Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ТУДА ЛИ СМОТРИМ?

Друзья «Альтернатив»: 

Г. Бискэ, профессор СПбГУ

 

ТУДА ЛИ СМОТРИМ?

Опубликовано: СПб Ведомости, 15 февраля 2013

 

Френсис Фукуяма заявил, что наступил конец истории. Этого мало. Александр Казин считает, что наступил конец света. «В определенном смысле». (СПб Ведомости, 11.1. 13).

Из дальнейшего текста этого выступления следует, что речь идет о конце, тупике капиталистической цивилизации, которую автор отождествляет с гуманизмом и просвещением, так как она поставила в центр мироздания человеческую личность, заменив ею бога и христианский идеал. Далее следует критика современного состояния этой цивилизации, в которой изобилие товаров и разнообразие предлагаемого комфорта достигается ценой упрощения, деградации человеческой личности, превращаемой в одномерное существо, раба собственного чревоугодия. Критика эта вполне справедлива и с нею согласится если не большинство наших современников и соотечественников, то очень многие, кто теперь познакомился с буднями капитализма на собственном опыте. Причем капитализма в достаточно неприглядном, второразрядном, зависимом, коррупционно-воровском его варианте.

В нашем прозрении нет ничего принципиально нового. Основные свойства капитализма ясно описаны еще задолго до тех времен, когда мы с А. Казиным сдавали зачеты и кандидатские минимумы по наукам соответствующего профиля. Другое дело, что науки эти мы изучали (не всегда по своей вине, но и по нашей тоже) плохо, односторонне, поверхностно. Например, когда Гегелю и особенно Марксу приписывают видение истории как «торжественного марша прогресса во всех отношениях», это на самом деле больше напоминает канву «Краткого курса…». У классиков нет такой прямолинейности, скорее у них можно воспринять образ диалектической спирали – который, кстати, хорошо описывает и историю России в ХХ веке. В том числе с крушением и новым частичным (и вполне закономерным! – скажет любой материалист) возрождением идей православия.

Однако там ли находится выход, где его указывает, в частности, А. Казин?

Духовность – это по серьезному, объективному, положительному счету примерно то, что мы раньше называли сознательностью. И хотя под сознанием и «духом» подразумеваются несколько разные вещи, все же духовность и церковность уж точно не совпадают. Однако их пытаются отождествить и предложить нам как свойство религии, а религия – ничто без конфессии, т.е. патриарха, клира, храмов, монастырей и главное – без обильной и постоянной финансовой и организационной поддержки всего этого со стороны государства, которое знает, зачем ему это нужно. Православная религия, а точнее Московская православная церковь – это орган, ветвь нынешней российской государственной власти, той самой, что одновременно убеждена в безусловном превосходстве свободного рынка, хотя и ветвь относительно автономная (все же статья конституции формально не исключается) и сама влияющая на власть. Похоже, что это влияние усиливается.

Но не забудем, что Россия – не самая влиятельная сила в современном мире и если она даже страна целиком православная, то все же стоит оглядеться вокруг. Тогда мы увидим множество более густонаселенных стран, в которых духовные двойники А. Казина наблюдают пришествие и торжество капитализма, делают совершенно аналогичные негативные оценки и приходят к общему заключению, а именно: вся беда в отказе человека в странах Ближнего Востока, северной Африки, южной Азии, да и части самой России – от истинного ислама, в увлечении западными идеалами личной свободы, цивилизации потребления! И только моя страна (скажем, Иран) и моя (скажем, шиитская) истинная ветвь истинной религии исполняла и продолжает исполнять «роль Удерживающего в нисходящем движении истории» (цитирую А. Казина), если только мы сможем уберечь базисный (в данном случае исламский) идеал своей цивилизации. И да здравствует новое Средневековье! Заметим, что такой вариант средневековья, если он станет идеалом не десятков миллионов, а уже миллиардов приверженцев, склонных по недостатку политического опыта к прямолинейным решениям и действиям, выглядит как-то слишком весомым… И Российское государство с православной церковью может на этом фоне совсем потеряться.

В самом деле, допустим, что в этом новом Средневековье один богослов сможет договориться с другим, приверженцем другой религии, о каком-то консенсусе. Однако договорятся ли на этой основе народы, конфессии, государства, или же речь пойдет скорее о «законных интересах» и затем пострадают интересы меньшинства? Как-то раньше получалось именно последнее. В реальном, то-есть давно прошедшем, средневековье вслед за цитированными выше декларациями наступал не мир на Земле и в человецах благоволение, а долгие полосы религиозных войн, о чем А. Казин вроде бы помнит. Причем велись эти войны не только между разными единобожескими религиями (христиане и мусульмане), но с особым ожесточением между самими христианами – католиками и православными, протестантами и католиками. А ведь протестанты и начали, собственно, с «восстановления образа божия в человеке», искаженного развратными папами и алчными монахами!

Конечно, капитализм уж никак не отменил вражду между людьми и народами, да и конфессиями тоже. Только война теперь может получиться не тридцатилетняя, а трехдневная. Так что, по крайней мере, исторически связанное с новым временем стремление к гуманистическим ценностям и понимание прогресса, не в последнюю очередь, как движения к разумному будущему для всех – это уже надежда и это не средневековье. Разум и просвещение хороши уже тем, что позволяют видеть реальность и реальные опасности. Такое видение и способность найти эту дорогу я бы предполагал скорее у настоящих гуманистов – не любителей обжорства и шопинга, которых справедливо не уважает А. Казин, а тех, кто имеет в виду цель и ищет действенные средства.

Обсуждать эти цели и средства – отдельная и важнейшая задача. Пока что, возвращаясь к началу заметки, напомню постперестроечный анекдот о том, что про социализм нам все наврали, но зато про капитализм – все оказалось чистой правдой! Так может быть, обратиться не в средневековье, а поближе? Пересмотреть как следует тот путь, который мы прошли как раз в ХХ веке, пытаясь выйти из капитализма? Сама-то история все равно не остановится и назад не пойдет, а вот как вперед – об этом пора снова подумать. Бог не вмешивается.