Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Новые записи в блогах

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Коммунизм в реальности СССР

Аватар пользователя Толмач

Сергей Киселёв.

 

    

Введение

Коммунизм большинством несведущих в марксистской теории воспринимается как несбывшееся обещание Хрущёва, высказанное на 22 съезде КПСС. Весь коммунизм Хрущёва – это черпать по потребностям. У Маркса, действительно, в образе коммунизма есть такая характеристика, как распределение по потребности. Единственный документ, где он об этом говорит, называется «Критика Готской программы». Маркс писал: «На высшей фазе коммунистического общества, после того как исчезнет…» Разницу замечаете? Маркс тут пишет о высшей фазе, а не о коммунистическом обществе вообще и дальше после перечисления того, что должно исчезнуть в ходе коммунистического развития Маркс заявляет: «когда вместе с всесторонним развитием индивидов вырастут и производительные силы и все источники общественного богатства польются полным потоком, лишь тогда можно будет совершенно преодолеть узкий горизонт буржуазного права, и общество сможет написать на своём знамени: Каждый по способностям, каждому по потребностям!».

Приведённое высказывание Маркса, было его ответом на  расхожие  примитивные представления о коммунистическом общественном устройстве, как об идеальном состоянии отношений между людьми, о равенстве в распределении общественных богатств. Высказываясь о коммунистическом устройстве, Маркс не выстраивал идеальное общество. Теория коммунизма это теория дальнейшего общественного развития и она указывает предполагаемое направление общественного развития, предполагаемые изменения в общественных отношениях, как длящийся во времени процесс изменений, а не как какое-то идеальное состояние. Причём, в ходе изменений Маркс видел и неотвратимые  недостатки, которые неизбежны в первой фазе коммунистического общества. А о второй фазе классики вообще ничего сказать не могли, так как основывали свой прогноз на предполагаемых изменениях существующей реальности, а главные черты второй фазы коммунистического общества должны возникнуть  на другой материальной основе, которая создаётся в ходе развития нового общественного устройства. Какой будет эта материальная основа, какими орудиями труда и технологиями, какими знаниями и умениями будут владеть люди в развитом коммунистическом обществе, этого никакой пророк достоверно предсказать не может.

Недостатки в ходе развития неизбежны, потому, что коммунизм создаётся не с чистого листа, не с небес на землю посылается божественным существом, а строится при переработке того дерьма, которым наполнено существующее капиталистическое общество. Именно поэтому в первой своей фазе коммунизм должен  преодолеть узкий горизонт буржуазного права  и много других наследованных от своего предшественника недостатков. «Право, писал Маркс,  никогда не может быть выше, чем экономический строй и обусловленное им культурное развитие общества». Поэтому, как и что производим, так то и имеем. Ничего с неба не валится и само собой в голове человека не возникает. Меняются производительные силы, меняется организация производства, меняется порядок распределения производственной  деятельности. Вместе с их изменением меняются отношения собственности на средства производства и на производимый продукт,  характер распределения производимого продукта. Меняется  характер труда и социальные отношения людей друг к другу в их производственной и прочей деятельности. В новой окружающей реальности меняются моральные и юридические нормы поведения людей.

Критиковать фантастические утопические взгляды на коммунистическое устройство общественных отношений Маркс начал ещё в молодом возрасте. В пример можно привести одну из первых его работ, называемую «Экономико-философские рукописи 1944 г.». Он писал о таком незрелом представлении коммунизма следующее: «…господство вещественной собственности над ним так велико, что он стремится уничтожить все то, чем, на началах частной собственности, не могут обладать все; он хочет насильственно абстрагироваться от таланта и т. д. Непосредственное физическое обладание представляется ему единственной целью жизни и существования; <… > Этот коммунизм, отрицающий повсюду личность человека, есть лишь последовательное выражение частной собственности, являющейся этим отрицанием. <… > Всякая частная собственность как таковая ощущает — по крайней мере по отношению к более богатой частной собственности — зависть и жажду нивелирования. Грубый коммунизм есть лишь завершение этой зависти и этого нивелирования, исходящее из представления о некоем минимуме. У него — определенная ограниченная мера. Что такое упразднение частной собственности отнюдь не является подлинным освоением ее, видно как раз из абстрактного отрицания всего мира культуры и цивилизации, из возврата к неестественной простоте бедного, грубого и не имеющего потребностей человека, который не только не возвысился над уровнем частной собственности, но даже и не дорос еще до нее».

