Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

РАБОЧИЕ «СТАРОЙ ФОРМАЦИИ» ВЫХОДЯТ ИЗ СПЯЧКИ

Русский
Разделы: 

Александр Гарин

(Публикуется с сокращениями)

Мы уже было привыкли, что протестов и забастовок можно ждать лишь от молодых рабочих новых автомобильных заводов и их поставщиков. Для этого были все основания: не секрет, что забастовки эффективнее всего проходят в условиях расширения производства и наращивания объемов, когда руководство наиболее склонно к компромиссам ради сохранения высоких прибылей, а именно это мы наблюдаем в настоящее время на заводах всех иностранных автомобильных производителей (от калужского «Фольксвагена» и питерского «Хендэ» до московского «Рено»)… Куда печальнее выглядит ситуация на «старых» заводах, варварским образом демонтируемых и доводимых до закрытия/акционирования/передачи иностранцам нынешним правящим классом, помимо собственного благосостояния заботящимся лишь о поддержании прибылей корпораций стран «первого мира» и паразитической российской буржуазии.

И, как ни странно, единственные люди, кто наконец-то начинает не только вновь осознавать невыносимость подобного положения вещей (таких людей немало, особенно среди ИТР на старых предприятиях), но и пробовать с ним бороться — это рабочие «старой формации», казалось бы, навсегда замолчавшие после первых волн протеста бурных 90‑х годов и некоторых громких забастовок середины 2000‑х… Рост числа забастовок, голодовок и протестов рабочих на сохранившихся с советских времен предприятиях за последние полгода отражается даже буржуазными СМИ, по привычке и от тупоумия пытающимися искать здесь «черный пиар» и происки конкурентов (!).

…Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат, продолжающий на некоторых линиях безостановочно выпускать продукцию в три смены, фактический монополист по производству беленой целлюлозы, из которой получают уникальный углепластик для нужд оборонной и аэрокосмической промышленности, как нам не перестают напоминать, находится на грани банкротства и, возможно, подлежит закрытию. И якобы именно по этой причине его рабочие получают нищенскую зарплату в 12 тыс. руб… При этом ни для кого не является секретом, что в результате государственной политики год от года в России делается все меньше и меньше стратегических ракет, не говоря уже о космической технике — и нужда в беленой целлюлозе объективно сокращается, тем более, что ее уже успешно закупали у стратегических противников (!) во время остановки комбината. Прибавьте к этому проблему загрязнения Байкала, которую невозможно решить без больших капиталовложений в радикальную модернизацию и техническое переоснащение завода — а на такое ни один «эффективный» собственник (тем более неолиберальная государственная власть, доля которой в предприятии — 49%) в России не пойдет. Таким образом, соучастникам преступного разорения завода куда проще и полезнее удержать людей на заводе обманными обещаниями повышения зарплаты, пока еще есть возможность хоть что-то извлечь в смысле выгоды, а потом попросту закрыть его под благовидными предлогами «защиты Байкала» и «экономической нерентабельности».

Рабочие Байкальского ЦБК ощущали результаты подобной предательской экономической политики на собственной шкуре долгие годы. 22 октября рабочие варочного цеха прервали работу:

«Мы бастуем, потому что уже невозможно молчать и ждать. Мы ждем с февраля месяца. Нам должны были проиндексировать зарплату согласно колдоговору на 8%. До сих пор этого нет. Люди у нас уже нищие, в магазин ходить не с чем. На работу люди приходят, есть нечего. Вы знаете, какая у нас зарплата? У нас шестой разряд, общая зарплата 11900 рублей. И что мужчина высококвалифицированный принесет домой? Если бы ваш муж принес домой такую зарплату, вы бы его содержали или нет? Вы бы его выгнали. Дома есть нечего, детей кормить нечем. Это что такое? Доведены люди уже до ручки! Это же нужно месяц изо дня в день ходить на работу и вот такую зарплату получать. И это шестой (!!!) разряд. У нас уже нет народа. Люди работают в три смены. Почему варочный цех сел? Работать некому по скользящему графику. Вы представляете, какие у них тут условия? У них загазованность невозможная. Оборудование уже дошло до ручки, потому что ничего нового не поставляется. И как люди должны работать за эти 11900? И нам каждый раз обещают. Да сколько можно уже ждать? Мы заранее предупредили руководство о забастовке, только они очень редко бывают на комбинате. Сидоренко и Иванов не хотят встречаться с коллективом. Он собрал в пятницу начальников цехов, пригрозил и все.

