Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ЭКОНОМИКА И ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКАЯ КРЕАТОЛОГИЯ. Точка зрения К.М. Мижерова к.э.н., доцент

Русский
Журнал «Альтернативы»: 
Разделы: 

НАПОМИНАЕМ! Выставлялся журнал»Альтернатива» №1 2010 год. Не пропустите следующий! Ждем Ваших откликов и предложений! Ваша рубрика»Анонс журнала за неделю»

Многолетний интерес к психологии, особенно к учению о характерах и учению о творчестве, и профессиональная научно-преподавательская работа в экономике побуждает меня выступить с этим сообщением.

В современной мировой науке экономика и психология проникают друг в друга. За последние десятилетия присуждены Нобелевские премии за открытия в соединении экономики с психологией ряду исследователей: Гери С. Беккеру[1] в 1992 году за «распространение сферы микроэкономического анализа на целый ряд аспектов человеческого поведения и взаимодействия, включая нерыночное поведение», Даниэлю Канеману[2] в 2002 году «за интеграцию достижений психологии в экономическую науку, в особенности касающихся человеческих суждений и принятия решений в условиях неопределенности», а так же Герберту Саймону и Амиртайя Сену[3] в 1998 году.

Однако среди подобного рода исследований не приходилось встречать работ, пытающихся объяснить особенности творчества экономистов, исходя из их личностных особенностей. И, как видится, потому, что тип научного мышления последних десятилетий не допускал в себя подобный ход мысли, способ мышления, суть которого – выяснение зависимости особенностей творчества от особенности природы личности. Раньше такой подход был ярко представлен в науке Эрнстом Кречмером и его последователями[4]. Подход этот представлен сегодня в России школой характерологической креатологии (характерологическая креатология – терапия творческим самовыражением в общественном преломлении) [Бурно М.Е.[5], Мижерова К.М.[6]]. На Западе к середине XX-го века всё потонуло в теоретически-идеалистических концепциях, в концептуальном стиле мышления (различные ветви психоанализа, эклектически-психологические концепции). Тогда же повсеместно распространилась концептуальная макроэкономика в противовес экономике Маркса и его последователей.

Изучение структуры экономической мысли, исходя из природы характера исследователя, помогло бы глубже осмыслить (через характер исследователя) разнообразные экономические течения, как, в известной мере, зависящие от особенностей биологической мозговой основы конкретного мыслителя. Мышление такого рода не есть вульгарно-материалистическое, поскольку мысль неразрывная с чувством понимается здесь не как материальная субстанция, но тесно связанная своими особенностями с особенностями тела, с материей тела и без тела несуществующая. Это естественнонаучный материализм.

Таким образом, признается ценность и концептуально-идеалистического и материалистического (с естественнонаучным движением мысли) творчества, в том числе в экономике. Сравнивая свои характерологические особенности с таковыми у классиков (лишь особенности характера, но не глубину одарённости), можно скорее найти свои неповторимые приёмы творческого самовыражения в этом же «характерологическом круге», – в круге похожих природными характерами, природным строем мысли творцов.

Это расширяет поле экономических исканий и помогает найти своё научное творческое место всем исследователям, способным к творчеству, независимо от их мироощущения. Таким образом, это расширяет поле экономических открытий, помогая скорее найти подходы, соответствующие данной стране, данному народу с его общественными и природными особенностями в данное время. Наконец, известно, что истинное творчество как выполнение своего неповторимого дела сообразно своей индивидуальности — это всегда переживание вдохновения, что всегда целебно, освещает и помогает в высоком смысле.

В отличие от эстетики и эвристики, характерологическая креатология изучает не наиболее общие закономерности творческого процесса — эмоционального, душевного (эстетика) и мыслительного (эвристика), — а проникает в конкретные характерологические (в широком смысле) природные особенности, помогая творящему быть вдохновенно-творческим собою, сообразно своей природе[7].

