его этой связи с миром было невозможно. Установился такой порядок: после того как Владимир Ильич сам просматривал газету, я прочитывала ему телеграммы, передовицу, статьи по его указанию. Сам он очень быстро ориентировался в газете, что прямо поражало докторов, и не позволял пропустить ничего существенного».iv

Ленин интересовался обстоятельствами смерти Воровского, спрашивал об Аксельроде, Богданове, Мартове, Горьком; о положении дел в Германии и Англии. Кроме газет Владимир Ильич просматривал или просил прочитать ему ряд экономических трудов, выдержки из сочинений Воровского, Троцкого, журнал «Под знаменем марксизма», различные атласы и справочники.v Итак, после фактически полного отхода от сознательной жизни в марте-начале июля 1923г. во второй половине июля – первой половине августа началось неуклонное возвращение Владимира Ильича к нормальной жизни.

Как и раньше, в период предыдущей болезни, Ленин не мыслил жизни без работы. Лишить его политической деятельности (естественно, сообразно с его возможностями на тот момент) было нельзя. Профессор Ферстер немецкий врач-невропатолог отмечал: «Если бы Ленина…заставили…оставаться в бездейственном состоянии, его лишили бы последней радости, которую он получил в своей жизни. Дальнейшим полным устранением от всякой деятельности нельзя было бы задержать ход его болезни… Работа для него была жизнью, бездеятельность означала смерть».vi Поэтому Ленин усиленно и систематически занимался речью и хождением, стремясь добиться все большего и большего улучшения.

Несмотря на то, что Ленин мог произносить лишь отдельные слова, у него были богатейшие интонация и мимика. Это позволяло Крупской, прожившей с ним долгую жизнь, лучше других знавшей ленинский характер и образ мышления, а также больше других общавшейся с Лениным во время болезни, понимающей его с полувзгляда, в целом воспринимать малейшие оттенки ленинской мысли.vii

Исходя из той литературы, которую Ленин просматривал, или ему читали, той информации, которой он интересовался и понимал, безусловно, можно сделать вывод, что во второй половине своей последней болезни (июль 1923 – январь 1924гг.) Владимир Ильич сохранил (или восстановил после мартовских приступов) свой интеллект.

И характер Ленина тоже не изменился. С момента начала выздоровления он много шутил, смеялся, иногда напевал. С радостью общался с детьми, постоянно заботился о других.viii Что касается встреч со своими соратниками, то здесь дело обстояло по-другому. В июле-декабре 1923г. Ленина посетили Е.А. Преображенский (дважды), И.И. Скворцов-Степанов, О.А. Пятницкий, Н.Н. Крестинский, Н.И. Бухарин.ix Ленин проявлял большой интерес к их рассказам о ситуации в стране и за рубежом (перевыборы в Моссовет, революция в Германии и проч.). Однако эти встречи были одновременно и неимоверно трудными для Владимира Ильича.

Снова обратимся к воспоминаниям Н.К. Крупской. «Каждое свидание волновало Владимира Ильича. Это было видно по тому, как он двигал после свидания стул, как судорожно придвигал к себе доску и брался за мел. На вопрос, не хочет ли он повидать Бухарина…или еще кого-нибудь из товарищей, близко связанных по работе, он отрицательно качал головой, знал, что это будет непомерно тяжело. Но он очень охотно слушал рассказы о них.»x Е.А. Преображенский в письме Н.И. Бухарину от 29 июля 1923г. так описывал состояние Ленина при их встрече: «Но лицо! Мне стоило огромных усилий, чтоб…не заплакать, как ребенку. В нем столько страдания, но не столько страдания в данный момент. На его лице как бы сфотографировались и застыли все перенесенные им страдания за последнее время.»xi

18-19 октября 1923г. Ленин посетил Москву, но ни с кем из товарищей не встречался. При этом нужно учитывать, что Владимир Ильич всегда был заботлив и внимателен по отношению к соратникам и со всеми поддерживал хорошие, ровные отношения. С чем связана подобная метаморфоза в его поведении?

Болезнь наложила громадный отпечаток на жизнедеятельность Ленина. Находившиеся рядом с ним в тот период люди отмечали нервозность Владимира Ильича, перепады в его настроении. И это несмотря на колоссальную целеустремленность и волю к жизни. Ленин тяготился и даже стыдился своей немощи и не хотел в таком виде представать перед товарищами. Он понимал, что не способен что-либо им подсказать, объяснить, помочь. Без этого встречи являлись бы просто визитами вежливости, чем-то пустым и формальным. А сострадания и жалости к себе Ленин не терпел.

