Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

революция как переход от уравнительного коммунизма к реальному социализму

(краткие тезисы российских социалистов)

***

Коммунистический Манифест Маркса-Энгельса имеет подраздел под названием «Критически-утопический социализм и коммунизм». Этот подраздел начинается таким полным абзацем:

«.. Первые попытки пролетариата непосредственно осуществить свои собственные классовые интересы во время всеобщего возбуждения, в период ниспровержения феодального общества, неизбежно терпели крушение вследствие неразвитости самого пролетариата, а также вследствие отсутствия материальных условий его освобождения, так как эти условия являются лишь продуктом буржуазной эпохи. Революционная литература, сопровождавшая эти первые движения пролетариата, по своему содержанию неизбежно является реакционной. Она проповедует всеобщий аскетизм и грубую уравнительность… »

Коммунисты России не представляют даже десятой доли гениальности этих строк. Это как раз тот случай, когда истина столь близка, что ее не замечают. Именно в России разница между «ниспровержением феодального общества» и коммунистической революцией фактически отсутствует. Срок между Февралем и Октябрем семнадцатого года ничтожен в смысле буржуазного взросления нации. Или скажем точнее — российский коммунизм получился со столь небольшим наследием от капитализма и со столь большим от феодализма, что «всеобщий аскетизм и грубая уравнительность» не заставили себя долго ждать. К примеру, стоит открыть ни то что литературные изыски корифеев отечественной экономической мысли, а обыкновенный учебник советской политэкономии для ВУЗов, как мы прочитаем следующие строки:

«.. Удельный вес убыточных и малорентабельных предприятий в народном хозяйстве СССР достиг к середине 80-х годов прошлого века значительных размеров (около 40%). Спрашивается, почему в течение многих лет такие предприятия могли существовать? Только потому, что государство изымало средства у тех предприятий, которые работали рентабельно, и передавало их нерентабельным предприятиям. Соответствие трудового вклада и дохода при этом нарушалось, что вело к уравнительности, иждивенчеству и получению незаработанных средств, иначе говоря, нетрудовых доходов как отдельными работниками, так и целыми коллективами.. »

Марксистская теория опять подтвердилась практикой. Переход от фактического феодализма к практике коммунизма в конце концов обернулся банальной уравниловкой из-за незрелости материальных условий и общественного сознания. И стоило мировому капиталу сделать небольшую модернизацию после второй мировой войны, как крушение СССР стало закономерным (первые попытки пролетариата … неизбежно терпели крушение). Отсюда бессмысленна теория «перестроечной контрреволюции». Уже сейчас можно сказать (хотя ниже будет показано подробнее), что никакой контрреволюции нет, а есть, наоборот, революционный процесс перехода от уравнительного коммунизма к современному капитализму и от него к реальному социализму.

А раз так – давайте четко и ясно разделяться! В России должна существовать не столько уравнительно-коммунистическая партия — сколько настоящая социалистическая партия, твердо стоящая на принципах распределения по труду. И когда такая партия сменит уравнительных коммунистов в борьбе с путинским режимом — капитализму придет конец. Да что медлить — считайте эту статью приглашением в Социалистическую партию России (СПР). Кто разделяет тезисы нашей идеологии ниже, обращайтесь по адресу worker6424@gmail.com 

***

Всякий стоящий социалист признает общенародную собственность в виде советской государственной в условиях России. Но более того, всякий стоящий социалист признает необходимость самоуправления трудовых коллективов как базовый механизм перехода от уравнительного коммунизма к реальному социализму. Для ясности изложения мы рассмотрим этот механизм, а уже на этой основе перейдем к современной российской специфике.

Итого, даже внутри однородного общественного явления назревают моменты (кризисы и так далее), когда меняется одна ступень развития на другую. Это, к примеру, переход от эпохи меди к эпохе железа внутри первобытнообщинного строя; от эпохи республики к империи при рабовладении в Риме; от боярства к дворянству при феодализме; от свободной конкуренции к империализму при капитализме. Коммунизм (в широком смысле как антитеза капитализму) — не исключение. Его первая стадия как уравнительный коммунизм будет диалектически отрицаться более совершенной второй стадией в виде реального социализма. И этот скачок произойдёт путем становления и развития самоуправления трудовых коллективов.

