Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Видеозапись семинара "Украинский гамбит - II"

Видеозапись семинара «Украинский гамбит — II»



23 июня 2014 года в Москве в библиотеке им. Ф.М. Достоевского прошёл семинар «Украинский гамбит — II».


В первой части семинара после вступительного слова профессора МГУ А.В. Бузгалина на вопросы участников отвечал Константин Долгов - сопредседатель Народного фронта Новороссии, депутат Харьковской народной республики.
В своём диалоге с аудиторией Константин ответил на ряд вопросов. Насколько борьба сторонников Новороссии является интернациональной? Как они относятся к олигархату? Ждать ли войны Украины с Россией? Как нужно оценивать реакцию правительства России на события на Украине? Каковы отношения Новороссии с украинскими землячествами в России? Какова динамика числа политзаключённых на Украине? Как идёт строительство институтов власти и органов самоуправления в республиках Новороссии? Чем может российская интеллигенция помочь Новороссии? Каков характер воздействия проправительственных СМИ Украины на умы жителей страны?


Ссылки:
http://krasnoe.tv/node/22683
http://krasnoe.tv/node/22689
http://krasnoe.tv/node/22692
http://krasnoe.tv/node/22693

Комментарии

«Никто не повинен в том, если он родился рабом; но раб, который не только чуждается стремлений к своей свободе, но оправдывает и прикрашивает свое рабство (например, называет удушение Польши, Украины и т. д. “защитой отечества” великороссов), такой раб есть вызывающий законное чувство негодования, презрения и омерзения холуй и хам».


“Социал-Демократ” № 35, 12 декабря 1914 г.


Ленин В.И. ПСС. Изд. 5-е. Т. 26. c.106-110

Игорь Стрелков (Гиркин). Мне кажется, что его псевдоним и есть его настоящее имя. Русский человек держит оборону страны (Новороссия) в 20 000 000 человек перед лицом целой армии. Конечно, он не один. Но армия без полководца не армия. Есть полководец — армия есть или будет. Нет полководца — любая армия распадется в считанные часы. 
Стрелков воюет против страны Украина, где власть захватили неонацистские путчисты. Один против целой страны. В Киеве приказы отдает хунта и отчасти (к нашему счастью, весьма неохотно) выполняют их Вооруженные Силы страны. Да, ВС Украины не хотят воевать. Да, не понимают за что и против кого. Но сзади стоят каратели из «Правого Сектора»/Национальной Гвардии. Воевать со Стрелковым они боятся, им привычнее убивать мирных жителей (что с них взять — внуки Бандеры), но в спину своим войскам они выстрелить всегда готовы. Но все-таки это армия. И это какое-никакое государство, существующее хотя бы по инерции. А инерция институтов серьезная вещь — все страны бывшего СССР до сих пор прожигают советское институциональное наследие. В случае Украины прожигают в самом прямом смысле.
Но вот Стрелков. От чьего имени и во имя чего воюет он? Он держит оборону Славянска и всей ДНР столько времени. На что он опирается? Кто отдает ему приказы? Кто за ним стоит? 
Самое поразительное: никто. Никто не стоит. Никто приказов не отдает. Никого нет. Стрелков действует не по приказу и не по инерции. Его начальство другого рода. Он мыслит себя мобилизованным той инстанцией, в существование которой сегодня практически никто не верит. Стрелков был призван на службу Русским Миром, русским Народом, русской цивилизацией. В Киеве власть захватили жестко русофобские силы. И все замерли, затихли, разбежались. Сверкнули откормленные пятки Януковича. Потрясая пузом, принялся улепетывать Пшонка. Растерянно мигнул луч прожектора в очках Лаврова. Ахметов начал серию переговоров о перераспределении долей с Коломойским. Сплюнула семечки евромайданная гопота. И вот тут появился Игорь Стрелков. Спокойный, ноншалантный, несколько не от мира сего. Из другого времени, из другой истории, из другого общества. Как две капли воды похожий на добольшевистского поручика царской армии. И в такого поручика, как позднее выяснилось, он в добровольческих реконструкциях периодически и перевоплощался. И наконец, перевоплотился окончательно. 
И взял Крым. Уже потом появились технологи, снятые на распределенные планшеты крымчанки в тельняшках на фоне «вежливых людей» и элегантная прокурор Поклонская. Но начал Стрелков и Стрелков же закончил. 
Когда Путин сказал, что в Крыму не было российских войск, он не отклонился от истины. Стрелков — это не российские войска. Это тень русского прошлого, это призрак русского будущего. Это то, чего нет в нашем настоящем. Стрелков взялся из энциклопедии любви к Отечеству 1910 года. Он сошел с плаката Первой мировой и тут же вступил в бой. 
Крым взят. Спокойно сообщил он в никуда (условно, в Кремль). Выдвигаемся в Новороссию. Его телеграммы никто не читает. Они повисают в воздухе, пока в поисках дыхания на них не наткнется русский народ, жизненные центры которого стянуты удавкой русофобской политической элиты, шестой колонны, захватившей власть в 90-е и никак не желающей ее уступить. Один из таких простых русских людей, полковник Путин, также наткнулся на донесение Стрелкова из другого пространства и другого времени. И также вдохнул. Но странно — этот русский человек пролетарского происхождения, такой же растерянный и невнятный как и весь наш народ сегодня, лишь смутно припоминающий о том, кто он, кем он был и кем ему суждено стать, оказался занимающим пост Президента. Путин прочитал телеграмму, написанную ниоткуда и никому. Просто до востребования, до русского востребования. И прочел. Это и называется «Крым — наш!» Пущенная в никуда весть случайно достигла адресата.
Шестая колонна в ужасе, никто не понимает, как такое могло случиться. Но это уже факт. Путин прочитал телеграмму. И ее содержание ему что-то напомнило. Кто такой Стрелков, спросил Путин, но тут же забыл о чем спрашивал, не дожидаясь ответа. 

