Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

две крайности оппозиционного движения в современной России

Две крайности оппозиционного движения в современной России

 

Крайность первая – реакционная

 

***

Для 99% российских «левых» победа капитализма в стране — контрреволюция. Но в том-то и вся трагедия – что более  реакционной точки зрения в современных условиях невозможно и придумать!

Ничего подобного, дорогие товарищи! (Коль вы действительно товарищи, а не реакционеры, мечтающие поменять шило на мыло – нынешний капитализм на вчерашний бюрократический централизм.) Никакой контрреволюции нет! Происходит революционный исторический процесс! Проблема совсем в другом! Никто не говорил – что этот процесс априори должен быть гладким и безмятежным.

Сейчас происходит процесс уничтожения первичного и в силу этого варварского социализма и переход от него к более зрелому и демократическому. Но вся специфика в том, что этот процесс происходит не гладко – от первого этапа социализма ко второму непосредственно – а опосредованно,со временной победой сумевшего модифицироваться капитализма. Но в борьбе с таким капитализмом и родится более зрелый социализм!

Социализм потерпел временное поражение потому, что как новый общественный строй, страдал детскими болезнями. И одна из таких болезней – «уравниловка». К примеру, удельный вес убыточных и малорентабельных предприятий в народном хозяйстве СССР достиг к середине 80-х годов прошлого века значительных размеров (около 40%). Спрашивается, почему в течение многих лет такие предприятия могли существовать? Только потому, что государство изымало средства у тех предприятий, которые работали рентабельно, и передавало их нерентабельным предприятиям. Соответствие трудового вклада и дохода при этом нарушалось, что вело к уравнительности, иждивенчеству и получению незаработанных средств, иначе говоря, нетрудовых доходов как отдельными работниками, так и целыми коллективами.

В итоге зададимся вопросом — с какого такого испугу произошла контрреволюция?!.. Сумевший модифицироваться во второй половине ХХ века капитализм в целом и общем закономерно победил вышеупомянутый уравнительный социализм. Такая победа есть первый шаг исторического прогресса как излечение нашего общества сначала от казарменной уравниловки варварски понимаемого социализма. Но никто не отменяет историческую будущность социализма как более прогрессивного строя! Об этом и спору нет. Рано или поздно более качественный социализм одержит вверх над современным капитализмом – и таким образом мы излечимся и от буржуазной эксплуатации. Это будет второй шаг исторического прогресса. Но второго шага без первого – не бывает! Что контрреволюционного в том, что прежний уравнительный социализм рухнул под напором более опытного капитализма?.. Ничего! Проблема совсем в другом – надо продолжать идти вперед и теперь уже «валить» капитализм путем строительства более зрелого социализма! Но как становится очевидным — такой процесс к понятию контрреволюции не имеет никакого отношения!

Все на сто восемьдесят градусов наоборот – если бы не было победы современного капитализма над варварским социализмом, последний до сих пор бы правил бал. Это с одной стороны. Но никто не отрицает необходимости свержения уже современного капитализма более зрелым социализмом — это с другой стороны. В результате мы получаем революционный скачок через механизм диалектического отрицания отрицания, когда сначала капитализм уничтожает уравнительный социализм, а потом уступает дорогу зрелому социалистическому обществу.  То есть не было бы победы капитализма – не было бы и стимула у социализма совершенствоваться. Именно так история и развивается через единство и борьбу своих противоположностей. Победа капитализма есть пролог и повод для совершенствования социализма. И что в этом процессе контрреволюционного?!.. Наоборот – это революция чистой воды! Но повторим – очень тяжелая революция, опосредованная временной победой капитализма, чтобы в упорной борьбе с ним просто вынужден будет родиться более качественный социализм. Но когда пусть тяжелую, но революцию называют контрреволюцией — это историческая реакция, и ничего более.

***

Если говорить конкретно, теоретически бесспорно, что если каждый член общества обладает средствами производства, он включается в самостоятельный хозяйственный оборот. Но что значит — каждый член общества обладает средствами производства?.. Это и есть общественная собственность. Другое дело, как такую собственность грамотно организовать. Как показывает последний опыт, наиболее полно экономическое соревнование реализуется с помощью хозрасчета и самоуправления трудовых коллективов (СТК) в системе Советской власти. Да, мы знаем (в чем гвоздь вопроса и о чем пойдет речь ниже), что СТК во многом было профанировано во время Перестройки второй половины 80-х прошлого века. Но это не говорит о том, что СТК не нужно в принципе! Не получилось с первого раза – получится со второго. Именно так великие переломы в истории и совершаются.