Не забывал Ленин и о том, как соратники, ссылаясь на болезнь, пытались всячески его изолировать во время предыдущих приступов в декабре 1922 – марте 1923гг., как фактически игнорировали его просьбы, советы, рекомендации.xii

Наконец, с осени 1923г. Ленин видел новое обострение политических склок в рядах партийной верхушки, что также вызывало его предубеждение против многих членов Политбюро, замешанных в этой борьбе за власть. Не случайно, охотно общаясь с разными людьми, ни с кем из «высшего звена» партийных деятелей (за исключением Бухарина, с которым Ленин тоже не хотел встречаться), Владимир Ильич за время своей последней болезни не виделся…

С лета 1923г. и до конца жизни Ленин потенциально мог влиять на политические события в стране. Обоснованием такого взгляда могут служить то обстоятельство, что он не только полностью понимал все происходящее, но и начал говорить, пробовал писать левой рукой. К тому же Крупская понимала многое из того, что хотел выразить Владимир Ильич, по его взглядам и жестам.

Из этой потенциальной возможности тех или иных ленинский действий в литературе время от времени выдвигаются гипотезы о том или ином реальном участии Ленина в политической жизни второй половины 1923г. Так, В. Сироткин считает, что в августе 1923 – январе 1924гг Ленин мог что-либо диктовать и даже писать левой рукой.xiii В.З. Роговин предполагает, что в силу особого понимания Ленина Крупской, Надежда Константиновна могла своеобразно «разговаривать» с Владимиром Ильичом, а значит, знать его политическое мировоззрение в последние месяцы жизни и, в первую очередь, отношение к начавшейся в октябре 1923г. открытой внутрипартийной борьбе.xiv

Еще раз обратимся к фактам. Ленин учился говорить, но, за исключением отдельных слов («вот», «что», «идите» и др.), говорить не мог. Еще раз подчеркнем, что Н.К. Крупская понимала Ленина главным образом через речевые остатки, сопровождавшиеся разнообразной интонацией, голосовые модуляции, мимику, жесты, поведение. Так же как и говорить, Леин учился писать левой рукой и уже мог, вероятно, делать какие-то элементарные упражнения в письме, но писать (то есть создать хотя бы малое законченное произведение, например, записку) он не мог. По крайней мере, нет ни одного свидетельства об обратном.

Усиленно работая над собой, Ленин медленно, но неуклонно шел к полному возобновлению устно и письменной речи. Достижение этой цели, по заверениям врачей, было вполне возможно. Но смерть оборвала все надежды. «У Владимира Ильича, — вспоминала Н.К. Крупская, — была та форма потери речи, при которой сохранено полное понимание чужой речи, понимание читаемого про себя, но утрачена способность говорить, читать вслух и писать.»xv

Поэтому абсолютно ясно: что-либо диктовать или писать в это время Ленин не мог. Конечно, он мог что-то выразить Крупской «особым языком», сложившимся между ними в последний период его болезни. Однако, во-первых, Ленин, естественно, понимал, что подобного речевого запаса для формулирования и обоснования любого политического документа, явно недостаточно. Во-вторых, даже если поверить в чудо и вообразить, что Крупской удалось со слов Ленина что-либо записать, то, без сомнения, Крупская довела бы ленинскую информацию до адресата.

Что касается возможности выражать свое отношение к политическим событиям, то ею Ленин, безусловно, обладал. «Мне казалось, — вспоминала Н.К. Крупская, — что ко многому он стал подходить как-то по-другому, точно он смотрит издали и подводит какие-то итоги, прочтет, перечтет еще раз и задумается.»xvi При этом еще раз заметим: исходя из описанного выше его состояния, что-либо подсказать партии через Крупскую Ленин, скорее всего, не мог. Очень точно состояние Ленина на тот момент подметил Л.Б. Красин: «Он был буквально в положении человека, на глазах у которого происходят понятные ему политические события, надвигается какое-либо несчастье, он видит это все и знает, как этому помочь или как это предотвратить, но у него нет способа сообщаться с людьми, он не может им ни написать, ни крикнуть о том, что видит и знает!»xvii

В той ситуации Ленин мог рассчитывать либо на дальнейшее восстановление устной и письменной речи, либо на то, что после его смерти «Письмо к съезду» будет доведено до сведения очередного съезда партии. Нам представляется, что Ленин больше верил в свое возвращение, иначе он мог попросить Крупскую передать «Письмо к съезду» для оглашения на XIII конференции РКП(б), проходившей в январе 1924г. (Такую просьбу Ленин вполне сумел бы адресовать Крупской, так же как он просил прочитать ему статью или книгу.)