К данному высказыванию составители собрания сочинений классиков дают такое пояснение: «Вполне возможно, что это высказывание Маркса направлено против Руссо. Неестественным Маркс называет то состояние, которое Руссо и его последователи считали, напротив, естественным для человека: существование, не затронутое образованием, культурой и цивилизацией. Такого рода положения развиваются Руссо в «Рассуждении о происхождении и основаниях неравенства между людьми» и в других произведениях».

Высказываясь о высшей фазе коммунистического развития в «Критике Готской программы»,  буквально через абзац после лозунга  «Каждый по способностям, каждому по потребностям» Маркс поясняет – «было вообще ошибкой видеть существо дела в так называемом распределении и делать на нем главное ударение». Но противники коммунизма сознательно или те, кто не понимает существо дела, неосознанно продолжают характеризовать коммунизм через справедливое распределение. Господство вещественной собственности над этими людьми так велико, что они по-другому просто не могут представить себе отношения в обществе. Маркс даёт следующую оценку подобным примитивным представлениям: «Вульгарный социализм (а от него и некоторая часть демократии) перенял от буржуазных экономистов манеру рассматривать и трактовать распределение как нечто независимое от способа производства, а отсюда изображать дело так, будто социализм вращается преимущественно вокруг вопросов распределения».

Маркс, в приведённых высказываниях для описания одного и того же явления употребляет два разных термина «коммунизм» и «социализм». Употребления Марксом и Энгельсом то одного, то другого термина, связанного с разными самоназваниями политических течений, характеризующих одно и то же направление общественного развития, в литературной полемике особых проблем не вызывало.  Всегда можно было уточнить, о чём конкретно идёт речь.   Другое дело, когда нужно закрепить эти понятия в юридических документах о политическом устройстве государства. В юридической практике неприемлемо одно и то же явление связывать с разными терминами. Ленин накануне Октябрьской революции 1917г. в работе «Государство и революция» попытался упорядочить употребление терминов «социализм» и «коммунизм» и развёл их по разным смысловым значениям. Ленин писал: «Научная разница между социализмом и коммунизмом ясна. То, что обычно называют социализмом, Маркс назвал «первой» или низшей фазой коммунистического общества. Поскольку общей собственностью становятся средства производства, постольку слово «коммунизм» и тут применимо, если не забывать, что это не полный коммунизм».

При этом нужно понимать, что в ленинском определении социализма главное не то, как называется первая фаза коммунистического общества, а именно сама принадлежность социализма к коммунистическому обществу, то, что социализм не являлся каким-то отдельным общественным устройством, предшествующим коммунистическому. Когда мы характеризуем возрастное развитие какого-то конкретного человека, то можем называть его ребёнком, а через какое-то время зрелым мужчиной, но в любом случае речь идёт об этапах развития одного и того же человека. То же самое применяется в описании  исторического развития коммунистического общества. Коммунистическое общественное устройство может иметь этап своего становления, называемый социализмом, и этап зрелости, на котором в развитом виде присутствуют все его характерные признаки. Но почему-то, нередко, социализм представляют не как этап коммунистического развития, а как этап перехода к коммунистическому общественному устройству, или вообще как иное общественное устройство, следующее за капитализмом и предшествующее коммунизму. При таком представлении, коммунизм перестаёт быть живым развивающимся организмом. Он выставляется не имеющим возрастных болезней и недостатков совершеннейшим общественным устройством,  фантастической идеализированной картиной будущего. Такое идеализированное представление коммунизма ничего общего с марксизмом не имеет. Это утопия.  Согласно марксистской теории сущностное отличие коммунистического  устройства, коммунистического общества от капитализма, в отношениях собственности на средства производства, которые определяются организацией материального производства. Принадлежность социализма к коммунистическому устройству и суть коммунистического устройства обусловливает то, что средства производства находятся в общей собственности, в отличие от их нахождения в частной собственности при капитализме.

 Историческая реальность в том, что коммунистическая система организации производства и производственные отношения общей собственности на средства производства были созданы в нашей стране, и коммунизм в первой своей фазе реально существовал, и его существование зафиксировано в основном законе СССР, зафиксировано юридически. Если в первой конституции РСФСР утверждённой 10 июля 1918 г. установление социалистической организации общества записано, как  основная задача, то есть задача, которую предстоит решить, то в Конституции 1936г. в статье №1 констатируется, что эта задача выполнена и СССР  есть социалистическое государство.