Коренное отличие Советской власти с механизмом СТК от «доперестроечных» форм заключается в том, что основная(!) часть дохода (прибыли) предприятия остается на самом предприятии. В так называемые административно-командные годы почти все амортизационные отчисления и прибыль предприятия сначала забирались «наверх», а потом распределялись «вниз» фактически на принципах уравнительности, как показано выше. При подлинно соревновательном социализме такому примитивному «общему котлу», где смешивается по большому счету, кто сколько заработал, приходит конец. При хозрасчетном социализме предприятие отчисляет «наверх» строго по установленному нормативу от прибыли! Ни копейки больше! Разумеется, в таких условиях хорошо работающий трудовой коллектив имеет средства на свое развитие (через фонд социального развития, в частности) и на повышение уровня зарплаты. И наоборот, плохо работающий коллектив имеет все шансы на низкий заработок, вплоть до банкротства.  И если большая часть заработанных средств остается на самом предприятии, управляет этими средствами трудовой коллектив, что реализуется через механизм общих собраний и выбранных ими Советов трудовых коллективов. (Или фабзавкомов, по старой терминологии. Фабзавкомы существовали еще до Сталина и это говорит о том, что идея трудового самоуправления не взята с потолка, а давняя историческая необходимость. Теперь настал ее решающий час.)

Здесь к слову стоит заметить, что «левых» иногда упрекают в обилии общих слов. Мол, они хорошо говорят о гуманизме, социальной справедливости и так далее — но не указывают конкретных путей к этому. Что ж – давайте говорить абсолютно конкретно. Абсолютно конкретно и прагматично – то есть о деньгах. Спрашивается, зачем нужен капитализм, при котором основная масса российских трудящихся получает лишь стоимость своей рабочей силы от капиталиста, да и то в лучшем случае?!.. Тогда капитализм просто-напросто не нужен по причине своей невыгодности! Хозрасчетный социализм более выгодный строй по сравнению с капитализмом через механизм оставления основной массы дохода на предприятии и распоряжения этим доходом трудовым коллективом. При таком типе социализма каждый трудящийся имеет не только стоимость своей рабочей силы, но и свою часть прибыли предприятия, что собственно и есть оплата по труду за вычетом нормативных отчислений в бюджет. Это и есть денежные средства на руках – куда уж конкретнее и прагматичнее.

Современный социализм отличается и от капитализма, и от прежних административно-командных форм тем, что соревнуются друг с другом не капиталисты — а трудовые коллективы социалистических предприятий (государственных в подавляющем числе как формы общенародной собственности). Таким образом каждый трудящийся развивает свою предприимчивость! Конечно, существуют объективные различия в условиях хозяйствования между социалистическими  предприятиями (естественный монополизм, климат, территориальное расположение и прочее). Но как раз хозрасчет необходим для перераспределения этих условий на счет всего общества (через плату за ресурсы и так далее). Именно общественная собственность на условиях реального хозрасчета создает равные стартовые возможности в экономической гонке между трудовыми коллективами, распределяя как хорошие, так и плохие объективные условия хозяйствования на счет всех. Ну а что заработано помимо этого – идет в карман трудовому коллективу за вычетом налогов. Кто плохо работает, тот плохо живет (речь идет конечно же о трудоспособных членах общества и никто общественные фонды потребления и социальное компенсирование не отменяет). Жестко – но справедливо. Это и есть настоящий социализм.

Все сказанное, пусть и со своей спецификой, относится к трудовым коллективам учреждений – школ, больниц, детских садов, объектов культуры и так далее. Более того – при современных технологиях доля промышленных трудящихся будет сокращаться, а доля трудящихся в социальной сфере увеличиваться. И для них вопросы справедливого заработка можно решить именно на базе вышеприведенного самоуправления. А сейчас, при капитализме, многие из них испытывают эксплуатацию не меньшую — чем трудящиеся на производстве.

