Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Территориальная целостность и право на самоопределение

Русский
Разделы: 

Территориальная целостность и право на самоопределение

В международном праве эти принципы не равнозначны

Сергей ЧЕРНЯХОВСКИЙ

Это
только кажется, что противоречивое столкновение принципа
территориальной целостности государства и права народов на
самоопределение возникло лишь в последние годы и является неким
относительно случайным казусом. На самом деле оба эти принципа
изначально, по факту своего существования несут определенное внутренне
противоречие. Причем это не диалектическое противоречие такого рода,
когда сталкиваются два в общем-то равновеликих и равнозначимых начала, в противостоянии и борьбе между которыми осуществляется развитие.

Конечно, в конфликтах последних лет – в частности, в конфликтах на
территории Закавказья противостоящие стороны в силу несовпадения своих
интересов обращаются каждая к тому принципу, который больше отвечает ее
наличным политическим интересам – что собственно, вообще характерно для
сферы политического в отличие от сферы правового. Вместе с тем, оба
названные принципа изначально выступают как неравные по своей
значимости, неравные по своим истокам и неравные по условиям своего
возникновения.

А именно это неравенство изначально определяет их иерархию и приоритетность.

Россия в своих действиях в Закавказье опирается на право наций на самоопределение.

Ее внешние и внутренние оппоненты апеллируют к принципу территориальной целостности.

Здесь можно выделить несколько уровней несоразмерности этих двух принципов.

Первый
уровень связан с тем, что сам по себе принцип территориальной
целостности – с одной стороны, значительно более молодой по
происхождению, с другой – исторически более ситуативный. По сути, он
формулируется изначально с принятием Устава ООН, а относительно полное
свое выражение получает лишь в 1975 году на Хельсинкском Совещании – и
фиксируется в его Заключительном акте.

То есть этот принцип носит своего рода историко-конвенциональный
характер, а не характер некоторого изначального принимаемого в качестве
неотъемлемого исторического принципа. То есть он восходит не к тем или
иным базовым цивилизационным ценностям – он есть лишь некое правило
игры, о котором в определенных исторических обстоятельствах
договорились некие участники в силу того, что это их на данном этапе
устраивало, а еще больше – в силу того, что это отражало некий
имеющийся как факт баланс мировых сил, – опять-таки, сложившийся достаточно ситуативно в результате победы СССР и его союзников во Второй мировой войне.

До этого данный принцип как общепринятый не существовал, напротив,
вся реальная история строилась на перманентном изменении границ
существующих государств.

В отличие от этого, право народов на самоопределение есть отражение
не ситуативного расклада, а фактического положения дел на протяжении
всей истории – народы на определенном этапе своего развития на
протяжении всей истории вступали в борьбу за ту или иную форму своего государственно-политического самоопределения.

Формулирование данного принципа на рубеже 19-20-ого веков в дискуссии социал-демократов означало лишь осознание этого факта и политико-философское
его признание. Но, кстати, уже все объединительные войны последних
пятисот лет, шедшие в общем русле создания национальных государств –
тоже были отражением процесса осуществления самоопределения наций как в
русле объединения заселяемых ими территорий, так и в русле выхода их из
иных государственных образований, то есть войн за независимость.

Отсюда исторически, и политико-философски получается,
что принцип права на самоопределение изначально более приоритетен, чем
принцип уважения территориальной целостности, который, во многом, стоит
на его пути.

Второй уровень заключается в самом характере определения этих
принципов. Принцип территориальной целостности в полном своем виде
выглядит как «принцип уважения территориальной целостности». Принцип
права на самоопределение – как «право».

Уважение
предполагает, что уважаемое есть важное, значимое, принимаемое во
внимание – но не абсолютное, не безграничное. Уважение того или иного
человека означает, что к его мнению прислушиваются и по отношению к
нему соблюдают особые нормы этикета – но не означает, что ему
подчиняются или его обожествляют или рассматривают его как
неприкосновенный для критики объект.

Право означает, что оно есть изначально, что оно приоритетно – и
может быть ограниченно лишь либо другим правом, либо добровольным
отказом, в силу тех или иных причин, от его использования.

Кстати, право народов на самоопределение также зафиксировано в
Заключительном акте Хельсинкского Совещания, причем с особой оговоркой,
которой не содержится применительно к принципу территориальной
целостности: там отмечено, что «все народы всегда имеют право…
определять, когда и как они желают, свой внутренний и внешний
политический статус», а также – указано на недопустимость «исключения
любой формы нарушения этого принципа».

То есть, территориальная целостность с этой точки зрения –
относительна и ситуативна, право на самоопределение – неотъемлемо и
абсолютно.

Правда, наряду с этими двумя принципами в Заключительном акте содержится и принцип нерушимости границ, согласно которому «Государства-участники
рассматривают как нерушимые все границы друг друга», что в частности
включает «признание существующих границ в качестве юридически
установленных в соответствии с международным правом». Стоит обратить
внимание: существующих – то есть границ 1975 года.

Но тогда одно из двух. Либо принцип нерушимости не может
распространяться на иные границы, не существовавшие в 1975 году – и
более того, данным документом освящены любые действия государств,
направленные на защиту либо восстановление границ 1975 года (например,
действия РФ, как не выходившей из состава СССР, или любых народов СССР
– направленные на восстановление территориальной целостности СССР).

Либо данный принцип приходится признать ныне не действующим просто в
силу фактического положения вещей – поскольку эти границы уже были
изменены волевым порядком на рубеже 1980-90-х гг. А на новые решение Хельсинки не распространяется.

Именно тогда следовало всеми силами мирового сообщества противиться
нарушению территориальной целостности – а не спохватываться через почти
двадцать лет, когда этот принцип оказался девальвирован.

Просто нужно уйти от идеологических шор и фобий и признать, что та
или иная республика СССР (скажем, Грузия) имела права на выход из его
состава не больше и не меньше, чем ее составные части (то есть, Осетия
и Абхазия).

И третий, пожалуй, самый важный уровень соотношения рассмотренных принципов.

Принцип территориальной целостности отражает то, на что имеют право государства.

Принцип права на самоопределение фиксирует то, на что имеют право народы.

Если
в некой конкретной ситуации они начинают противоречить друг другу –
вопрос о признании того или иного из них приоритетным есть уже не
только и не столько вопрос права. Это есть вопрос политической
философии и политической идеологии – а отсюда и признания и принятия
того или иного типа ценностей: приоритета воли государства над правами
народа – или приоритета воли народа – над правами государства.

На это вопрос разные политические идеологии отвечают по-разному.

Для национал-шовинизма и консерватизма народ существует для государства, государство первично, и первичен принцип его целостности.

Для либерализма, социал-демократии и коммунизма государство существует для народа, права народа первичны и первично право на его самоопределение.

Конечно, в современном мире постмодерна бывает все. Но, трудно представить что-либо
более нелепое (и постыдное), чем человек, самоназывающий себя либералом
и всеми силами клеймящий реализацию в том или ином конкретном случае
право того или иного народа на самоопределение, особенно когда он это
делает просто на том основании, что последнее отвечает интересам того
или иного государства, мягко скажем, недружественного его собственному
государству.

Источник: http://www.novopol.ru/text51183.html

vote_story: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’