Юридической отменой права частной собственности на средства производства ликвидируется всякая возможность капиталистической системы хозяйства, а значит, это событие является исходным моментом возникновения иных общественных отношений собственности.  Это событие является моментом возникновения отношений коммунистической собственности на средства производства. Точно также принятие в СССР в конце 80-тых годов ряда законодательных актов, вернувших право частной собственности на средства производства, ликвидировало коммунистическую систему хозяйства.

 В марксистском понимании коммунизмом называется не некое специально скроенное идеальное состояние, а лишь очередная преходящая ступень бесконечного развития человечества, следующая за капитализмом. Совершенное общество, совершенное «государство», это – вещи, которые могут существовать только в фантазии, писали классики.

При таком понимании характер распределения по коммунистически, как и все предшествующие ему формы распределения материальных благ, не возникает в результате чьего то желания с завтрашнего дня всё распределять по труду или по потребности, это не вопрос морали и справедливости, а следствие развития материального производства. Распределение по потребностям является не целью, а одним из индикаторов достижения высшего уровня развития производительных сил.

Сам того не желая, точное определение главной цели коммунистического развития дал министр образования Фурсенко. Выступая на конференции, проходившей в рамках всероссийского молодёжного форума „Селигер-2007“, он заявил: «…недостатком советской системы образования была попытка формировать человека-творца, а сейчас задача заключается в том, чтобы взрастить квалифицированного потребителя, способного квалифицированно пользоваться результатами творчества других». Именно в этом различие целей существующего сегодня капитализма и коммунистического общества, которое строили в СССР.

Капиталистические товарно-денежные отношения характеризуются отношениями частной собственности на средства производства, при которых множество конкурирующих друг с другом субъектов хозяйственной деятельности раде получения прибыли самостоятельно на свой страх и риск организуют множество частных производств, создающих  различные материальные блага. Тот или иной продукт может быть куплен или остаться не востребованным. Исходя из главной цели производства – извлечение максимальной прибыли, в капиталистическом обществе идёт постоянная борьба за рынки сбыта, за покупателей производимых товаров. Чтобы получить максимальную прибыль нужно иметь максимальное число покупателей выпускаемого товара. Такое устройство экономики заставляет производителей навязывать свой товар покупателям, создавать искусственные потребности в новом товаре, возможно отличающемся от ранее купленного товара только изменением внешнего облика, изменением его упаковки. При этом не человек потребляет товар, а товар потребляет  человека, потребности человека с помощью рекламы, создаваемой лучшими психологами, подстраивают под товар. Когда сужается рынок сбыта или снижается покупательная способность людей, то, как следствие, снижается или полностью прекращается производство и экономика  терпит крах.  Поэтому и необходимо Фурсенко взрастить квалифицированного потребителя, для которого непосредственное физическое обладание различными материальными благами представляется единственной целью жизни и существования.

Современное общество называют так же обществом потребления. А точнее оно является обществом сверх потребления. И не потому, что в нём каждый удовлетворяет любую свою потребность, а потому что, тот, кто имеет достаточно денег, в таком обществе может удовлетворить любую свою прихоть. Его потребление перестаёт быть подлинным и становится престижным, статусным. Приобретением вещей раде престижа. Оно намного выше того, что данный человек реально потребляет, что реально использует в своей жизни. Сверх того. Неиспользуемые вещи накапливаются у одной части общества, хотя другая часть не может удовлетворить потребность в элементарном,  в  самом необходимом для жизни, довольствуясь лишь образами вещей в витринах магазинов. Такого витринного изобилия, образа неограниченных возможностей в потреблении вещей, советским гражданам в последние годы существования СССР сильно не хватало.  Если коммунизм характеризовать только исходя из лозунга - каждому по потребностям, то витринный коммунизм вокруг нас уже существует. Именно таким представлением цели коммунистического развития Хрущёв и горбачёвские перестройщики разрушали общественное сознание.

Капитализм рекламирует и навязывает самовыражение в потреблении. По другому выразить свою индивидуальность такая экономика человеку не позволяет. Коммунизм должен обеспечивать каждому человеку самовыражение в творческом труде, создавать человека-творца. Формирование человека-творца является главной целью коммунистической экономики и коммунистической системы образования и воспитания.

