Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

РСФ-2006

Максим Шульц

РСФ-2006

Как бы то ни было, форум прошел. Многое удалось, еще больше — не получилось. Стал ли он новым стимулом для развития социальных и протестных движений в России? Что перевесит: позитивный заряд от встречи и дискуссий или удары репрессий и грязная пропаганда СМИ?
ЗАСЛОН
Подготовка к Российскому социальному форуму-2006 началась давно. Можно сказать еще год назад, когда проходил первый РСФ. Многочисленные активисты заранее предвкушали атмосферу, в которой должен был пройти так называемый контр-саммит. Еще бы, ведь социальный форум должен был пройти параллельно с саммитом „большой восьмерки“, а это, говорили активисты различных организаций, многое изменит. Что конкретно должно измениться, было непонятно. Цель была поставлена, как и на предыдущем соцфоруме — объединить наиболее широкие массы активистов для протеста и координации действий левых организаций. С учетом внимания международных масс-медиа к „Большой восьмерке“ соцфорум мог стать удачной информационной акцией российских леваков.

Оргкомитет РСФ собрал представителей самых различных организаций. Профсоюзные лидеры, активисты Левого фронта, руководители политических организаций регулярно обсуждали будущее мероприятие. Однако в определенный момент собрания оргкомитета стали напоминать заседания штаба армии, подвергшейся нападению превосходящих сил противника.

Первые боевые сводки начали приходить задолго до начала форума. В нескольких регионах будущих участников контр-саммита представители правоохранительных органов попытались „предостеречь“ от поездки в Питер. Угрожали по-разному: кому-то отчислением из университета, а кому — и прямой расправой. Эти — вначале единичные — случаи вызывали беспокойство, но выводы о начале массовой акции против активистов социальных и политических движений делать никто не торопился; пресловутое слово „Заслон“ появилось в лексиконе гораздо позже. Организаторы РСФ приняли решения не начинать кампании протеста, стремясь договориться с властями Питера о предоставлении стадиона под проживание участников РСФ и о получении разрешения на демонстрацию. Стадион, в шутку названный кем-то из активистов „чилийским“, стал своего рода наживкой для организаторов РСФ. Мэрия Санкт-Петербурга старательно имитировала „конструктивный диалог“, и этот фарс продолжался до самого окончания саммита.

Пока со стороны оргкомитета раздавались громкие заявления об ожидаемой массовости форума и готовящихся „многотысячных маршах“, власть под шумок начала раскручивать маховик репрессий. Пока лидеры партий одну за другой выпускали резолюции о грядущем срыве саммита „Большой восьмерки“, в регионах активисты пачками попадали под пресс „компетентных органов“. Про операцию „Заслон“ кто-нибудь обязательно напишет отдельную книгу в стиле громкого расследования, приведет факты, точно подсчитает количество арестованных и т.д. Но уже на форуме было ясно, что это — самая масштабная и самая удачная операция спецслужб против левых активистов за все постсоветские годы.

Но чем ближе к началу форума, тем трудней становилось сдерживать накал страстей вокруг репрессий — сообщения о задержаниях, снятии с поездов, превентивных арестах и т.п. поступали десятками. Становилось ясно, что ни у организаторов форума, ни у наших союзников нет реальной возможности влиять на власть и защитить активистов в регионах. Дальнейшее молчание не могло быть оправдано никакими „переговорами“ и начинало выглядеть двусмысленно. Однако кампания против репрессий была начата организаторами форума слишком поздно. К тому времени информационная война уже была ими безнадежно проиграна.

Позиция замалчивания разрастающегося конфликта оказалась ошибочной — репрессированных активистов теперь можно было поддерживать лишь в индивидуальном порядке и лишь после арестов и провокаций. Сам собой стал возникать вопрос: а стоит ли вообще подставлять людей под удар ради ничтожной вероятности попадания на форум, в самом проведении — а тем более в удачном проведении — которого появлялось все больше и больше сомнений.

Некоторые организации приняли решение прорываться, во что бы то ни стало, лишь бы выступить на единственном разрешенном митинге КПРФ. В результате они получили прекрасную возможность проводить дискуссии в „самых революционных застенках Ленинграда“.

СТАДИОН ИМЕНИ КИРОВА
На протяжении всех этих памятных дней стадион имени Кирова жил слухами. Как это бывает среди незнакомых, но объединенных общей атмосферой людей, распространялись они очень быстро. Один из самых первых — это слух о нескольких автобусах, которые задержались под Питером и везут несколько сотен „антиглобалистов“. Другой забавный слух, который ходил до последнего момента — о возможном приезде Путина на встречу с активистами форума — явно работал на „порядок и дисциплину“ в рядах активистов. Но на первом месте в рейтинге, если такой можно было бы составить, был слух о вот-вот готовом начаться блокировании и штурме стадиона. Сформировалось даже негласное правило, что ближе к вечеру многие „антиглобалисты“ уходили со стадиона, как правило, на всю ночь. Утром становилось ясно, что активистов становится все меньше и меньше.