Игорь Стрелков тем временем, как и обещал неизвестно кому, то есть Русскому Миру, прошел дальше. Повернувшись лицом на Север, он рассуждал так: налево пойдешь, живьем сгоришь. Направо пойдешь, домой вернешься. И Стрелков пошел прямо, на Север. Ткнув пальцем в карту, он попал в город СлАвянск. Какое хорошее название, подумал он. Как оно близко моему добровольческому сердцу. Это и славяне и слава. Это мой город. И пошел.
В Славянске была женщина мэр и много прекрасных русских людей. Женщина мэр скоро куда-то пропала, а люди остались. Стрелков позвал понурых мужчин и спросил, где у них лежит оружие. Поискав, они нашли кое-что. Так началось строительство Донецкой Народной Республики. 
Вначале Стрелкову никто не поверил. Особенно Киев. Путин войска не введет, ему руки и ноги стреножат Вашингтон и Брюссель, голову заморочит шестая колонна, и окончательно запутают дебилы, пиарщики и предатели, среди которых он чувствует себя привычно и комфортно. Поэтому Славянск пустим под нож, заодно и продемонстрируем могущество нашей бандеровской удали, решили в Киеве, и их в этом поддержал, потирая руки, перевоплотившийся в Игоря Коломойского недавно удавленный Борис Березовский. Коломойский рассудил так: позвоню своим в Россию, они быстро сольют Юго-Восток. Позвонил, свои услышали. Начали сливать. Славянск оказался под атакой. Засвистели снаряды, закружились вертолеты, запылали дома. Все учли все. Не учли одного: Игорь Стрелков не принадлежит к этой реальности, Вашингтонов и Брюсселей, Коломойских и Фридманов, Порошенок и Ахметовых, Тимошенок и Сурковых, Майданов и Представителей по правам человека при Президенте. 

Он из другого мира, из Русского Мира, где всей этой гнили просто не существует. В его прозрачном патриотическом добровольческом сознании иная геометрия. Он взял Крым? Взял. Он пошел в Славянск? Пошел. Он пришел в него? Пришел. Он собрал мужчин? Собрал. Вооружил? Вооружил. И теперь встал и стоит. Ему со всех сторон раздаются приказы как залпы — и залпы как приказы. Стрелков, пошел вон! А он стоит. Ему шлют телеграммы: давай, назад! Отступаем! Приказ! Крым взяли, и хватит. А он стоит, он не слышит. Спереди огонь озверелой украинской армии. Как так? Что происходит? Путин войска не вводит, а мы не только Юго-Восток, какой-то ничтожный Славянск взять не можем. И из-за чего? Непонятно. Почему Стрелков все еще держится? Почему наши потери столь велики? Почему каждый день мы не досчитываемся то БТРов, то пушек, то банды головорезов, знатно исписанных свастиками, а потери уже исчисляются на сотни. Что происходит? Коломойский не дозвонился? В Вашингтоне сбой времени? В Брюсселе руководство застряло в гей-клубе и опаздывает на работу? Когда отзовут Стрелкова? Когда его убьют? Когда он исчезнет, в конце концов, вернувшись на свое место на желтом дореволюционном плакате… 
Стрелков же как ни в чем не бывало стоит, там, где стоял. Неторопливо зовет мужчин встать в строй. Нехотя создает женский батальон, пока мужчины думают. Но стоит. Пришел в Славянск и не уходит. Один против армии. Один против государства. Один против предателей в Москве. Один против Кремля. Вообще один. Он и его война. Как Д’Анунцио во Фьюме, пришел и не уходит. 
Вы заметили, что обращения Стрелкова вообще лишены истерики. Он будто спит. Уровень истерики — ноль. Подчас констатирует вещи, которые формально играют против него. Но он не технолог и не политик. Он призрак истинной России, двойник, пришедший из настоящего русского настоящего в наше ненастоящее нерусское «настоящее». 
Игорь Стрелков в Славянске привычно держит оборону. Ваше Превосходительство! Защищаем Новороссию! Так точно! Есть, ни шагу назад! С кем он разговаривает? Кому отдает честь? Мы не видим, не понимаем, даже не догадываемся. Он живет в своем стрелковом мире, который и есть Россия. А мы в каком мире в таком случае живем? Или все это нам просто снится? 
Может быть и так. Но сны, которые буду смотреть я, это сны про Игоря Ивановича Стрелкова. Они дороже мне, чем любая явь. Потому что он и есть явь, и его ДНР — явь, и его друг — народный губернатор Павел Губарев — явь. И его Новороссия — явь. И его Россия — явь, и это моя Россия, стрелковская Россия, единственная и смертельная Россия. И имя ее Славянск

Александр Дугин, политолог

Как помочь ДНР, не вводя войска на Украину? Признать ДНР независимой!