Но при этом нужно понимать, что максимальное удовлетворение материальных потребностей людей, хотя и не является главной целью коммунистического развития, но вместе с тем оно и не должно отрицаться в коммунистическом обществе. Оно должно существовать как  необходимое базовое средство для обеспечения более высокого уровня развития. Коммунизм  это не возврат к неестественной простоте бедного и не имеющего потребностей человека. Именно таким обществом, в котором отрицается повсюду личность человека, с равенством в нищете, абстрагированием от таланта,  именно таким преподносят коммунистическое устройство идейные противники коммунизма, пугающие последствиями отказа от отношений частной собственности.

Сталин требование удовлетворения материальных потребностей даже возвёл в ранг основного закона социализма.  В своей работе «Экономические проблемы  социализма в СССР» он писал: «Существует ли основной экономический закон социализма? Да, существует. В чем состоят существенные черты и требования этого закона? Существенные черты и требования основного экономического закона социализма можно было бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники».

Только при удовлетворении постоянно растущих материальных потребностей, вещевая собственность перестаёт властвовать над человеком и на первое место встанет социальная потребность личностного самовыражения. Человек существо материальное и своё материальное существование он обеспечивает производством и потреблением материальных благ. Непосредственное физическое обладание материальными вещами представляется целью жизни и существования до тех пор, пока их потребление не становится таким же естественным, как дыхание и забота о своём материальном существовании не отвлекает от других, от социально значимых целей. Но такое естественное, как дыхание, потребление материальных благ может быть при такой же их доступности, как и атмосферный воздух. Человек физически не может потреблять воздуха больше, чем требуется. Точно так же человек не может съесть продуктов больше физиологической нормы, одновременно носить два костюма, передвигаться одновременно на двух автомобилях и потреблять одновременно многие другие блага. Так как всякое потребление имеет временные рамки, то оно ограничено человеческими возможностями потребления. Возможности же производства материальных благ ограничены только достигнутой к настоящему времени энергетической мощностью производства и существующими технологиями, определяемыми сегодняшним уровнем знания. Но наши знания постоянно совершенствуются, а вместе с ними совершенствуются технологии, увеличивается энерговооружённость труда.  На определённом уровне энерговооружённости труда и развития производственных технологий, общественное производство сможет без ограничений удовлетворять всякую естественную вещевую потребность.  

Я тут говорю про естественную потребность, а не про потребность искусственно навязанную рекламой, про реальное потребление, а не про престижные покупки. Костюм в шкафу или машина в гараже это не потребление. Это накопление. Но мы же не делаем себе запасы воды, как для путешествия по пустыне, когда кран с водой рядом и её набрать можно в любое время и в любом количестве. Точно так же при максимальном удовлетворении материальных потребностей накопление вещей перестаёт быть целью жизни. Их перестанут накапливать. Обособление потребления станет выглядеть так же нелепо, как человек с баллонами воздуха за спиной и в дыхательной маске, идущий в ластах по оживлённой улице города.

Уже в сегодняшней реальности в полностью обеспеченном материальными благами богатом слое капиталистического общества, у людей достигших вершины самовыражения в потреблении, этой высшей цели капиталистического общества, наблюдается утрата смысла существования, смысла жизни. В связи с этим, развиваются всякие психические заболевания, всякие извращения. Капитализм этим людям иной цели, кроме потребления материальных благ, предложить не может. А они ими уже пресыщены и смысл дальнейшего существования утрачивается.

Парадоксальность марксистского представления коммунизма в том, что максимальный результат в материальном потреблении (все источники общественного богатства польются полным потоком), обуславливается необходимостью всестороннего развития индивидов, которое только и может обеспечить требуемый рост производительных сил.

Только вместе с этим условием, а так же «когда труд перестанет быть только средством для жизни, а станет сам первой потребностью жизни».  Такое возможно только когда в труде удовлетворяется потребность человека в самовыражении себя как личности, как индивидуальности ценной для общества своей неповторимостью, своим профессиональными и иными личностными качествами. Когда общество оценивает каждого человека и каждый человек оценивает свой успех в жизни не тем, что заимел в собственность и потребляет, а тем, что отдал обществу, что создаёт не для себя, а для  других людей. Именно поэтому во фразе, на которой сосредоточено всё внимание, как пропагандистов, так и критиков коммунизма вначале стоит – каждый по способностям, и только затем следует, каждому по потребностям.

