Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

идеологические принципы советских демократов

ИДЕОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ СОВЕТСКИХ ДЕМОКРАТОВ

***

Коренное отличие партии советских демократов от КПРФ и Ко заключается в признании советских корпораций в социально-экономической сфере и в признании советских выборов в трудовых коллективах в политической сфере. Советские демократы признают эти принципы – КПРФ и Ко полностью игнорируют. Начнем с социально-экономических основ в первой части и закончим политическими во второй.

***

С установлением  общественной собственности, то есть в принципе советской государственной собственности в условиях России, ликвидируются причины для возникновения отношений банкротства. Неэффективное использование трудовым коллективом государственного кредита в частности не приводит к банкротству хозяйствующего субъекта, поскольку совгоспредприятие является частью общенародной собственности. Но это абсолютно не отменяет такого явления, как санкции по отношению к нерадивым трудовым коллективам. Абсолютно не отменяет! Поэтому в  советской  экономике понятие неплатежеспособности не исчезает – но носит характер «тревожного звонка», то есть ряда показателей для обоснования особых мер воздействия, в том числе и в виде санкций, направленных на пресечение тенденций бесхозяйственности.

Но в том-то и дело, что подобные меры воздействия в «доперестроечном» СССР не были предусмотрены в должном объеме. И в результате мы получили фактически примитивный уравнительный коммунизм. Да это видно невооруженным глазом. Все началось еще с продразверстки «военного коммунизма» Гражданской войны и рожденных от нее перегибов раскулачивания. Далее все пошло по той же накатанной колее в виде административно-командного стиля хозяйствования. К примеру, удельный вес убыточных и малорентабельных предприятий в народном хозяйстве СССР достиг к середине 80-х годов прошлого века значительных размеров (около 40%). Спрашивается, почему в течение многих лет такие предприятия могли существовать? Только потому, что государство изымало средства у тех предприятий, которые работали рентабельно, и передавало их нерентабельным предприятиям. Соответствие трудового вклада и дохода при этом нарушалось, что вело к уравнительности, иждивенчеству и получению незаработанных средств, иначе говоря, нетрудовых доходов как отдельными работниками, так и целыми коллективами.

В результате получилась парадоксальная внешне, но закономерная внутренне ситуация. Капитализм (тем более современный) исторически прогрессивнее уравнительного коммунизма. Это изложено не где-нибудь, а в Коммунистическом Манифесте Маркса-Энгельса. Поэтому внешне мощный Советский Союз и проиграл капиталу в начале девяностых прошлого века. Иными словами, капиталистическое качество с течением времени одержало верх над уравнительным коммунистическим количеством. Сотни советских заводов, построенных на экстенсивной основе, из-за низкокачественной продукции оказались просто-напросто бессмысленными – так как зачем потребителю десять пар некачественной обуви, когда ему нужна была одна, но качественная пара «из-за бугра». Отсюда и масштабное крушение советской экономики того периода. Прогресс в виде роста потребностей не остановить.

Но для советских демократов нет причин для пессимизма. Наоборот – мы с уверенностью смотрим в ближайшее будущее. По одной простой причине – в свою очередь всякий социализм исторически прогрессивнее капитализма. Если речь идет о следующем этапе развития в виде социализма, а не о первоначальном уравнительном коммунизме – тогда победа над капиталом обеспечена. И сейчас для социализма на базе диалектического отрицания прошлого созрели все условия. Российские трудящиеся уже готовы и для применения должных мер по искоренению неплатежеспособности в советском народном хозяйстве; и для создания советских корпораций как мощнейших двигателей социально-экономического развития; и для самой Советской власти на базе современного трудового самоуправления.