Отношение Ленина к политическим событиям выражалось, в первую очередь, в тревоге за судьбу партии. Как известно, в октябре 1923г. Л.Д. Троцкий направил в ЦК и ЦКК РКП(б) письмо, в котором обвинил руководство, в первую очередь, в зажиме внутрипартийной демократии. Это стало началом открытой внутрипартийной борьбы в РКП(б). Вскоре в ЦК было направлено «заявление 46-ти» видных деятелей партии, поддержавших претензии Троцкого. После октябрьского (1923г.) объединенного пленума ЦК и ЦКК, осудившего выступление Троцкого и его сторонников, в печати была открыта дискуссия.xviii С самого начала внутрипартийная дискуссия приобрела недопустимые черты. Любая идейная группировка объявлялась фракцией, а любая критика – покушением на единство партийных рядов; былые взгляды оппозиционеров связывались с нынешними и т. д. Подобный метод ведения дискуссии исходил, в первую очередь, от правящего большинства ЦК РКП(б) во главе с И.В. Сталиным, Г.Е. Зиновьевым и Л.Б. Каменевым.

Не случайно, после октябрьского пленума в письме Зиновьеву от 31 0тября 1923г. Крупская, хотя и считала себя сторонницей триумвирата, крайне негативно оценивала поведение партийного большинства. «Наши сами взяли неверный, недопустимый тон. Нельзя создавать атмосферу такой склоки и личных счетов. <…> Совершенно недопустимо также то злоупотребление именем Ильича, которое имело место на пленуме. Воображаю, как он был бы возмущен, если бы знал, как злоупотребляют его именем. Хорошо, что меня не было, когда Петровский сказал, что Троцкий виноват в болезни Ильича, я бы крикнула: это ложь, больше всего В.И. заботил не Троцкий, а национальный вопрос и нравы водворившиеся в наших верхах. <…> Я думала: да стоит ли ему выздоравливать, когда самые близкие товарищи по работе так относятся к нему, так мало считаются с его мнением, так искажают его?»xix

Из письма Крупской вытекают следующие выводы. Во-первых, в верхах партии, прежде всего, по вине триумвирата началась беспринципная борьба за власть, опасность которой волновала Ленина и ранее и, конечно, с новой силой будет волновать теперь. Во-вторых, партийные «вожди» фактически игнорировали позицию своего лидера. Хотя решения октябрьского пленума в печати не публиковались, а в период дискуссии Ленин не читал абсолютно все агитационные материалы, знакомясь лишь с основными документами,xx он прекрасно осознавал, что самые худшие опасения, выраженные им в «Письме к съезду» и «как нам реорганизовать Рабкрин» подтверждаются.

В воспоминаниях о последних месяцах жизни Ленина, на которые приходилась партийная дискуссия, говорилось об ухудшении его настроения. В связи с этим Крупская и М.И. Ульянова обратились в ЦК РКП( б) с просьбой перенести дискуссию в Дискуссионный листок. Однако это было сделано лишь перед самой партконференцией. Между тем с 28 декабря 1923г. «Правда» начала публиковать серию редакционных статей, написанных Бухариным и содержавших особенно жесткие выпады против Троцкого.xxi

Без сомнения, начало открытой внутрипартийной борьбы (о которой Ленин все явственнее начал узнавать из газет где-то с середины ноября 1923г.) спровоцировало резкое, внезапное ухудшение в состоянии его здоровья, случившиеся 21 января 1924г. Даже такой ревностный защитник Сталина, как Р.И. Косолапов, признает, что Ленину «вынужденное бездействие и очевидные ошибки тех, кто продолжал работать, доставляли, помимо физических страданий, связанных с болезнью, еще и страдания нравственные.»xxii А ведь еще 4 января 1924г. в письме старой знакоиой семьи Ульяновых А.М. Калмыковой Крупская отмечала громадное улучшение в состоянии здоровья Ленина с явной надеждой на полное выздоровление. «Доктора надеются на полное выздоровление Владимира Ильича, сейчас он почти совершенно поправился, физически чувствует себя неплохо, внимательно следит за газетами и вновь выходящей литературой…но работать еще не может.»xxiii