Хрущёв, занявший после смерти Сталина лидирующее положение в коммунистической партии, на 22 съезде КПСС озвучил вульгарное представление о коммунизме, свёл представление о коммунизме к мечте человека – потребителя, свёл всё к распределению по потребностям. Причём коммунизм, как факт его реального существования в СССР в первой фазе развития, Хрущёвым не упоминался. Коммунизм он представил как предстоящий праздник, начало которого будет объявлено. Коммунизм при таком представлении переставал восприниматься как развивающийся процесс, а преподносился как идеальное состояние. То есть как утопия. 

Самый интересный опус Хрущёва это его заявление о том, что коммунизм вводится волевым решением. То есть, сегодня коммунизма ещё нет, а завтра с утра объявляют коммунизм. Хрущёв говорил с трибуны съезда: «Было бы непоправимой ошибкой дискредитировать ВВЕДЕНИЕ коммунизма, когда не созрели необходимые условия. Если бы МЫ ОБЪЯВИЛИ, ЧТО ВВОДИМ КОММУНИЗМ в условиях, когда чаша ещё далеко не полна,  то пришлось бы черпать не по потребностям. Мы бы только скомпрометировали идеи коммунизма, подорвали инициативу трудящихся… Мы руководствуемся строго научными расчётами. А расчёты показывают, что за 20 лет мы построим в основном коммунистическое общество (Продолжительные аплодисменты)». Представляю, как Маркс заявляет, что через какое-то время объявит о введении монополистической стадии капитализма или Ленин не исследует высшую стадию капитализма, не констатирует сложившееся положение, а объявляет о введении империализма своим решением.

Не понимая материалистической сути марксистской  теории развития, Хрущёв стал преподносить коммунизм как исполнение моральной нормы, как исполнение  морального кодекса.  Писатель Бурлацкий в своих воспоминаниях пишет:  «Как-то утром, после крепкой вечерней пьянки, мы сидели в беседке и чаевничали. Елизар мне и говорит: — Знаешь, Фёдор, позвонил «наш» (так он звал Пономарёва) и говорит: «Никита Сергеевич Хрущев просмотрел все, что вы написали, и советует быстро придумать моральный кодекс коммунистов. Желательно в течение трёх часов его переправить в Москву».
И мы стали фантазировать. Один говорит «мир», другой ― «свобода», третий ― «солидарность»… Я сказал, что нужно исходить не только из коммунистических постулатов, но и также из заповедей Моисея, Христа, тогда всё действительно «ляжет» на общественное сознание. Это был сознательный акт включения в коммунистическую идеологию религиозных элементов. Буквально часа за полтора мы сочинили такой текст, который в Президиуме ЦК прошел на «ура
»» (Беседа главного редактора журнала “Российский адвокат” Р. А. Звягельского с политологом, ученым и писателем Ф. М. Бурлацким).

Хрущёв представил коммунизм, как итог накопления  вещей, физическое обладание которыми, представляется единственной целью жизни и существования.  При таком коммунизме Хрущёва поведение людей в обществе задаётся не меняющейся окружающей реальностью, а заученными заповедями, списанными с Библии. Идея коммунистического развития трансформировалась в одно из религиозных учений о райской жизни на земле для истинно верующих своим богам, для тех, кто постоянно молится о скором пришествии коммунизма. Ведущей к хрущёвскому коммунизму силой стала считаться идеология, а не материальное производство. То есть, совершенствование орудий труда и технологий производства, совершенствование организации производства, которое меняет материальные отношения людей, этот механизм развития общественных отношений был задвинут на второй план.  На первое место поставили идеологическую обработку населения, так и не поняв суть материалистического учения классиков, согласно которого окружающая реальность создаётся не просветлением сознания, а материальным производством, трудом человека. От того как будет организован труд, зависит и окружающая реальность и индивидуальное сознание и поведение индивидуумов в обществе, их общественные отношения.