 

***

Подойдем к вопросу в свете современного момента. После трагических 90-х прошлого века в первое десятилетие нынешнего в России наступила пусть минимальная, но стабилизация. По этой причине многие россияне согласились  на власть тандема Путина-Медведева, и определенные слои трудящихся, особенно из сырьевых отраслей (более-менее доходных вследствие уродливой мировой специализации), стали поглядывать свысока на деятельность левых партий в стране. Мол, чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало — а мы и так неплохо живем.

Это крайне неверно. Во-первых, смотря какая деятельность, о чем сказано выше и еще будет сказано ниже. Во-вторых, как бы самим не пришлось вскорости плакать. Ничего в нашей жизни не бывает вечного. При Брежневе тоже казалось, что эпоха «развитого социализма» никогда не кончится, однако подспудно накапливались негативные процессы. Но точно также и сейчас! Брежневский застой сменился путинским застоем. Износ производственных фондов в стране как был ужасающим, так и остался. Никакой заметной реиндустриализации (постиндустриализации, называйте как хотите) не происходит. Стоит упасть мировым ценам на углеводороды – и вся нынешняя тишь да гладь прекратится. А уж о коррупции, росте бюрократизма и говорить нечего.

Фактически на нас из всех щелей смотрит нищета. Мы привыкли понимать нищету по старинке, когда человек ходит в лохмотьях и не имеет куска хлеба. Да, такого нет в целом и общем. Но нищета бывает в замаскированной форме, когда народ не бедствует сильно, но и не растет численно. То есть не желая «плодить нищету» (народное выражение все объясняет наглядно, здесь и доказывать ничего не надо), население прекращает свой рост, а то и сокращается,  как сейчас происходит в России. Стоит ему расти, как положено — и сразу выяснится, что реальной социально-экономической среды для этого нет! Нет достойных рабочих мест в частности! Сырьевых отраслей и чиновничьих мест на всех не хватит!  А новые отрасли не появляются, потому что научно-технического прогресса в масштабе страны не происходит (кроме болтовни о нем).

Конечно, в центрах занятости есть свободные рабочие места. Но с зарплатой — курам на смех. Суррогат, а не работа. Нормальную семью на такие деньги не создашь. Получается, мы имеем нищету по-путински – что есть депопуляция с одной стороны, и суррогатность, фиктивность большинства рабочих мест, с другой.

Путинско-медведевское «успокоение» исчерпало свой исторический ресурс и сама жизнь требует революционных подвижек. Но если мы с этим в целом и общем согласны, возникает следующий вопрос – а кто такие настоящие революционеры?.. Подобная постановка вопроса отнюдь не праздна, потому что КПРФ и Ко посредством лозунга «перестроечной контрреволюции» на самом деле предлагают возвратиться к административно-командному прошлому. Тогда как подлинно демократические социалисты на сто восемьдесят градусов наоборот — предлагают продолжить революционный процесс, начатый попыткой хозрасчетного социализма в виде Перестройки второй половины 80-х годов прошлого века. И третьего пути – не существует.

Во всей этой истории с перестроечной контрреволюцией не соблюдено самое главное – конкретность истины. К примеру, белогвардейщина Гражданской войны в России действительно была контрреволюцией, потому что на время победил все тот же буржуазно-помещичий строй. Но когда современный капитализм на наших глазах одержал победу над административно-командным социализмом — это совершенно другая ситуация. Капитал качественно модернизировался по сравнению со своим прежним состоянием, и сейчас мы имеем более эффективный капитализм, гибко социализированный вплоть до так называемой шведской модели. Следовательно — мы имеем новую историческую ситуацию. Побеждает тот строй, который создает более высокую производительность труда – и в нашем случае это современный капитализм. Наглядный пример, который нарочно не придумаешь – развитие Восточной и Западной Германии и Северной и Южной Кореи. Эти страны начинали с равного старта — и какой результат?.. Нет смысла и говорить! Тогда почему крушение ГДР есть контрреволюция по сравнению с уровнем ФРГ?!.. Думать так крайне несерьезно. Это уже не научный социализм, а религия «от социализма», когда отказываются видеть окружающий мир таким, каков он есть на самом деле.