Но все по порядку. Для пущей ясности допустим, что на дворе советская экономика, в которой меры воздействия по искоренению неплатежеспособности приобрели должный характер. Тогда не будет упомянутой уравниловки и иждивенчества. Все начнут зарабатывать по труду. А распределение по труду и есть социализм со всеми вытекающими отсюда перспективами. Но если говорить более конкретно, в таких жестких условиях, с реальным хозрасчетом, начнут лидировать успешные предприятия и они рано или поздно возьмут под контроль предприятия послабее. В частности, «центр» в процессе мер по исправлению бесхозяйственности на слабом предприятии может договориться с профильным успешным предприятием об объединении на взаимовыгодных условиях. Или сами слабые коллективы, предугадывая не радужные перспективы в условиях реального хозрасчета, могут попроситься в более успешное объединение – и так далее и так далее. В результате преображается структура управления промышленностью. Успешно работающее совгоспредприятие в процессе взятия «под крыло» других активов рано или поздно приобретает форму наподобие холдинга или концерна, и комплекс подобных взаимосвязей в обобщенном виде можно назвать советской корпорацией (при сохранении сути на практике возможны вариации названия).   

Характер советской корпорации лучше всего можно понять в сравнении с капиталистической монополией. Если сказать кратко, советская корпорация эффективнее из-за того, что и уравниловка исчезнет, так как существуют реально отслеживаемые показатели неплатежеспособности — и эксплуатации не будет, потому что все зарабатывают по труду. А если сказать подробно: советская корпорация быстрее капиталистической монополии будет внедрять научно-технический прогресс в жизнь, и именно поэтому советские корпорации переведут экономику страны с сырьевого типа на подлинно индустриальный, что конечно же скажется самым благоприятным образом на социально-экономическом развитии общества. Сейчас это кажется маловероятным, глядя, с какой скоростью капиталистические монополии внедряют новые модели машин, электроники, самолетов и прочее и прочее — но тем не менее это будет так.

Потому что у капитала есть непреодолимый ограничитель для внедрения НТП – кризис относительного перепроизводства. У советской корпорации такого ограничителя не будет. Трудящиеся в социалистическом обществе зарабатывают по труду, в частности путем распоряжения доходом (прибылью) совпредприятия самим трудовым коллективом (о чем также в политической части). Спрос не будет ограничен стоимостью рабочей силы, как в мире капитала (и то в лучшем случае для последнего). А с другой стороны, в затылок всякой советской корпорации будет дышать другая советская корпорация, работающая в таких же  перспективных условиях. И в итоге получается эффект постоянно работающего пылесоса, если сказать образно, но коротко и верно. Из-за наличия постоянного спроса и из-за постоянного соперничества с себе подобными любая советская корпорация вынуждена будет также постоянно всасывать в себя научно-технические новшества и претворять их в жизнь. Одно закономерно предполагает другое. (А уж по сравнению с олигархическим капиталом российского образца преимущества советской корпорации очевидны.)

Но все же раскроем этот механизм еще подробнее. Во-первых, старшее поколение россиян отчасти привыкло рассматривать фонды общественного потребления как что-то отдельное от экономики и даже как балласт для последней. Это большая ошибка. Помимо несомненных социальных функций общественные фонды потребления являются источником постоянного спроса для советских корпораций в виде пенсий, стипендий, пособий и так далее. (Другое дело, что выплаты и льготы за счет этих фондов должны вписаться в мотивационный механизм и быть тесно увязанными с результатами труда, но в данном случае это отдельный разговор.) У капитала такого источника в соответствующем масштабе нет и никогда не будет.

Во-вторых, именно при строе советских корпораций расцветает так называемое мелкое предпринимательство (или кооперативное движение и ИТД-ЛПХ, называйте как хотите). Мелкое в формальном смысле слова — так как на самом деле в этом секторе создается огромное число рабочих мест. Не секрет, что такое предпринимательство, особенно производственное, является основным подрядчиком (субподрядчиком) крупных корпораций. Но как сказано выше, советские корпорации имеют все шансы быть весьма динамичными из-за постоянного (даже растущего) спроса, и они как локомотивы потащат за собой и вышеозначенную сферу. А уж о потребительском мелком предпринимательстве и говорить нечего. У него открывается огромное поле спроса в виде высокообеспеченного рабочего класса советских корпораций в частности. Причем этот процесс надо понимать диалектически – советские корпорации дают толчок развитию мелкого предпринимательства, а последнее в свою очередь облегчит работу первым, освобождая от мелких функций и помогая сосредоточиться на главных. И так по нарастающей. У капитала, наоборот, все более увеличивающийся разрыв между полюсом нищеты и полюсом кучки богачей катастрофически сужает спрос.