Надо твердо признать, что такое самоуправление в первичной (доперестроечной) стадии фактически отсутствовало. Руководитель совгоспредприятия назначался «сверху» — а не выбирался трудовым коллективом из своего состава. Получается, что человек со стороны вроде бы как априори более способный руководитель по сравнению с проработавшими на предприятии, к примеру, главным инженером, профсоюзным лидером или начальником цеха профильной продукции (участка). Но это абсурд в девяти случаях из десяти в нынешних условиях.

Дело в том, что система «назначенчества» сложилась в двадцатые-тридцатые годы прошлого века, когда массы трудящихся были неграмотны, а ИТР были из старых «спецов», коих было мало и  вдобавок некоторые из них ненадежны в политическом плане; и диктатуру пролетариата надо было соблюдать назначенчеством «сверху» в таких условиях. Но постепенно преимущество этого метода диалектически переросло в недостаток точно также, как щелочной металл со временем переходит в инертный газ в периодическом ряду. Грамотность трудовых коллективов качественно улучшилась, и человек «сверху» уже не может знать лучше возможности предприятия — чем местные рабочие и ИТР, годами на нем проработавшие. В нынешних условиях назначенчество «сверху» превращается в реакционный пережиток по сравнению с эффективностью выборности местного руководства (обычно из ИТР, но и общий рабочий уровень многое значит). Уточним для устранения спекуляций – конечно, всегда можно найти одного-двух человек, которые и при назначении «сверху» смогут руководить эффективнее «местных». Но всякое исключение подтверждает правило. А как правило, при нынешнем размахе производительных сил нужна выборность из «местных» для эффективной работы всего советского хозяйства.

Но при этом определенные «левые» деятели, чтобы скрыть свои троцкистско-бюрократические наклонности, где государство рассматривается как «кормушка» для узкого слоя себя любимых, — усиленно начинают вопить об анархо-синдикализме якобы в случае самоуправления трудовых коллективов. То есть они призывают к банальной реставрации доперестроечного прошлого с назначенчеством «сверху». Но это и есть реакция. А для тех, кто по глупости попал под влияние подобных идеологов, еще раз поясним – самоуправление трудовых коллективов не только не отменяет демократический централизм, а поднимает его на более высокий уровень. Централизм улучшается, так как «верхи» сбрасывают на «низы» тактические функции, оставляя себе подлинно стратегические. И никто власть советского «центра» не умаляет в этих условиях. «Центр» может уволить хоть весь трудовой коллектив и набрать новый в случае форс-мажора на любом совгоспредприятии. Никто эти властные полномочия не отнимает (советскую конституцию надо банально читать некоторым «борцам против синдикализма», а не выпендриваться). Просто там, где выборная система справляется с ростом эффективности производства – а она и будет справляться в большинстве случаев из-за современного уровня производительных сил -  она должна работать, оставляя «центру» подлинно руководящие функции и урегулирование «узких мест», от которых никто не застрахован. Итого, социалисты заявляют, что развитое самоуправление трудовых коллективов включает в себя и развитый централизм как смену трудового коллектива на более лучший в случае невыполнения плановых показателей. Мы не отрицаем самоуправление трудовых коллективов таким образом – мы лишь обязываем его действовать в рамках демократического централизма.