Мы вообще никаких прав не имеем. Мы только имеем право работать и ничего не получать. Вот это наши права. Здесь нет никаких лидеров, здесь только люди, которые борются за свои права, за свою зарплату, которую нам давно уже должны повысить на 30%».

В этих горьких словах отразилось осознание безнадежности положения опытных рабочих отечественной промышленности (чьи ценнейшие навыки нарабатывались долгие годы!) которые теперь благодаря экономической стратегии нынешней власти получают в два раза меньше, чем оператор-новичок на сборочном конвейере зарубежного автомобильного завода, и своеобразное разоблачение логики паразита-управленца, привыкшего к мысли, что рабочие должны трудиться на него бесплатно.

Дисциплинированные рабочие приостановили забастовку, когда к ним спешно примчался первый заместитель главы правительства Иркутской области… Все, чего удалось добиться рабочим на тот момент — это получения гарантий в том, что никто из бастовавших не подвергнется репрессиям, и подтверждения возможности объявить официальную забастовку в том случае, если требования по индексации не будут выполнены и рабочих опять обманут.

…Ситуация на бывшем Пермском абразивном заводе (ныне — ООО «Торгмаш») куда более чудовищна. Обанкротившийся завод, продолжающий выпускать продукцию, уже 2 года не платит зарплату своим работникам. Голодовка работников началась в сентябре нынешнего года, была прервана после лживого обещания губернатора о скорой выплате долгов, и возобновилась в октябре. Потерявший человеческий облик, озверевший от сверхприбылей и отсутствия всяких производственных издержек предприниматель посмел оказывать давление на бастующих (в союзе с представителями местного Минпрома) и угрожать им увольнением!

Слово участнице голодовки:

«После того, как в эту среду нас показали по телевидению, действующим сотрудникам стали звонить учредители “Торгмаша” и угрожать, что их уволят, если голодовка не прекратится. В результате одна девушка прекратила акцию протеста и ушла, остальные, скрепя сердце, остались. <…> А вот на учредителя предприятия никакого давления нет! Как будто мы виноваты в том, что нам не выплачивали зарплату. Такое чувство, что краевые власти дожидаются, пока кому-нибудь не станет совсем плохо!».

Рабочие продолжают голодовку, ожидая полной выплаты зарплаты…Похоже, что они все-таки вынудят собственника и исполнительную власть заплатить то, что положено им по закону.

….Частичного выполнения своих требований по повышению зарплаты и улучшению условий труда добились горняки шахты «Красная шапочка» из объединения «Севуралбокситруда» (РУСАЛ), оказавшиеся подниматься на поверхность, если не будут удовлетворены их требования. Вне всякого сомнения, без проведения забастовки осуществить это никогда бы не удалось и шахтеров бы просто не услышали. И, кстати, в данном случае группу бастующих горняков с самого начала акции поддержал местный независимый профсоюз (НПГР) — в отличие, естественно, от официального профсоюза предприятия, чей председатель находится в прямом подчинении работодателя.

Протесты затронули даже Ижевский оружейный завод. И ничего удивительного в этом нет: работники 103 цеха крупнейшего производителя стрелкового оружия получили издевательскую зарплату в 2000-3500 р. за сентябрь! Их стихийный митинг был абсолютно обоснован, и поражает лишь наглость работодателя, начавшего было доказывать, что крохотная зарплата за сентябрь связана с малой производительностью труда и низким уровнем качества… Как же, после стольких лет простоев и недостаточной загрузки в сочетании с постоянно висящей угрозой банкрота предприятия — самое время требовать стахановских темпов! Особенно учитывая тот факт, что после того как предыдущий менеджмент сознательно чуть не довел предприятие до развала (и, как водится, не понес за это никакой ответственности!), завод с 2011 года начал восстанавливаться, и прибыли его постоянно растут. И лишь рабочие, как обычно, обязаны безропотно нести на себе все издержки и расплачиваться за преступления и ошибки руководства. Прокуратура совместно с госинспекцией по труду уже начала проверку документов по начислению зарплаты, однако совершенно ясно, что если рабочие не будут твердо стоять на своем, все может кончиться сговором судебной власти с собственником и лживыми обещаниями — как это происходит в большинстве случаев.