Точно также Советский Союз как лидер социалистического лагеря проиграл экономическую гонку мировому капитализму. Оправившись от шока Октября, капитал сумел перестроить свои ряды и модернизировать производство. Сумел возглавить основные тенденции научно-технического прогресса и оперативно внедрить их в жизнь (одна Япония чего стоит). Тогда с какой стати появилась сама мысль о контрреволюции в СССР при той вопиющей неэффективности производства, которую многие россияне постарше наблюдали собственными глазами?!.. В народе про такие случаи говорят просто – «тень на плетень наводить».

Как один железный топор эффективнее сотни каменных — так небольшой, но интенсивный рост экономики капиталистических стран оказался в итоге эффективнее больших цифр экстенсивной экономики соцлагеря. Капитализм надрал задницу социализму (авторов могут укорить здесь в излишней эмоциональности — но дело обстоит именно таким образом, и плевать мы хотели на подобные упреки), потому что он оказался эффективнее. Все остальное — от лукавого. Следовательно, Перестройка и инициированные ею перемены никакая не контрреволюция, а первый этап давно назревшего кризиса в виде крушения экстенсивного социализма и  победы интенсивного капитализма. Но говорит ли это о том, что капитализм как таковой будет торжествовать в ближайшей исторической перспективе?.. Ничуть! Да, сумевший извлечь уроки из прошлого капитал модернизировался и победил казарменный социализм – но тем самым он подготовляет почву для своего собственного свержения уже зрелым хозрасчетным социализмом, который, как не парадоксально, выращивает он сам! Особенно это касается России! Особенно! Именно Россия опять будет локомотивом революционного процесса в силу своей специфики. Потому что капитализм рано или поздно научит массы соединять свою экономическую гибкость с прошлым опытом социальной стабильности, если говорить в целом, но тем не менее верно.  Переход от современного капитализма к зрелому социализму большая и сложная тема — но если сказать кратко, произойдет момент диалектического отрицания, когда российский народ опять шатнется к социализму, нахлебавшись власти капитала, но теперь уже на новом витке развития, учитывая определенные достижения и опыт капитализма в том числе.

И хотя этот процесс крайне тяжел – главное на данный момент совсем в другом. А причем тут вообще контрреволюция, о которой кричат на каждом углу сторонники КПРФ в частности?!.. Это слова из совершенно другой оперы, говоря образно, но тем не менее весьма точно. Нынешние «теоретики от марксизма», ослепленные утерей сталинско-брежневского рая для многих из них (когда они были в кругу элиты), во многом в отместку за эту утерю называют Перестройку и последующие годы контрреволюцией. Но не надо путать желаемое с действительным. Такие теоретики не хотят видеть дальше собственного носа. Они не способны понять, что вскоре произойдет второй и завершающий этап — когда поздний капитализм подготовит почву для усовершенствованного социализма и в результате уступит ему дорогу. И на этот раз — окончательно. Другой вопрос, почему революционный процесс происходит так радикально, через временную победу одной из противоположностей в диалектическом противоречии (развитие могло произойти и в более цивилизованном варианте – от первичного социализма к зрелому непосредственно). Но что так, что этак – мы все равно имеем движение вперед через единство и борьбу противоположностей. Тогда как возвращаться назад, что есть следствие лозунга контрреволюции – полный абсурд. Историческая реакция чистой воды.

Именно в этом и заключается полнейшая реакционность тех, кто кричит о контрреволюции. Именно поэтому широкие массы народа за такой идеологией и не идут. Массы в своей основе рассуждают в тысячу раз мудрее зюгановской компании. Зачем менять шило на мыло — нынешний капитализм на прежний полуфеодальный социализм?!.. Полнейший маразм. Надо идти не назад — а вперед и только вперед! От нынешнего капитализма – к более зрелому социализму, учитывающему достижения капитализма в том числе. Но тогда при чем тут вообще контрреволюция?.. С какого такого боку вообще нужно это понятие, если только вы не хотите возвращения в буквальное прошлое?!… В этом смысле позиция КПРФ и Ко банальнейшим образом реакционна, несмотря на все их завывания об обновленном социализме для отвода глаз. Они не говорят открыто, что хотят вернуться в прошлое, но они говорят — произошла контрреволюция в виде Перестройки. Разумеется, тогда под революцией подразумевается доперестроечное административно-командное прошлое. Следовательно, к нему надо возвращаться. Вот вам истинная суть КПРФ и Ко! Что в лоб, что по лбу – все едино.