Нужно отдать должное организаторам РСФ, которые совместно с представителями политических организаций и рядовыми активистами предложили отличную программу форума. Почти никто не остался в стороне от обсуждаемых проблем. Иногда было трудно сделать выбор в пользу того или другого интересного семинара, т.к. по времени они проходили параллельно друг с другом. Семинар, посвященный 15-летию неолиберальных реформ в России, и последующая программа РСФ для прорвавшихся в Питер активистов стали хорошей теоретической школой. Однако назвать форум настоящей удачей нельзя.

Ставившиеся организаторами задачи — в первую очередь не абстрактный протест против глобализации, а привлечение внимания к социальным проблемам в самой России, а также развитие связей и координации между различными группами активистов — не были выполнены. Социальная проблематика была оттеснена на задний план муссированием в прессе возможных „эксцессов“, волной репрессий, а затем — бессмысленными „прорывами“. С диалогом и развитием взаимодействия получилось удачнее, но и здесь форум серьезно проиграл из-за того, что очень многие его потенциальные участники так и не смогли или не решились добраться до Питера. Власти города особо постарались упредить возможное участие в форуме горожан — масс-медиа активно лепили образ злого „антиглобалиста“, „органы“ вели разъяснительную и профилактическую работу (в частности — задерживали активистов при попытках расклеивать материалы, рекламирующие РСФ), форум проходил на выселках и под массированной охраной милиции и ОМОНа, а ближайшая к стадиону станция метро была закрыта.

В конечном итоге, начиная со встречи на семинаре Фонда им. Розы Люксембург и заканчивая „прорывом“ со стадиона, „антиглобалистов“ можно сложить в примерную и натянутую цифру в полторы тысячи человек (при этом на самом стадионе не присутствовало одновременно более двух-трех сотен активистов). И это в городе, где в начале прошлого года проходили одни из самых массовых и продолжительных протестов против „монетизации“, где активно развивается социальное и альтернативное профсоюзное движение. Незначительным количеством участников РСФ воспользовались масс-медиа, которые охотно демонстрировали огромные пространства стадиона и небольшие кучки активистов на поле, в палатках и т. д. .

Отдельной строкой стоит упомянуть приезд на стадион губернатора Матвиенко — шаг, которым власть отчасти рассчитывала на некоторое время разрядить накаленную репрессиями и призывами к „прорывам“ обстановку на форуме, но в основном нацеленный на западную общественность: потемкинская демократия, „власть с народом“. Организаторы в это время как раз открывали форум торжественным митингом. Часть активистов начала скандировать „Банду смольного под суд“, другие принялись на них шикать, третьи бросились ручкаться с Матвиенко и позировать перед журналистами, с трибуны последовало остроумное замечание, что не стоит тратить время и внимание на встречу какого-то там чиновника. Но именно тогда — в самом начале РСФ — стало ясно, что ни среди организаторов, ни среди участников, нет единого мнения о дальнейших действиях на загнанном за решетки и кордоны форуме. Самые сообразительные начали бороться за „прессу“: ведь идет же саммит „Большой восьмерки“, а мы на стадионе остаемся незамеченными!

В ГОРОДЕ
Те, кому на стадионе показалось скучно или бесперспективно проводили в городе карнавалы, пикеты и перекрытия дорог. Милиция и ОМОН, потирая руки, приступили к выполнению своих непосредственных обязанностей. Часть участников форума втянулась в процесс освобождения своих товарищей, а часть готовилась к худшему на стадионе.

Последний день форума стал, пожалуй, самым ярким. К полудню стало ясно, что демонстрация и концерт в центре Питера удались на славу — практически все желающие попали в списки избитых и посаженных за решетку (и — соответственно — в фокус внимания прессы), остальные успешно разъехались по домам.

У журналистов было время переместится из центра к стадиону, чем они и воспользовались. На стадионе же шел завершающий семинар, на котором было принято историческое решение — „начать прорыв!“ Были предложения пройти пару кругов по стадиону с завязанными ртами, но его отклонили как неконструктивное. „Прорываться“ решили в сторону ворот. К слову сказать, самые красивые фотографии у репортеров получились именно тогда. Снятая через решетку и спины омоновцев толпа демонстрантов прорывается куда-то там - картинка-мечта.

ЧТО В ИТОГЕ?
Как бы то ни было, форум прошел. Многое удалось, еще больше — не получилось. Стал ли он новым стимулом для развития социальных и протестных движений в России? Что перевесит: позитивный заряд от встречи и дискуссий или удары репрессий и грязная пропаганда СМИ? Это вопрос, на который ответит время. Но одно сегодня можно сказать точно: иллюзиям о возможности „конструктивного диалога“ с властью в среде социальных и профсоюзных активистов нанесен смертельный удар. Цена — десятки и сотни попавших под каток репрессий. Слишком высокая для проведения одного форума, тем более — для личного пиара отдельных „лидеров“. Стоит надеяться — достаточная для уроков на будущее.

http://www.vpered.org.ru/comment41.html