Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Размышления на скользкую тему

Русский
Разделы: 
Илья Федосеев

Размышления на скользкую тему

В начале ноября практически во всех околополитических кругах разговоры шли о предстоящем „русском марше“. Мои знакомые — люди по большей части левых взглядов — в ходе таких разговоров в основном плевались и неприличными словами крыли „фашню“, которая вознамерилась прошагать по Москве. „Фашиков“ воспринимали как некое абстрактное зло, исчадие: э-э-э: в общем, чего-нибудь да исчадие. Кое-кто даже на полном серьезе заявлял, что эта публика хуже кремлян, причем намного.

Фашизм — не ругательство!

На мой взгляд, такая позиция вдвойне ошибочна. Во-первых, подавляющее большинство русских националистов — включая и тех, чьи стопы 4 ноября гордо попирали московскую мостовую — не имеет никакого отношения ни к фашизму, ни к национал-социализму. У этих людей вообще нет никакой внятной идеологии — а фашизм может быть только идеологией, и ничем иным (ну или еще ругательством — но это к делу не относится. Всегда ли вы, читатель, называя кого-то „п:асом“, действительно подозреваете его в нестандартной ориентации?). Фашизм — идеология, нацизм — тоже. А вот национализм — это настроение, которое может проявляться кучей разных способов. При определенных условиях оно может стать почвой, на которой прорастет идеология фашистского типа. А может и не стать.


Вторая же ошибка гораздо более серьезна — и связана она с происхождением националистических настроений в обществе. Да простят меня многие из моих товарищей, но я вижу у них совершенно ненаучный подход к этому вопросу. Если их послушать, может сложиться впечатление, будто некий злой волшебник взмахнул палочкой, произнес заклинание — и в обществе разом возобладали такие вот нехорошие настроения (ну, пусть не возобладали — но получили достаточно широкое распространение, согласитесь?).


Ну а мы в волшебников не верим. Давайте лучше попробуем разобраться: откуда, собственно, растут ноги у русского национализма?

Россия - для:

На первый взгляд причина очевидна. Всякий — кроме разве что профессионального единоросса — согласится, что Российская Федерация есть страна зависимая. И дело здесь даже не в том, что ее верховная власть практически полностью зависит от западных хозяев. Гораздо хуже другое: все шаги, предпринимаемые этой властью (политические, экономические, культурные и прочие) явно противоречат интересам населения страны. Сами мы в своей стране ничего не значим. Да, такую власть вполне можно назвать и „антинародным оккупационным режимом“ (большой привет товарищам из „Совраски“). Национализм — естественная и закономерная реакция на такое положение дел. Честное слово, если бы в нынешней России не было националистических настроений — это было бы более чем удивительно. Разумеется, жители страны хотят, чтобы страна принадлежала им. А такое настроение очень легко трансформировать в лозунг „Россия для русских!“. Это, собственно, и было сделано — специалисты нашлись.


Но указанная причина — далеко не единственная. Не менее важен и кризис идентичности — уж простите мне эти птичьи слова. Уже полтора десятка лет, как нет СССР. Советская же идея умерла еще раньше. Так что быть советскими людьми (совками, ага) мы вроде как перестали. А кем же стали-то? Ответа нет.


Вот и населяет государство по имени Российская Федерация не народ, не нация, а непонятно кто. А „непонятно кем“ быть не слишком-то приятно. Очень хочется стать кем-то определенным. Ответ „Мы — русские!“ напрашивается сам собой.

Вопрос в виде ответа

Впрочем, сказать такое — гораздо легче, чем объяснить, что значит быть русским. У этого слова столько смыслов, что какой-то главный трудно вычленить. Вот и мечутся наши патриоты: кто скатывается в поповщину, кто — в поиск гиперборейских предков, кто — в язычество; кто-то пытается нащупать связь с дореволюционной Россией, которую потерял Говорухин, кто-то — с допетровской или дониконовской, а кто-то — с языческой. Поиск идеала (да не просто идеала — образца, стандарта!) идет исключительно в прошлом. Причем в прошлом донельзя мифологизированном. А поскольку мифов много, то найти в них какой-то строго определенный образ практически невозможно. Путаницы добавляют и идеологи национализма, делающие на этом неплохой бизнес (кто-то — в политическом смысле, а кто-то и в самом что ни на есть прямом).


Только этим и плох ответ „мы — русские“ — тем, что на самом деле это никакой не ответ. Иллюзия, призванная заменить собой подлинную реальность.


Разумеется, никаких проблем русский национализм разрешить не может — просто потому, что предназначен он не для этого. Если бы в свое время Герцен не сказал „Мы не врачи, мы — боль“, эту фразу с гораздо большим на то правом могли бы произнести наши националисты.


Так что в качестве ответа слова „мы — русские“ никуда не годятся. Но понимать их нужно иначе: это — вопрос, проблема. И решать ее придется в любом случае.

Мусор придется убирать

Чего хочет житель России, склонный к национализму? Да в принципе того же, что и большинство обитателей планеты Земля: жить в своей стране и быть в ней хозяином. Чтобы распоряжалась в России не какая-то непонятная „элита“, интересы которой с „этой страной“ никак не связаны — а сами ее граждане. И чтобы экономика действовала в интересах тех, кто своим трудом эту экономику и создает. В принципе, человек, который так рассуждает, может податься и к националистам, и к левым.


Это — нормальная, здоровая основа. На нее, конечно, наслаивается много всякой дряни: ксенофобия, антисемитизм, поиски вездесущих жидомасонов, дикий антикоммунизм и антисоветизм, всевозможная поповщина и — что хуже всего - великодержавность.


Все перечисленное я назвал дрянью не потому, что лично мне эти явления несимпатичны. Причина гораздо важнее: вся эта чушь, чтобы не сказать покрепче, мешает превращению националистического движения в национально-освободительное. Мешает найти в вопросе — ответ. А ведь только это и может быть единственным оправданием вопроса.

Но может ли национально-освободительное движение (увы, пока лишь гипотетическое) в нынешней России не быть левым? Сомневаюсь. Как и сто лет назад, национальная буржуазия сегодня слаба и несамостоятельна — как политически, так и в других отношениях. Самое же главное — буржуазия транснациональная полностью ее контролирует через государственные институты. Нравится это кому-то или нет, сделать нас хозяевами в собственной стране может только выстрел „Авроры“.


Левые, похоже, это понимают. Но просто понимать — мало, это почти ничего. Нужно донести эту истину до широких масс — в том числе и до тех, кто сегодня мечтает о России для русских. Нужно очистить мозги этих людей от мусора, который там накопился.


Трудно? Само собой. Гораздо проще гордиться своим интернационализмом, а всякого, кто заведет разговор на национальную тему, с ходу записывать в фашисты или черносотенцы. А по-большевистски переубедить его, распропагандировать — слабо, а?

vote_story: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’