Подойдем к делу еще более конкретно. Как мы показали выше, без СТК качественно модернизированный социализм не существует. Но Перестройка второй половины 80-х прошлого века и попыталась вплести данное самоуправление в его ткань. Вспомним законы не только о госпредприятии, но и о кооперации, индивидуально-трудовой деятельности и так далее. О такой демократии ранее и думать не приходилось. Но для нынешних апологетов «от марксизма» все это контрреволюция. Но тогда и попытка самоуправления трудовых коллективов для них — контрреволюция! А так как обновленный социализм без СТК не существует – и он контрреволюция. Для КПРФ и Ко все контрреволюция — что не ведет к доперестроечному прошлому. Такова реальная картина их деятельности.

 

***

Никакие махинации не скроют факт, что тот, кто исповедует лозунг контрреволюции, всегда тянет в прошлое, к прерванной в его понимании революции. В этом и есть смысл данного термина. Именно для этого он и существует. Вопрос – а был ли мальчик?… А была ли сама революция до Перестройки, чтобы говорить о контрреволюции в ее образе?.. А революции-то и не было! Если прежний административно-командный социализм суть есть революция – тогда автор сих строк папа римский. Мы имеем ситуацию на сто восемьдесят градусов обратную — именно с Перестройкой революция и началась через попытку хозрасчетного социализма, которая сорвалась во временную победу более развитого капитализма, но который в свою очередь сменится уже полностью хозрасчетным и демократическим, то есть зрелым социализмом по закону диалектического отрицания. Но вместо этого реального революционного процесса сторонники КПРФ предлагают реанимировать прежний бюрократически-уравнительный социализм посредством концепции контрреволюции. Нам это надо?!.. Если не надо – тогда и о контрреволюции разговаривать бессмысленно.

Давайте в конце-концов зададимся четким и ясным вопросом ­­в свете современного момента — нам надо возвращаться в сталинско-брежневское прошлое или не надо?.. Если надо – только тогда и есть смысл говорить о контрреволюции. Но если не надо — произошло пусть трагичное, пусть тяжелое, но исторически закономерное крушение первичных и в силу этого неэффективных социалистических форм. Ну так и хорошо! Что их жалеть-то, если они неэффективные. Кричали-кричали о брежневском застое, а когда он наконец рухнул – стали его защищать. Никто не спорит, что сменивший его капитализм тоже не сахар. Но это не говорит о том, что от него надо возвращаться еще дальше в прошлое. Тогда мы нынешнюю стагнацию меняем на вчерашнюю реакцию. Идиотизм такой ситуации очевиден.

О какой контрреволюции может идти речь — если самой революции еще не было, то есть подлинно соревновательный социализм так и не был построен?!..Телега впереди лошади. Повторим, никто не спорит, что очень хорошо было бы, если бы Перестройка удалась сразу и мы от первичного социализма к зрелому перешли непосредственно. Об этом и говорить нечего в силу очевидности. Но в нынешней конкретной исторической ситуации коренной вопрос, водораздел между фальшивыми и настоящими марксистами звучит иначе — кто хочет реставрацию прошлого, тот кричит о контрреволюции. Кто хочет двигаться вперед — тот должен признать, что Перестройку надо было начинать даже с риском последующей победы капитализма. Но в борьбе с ним и родится более высший тип социализма. Через этот период надо пройти. История через борьбу своих противоположностей и развивается.

В результате мы видим, что КПРФ тянет в прошлое, «Единая Россия» консервирует настоящее – а в будущее никто не устремлен! Но теперь есть мы – демократические социалисты – и мы прямо говорим, что будущее заключается в подлинно соревновательном социализме, который без хозрасчета и СТК немыслим. А раз так, и если мы не лгуны и ханжи в отличие от КПРФ, мы должны признать, что Перестройка второй половины 80-х прошлого века суть есть попытка такого социализма и контрреволюцией быть не может. Более того! За нынешним «путинским застоем» должна наступить «вторая перестройка» — что будет продолжением революционного процесса!