Народный губернатор Донецкой республики обратился к Путину с призывом ввести миротворческую миссию

Когда иные алармисты спешат с выводами относительно «сдачи» Кремлем Новороссии, опираясь на факт переговоров между Путиным и Порошенко, они не учитывают одну политическую тонкость: у каждого из них своя Украина.

Для Порошенко Украина существует в тех границах, в которых ее сегодня признаёт «цивилизованный мир», не согласившийся с «аннексией» Крыма и даже слышать ничего не желающий о суверенности Донецкой и Луганской народных республик.

Для Путина же, как и для подавляющего большинства россиян, нынешняя Украина – это, прежде всего, традиционно западенские области, но никак не Донбасс. Да, пока мы официально не признали суверенитет Донецкой и Луганской народных республик, но ведь можем и признать, когда того потребуют обстоятельства…

Собственно, эта тонкость вполне исчерпывающе объясняет решение Путина отказаться от мандата на ввод войск на Украину. Если ДНР и ЛНР будут официально признаны Россией как независимые субъекты международного права, то о чем речь, господа патриоты? При необходимости введем миротворцев на Донбасс, но не на Украину. А уж как на это посмотрят в Киеве, Брюсселе и Вашингтоне… Нам не привыкать – со времен 2008 года.

А признание ДНР и ЛНР – сценарий возможный, если не сказать вероятный. Тем более с учетом того, что «план Порошенко» как не работал, так и не работает и украинская армия продолжает терроризировать самоопределившиеся территории.

Как тут можно еще помочь Донецку и Луганску, если, по Сталину, «товарищ Порошенко заблуждается»? Что еще, кроме признания этих республик, остается Москве, если Киев не оценит должным образом (или оценит неправильно) благородный порыв – отзыв мандата на ввод войск? Если кто-то в Киеве или «вышестоящих инстанциях» оценивает это именно как «уступку Москвы», а не как предоставленный последний шанс, – тогда остается разъяснить им занятую нами позицию наглядно, на пальцах.

А они уже складываются. В своем призыве к Владимиру Путину лидер Донецкой Народной Республики Павел Губарев, помимо прочего, указал: «Украина и не собиралась исполнять взятые на себя обязательства перед мировым сообществом и своим народом и практически сразу же нарушила условия мирного соглашения. Идут атаки на всех направлениях из стрелкового оружия, Семеновка и близлежащие населенные пункты подвергаются обстрелам гаубиц, танков и запрещенным ООН оружием – кассетными фосфорными снарядами».

В принципе, мог бы лишний раз и не упоминать эти факты. Кремль, разумеется, владеет всей оперативной информацией, и никакой речи о «выходе из игры» быть не может. Отозван мандат на ввод войск на Украину, но как только Москва официально признáет Донецкую и Луганские республики и, соответственно, объявит о военном сотрудничестве с ними – тут-то в Киеве, глядишь, и оценят верность теории Эйнштейна.

Призыв лидера Донецкой Народной Республики к российскому президенту о вводе миротворческого контингента в беседе с обозревателем KM.RU прокомментировал известный публицист, руководитель Центра гуманитарных исследований Российского института стратегических исследований, кандидат исторических наук Михаил Смолин:

– То, что Совет Федерации согласился с предложением Владимира Путина отозвать разрешение на ввод войск на Украину, в определенной степени нисколько не препятствует нам в праве вводить войска либо миротворческий контингент на территорию Донецкой и Луганской народных республик, которые стали конфедерацией. Поскольку, во-первых, они уже самоопределились и вышли из состава Украины, а во-вторых, ввод миротворческого контингента вовсе не тождественен вводу войск.

Если мы уже начали по другому, нежели в случае с Крымом, сценарию оказывать помощь ополченцам на Донбассе, то прекращать ее однозначно не следует – продолжать в том же духе, если, конечно же, не последует какая-то радикальная смена тактики со стороны украинских властей и вооруженных сил.

Надо сказать, что в сегодняшней ситуации, несмотря на то, что боевые действия на Юго-Востоке идут уже больше двух месяцев, украинской армии и Нацгвардии так и не удалось справиться с ополченцами. И если мы не будем сбавлять темп помощи, но будем ее наращивать, оказывая в достаточной степени, а то и серьезнее, в том числе помогая тяжелым вооружением, то они вполне смогут справиться с серьезным военным натиском, который идет со стороны Киева и, судя по всему, будет лишь нарастать.

Читать полностью: http://www.km.ru/world/2014/06/26/protivostoyanie-na-ukraine-2013-14/743433-kak-pomoch-dnr-ne-vvodya-voiska-na-ukrain