Если сказать несколько подробнее, права должны быть в диалектическом единстве с обязанностями, и только тогда достигается высокая эффективность планового хозяйства. Социалисты утверждают, во-первых, что доход должен оставаться на самом совгоспредприятии. Раньше, при доперестроечном СССР, и амортизацию, и доход (прибыль) забирали «наверх», сваливали там в общий котел и затем спускали «вниз» фактически уравнительно. С этим пора кончать. «Наверх» должен идти только налог с прибыли (с учетом платы за ресурсы, конечно, но сути дела это не меняет, а даже подтверждает). Но во-вторых, если трудовой коллектив совгоспредприятия не справляется с плановыми показателями, он должен быть заменен другим, более ответственным. Иначе все дело опять скатится к иждивенчеству для одних и уравниловке для других. Такой порядок обусловлен самой природой распределения по труду в условиях самоуправления трудовых коллективов. Неэффективное использование трудовым коллективом совгоспредприятия государственного кредита в частности не приводит к банкротству хозяйствующего субъекта, поскольку предприятие является частью общенародной собственности. Но это не устраняет опасности банкротства уже для всей общенародной собственности – так как чем больше неэффективных предприятий, тем более неэффективно все общество. Чтобы этого не допустить, и должны предприниматься быстрые меры санации к каждому неэффективному трудовому коллективу.

Подобные меры отсутствовали в доперестроечном СССР, в результате чего мы имели примитивный уравнительный коммунизм даже тогда, когда надобность в нем отпала. Повторим, все началось еще с продразверстки «военного коммунизма» Гражданской войны и рожденных от нее перегибов коллективизации; а закрепили такие привычки, пусть и вынужденно, Великая Отечественная война и так называемая «холодная», когда атмосфера аскетичной уравнительности перед лицом врага проникла во все поры общества. Но уже фактически во второй половине двадцатого века созрели условия для того, чтобы никаких «планово-убыточных» предприятий не было, и уж тем более при современной вычислительной технике. Надо лишь высчитывать плату за ресурсы для выравнивания объективной разности экономических условий для каждого совгоспредприятия, и если трудовой коллектив не справляется с плановыми заданиями уже в равных экономических условиях – пенять не на кого. Такой коллектив должен быть расформирован. Но с другой стороны, даже самый бесталанный рабочий будет жить гораздо лучше при таком социализме, чем наемный рабочий при нынешнем капитализме; так как он будет иметь по труду, а не по стоимости рабочей силы, и ему не будет грозить безработица.

Допустим, энный трудовой коллектив провалил плановые показатели и отстранен от управления совгоспредприятием. Каждому работнику придется искать работу. Но главной проблемы как хронической безработицы не будет! Так как народ зарабатывает по труду — отсюда будет растущий спрос и растущий оборот производства, и соответственно, постоянная потребность в трудовых ресурсах. Но вполне возможен случай, когда работник, попавший под санкции, вынужден взять работу с минимальным размером оплаты труда. Это необязательно так, поскольку кто-то использует шанс и переучится на востребованную профессию, кто-то откроет свои способности в кооперативной или индивидуально-трудовой деятельности, кому-то родня или служба занятости помогут найти подходящее место в другом регионе и так далее. Но возьмем для наглядности самый тяжелый случай. Но даже минимальный размер оплаты труда при таком социализме позволит жить лучше, чем при средней зарплате при капитализме. Во-первых, оставшиеся хорошо работающие трудовые коллективы будут соревноваться между собой не за грамотку или флаг в углу красного уголка, а за потребителя, так как из его денег складывается выручка-доход-зарплата. Но при равности исходных условий (платы за ресурсы, что возможно только в условиях общенародной собственности) экономическое соревнование всегда приводит к снижению цен. Таким образом, на МРОТ при социализме можно будет приобрести не меньше (а то и больше) продуктов и услуг – чем на среднюю зарплату при капитализме. Во-вторых, части дохода на весь коллектив (тринадцатая зарплата и подобное) не обойдут стороной и работников на МРОТ, и эти части будут тем больше, чем более останутся на экономической арене именно эффективные трудовые коллективы. И в-третьих, из-за высокой производительности труда реально соревнующихся трудовых коллективов будет крепкий рубль, а из-за отсутствия инфляции (низкой инфляции) и постоянного заработка (отсутствия кризисов) будут вполне приемлемые потребительские кредиты даже для низкооплачиваемых работников, не сравнимые с грабительски капиталистическими.