…Во всех предыдущих случаях речь шла о «диких» рабочих протестах; официальные профсоюзы (в которых, как правило, состоит большинство работников), как правило, либо заявляют о своей поддержке бастующих post festum (как это было на Ижевском оружейном заводе и шахте «Красная шапочка»), либо просто отстраняются и молчат — по всей видимости, прямо выступать на стороне работодателя они побаиваются со времен первой забастовки на «Красной шапочке» в 2008 году, когда они сами рекомендовали власти остановить «бунтовщиков», и недавнего скандального случая штрейкбрехерства на «Бентелере». Немногочисленные профсоюзы старого образца, не входящие в ФНПР, оказывают посильную помощь работникам; но большинство их, увы, действует в логике «бумажной работы» и не готово вести реальную борьбу подобно молодым организациям типа МПРА.

Однако случай с протестами на заводах железобетонных изделий №25 и №30, входящих в производственное объединение «Баррикады» (Ленинградская область), показывает, что уровень классового сознания отдельных рабочих «старой формации» может доходить и до создания независимых профсоюзов нового образца (подобных тем, что созданы на зарубежных автомобильных заводах). В начале октября рабочие, измученные постоянным понижением зарплаты из месяца в месяц и совершенно правильно увидевшие в непрекращающихся сокращениях персонала признаки грядущего «банкротства» и почти всегда следующего за ним развала производства, создали первичные профсоюзные организации, входящие в межрегиональный профсоюз «Новые профсоюзы». Ими были заявлены вполне законные требования о сохранении и переаттестации рабочих мест и индексации заработной платы, а также (что очень важно!) о выплате нормальных зарплат мигрантам — так как рабочие понимают, что рано или поздно их уравняют с мигрантами в нищете (руководство всегда равняется на самую низкую зарплату). Испуганная реакция работодателя («рабы восстали!») не заставила себя ждать: активистам нового профсоюза на заводе №30 незаконно урезали зарплату, а вступивших в профсоюз рабочих завода №25 охрана незаконно удерживала на проходной, не давая пройти — с целью уволить их за прогул (!). Борьба продолжается — и в данном случае (как и в случае уже упоминавшейся забастовки на ООО «Энергоуголь») ее методы могут быть довольно эффективными.

…Полной выплаты долга по заработной плате добились уволенные работники Верхнесинячихинского метзавода, чья голодовка началась 1 октября[20]. Чрезвычайно интересно при этом, что раздосадованный потерей денег своих партнеров-капиталистов, расходуемых на зарплаты «недочеловекам», вице-премьер назвал голодающих рабочих «террористами» (!), впрочем, это обвинение рабочие вполне справедливо переадресовали самому чиновнику. Это высказывание, помимо прочего, свидетельствует о том, насколько правящие классы привыкли к собственной безнаказанности и безропотности рабочих «старых» заводов России.

…Все вышеописанные характерные случаи, без сомнения, представляют собой лишь «верхушку айсберга»: даже сейчас довольно сложно найти информацию по огромному количеству как стихийных, так и официальных забастовок на провинциальных предприятиях, а по мере того как протесты будут набирать силу, буржуазные средства массовой информации будут все более склонны их замалчивать и/или перевирать. Но уже сейчас мы видим отчетливо определившуюся тенденцию: рабочие все больше начинают понимать, что терять им нечего, и все меньше рассчитывают на помощь «сверху»… Достойно сожаления, что практически никто из нынешних левых (за исключением тех, кто тесно сотрудничает с независимыми профсоюзами) не способен представлять интересы рабочих и оказывать им идеологическую и организационную поддержку, и из-за этого они вынуждены сопротивляться почти в полном одиночестве.

…Безусловно, для того чтобы массовые стихийные забастовки на уцелевших предприятиях советской промышленности стали реальностью (а только так можно добиться улучшения положения рабочих и прекращения разрушения многих заводов), необходимо, чтобы классовое сознание большинства рабочих «старой формации» развилось по крайней мере до уровня молодых рабочих на новых предприятиях автомобильной отрасли (которые в куда большей степени охвачены независимым профсоюзным движением), а это крайне затруднительно в условиях промышленного спада и без всякой помощи интеллигентов. Рабочим нужно наконец перестать надеяться на какую-либо добровольную реальную помощь со стороны федеральной и местной администраций, работающих в тесной связи с собственником, осознать эффективность забастовки как метода классовой борьбы, по-прежнему пугающего бюрократ-буржуазию, перестать слушаться представителей официальных профсоюзов и пытаться создавать на предприятиях первичные организации профсоюзов независимых (как это делают рабочие железобетонных заводов №25 и №30 в Гатчине).

Но, как бы то ни было, факт остается фактом: после многих лет позорного молчания и терпения, рабочие разрушаемой отечественной промышленности понемногу перестают быть покорными и начинают сопротивляться.

vote_story: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’