Увлёкшись «промыванием мозгов» и материальным стимулированием труда руководство страны не добилось главного — изменений в организации производства и труда таким образом, чтобы исчезла противоположность умственного и физического труда. Не увеличивалась в труде творческая составляющая. Не ставилась главной задача превращать всякий труд в творческий труд, всякую производственную деятельность в личностное самовыражение человека. Хотя уже с первых пятилетних шагов социализма существовала практика общественной оценки профессиональных и личностных творческих качеств человека в производственном соревновании, но эту практику не смогли правильно использовать. Производственные соревнования со временем забюрократили и их победителей общество уже не воспринимало так же, как героев первых пятилеток. Спортивные соревнования сделались более зрелищными и захватывающими. В марте 1969 года в Ленинграде организовано первое в СССР НПО «Позитрон», а вслед за ним и другие НПО. Но соединение науки и производства в новой форме производственной деятельности так и не стало главной всеохватывающей формой организации производства в СССР, соединяющей умственный и физический труд. 

Отличительную особенность отчуждённого труда при капитализме Маркс характеризовал тем, что смысл труда для рабочего заключается не в том, что он ткёт, прядёт, сверлит и т. д., а в том, что это способ заработка и когда такой труд заканчивается от него бегут, как от чумы. К 80-тым годам в СССР труд в промышленности и в сельском хозяйстве так и не перестал быть слугой заработка. По истечении указанного Хрущёвым времени о введении коммунизма не объявили. Полная чаша с вещами оказалась в витринах не советских, а капиталистических магазинов. И многие советские люди  почувствовали себя обманутыми.

Сталин в беседе по вопросам политической экономии в феврале 1952 года говорил: «Нельзя себе представить переход ко второй фазе коммунизма по-обывательски. Никакого особого «вступления» в коммунизм не будет. Постепенно, сами не замечая, мы будем въезжать в коммунизм. Это не «вступление в город» – «ворота открыты – вступай». …это долгий путь, и не следует здесь торопиться. Торопиться некуда. Дела у нас идут хорошо. Цель правильная. Пути ясны, дорожки все указаны. С переходом ко второй фазе коммунизма некоторые товарищи чересчур торопятся. Нельзя чрезмерно ускорять этот переход, как нельзя творить законы. Ещё третью фазу коммунизма придумывают». Речь тут, разумеется,  идёт об экономических законах, в действии которых Сталин разбирался и которые учитывал  при постановке  задач для партии коммунистов на том или ином этапе развития производительных сил. Его умение в нужный момент ускорить преобразования в экономике и вычленить те направления, где спешить не следует, привело к взрывному развитию материального производства и улучшению благосостояния советских граждан. Преступная поспешность Хрущёва, с которой он ломал созданный Сталиным отлаженный экономический механизм, подгоняя его под мнимые лекала высшей фазы коммунизма, привела к череде последующих негативных явлений, которые, в конечном счёте, разрушили экономику и государство.

Сталин — последний политический лидер СССР, который понимал особенности коммунистической экономики. Это видно из его теоретических рассуждений, из его высказываний в дискуссиях по вопросам политической экономии 29-го января 1941 г., 30 мая, 24 апреля 1950 г., 15 февраля 1952 г., из его статьи в газете «Правда» № 239 от 26 августа 1952 г. «Экономические проблемы социализма в СССР». Последующие лидеры только цитировали классиков, и вопросы теории применительно к практике не исследовали. Сталин же говорил: «Если хотите на все искать ответов у Маркса, пропадёте. Вы имеете такую лабораторию как СССР, который существует больше 20 лет, а думаете, что Маркс должен был знать больше вас о социализме. Не предусмотрел, видите ли, Маркс в «Критике Готской программы»! Надо самим головой работать, а не нанизывать цитаты. Новые факты есть, новая комбинация сил, извольте головой работать». Кроме «мудрости», что экономика должна быть экономной, других достойных внимания рассуждений в области экономической теории из уст политических лидеров, пришедших после Сталина  к руководству экономикой СССР, я не слышал.

 

Практика успехов и провалов строительства экономики СССР даёт прекрасную возможность поработать головой и на фактах увидеть, когда выбранные экономические средства  строительства коммунизма были правильными, и экономика ускоренными темпами развивалась, а когда и кто из руководителей СССР вёл экономику и государство к краху. Когда и кто вёл в противоположном от пути коммунистического развития направлении. Конечно, в новых в сегодняшних или в завтрашних условиях путь коммунистического развития будет отличаться от того, что пройден СССР, так как окружающая материальная среда сегодня другая и использовать её предстоит по-другому. Но урок развития и краха СССР всегда может быть полезен для новых энтузиастов строительства коммунизма.  