Все сразу описать невозможно, но факт остается фактом, что МРОТ при реальном социализме будет более «тяжелым», чем «нормальные» зарплаты при нынешнем капитале. И мы еще не учитываем общественных фондов потребления, которые в социалистическом обществе не сравнимы по весу с капиталистическим. И повторим, о заработках средне и высокопрофессиональных работников и говорить нечего. В своей подавляющей массе они будут выше капиталистических из-за распоряжения доходом (прибылью) совгоспредприятия.

***

Как мы и говорили, современная Россия имеет определенную специфику. Эта специфика заключается в опосредованном пути развития через вновь победивший капитализм в силу большого наследия феодализма. Одно предполагает другое. Но все по порядку.

Во-первых, еще раз отметим, что первичный коммунизм «всеобщего аскетизма и грубой уравнительности» не может быть эффективнее ни то что реального социализма (это само собой разумеется) — но даже нынешнего развитого капиталистического общества. Поэтому смена первого последним, которая произошла в конце прошлого века в СССР – в целом революционное событие. Жестокое и тяжелое – но революционное. Но во-вторых и главное — этот процесс надо обязательно довести до конца, до победы реального социализма! Не назад надо глядеть — а вперед. От современного капитализма надо идти далее, к современному социализму, что исторически закономерно.

Непонимание такой стратегии тормозит и тактику нынешних «левых» в виде пустившей глубокие корни «теории контрреволюции». Эта «теория» крайне ошибочна. Не надо путать нынешнее положение вещей с реальной контрреволюцией после Октября 1917-го. Специфическое положение того периода заключается в том, что даже мобилизационно-уравнительный коммунизм («военный коммунизм») был социально прогрессивнее прежнего феодального общества с элементами грубого капитализма (с помещичьим землевладением и с работой по двенадцать часов в сутки в промышленности). Временная реставрация такого общества в период Гражданской войны была несомненной контрреволюцией по сравнению даже с «военным коммунизмом». Но повторим еще и еще раз – все надо рассматривать в развитии. В конце концов уравнительный коммунизм (с 40% убыточных и малорентабельных предприятий) не смог тягаться на равных уже со зрелым капитализмом; то есть капитализмом, ни то что полностью очищенным от феодализма, но даже вошедшим в государственно-монополистическую стадию с развитыми элементами социального обеспечения («рузвельтовский курс», «шведский социализм» и так далее и тому подобное). Поэтому, как и учит марксизм — истина конкретна. В условиях модернизации капитала после второй мировой войны и победы оного  над «военным коммунизмом» о контрреволюции и речи быть не может. А речь может идти уже о явной задержке перехода от современного капитализма к реальному социализму, что, конечно же, негативно сказывается на всем обществе и с чем надо бороться со всем пылом революционной души.

Вопрос усложняется тем, что некоторые партии наподобие КПРФ, РКРП-КПСС, ОКП и так далее в своих программах признают необходимость самоуправления трудовых коллективов – но они также признают наличие «перестроечной контрреволюции». Но это идеологический тупик. Надо выбирать или одно – или другое. Значительная часть современной российской «левой» общественности абсолютно справедливо не понимает такую ханжескую позицию потому, что эта часть рассуждает следующим образом – раз Перестройка была контрреволюцией, значит самоуправление трудовых коллективов, которое попытались внедрить по небезызвестному закону о госпредприятии от 1987 года, и привело к этой самой контрреволюции. Отсюда надо или признавать контрреволюционность самоуправления трудовых коллективов вместе с «перестроечной контрреволюцией» – или не признавать последнюю вовсе. Или одно – или другое.

 Социалисты говорят твердо — Перестройка не была контрреволюцией, а значит и самоуправление трудовых коллективов. Наоборот, Перестройка была первым этапом революции, когда прыжок от уравнительного коммунизма к реальному социализму вызвал к жизни подготовительный отрезок капитализма. Ну не получилось построить реальный социализм без подготовительного отрезка капитализма – в этом и вся специфика. Напомним еще раз строки из приведенного абзаца Манифеста в этом смысле: «… а также вследствие отсутствия материальных условий его освобождения, так как эти условия являются лишь продуктом буржуазной эпохи.» Перестройка потому и не реализовалась с первого захода — что не было этого самого «продукта».