С 17 по 20 января 1924г. Крупская читала Ленину в «Правде» все материалы, связанные с проходившей XIII конференцией РКП(б), в том числе и резолюции конференции, опубликованные 19 и 20 января. Когда в субботу, 19 января, Владимир Ильич стал волноваться, Крупская сказала ему, что резолюции приняты единогласно.xxiv Однако такое «единодушие» не успокоило Ленина: он знал ему цену. Тем более, что в резолюциях партконференции взгляды Троцкого и его сторонников были объявлены «мелкобуржуазным уклоном в партии», «прямым отходом от ленинизма». Впервые было сделано предупреждение о возможности применения оргвыводов к оппозиции. Фактически свершилось то, против чего Владимир Ильич боролся все последнее время. Игнорирование его рекомендаций, катастрофические последствия таких действий наряду с невозможностью самому что-либо поправить крайне тяжело сказались на здоровье Ленина. При этом нужно учитывать и характер его заболевания, при котором недопустимо любое серьезное волнение.

Нельзя забывать, что всегда, с самого начала своей революционной деятельности, Ленин был яростным противником любых конфликтов на личной почве, склок и интриг.xxv Подобные дрязги он переживал значительно сильнее и острее, нежели трудности борьбы и даже свои политические поражения.

Уже приблизительно с 17 января (то есть с момента публикаций в «Правде» материалов XIII партконференции) Крупская замечает ухудшение в состоянии Ленина. «…Стало чувствоваться, что что-то надвигается: вид стал у Владимира Ильича ужасно усталый и измученный. Он часто закрывал глаза, как-то побледнел, а, главное, у него как-то изменилось выражение лица, стал какой-то другой взгляд, точно слепой.»xxvi В понедельник, 21 января 1924г.,после очередного приступа Владимир Ильич Ленин умер. Л.Б. Красин, абсолютно не ангажированный во внутрипартийном противостоянии 20-х годов, вскоре после смерти Ленина писал: «Он точно выждал этой… часто безобразной по форме партийной дискуссии, чтобы…своим уходом из жизни набросить пелену на всю эту свару и дрязгу…»xxvii

Отметим, что и второй (декабрь 1922г.), и третий (март 1923г.) удары произошли у Ленина вскоре после волновавших его событий. В октябре 1922г. на пленуме ЦК при активном участии Зиновьева и Сталина принимается постановление, направленное на фактическое ослабление государственной монополии внешней торговли. Ленин настойчиво выступает за его отмену. В конце декабря 1922г. (уже после второго приступа) Ленин пишет статью «К вопросу о национальностях или об «автономизации», в которой резко критикует великодержавный шовинизм Сталина и его сторонников. Продолжение этого мы находим в диктовке Троцкому от 5 марта 1923г. В это же время Ленина беспокоят внутрипартийное положение, проблема сохранения единства партии, что отражено в работах «Письмо к съезду» и «как нам реорганизовать Рабкрин». Добавила Ленину переживаний и, вероятно, спровоцировала новый приступ грубая брань Сталина по отношению к Крупской, о которой Ленину стало известно лишь 5 марта 1923г.xxviii Но если в те периоды лидер партии мог в той или иной степени влиять на ситуацию, то теперь подобная возможность полностью отсутствовала; вследствие чего значительно возрастала степень ленинской тревоги за судьбу партии.

И в первых двух случаях (декабрь 1922 и март 1923гг), и в последнем (январь 1924г,), по сути, главным оппонентом Ленина выступал Сталин. Мы не склоняемся к выводу ряда исследователей, что генсек своим поведением сознательно заставлял Ленина волноваться, подготовив тем самым его психологическое убийство.xxix Конечно, Сталин в силу обозначившегося в 1922-1923гг сближения Ленина с Троцкимxxx и, наоборот, обострившихся разногласий между ним и Лениным, а также в свете последних ленинских работ, мягко говоря, не горел желанием видеть выздоровевшего Ленина у руля партии. Но, в то же время, Сталин еще не был Сталин образца 1937г. даже по отношению к своим соперникам по борьбе за политическое лидерство, а тем более к Ленину.

Не подлежит сомнению другой факт. Объективная деятельность партийного большинства во главе со Сталиным, особенно на XIII партконференции, послужила катализатором внезапного ухудшения в состоянии здоровья Ленина и его смерти. Таким образом, первый аккорд внутрипартийного соперничества стал не только одним из первых звеньев в цепи трагедий большевистской партии, но и отнял у нее бессменного лидера.