Комментарии

Спасибо за статью.

Есть  замечания.

1. Хорошо, что убран термин «непонятная реальность».

2. Статью необходимо разбить на функциональные  подразделы.

3. Категорически не согласен с Марксом по высказыванию «было вообще ошибкой видеть существо дела в так называемом распределении и делать на нем главное ударение»    . Распределение  прибавочного и необходимого труда  формируют все  производственно — экономические отношения. Ошибка марксистов  -  в том, что по их мнению ПЭО формируется при социализме  — формой собственности на средства производства, то есть юридически.

4. Социализм — отдельная ОЭФ!!!

Почему статья называется «Коммунизм в реальности …», зачатки коммунизма не означают коммунизм.

Наши враги говорят так : раз был коммунизм, то коммунизм  проигрывает экономически капитализму!!!

 

Шагин.

 

Аватар пользователя Толмач

Высказывание Маркса о том, что суть коммунистических отношений не в распределении, относится к вопросу распределения произведённого продукта, а не прибавочного и необходимого труда, как вы написали. Дело в том, что коммунизмом многие считают общество с равенством в потреблении производимого продукта, которое обеспечивается соответствующим его распределением. Именно такое представление Маркс и опровергает. Марксизм утверждает, что прежде чем что-то делить, необходимо продукт, предназначенный для потребления, произвести и именно уровень развития материального производства и определяет характер распределения и все прочие социально-экономические отношения. Суть же материального производства, обеспечивающего коммунистические общественные отношения, в его организации «как на одной фабрике». Причём единая система производства должна формироваться не идейными соображениями, а её развитием до такой степени, когда сама технология производства допускает объединение производств в единый производственный комплекс. Например, коллективизация сельского хозяйства в СССР стала допустима только при замене лошади трактором, комбайном и прочей механизацией труда, а дальнейшим развитием коллективизации должны были стать агропромышленные научно-производственные комплексы.

Только создание единого производственного комплекса позволяет свершившийся факт оформить юридически, то есть законодательно утвердить общую собственность на средства производства. Точно так же отношения частной собственности на средства производства в России стали возможны и были оформлены юридически после разрушения единой системы производства и перехода в период «перестройки» на организацию производств частным образом. Юридические законы, фиксирующие общественные отношения, должны отражать реально существующие отношения. Если не так, то законы перестают работать и возникает, например, «теневая экономика», офшоры и прочие пути обхода правовых норм.

Под понятием «социализм» вы можете подразумевать всё что угодно – это ваше право. Горбачёв, например, за образец брал «Шведский социализм». Я же в исследовании социально-экономических отношения в СССР сравниваю историческую реальность с марксистской теорией перехода от капитализма, к следующему за ним общественному устройству. Я сравниваю организацию производства в СССР и связанные с ним общественные отношения с тем, как представляли их себе классики. Для меня важно показать, что не построенное в СССР коммунистическое общество оказалось не жизнеспособно, а разрушение единой системы производства привело к деформации социально-экономических отношений и к гибели СССР. Когда единство производственной системы укреплялось, она обеспечивала взрывные темпы развития, когда единство системы стало расшатываться, темпы роста экономики стали падать, когда единство системы совсем разрушили, ликвидировав Госплан, Госснаб, Госкомцен и прочие скрепы, переведя экономику на рыночные отношения, СССР погиб.

Противники коммунистического устройства общественных отношений могут как угодно пытаться его дискредитировать, но больший вред приносят не враги, враньё врагов всегда можно опровергнуть. Больший вред приносят друзья, которые выставляют коммунизм неким идеалом, а не очередным этапом развития человеческого общества, которые выставляют коммунизм не развивающимся организмом со всеми его болезнями роста, а иконой для молебна. Я же заявляю, что коммунистическое общество в СССР было создано и долгое время существовало в первой фазе своего развития, пока его не угробили. У нас есть шанс учесть все ошибки развития общественных отношений в СССР и при следующей возможности создания нового общественного устройства не наступать на грабли. Судя по тому, что современная Россия за 25 лет рыночных отношений так и не восстановила промышленный потенциал до уровня РСФСР, судя поэтому иного выхода из тупика, кроме восстановления классического социализма, у неё нет. Мировая экономика так же не блещет успехами и есть ощущение, что и она в тупике. Как видите, есть смысл изучать опыт СССР.

