Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ ВЕЛИКИХ БЕД

Русский
Журнал «Альтернативы»: 
Разделы: 

ПЯТНАДЦАТЬ ЛЕТ ВЕЛИКИХ БЕД

Л.К.Науменко

Спорить можно только тогда, когда налицо хоть что-то бесспорное. В нашем случае бесспорного избыток. Избыток не аргументов (оценок, идей), а фактов. Главные приведены в докладе А.И.Калганова. Каждый может добавить и свои. Так что глядя в недавнее позорное прошлое, мы вероятнее всего солидарны. А глядя в настоящее и будущее?..

Осмысливая итоги пятнадцатилетия, мы обязаны дать однозначный ответ на три главных вопроса: что мы потеряли, что приобрели, что меняется сегодня?

На первый вопрос ответить очень просто: Россия потеряла прежде всего время. В быстро меняющемся мире она опять позади планеты всей. Следовательно, в начале нового века Россия снова, как и в начале 20-го, стоит лицом к лицу с жестокой необходимостью догоняющего движения. При этом ей предстоит еще раз пройти один и тот же путь и сначала восстановить разрушенное. Масштаб разрушения и материального и духовного потенциала колоссален. Исчезли целые отрасли производства, все сферы жизни деградировали. В истории с этим сравнимы лишь последствия батыева нашествия. Ни в какую другую эпоху апатия рядового человека, человека труда не была такой глубокой и безнадежной. А он и есть главная производительная сила. Не случайно, что власть способна вести и ведет диалог исключительно с «элитой». Массе населения ей сказать нечего, да масса и не услышит, что там бормочут на «небе» политики, а услышит, так не поймет. Говорят, что уже достигли уровня начала 90-х. Но это ведь в монокультуре денег и «ценных бумаг», в фиктивном отображении. Это примерно то же самое, что рассчитывать рацион питания исключительно в литрах сверхкалорийного продукта – спирта. Понятно ли человеку вне «бизнеса», что такое «кризис фондового рынка»? А лимит времени еще жестче, чем в 20-30-х годах.

Какой вывод отсюда следует? – Только один: двигаясь по проторенному мировыми лидерами пути, догнать их невозможно. Необходимы радикально новые решения, дающие выигрыш на порядок выше. Такими решениями изобилует техника: сколько ни совершенствуй винтовой самолет, звуковой барьер он не переступит. Жизненно необходимы и альтернативные идеи.

Что приобрели? Ответ на этот вопрос еще проще: Россия впереди планеты всей по темпам роста числа миллиардеров и их состояния, да еще «труба»: чем больше качает наше будущее «туда», тем беднее настоящее здесь. Больше этому пятнадцатилетию похвастаться нечем. Разве что «шоковой терапией», «ваучерами», дефолтом. Доворовывается и дожевывается все еще советское – построенное, открытое, изобретенное. Где новые Днепрогэсы и Магнитки, Курчатовы и Королевы, Шолоховы и Маяковские, братья Васильевы и Калатозовы?.. Пропасть между неслыханным богатством одних и нищетой других все увеличивается. А власти все заглядывают в «спецкорзину»: «На пол-яйца стала больше!» — Узаконенная, легализованная, опекаемая нищета. Перед лицом его «препохабия», рожденного «приватизацией» капитала, труд еще никогда не был так обездолен, унижен и оскорблен. Такой спичкой, как «державный патриотизм», гору сырых дров не разожжешь.

Теперь о том, что уже изменилось бесповоротно. Адвокаты наживы ушли в тень. «Правые силы» не имеют в своем активе ни фактов, ни аргументов. После того, как позолота псевдодемократической фразеологии слетела, оголилась свиная шкура наживы. Эта «демократия» сама себя идентифицировала как клептократию. Этим уже никто не поверит.

Что меняется?

Сегодня даже самый слабый намек на возрождение, любая добросовестная попытка поднять государство с колен заслуживают одобрения и поддержки. (Разумеется, если они не средство эскалации «рейтинга»). Это бесспорно. Но надо отдавать себе отчет в том, что решить задачу тысячекратно труднее, чем сделать твердое заявление и решительный жест. Да, пора, давно пора «собирать камни», но хочется иметь уверенность, что их будут собирать не те же силы, которые их разбрасывали, и что есть политическая воля не только наращивать мускулы, но и выводить социальный организм в целом из комы. А вот в этом уверенности пока еще нет.

Реакция населения на события в Южной Осетии и в дипломатическом пространстве понятна и предсказуема. Она резюмируется в трех словах: «За Державу обидно». Еще бы! Об эту Державу, как о половую тряпку, вытирали ноги все, кому не лень. Хватит! Надоело! Лопнуло терпение. Голос этой обиды и прозвучал впервые сверху. Но вот вопрос: откуда это терпенье-то? Или тот кто «терпел и нам велел»?