Это особый подход к изучению мира, жизни, прежде всего, людей с их разнообразными переживаниями и размышлениями, поведением, особый подход к изучению культуры и истории человечества — исходя из закономерного разнообразия природных человеческих характеров, которые, в сущности, не изменяются со времён первых древних цивилизаций. В нашем, экономическом, случае — это то, как люди ведут себя по-своему, в том числе и в экономике, и выражают свой характер мышления в экономических учениях. В заметке автора «Множественность взглядов в экономике» уже подчеркивалось, что «практически было бы важно изучить структуры экономической мысли в их единстве, в их связи с другими особенностями характера, душевного склада людей-носителей такого мышления, что способствовало бы тому, чтобы человек находил свой путь в экономику и себя внутри экономики, свой подход. Полезно высветить целые группы экономистов определенного склада ума, понимая, что каждый из них неповторим, но объединяется общим свойством. Важно изучать характер мышления и работать на стыке с характерологией — наукой о характерах, а также с характерологической креатологией»[8].

Данный подход видится плодотворным и для изучения экономик разных стран. Он предполагает рассмотрение национально-психологических особенностей народа, населяющего страну, и выявление особенностей в экономике, которые соответствуют природному национальному характеру. Всем известно, что существуют национально-психологические особенности народов, при всём том, что любой народ составляют люди с разными характерами. М.Е. Бурно отмечает: «Национально-психологическая особенность народа — это не только то, что отчетливо присуще всем людям, составляющим целый народ, или даже подавляющему большинству этих людей. Это — природная особенность души, которая в выразительном, типичном виде присутствует у многих в этом народе, оставляя хотя бы тень у большинства людей, составляющих этот народ, и достаточно ярко, проникновенно обнаруживает себя и в истории и культуре народа»[9]. И, конечно же, в экономике.

Только при абстрактно-математическом взгляде на вещи национально-психологические особенности уходят, но с ними уходит и практика дела.

Россия, как известно, с давних пор живёт не концепциями. Российскую культуру помогают понять, прежде всего, национально-психологические особенности России, тесно связанные с природой россиян (в массе своей людей материалистического мироощущения) и не укладывающиеся в символы. Национально-психологические особенности накладывают свою выразительную печать на людей с разнообразными характерами, на историю страны, её культуру, на экономику. И если, например, национально-психологические особенности американцев сказываются в прагматизме (особая аутистическая «практичность» в отличие от материалистической практичности), то национально психологические особенности россиян сказываются в непрактичности, неконцептуальности, но в способности достаточно глубоко и сложно мыслить-мечтать реалистически-психологически и вне расчётливой сердечности. Это вовсе не значит, что всякий россиянин таков, но такова коренная особенность российской ментальности в общем. Если будущая российская экономическая наука не будет учитывать эту жизненную правду, если она будет жить только подражанием западной концептуальности, она будет инородной для России и вряд ли поможет нам экономически подняться. Теоретические «общечеловеческие» экономические закономерности работают лишь в стране с аутистическими (не «нашими») национально-психологическими особенностями. У России и в экономике свой путь. Своя полнокровно-реалистическая материалистическая теория. Недаром учение Маркса обрело именно в России и нигде больше такую богатую питательную почву.

Необходимо российскому народу помочь выживать прежде всего реалистической сердечностью, к этому он неравнодушен. Даже в ленинском, в сущности, авантюристическом призыве «Земля – крестьянам! Фабрики – рабочим!» звучала эта соблазнительная для российской массы сердечность. В нашем российском выживании должно звучать первой скрипкой положение «ЭКОНОМИКАДЛЯ ЛЮДЕЙ!», экономика – не абстракция, экономика для людей, именно это может серьезно действовать на российскую душу, подобно тому, как в советском прошлом действовали даже демагогические утверждения, в которых говорилось, прежде всего, о благосостоянии масс. И при всей неконцептуальной склонности к сердечно-мечтательной неряшливости, российская душа говорит о необходимости строгого порядка, побуждающего к совершенствованию труда каждого, но с требованием неотвратимости наказания для любого нарушившего закон, без чего прогресс в России невозможен. В те периоды истории России, когда диктатура закона усиливалась – поднималась и экономика (начало столыпинской реформы, экономика в Великой Отечественной Войне).[10]

В данном случае, когда говорим о национально-психологических особенностях, речь ни в коем мере не идёт о национализме, как, может быть, кому-нибудь захочется подумать. Как нет плохих и хороших характеров, как нет и плохих и хороших религий, так и нет плохих и хороших национальностей. Национально-психологические особенности существуют вне нравственности и вне морали. Это своеобразное богатство каждого народа, которое не поддаётся количественному сравниванию. Национально-психологическая особенность как таковая есть бесценность. Другое дело в данном конкретном человеке она может быть окрашена, проникнута и высокой нравственностью и чудовищной безнравственностью. Хотелось бы продолжать рассматривать творчество классиков экономики, исходя из их характеров, и особенности экономик стран, исходя из особенностей природы народного характера, в том числе экономическое развитие России. Экономику все-таки в целом творит народ, которому надо дать теорию. Идея овладеет массами, когда она им по душе. России концепции не по душе – не овладеют массами.