Но именно сейчас и созрел второй этап Перестройки — так как «буржуазный продукт» налицо в виде путинского режима! Нынешняя историческая ситуация в России гениально выражена русской же мудростью – обжегшись на молоке, дуем на воду. Ничего кардинально плохого в идеологии Перестройки не было. Хозрасчет, гласность, советская демократия, самоуправление трудовых коллективов и так далее — все это азы! реального социализма. Без них он не существует. Но эти лозунги не смогли воплотиться в жизнь с первого захода из-за крайне ожесточенного сопротивления партийно-административной бюрократии и вытекающей отсюда капиталистической радикализации по принципу «клин клином вышибают». Понадобился именно переходный капиталистический период, который бы полностью очистил общественное сознание от уравнительной идеологии и таким образом довел дело подготовки к реальному социализму до конца. Но кто сказал – что на нынешнем капитализме надо останавливаться?!.. Разумеется, это абсурд для всякого социалиста. Наоборот, именно сейчас и созрели условия для перестроечных лозунгов! Именно нынешний капитализм и подготовил почву для реального социализма! Да, мы обожглись на молоке административно-командной системы и не смогли сразу перейти к реальному социализму – но сейчас-то зачем дуть на воду уже подготовленной капиталистической базы для такого перехода?!.. Риторический вопрос.

Итого, лозунг «перестроечной контрреволюции» является крайне реакционным — потому что, наоборот, надо продолжать Перестройку, так как она и угробит путинский режим путем становления уже эпохи реального социализма. (И кстати, нечего примешивать сюда личность Горбачева. Не имеет значения в историческом плане, хотел ли этот персонаж заранее строить капитализм или просто не выдержал крутых поворотов — это с пятого на десятое в историческом разрезе. Все дело в закономерностях, которые пробивают себе путь.)

Если подытожить совсем кратко — всякий социалист должен признать революционность нынешнего капитализма как необходимую почву для социализма. Такова специфика России из-за ее феодальных корней, которые потребовали переходный капиталистический период для своего уничтожения. Недаром было сказано, что в России легче сделать революцию, чем ее удержать. Эта летучая фраза как раз выражает все вышесказанное в краткой форме. Но это только во-первых. А во-вторых и главное, если почва подготовлена – пора уже строить реальный социализм и с этим тоже не надо тянуть! Социалисты не защищают нынешний капитализм, как хотели бы изобразить некоторые наши противники — они лишь используют его как мавра, который, сделав свое дело, должен уйти. Революция должна продолжаться – и с этим никто не спорит.

Как видит читатель, более противоположные позиции трудно найти. КПРФ и Ко по одну сторону баррикад с реакционным лозунгом «перестроечной контрреволюции» — СПР по другую с революционным лозунгом доделывания Перестройки до эпохи реального социализма на подготовленной капиталистической почве.

Комментарии

  Не, ну если ни черта не разобраться в том, как и почему Маркс и Энгельс в том же Манифесте отразили следующее: «Быть капиталистом — значит занимать в производстве не только чисто личное, но и общественное полоржение. Капитал (при чем в той его форме, которую Маркс определил общественным капиталом — см. Гл.4 в Т.2. «Капитала») - это коллективный продукт и может быть приведен в движение лишь совместной деятельностью многих членов общества, а в конечном счете — только совместной деятельностью всех членов общества. И так, капитал — не личная, а общественная сила. Следовательно, если капитал будет превращен в коллективную, всем членам общества принадлежащую собственность (а точнее, в нем будет ликвидировано действие права частной собственности и заменено на действие права коллективной собственности со стороны всех членов общества — моё уточнение), то это не будет превращением личной собственности в общественную. Изменится лишь общественный характер собственности. Она потеряет свой классовый характер.» и считать, что возврат действия по полной программе права частной собственности (или как определил Маркс, действия  »..самых низменных и самых отвратительных страстей человеческой души — фурий частного интереса») в экономических процессах нынешней России — революцией, ну тогда ой! А ведь в СССР действие этих самых «фурий частного интереса» было ликвидировано, но вот было ли реализовано действие полновесного права коллективной собственности на то, что Маркс с Энгельсом определили коллективным продуктом и общественной силой, со стороны всех членов советского общества — это конечно тот еще вопрос и собственно чего и стало предпосылкой для развала СССР. Но то, что при его развале в нынешней России произошла контрреволюция по возврату действия в её экономических процессах тех самых »фурий частного интереса» — то это однозначно. Ну это если следовать постулатам марксистской теории, а не размышлениям российских социалистов в приведенной статье.