Вопрос: а верно ли, что Держава – это мы? И верно ли, что «мы» здесь, а «они» — там, за рекой? И даже если уверимся, что не столько «за рекой», сколько «за океаном», то появится ли уверенность, что они только «там», а не «здесь»?

Держава – хорошо, но Отечество – лучше! Отечество – это и есть мы все, живые и мертвые. Слова «Отечество», «Отчизна» производны от слова «отец», «патер». Жирные хомяки с раздутыми щечками, тащившие в свои норки все, что плохо лежит (а лежало действительно плохо), сочинившие подлую басню о «ничейной» собственности и напихавшие ею свои бездонные карманы, хотели бы иметь других «отцов», другую историю, им не были дороги эти камни. Они не только ограбили три поколения, но и предали «отцов», отреклись от «отечества», и от живого целого хотели бы оставить только «сильную державу». Ясно зачем.

Государство – это не целое. Это – часть, верхушка отечества. В нашей собственной истории мы уже имели горький урок «державной» парадигмы: чем богаче и всестороннее становилось государство, тем беднее и одномернее подданные. Потому-то оно и рухнуло. Поэтому главный вопрос нашего времени предельно ясен: это действительно новый курс, альтернативный старому или его продолжение и облагораживание? Хорошо, что зарубежное зло получило отпор, но получит ли его зло собственное? Получили ли оценку «заслуги» тех сил, которые разбрасывали зло по периферии страны? Теперь оно вернулось к нам. «Государь, не наступай еще раз на грабли!»

В своем выступлении А.В.Бузгалин говорил, что победил мещанин. Мягко сказано. Победил хам, оторвавшаяся от целого и размножающаяся раковая клетка. Хам продолжает завоевывать «жизненное пространство» и теснить человека труда везде – на производстве и в собесе, в университете и в детском саду, в квартире и во дворе, на дороге, в больнице, на кладбище. Доколе же? «Государь, топните ножкой!..» Заставьте бешеные деньги работать на возрождение. Понятия «нажива» и «бизнес» близки, но не фатально тождественны. Для обуздания наживы не обязательно изобретать велосипед. Есть прецеденты, есть инструменты. Иначе для чего государство?

Система, где целое служит части, большинство меньшинству, где частный, корпоративный интерес затыкает рот законодателю, где все, решительно все построено на наживе, обречена. В ней невозможно синергетическое взаимодействие. Тайна победы и в Гражданской и в Отечественной войнах – в этой «синергетике». Возрождение страны возможно лишь на мобилизационной основе, а она предполагает консолидацию, солидарность, т.е. хотя бы частичное совпадение интересов. Есть ли оно сейчас? Какое совпадение интересов может быть в обществе наживы и повсеместной продажности? Что стоит за добрыми намерениями – дорога в ад или хотя бы в чистилище? Придется ли и дальше платить за все нам, жертвам «необратимых реформ»?

Если всем новорожденным мышатам беспощадно отрубать хвосты, можно ли получить таким методом породу бесхвостых мышей? – Нет, генетика не позволит. Нечто подобное мы имеем и в случае с объявленной войной с коррупцией. Не хвосты надо рубить, а менять генетику. А генетика рынка «без берегов» — это и есть то самое, что рождает и коррупцию. «Рынок» — это эвфемизм, рынок сам по себе может служить и добру и злу. Зло тогда, когда он ничем не ограничен, когда он пронизывает все и пропитывает каждую клетку. Коррупция? – Так это «сфера услуг». Чиновник продает свои услуги, врач – свои, учитель – свои, как и путана, как и киллер. «Бабки» — великий уравнитель, левеллер. Не раз уже говорили, что «борьба с коррупцией» породит лишь новую коррупцию. Не тем же ли самым грозит нам и молоденький еще «кризис»? Кто-то непременно «нагреет руки». Есть ли уверенность в том, что не получится «как всегда»? – Нет еще такой уверенности! Появится ли? В папском дворце не говорят о папе. В дворце наживы «политкорректно» не упоминают о ней. Вот потому-то и приходится говорить с сочувствием и горечью: «Свежо предание, да верится с трудом».

 

Опубликовано в журнале: «Альтернативы», 2008г, № 4. Уроки октября 1993 года, с. 14-17.

 

Комментарии

Аватар пользователя Сергей Корягин

Сколько зла! Сколько слов выпустил Лев Науменко против власти! Это все идет от советского режима, там все держалось на словах. И багополучие, и величие, и сила. Но вот лопнул мыльный пузырь. Опустилась цена на нефть до десяти долларов и — и «великого» государства нет. Виноваты, конечно, «предатели», которые сегодня правят бал. Все страны проходят великую ломку. В итоге образуется новый Центр (экономический, идеологический), который строит целое на новой основе. Но Лев крепко сел на марксизм-ленинизм, на идею, которая с самого начала была ложной. Нет, я не стремлюсь его переубедить, я просто хочу понять, в какой мере образование, тем более философское, способствует постижению истыны. Прошу простить.