Не претендуя на какое-то заключение, лишь хочется поставить вопросы для раздумья. Вообще российская наука, исключая математику и теоретическую физику, склонна была идти естественнонаучной реалистической дорогой, это известно. Надеюсь, такой подход продолжает эти традиции. Множественность взглядов в экономике вызывает множество вопросов как к самой науке, так и к её создателям. Почему западные концепции так хорошо описывают их реальность и не ложатся на нашу? Признанные экономисты соглашаются с аргументами академика РАН Полтеровича В.М. в статье «Кризис экономической теории», демонстрирующими, что «современная экономическая теория, несмотря на впечатляющий прогресс, находится в глубоком кризисе, который, видимо, должен привести к переформулировке её основных целей и изменению стиля исследований».[11] Быть может, и вышеизложенный подход пригодится для «изменения стиля исследований» в сегодняшней экономике.

 


[1] Беккер Г.С. Человеческое поведение: экономический подход. Избранные труды по экономической теории: Пер.с англ./ Сост., науч. ред., послесл. Р.И. Капелюшников; пред. М.И. Левин. – М.: ГУ ВШЭ, 2003.

[2] Канеман Д., Тверски А. Рациональный выбор, ценности и фреймы // Психологический журнал. – 2003. – Т. 24, № 4.

[3] Саймон Г. Теория принятия решений в экономической теории и науке о поведении // Теория фирмы. — СПб.: Экономическая школа, 1995.

[4] Kretschmer E. Korperbau und Charakter. 2b Aufl., Neu barbeitet und erweitert von W. Kretschmer. Berlin = Heidelberg = New York: Springer, 1977. – 358 s.

Kretschmer E. Medizinische Psychologie 14 Aufl., Herausgegeben von Wolfgang Kretschmer. Stuttgart. Georg Thieme Kerlag, 1975. – 224 s.

[5] Бурно М.Е. О характерах людей (психотерапевтическая книга). – Изд-е 3-е, испр. и доп. – М.: Академический проект; Фонд «Мир», 2008. – 639 с. – (Психотерапевтические технологии).

Бурно М.Е. Профессионализм и клиническая психотерапия // Психотерапия, № 2, 2008.

Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением (ТТС) в практической психологии и педагогике // Психотерапия. 2007. №9. С.13-17.

[6] Мижерова К.М. Характерологическая креатология, психотерапия и экономические учения // Психотерапия, № 6, 2007.

Мижерова К.М. Характер Маркса и его отражение в творчестве // Профессиональная психотерапевтическая газета, № 8 (46) август – 2006.

Мижерова К.М. Множественность взглядов в экономике // Шестнадцатые Международные Плехановские чтения (2-4 апреля 2003 г.): Тезисы докладов профессорско-преподавательского состава.– М.: Изд-во Рос. экон. акад., 2003. 299 с.

[7] Бурно М.Е. Терапия творческим самовыражением (ТТС) в практической психологии и педагогике // Психотерапия. — 2007. — №9, с. 17.

[8] Мижерова К.М. Множественность взглядов в экономике // Шестнадцатые Международные Плехановские чтения (2—4 апреля 2003 г.): Тезисы докладов профессорско-преподавательского состава. — М.: Изд-во Рос. экон. акад., 2003. — 299 с.

[9] Бурно М.Е. О характерах людей (психотерапевтическая книга). — М.: Академический проект, 2005. С. 353.

[10] Здесь вынесено за рамки дискуссии соотношение поощрения/побуждения с тяжестью наказания.

[11] Полтерович В.М. Кризис экономической теории: Доклад на научном семинаре Отделения экономики и ЦЭМИ РАН «Неизвестная экономика», 1997 // Экономическая наука современной России. 1998. № 1.