коллективная собственность в размере всего общества — это и есть общественная собственность. Все остальное — от лукавого. Принял бы к сведению как распространитель — до только сразу ваши предпосылки неверны или по крайней мере двусмысленны. И вообще — причем тут коллективная собственность?.. Хозрасчет и вытекающее отсюда самоуправление трудовых коллективов к коллективной собственности никакого отношения не имеют. Хозрасчет это советская государственная собственность.

   Эка как у Вас все просто, мол общественная это и есть государственная собственность. Но вот в СССР и получилось то самое — Федот, да не тот. Ибо не возникло бы у приличного числа его трудоспособных граждан такое, что «если ОНИ считают что платят мне, то пусть считают что Я работаю», что собственно и послужило одним из главных факторов для развала СССР. А по поводу »двусмысленности» моих утверждений, то Вам все же не мешало бы как следует «пошевелить мозгами» над цитатой Маркса и Энгельса в Манифесте в их определении сути капитала в общественной его форме. И в этом плане и над тем: возврат действия по полной программе того, что Маркс определил как действие «фурий частного интереса» в экономических процессах нынешней России - это есть контрреволюция или революция в общественном развитии бывших граждан СССР? Ну а то, чего Вы пытаетсь донести как программу социалистов России, увы — но во многом не соответствует той сути, которую оставили нам в своих трудах классики марксизма.   

Так как собственность находится в ведении госчиновника, то само хозяйствующее лицо, как субъект права, действует на основании решения чиновника, а не трудового коллектива. Поскольку отношения хоз.лица выстраивает гос.чиновник между хозяйствующими лицами, то распределение труда между трудовыми коллективами имеет форму «приказа» в административно-командных отношениях. Это общинный уклад общества, только община не семейная, а гос.чиновничья. Чужие туда не попадают. Социалистический уклад общества не совместим с передачей капитала государству, как субъекту права. Об этом Маркс явно и не двухсмысленно писал.

 В «Критике Готской программы» Маркс критикует заключение программы, которое имеет следующий вид: «А так как приносящий пользу труд возможен лишь в обществе и при посредстве общества, то доход от труда, целиком и на равных правах, принадлежит всем членам общества».

  Маркс пишет на это утверждение следующее: «Вот так заключение! … и все что выручено трудом, принадлежит обществу; на долю же отдельного рабочего достанется из него лишь то, что не требуется на содержание «условий» труда – общества. И на самом деле, во все времена приверженцы каждого данного общественного строя всегда выдвигали это положение. Прежде всего, выдвигаются притязание правительства и всего того, что к нему липнет, — ведь оно является общественным органом для сохранения общественного порядка…». Прямо антисоветская агитка и насмехательство над Советским строем.

 Я только прочитал заголовок и уже все понял. Это такая глупость — что даже нет нужды спорить. Читайте Маркса, милейший, всегда в контексте со всем сказанным им ранее и после хотя бы в том же тексте. Вообще-то такой метод чтения называется логика. Если для вас нет разницы между советской государственной собственностью и эксплуататорской госсобственностью (рабовладельческой, феодальной, капиталистической) — то далее спорить бессмысленно. Вам учиться надо. Берите учебник советское строительство и читайте.

Прочитаете и поймете, что советская государственная собственность и есть по сути самоуправление народа. Это классика марксизма. Читайте Маркса еще раз — и пользуйтесь логикой, пожалуйста.