В-третьих, как уже замечено, через механизмы социалистической неплатежеспособности происходит концентрация и централизация производства в виде советских корпораций и отсюда резко возрастает производительность труда. Но тогда и увеличиваются налоговые поступления на содержание так называемых бюджетников. А так как в социалистическом обществе средства и в бюджетной сфере распределяются гораздо более справедливо по сравнению с капиталистическим обществом (через те же Советы трудовых коллективов), то и бюджетники в свою очередь выступают надежным источником спроса.

Итого, в-четвертых, чтобы выжить в постоянном экономическом соревновании между собой, советские корпорации вынуждены будут интенсивно внедрять НИОКР. И здесь для ученого сообщества откроется непочатый край работы. Талантливые ученые смогут проявить свои способности с соответствующим материальным обеспечением от корпораций (прикладная и корпоративная наука). Также весьма немаловажно отметить, что потребности советских корпораций будут благодатной почвой для рационализаторской и изобретательской деятельности с соответствующим материальным вознаграждением для ее участников. Но с одной стороны, не секрет, что научная среда должна иметь базовую инфраструктуру в определенных сферах, как принято говорить, фундаментальных, где о жестких условиях хозрасчета трудно говорить. Но с другой стороны, государство на базе растущих налогов советских корпораций как раз и будет эффективным создателем такой инфраструктуры. И этот процесс надо также рассматривать в развитии. Фундаментальные проекты в свою очередь сделают задел для новых НИОКР, а посредством быстрого внедрения оных из-за жесткого экономического соревнования между собой советские корпорации еще более увеличат отчисления государству на фундаментальные проекты. Эти процессы диалектически дополняют друг друга. И в таких условиях НТП будет гораздо быстрее внедряться в жизнь, чем при капитализме.

Итого. Социалистический хозрасчет с жесткими мерами (санкциями) по устранению неплатежеспособности, с одной стороны, и с гораздо более объемным спросом по сравнению с капитализмом, с другой, рождает нужную!! концентрацию и централизацию производства в виде советских корпораций с соответствующим масштабным развитием мелкого предпринимательства и рационализаторско-изобретательской деятельности, что в совокупности резко увеличит производительность труда. И эти корпорации будут лидерами по внедрению научно-технического прогресса в жизнь даже по сравнению с капиталистическими монополиями, так как будут опираться на большую мощь советского государства. Все это поднимет социально-экономический уровень россиян на качественно новую ступень.

***

Но для достижения этой цели нужна политическая инфраструктура. Всякая политика это концентрированная экономика. Иными словами, все вышесказанное возможно только в том случае, если само советское государство, его руководящие органы будут постоянно стимулированы на применение должных санкций к нерадивым трудовым коллективам. Все вышесказанное возможно только в том случае, если руководящие советские органы всегда будут под контролем добросовестно работающих трудовых коллективов, так как именно их средства заключены в государственных кредитах и никому не понравится, если эти кредиты будут бездарно растрачиваться. Для этого надо поговорить о природе современной Советской власти.

Советская власть ближе к народу тем, что ее выборные представители не порывают с народом и находятся в гуще народа. Напомним, что в отличие от буржуазного парламентаризма большинство советских депутатов после выборов руководящих органов возвращается в трудовые коллективы. Члены Совета народных депутатов Иркутской области, к примеру, после выборов Президиума и исполкома возвращались именно в свои трудовые коллективы. Да, Президиум областного Совета работал на постоянной основе. Но в случае его бюрократизации, отрыва от масс, большинство областных депутатов могло собраться на очередную (и даже внеочередную!) сессию и переизбрать и этот Президиум, и любой другой постоянный орган соответствующего уровня. Разумеется, такой принцип коренным образом демократизирует всю государственную деятельность.