   ВЫ говорите Сталин понимал. Возможно теоретически он это понимал, но практически все получалось по-другому. Аналогично Путин тоже понимает все по своему и человек хороший, но общество становится заложником его мировозрения. Он говорит, что министр экономического развития Улюкаев прекрасный специалист (практика показывает, что это не так) и мы должны ждать когда он изменит свою точку зрения. Он также долго решал с Касьяновым, Илларионовым, с экс-министром обороны. Зависимость общества от решения одного человека — большой, тормозящий развитие общества, недостаток тоталитарного (Сталинского) и авторитарного (Путинского) режимов. Советский период знаменовался тотальным дефицитом. Возвращаться в тотальный дефицит мало желающих.

Аватар пользователя Толмач

Сталин понимал в чём суть коммунистического устройства и правильно соотносил марксистскую теорию с практикой развития коммунистической экономики. Этот вывод подтверждается фактом взрывного роста экономики из состояния полной разрухи. То, что такой понимающий человек оказался у рычагов управления экономикой в сложнейшей для исторической России обстановке в окружающем мире и в стране, это нужно считать громадным везением. К сожалению, последующие руководители не знали общества в котором жили и по своей тупости привели его к краху.

То, что навешали на Сталина такие брехуны, как Хрущёв, я обсуждать сейчас не буду. Одно скажу. — Весь культ Сталина вырос из его авторитета, как руководителя, а не из страха, которым принято его объяснять. Об авторитете Сталина достоверно можно судить только по воспоминаниям таких же настоящих авторитетов, как Василевский,  Молотов и других, тесно с ним общавшихся в деле. Те, кто пишет про сталинские репрессии никогда не отвечают мне на простой вопрос, — сколько реально в той исторической обстановке было врагов, кто получил заслуженное наказание? Хрущёвская реабилитация численно укладывается в пяти процентную судебную ошибку, которая считается приемлемой в современных США, являющейся законодателем моды на демократию.

У Путина авторитет вырос на присоединении Крыма, а в реальной экономике и во внутригосударственной политике у Путина полный завал. Никакого обещенного им прогресса не наблюдается. Эйфария скоро пройдёт и общество более здраво оценит путинские деяния, как сегодня оно оценивает ельцинское время.

Российская Конституция и принятое на её основе законодательство Путину, как Президенту России, предоставляет столько прав, что и не снилось никакому Генсеку парти коммунистов. В Советское время партия и правительство и страна в целом управлялась коллегиально.     

Аватар пользователя Совок

    В части освещения истории СССР. И подбор цитат классиков замечательный. Но главный вывод не согласуется с представленным материалом. Автор просто напросто зомбирован и не может освободиться от наваждения антисталинской хрущёвской пропаганды, отводившей исключительное место СССР в так называемом построении социализма и коммунизма. Эта хрущёвская дурость до сих пор крепко засела в головах современных «марксистов». Они не задумываются до сих пор о перспективах построения коммунизма в одной отдельно взятой стране, хотя этот вопрос был основным в дискуссиях большевиков и их позиция предельно ясна: 1) В одной отдельно взятой стране коммунизм не возможен. 2) Хотя после ВОСР Россия стала лидером политического процесса человеческого общества, в перспективе к финишу в гонке к коммунизму в  силу своей отсталости она не может придти первой. Бухарин в своих трудах приводит высказывание Ленина об этом обстоятельстве.

  Главные выводы этой статьи, которые не смог сделать автор следующие.

        1) Мировая экономическая система социализма в основном построена и не совсем по лекалам СССР.

        2) В силу закона отсталости идеологической надстройки по отношению к экономическому базису построение социализма в передовых странах полное но не окончательное подобно тому что наблюдалось и констатировалось в конституции СССР 1936 г.

    В связи с этим предлагаю автору подумать над цитатой Сталина, которую он привёл:» Нельзя себе представить переход ко второй фазе коммунизма по-обывательски. Никакого особого «вступления» в коммунизм не будет. Постепенно, сами не замечая, мы будем въезжать в коммунизм. »  Хочу добавить, причём на чужом горбу; США, ЕС, Китай и многие передовые страны.  

      Следующая цитата Сталина свидетельствует что мировая экономическая система развивается полностью в соответствие с основным экономическим законом социализма:»Существенные черты и требования основного экономического закона социализма можно было бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путём непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники».»