В заключении еще раз подчеркнем, что тяжелая болезнь лишила В.И. Ленина в последний период жизни возможности активной политической деятельности, так как он не мог ни говорить, ни писать. Однако в последние полгола жизни, когда его состояние несколько улучшилось, Владимир Ильич вернулся к чтению газет и книг, просил читать определенную, отобранную им информацию, встречался с некоторыми товарищами. Круг чтения Владимира Ильича, характер его встреч, работа над собой по преодолению недуга, отдельные речевые и интонационные указывают на сохранение Лениным способности к адекватному политическому мышлению.

Невозможность материализовать свои наблюдения и размышления очень угнетала Ленина и препятствовала его встречам с соратниками по Политбюро. Начало открытой внутрипартийной борьбы осенью 1923г. еще больше отдалило Ленина от большинства партийной верхушки и способствовало его смерти.

 

 

 

 

i Известия ЦК КПСС. 1989. №4. С.169; Правда-5. 1996. 8-17 мая.

ii Ленин В.И. Биографическая хроника. Т.12. М.,1982. С.607, 608, 611, 616, 619.

iii Известия ЦК КПСС. 1989. №4. С.170; Правда-5. 1996. 8-17 мая.

iv Крупская Н.К. Воспоминания о Ленине. М.,1989. С.438.

v Там же. С.439.

vi Известия ЦК КПСС. 1991. №5. С.184.

vii Крупская Н.К. Ук. соч. С.439; Известия ЦК КПСС. 1989. №4. С.170.

viii Крупская Н.К. Ук. соч. С.436-438.

ix Ленин В.И. ПСС. Т.45. С.716; Известия ЦК КПСС. 1989. №4. С.186.

x Известия ЦК КПСС. 1989. .№4. С.174.

xi Там же. С.186.

xii См. об этом подробнее: Роговин В.З. Была ли альтернатива? «Троцкизм»: взгляд через годы. М.,1992. С.53-69,80; Куманев В.А., Куликова И.С. Противостояние: Крупская-Сталин. М.,1994. С.9-39.

xiii Сироткин В. Почему Троцкий проиграл Сталину? М.,2004. С.194-195.

xiv Роговин В.З. Ук. соч. С.150-151.

xv Известия ЦК КПСС. 1989. №4. С.172.

xvi Там же. С.174.

xvii Вопросы истории. 2005. №10. С.68.

xviii Известия ЦК КПСС. 1990. №5. С.167-175; №6. С.190-191; №10. С.185-189.

xix Там же. 1989. №2. С.201-202.

xx Там же. №4. С.173.

xxi Роговин В.З. Ук. соч. С.151-154.

xxii Гласность. 2000. 22 апреля.

xxiii Известия ЦК КПСС. 1989. №4. С.184.

xxiv Там же. С.173.177.

xxv См. об этом подробнее: Ленин В.И. ПСС. Т.24. С.166; Т.46. С.326-327; Т.47. С.60,62; Его же. Неизвестные документы.1891-1922. М.,1999. С.73,279; Логинов В.Т. Владимир Ленин. Выбор пути: Биография. М.,2005. С.304-307.

xxvi Известия ЦК КПСС. 1989. №4. С.174.

xxvii Вопросы истории. 2005. №10. С.68.

xxviii Ленин В.И. ПСС. Т.45. С.333-339,343-348,356-362,383-388; Т.54. С.329-330.

xxix См., напр.: Роговин В.З. Ук. соч. С.151-156.

xxx О том, что Ленин сохранил теплое отношение к Троцкому и в последний период своей жизни, свидетельствует его интерес к последним сочинениям Л.Д. Троцкого, выдержки из которых Ленин просматривал или просил перечитывать ему неоднократно. На это указывает и Н.К. Крупская в письме Троцкому, написанному вскоре после кончины Владимира Ильича: «…То отношение, которое сложилось у В.И. к вам тогда, когда вы приехали к нам в Лондон из Сибири, не изменилось у него до самой смерти.» (Известия ЦК КПСС. 1989 .№4. С173-174; Троцкий Л.Д. Моя жизнь. Опыт автобиографии. М.,1991. С.484.)

vote_story: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’

Комментарии

Подскажите, а где можно полную биографию Ленина почитать?