Но жизнь не стоит на месте. И большинство советского депутатского корпуса может не угнаться за стремительно меняющимся миром, не предвидеть назревающие события на очередном крутом повороте истории. Поэтому Советская власть должна быть готовой и к более масштабной смене своего состава. Только тогда будут созданы надежные предпосылки для соответствия производительных сил производственным отношениям не только в эволюционных количественных, но и в революционных качественных общественных условиях. Для этого крайне необходимо, чтобы советские выборы были внедрены и на уровень трудовых коллективов. Как известно, в «доперестроечном» СССР руководители совгоспредприятий (учреждений) всегда назначались «сверху», что постепенно создало благоприятную почву для бюрократического централизма. Теперь в самих трудовых коллективах должны выбираться руководящие органы, обычно в виде Совета трудового коллектива (СТК) и его Председателя (даже президиума, если предприятие (объединение) большое) – причем администрация во главе с директором должна подчиняться им точно также, как Совет Министров СССР должен был подчиняться Верховному Совету СССР и его Президиуму. Именно из-за несоблюдения принципов советского строительства сверху-донизу – от Верховного Совета страны до Совета трудового коллектива и произошел провал «Перестройки» второй половины восьмидесятых годов прошлого века, когда директор по своим полномочиям по прежнему был главнее СТК и последний играл не столько главенствующую, сколько совещательную роль.

Но здесь надо учесть один момент. Нет и никогда не будет систем без «предохранительных клапанов». Если сам трудовой коллектив дойдет до опасной черты в плане понижения дисциплины производства — нельзя исключать вариант, что возникнет необходимость в чрезвычайном централизованном управлении, то есть, к примеру,  в приезде специальной комиссии из «центра» на предприятие и взятии всех прав и обязанностей на себя на определенный период. В частности, таким образом могут устраняться критические угрозы неплатежеспособности. Но все это будет возможно именно в строго обусловленных рамках. На то и чрезвычайность – когда есть норма. А как норма демократический тип управления в виде советской представительной системы и на производстве является весьма эффективным и созревшим.

И именно такой высокий тип Советской власти и создаст условия для быстрой и масштабной замены депутатского корпуса в случае исторической необходимости. Используя огромные организационно-технические и финансово-материальные мощности предприятий, трудовые коллективы и действующие в их интересах СТК могут фактически, на деле, реализовать закон об отзыве депутата. Отзыв депутата в таких условиях из декларации превращается в реальность – и достаточно резко. Пользуясь возможностями совгоспредприятий, отозвать любого депутата не составит большого труда. Но более того. Как правило, депутатами становятся члены СТК как наиболее активная часть трудового коллектива. Но тем легче заставить данного депутата прислушаться к голосу масс, пригрозив лишь отзывом из состава СТК. Для этого даже не надо реализации закона об отзыве депутата – если, конечно, депутат не упорствует в своем заблуждении или коррупционном поведении. Еще раз подчеркнем – в случае выборности руководства совгоспредприятий их трудовыми коллективами последние становятся главными агентами политической жизни и могут успешно контролировать государственные органы.

В таких условиях не страшны даже самые резкие и масштабные скачки в развитии производства, так как главная производительная сила общества в лице трудящегося всегда имеет возможность достучаться до высоких правительственных кабинетов или даже заменить их. В таких условиях государственные учреждения не отрываются от потребностей социально-экономической жизни и не покрываются броней бюрократизма, ведомственности, местничества, кумовства, не говоря уже о таком губительном явлении, как коррупция. А если сказать еще конкретнее – именно в таких условиях руководящие советские органы под давлением добросовестных трудящихся всегда будут стимулированы на жесткие санкции по отношению к нерадивым трудовым коллективам, в силу чего появятся советские корпорации и на их основе все социально-экономическое развитие страны приобретет мощнейший импульс.

***

Но исторические уроки КПРФ и Ко не идут в прок. Продолжается обещание манны небесной каким-то чудом, без критического анализа прошлого. И в результате опять все дело тащится к реанимации «доперестроечных» порядков, которые в нынешних условиях будут реакционными даже по сравнению с олигархическим капиталом. О распределении по труду, то есть о распоряжении амортизацией и доходом самим трудовым коллективом через самоуправление в пределах компетенции, то есть фактически о нормальном социализме – и речи не идет. Допусти мы возможность прихода КПРФ к власти, и без принципа советских корпораций плохо работающие совгоспредприятия опять будут черной дырой для кредитов госбанка в частности. Такая политика бесперспективна.

Но главная опасность в том, что многие компартии в России, несмотря на формальную несхожесть между собой, по сути отрицают принцип советских выборов в трудовых коллективах. К примеру, в многостраничной программе КПРФ о самоуправлении трудовых коллективов упомянуто лишь одной строкой, но более того и главное, абсолютно не раскрыто содержание новации. Не ясно, о какой зрелости, о какой структуре, о каких принципах самоуправления идет речь. А на нет, как говорят на Руси, и суда нет. Пока КПРФ не заявит именно о советских принципах трудового самоуправления, с главенством выборного органа над администрацией – данная партия будет стоять за прежний бюрократический централизм, за назначенчество «сверху». И никакие уловки здесь не помогут. Или туда – или сюда. Середины здесь нет!

Конечно, в обществе нет абсолютных явлений. В каждом авторитарном действии присутствуют элементы демократии, а в каждом демократическом действии присутствуют авторитарные элементы. К примеру, представительная система на уровне коллективов Советской Армии или правоохранительных органов имеет определенную специфику. Но еще раз повторим — на то и исключение, когда есть правило. Все дело в качественном превалировании. В этом отношении в пику партиям бюрократического централизма во главе с КПРФ мы создаем партию коммунистов — советских демократов, твердо стоящую за развитие Советской власти путем выборов и в трудовых коллективах. И уж тем более с таким лозунгом мы готовы вступить в бой с олигархическим капиталом. Это само собой разумеется. Чем демократичнее ряды российских коммунистов – тем смелее и решительней борьба с путинским режимом.

Мы призываем все трудовые коллективы, профсоюзы, общественные организации России поддержать нас. Мы глубоко убеждены, что иного пути для предотвращения грозящей катастрофы у российского народа нет. Только народовластие в лице полнокровной советской демократии выведет страну из того тупика, в котором она находится сейчас.

Комментарии

Ох уважаемые! Прежде чем браться за разработку и пропаганду идеологических принципов «советских демократов» (или бюрократов?), Вам все же следует должным образом «врубиться» в то, чего Маркс и Энгельс отразили в небезизвестном Манифесте: «Быть капиталистом — значит занимать в производстве не только чисто личное, но и общественное положение. Капитал — это коллективный продукт и может быть приведен в движение лишь совместной деятельностью многих членов общества, а в конечном счете — только совместной деятельностью всех членов общества. И так, капитал — не личная, а общественная сила. Следовательно, если капитал будет превращен в коллективную, всем членам принадлежащую собственность, то это не будет превращением личной собственности в общественную. Изменится лишь общественный характер собственности. Она потеряет свой классовый характер». И вместо того, чтобы заявлять, что «У капитала такого источника в соответствующем масштабе нет и никогда не будет», Вы бы лучше подумали над тем — как организовать совместную деятельность членов общества таким образом, чтобы этот коллективный продукт (и общественная сила) в условиях отсутствия классовых противоречий, «работал» на развитие общества гораздо лучше, чем при наличии таковых. А то что в СССР этого не получилось по определенным причинам - то это и к гадалке не ходи. Что собственно и явилось главной причиной для его развала вместе с его социальным организмом — советским народом.