Но если кто-либо думает, что тем самым мы защищаем Горбачева и его команду – тот сильно заблуждается. Это уже другая крайность. Но об этом во второй части работы.

 

 

 

Крайность вторая - стагнационная

 

В предыдущих строках подверглась критике реакционная позиция КПРФ и Ко в виде внешне эффектной, но фактически зовущей назад концепции «перестроечной контрреволюции». Наоборот, в историческом смысле Горбачев правильно начал Перестройку, потому что такое явление как «застой» — имело место быть. Любой добросовестный экономист с цифрами на руках докажет низкую производительность труда и замедление научно-технического прогресса в СССР по сравнению с ведущими капиталистическими странами.

Но существует другая, не менее губительная крайность – окончательное смирение с лидерством капитализма и прислуживание ему в виде буржуазной социал-демократии. Данный процесс политической деградации мы видим на примере позднего Горбачева и иже с ним. Как говорят в народе в таких случаях — начали за здравие, кончили за упокой. Горбачев и его команда хотя и начали процессы социалистической модернизации — но извратили их, профанировали, и в итоге пришли к предательству социализма в целом. С такой позицией мы ни то что не можем согласиться – но глубоко презираем. В таких случаях говорят просто и резко – хрен редьки не слаще.

«Горбачевские» круги ко второй половине 80-х годов прошлого века, как более изворотливые, хотели и рыбку съесть — и косточкой не подавиться. Хотели и сохранить определенные административно-командные тенденции – и прослыть демократами в глазах народа. Такая позиция всегда приводит к усугублению ситуации, оттяжке необходимых перемен и вытекающей отсюда победе капитализма. Что, собственно – и произошло.

Повторим, ошибка Горбачева и Ко заключается в профанировании и фактическом саботаже идей социалистической демократии. Начать-то они начали – но настолько не понимали необходимость резкого и мощного поворота к безусловной социалистической демократии из-за назревшей застойной ситуации, что оказались в итоге то ли бездарностями, то ли провокаторами.  Возьмем, к примеру, упомянутый закон о госпредприятии как каркас трудового самоуправления. Известно, что трудовой коллектив предприятия (учреждения) является клеткой общественного организма, его главным звеном. Каково здоровье клетки – таково здоровье всего организма. Но в том-то и вся трагедия, что в данном законе допущена коренная ошибка – создание разделения властей в виде избрания и директора, и Совета трудового коллектива (СТК). (И это в социалистическом государстве с его принципом работающей корпорации, о чем ниже!) Но так как директор обладал по закону главными функциями управления — СТК превращался фактически в совещательный орган при нем. И завершающий удар, который делает из трудового самоуправления комедию — директор в свою очередь должен был утверждаться «центром».  Все это вело к его фактической независимости от трудового коллектива — и отстранения последнего от подлинного участия в управлении. Это саботаж пролетарского самоуправления.

В результате мы имеем именно саботаж и извращение принципов советского строительства. Кто хоть раз держал в руках не то что работы Маркса-Ленина по данному вопросу, но элементарный учебник советского строительства, знает, что принцип разделения властей есть первейший признак капиталистического строя. И наоборот, базовые принципы советской демократии таковы – 1) все более широкое привлечение трудящихся к управлению государством; 2) демократический централизм; 3) Советы – работающая корпорация(!); 4) коллегиальность; 5) гласность; 6) законность; 7) пролетарский интернационализм. Убери из этой семерки хоть один элемент – и все здание советской демократии рассыпается. Что и произошло — когда пренебрегли в нашем случае третьим принципом и другими в итоге, потому что друг без друга они не существуют в природе. Разумеется, в результате подлинная  социалистическая демократия не была построена.

Для полнейшей объективности приведем не только свое мнение, но и строки из широко распространенного во времена СССР учебника по совстроительству для юридических вузов:

«…Советы — работающие корпорации. Принцип «Сове­ты — работающие корпорации» характеризует роль и функции Советов в механизме государственного руко­водства, выступает важнейшим демократическим нача­лом организации работы каждого Совета и вместе с тем является одной из существенных черт социалистиче­ской демократии как демократии нового типа.

Природа Советов как работающих корпораций отра­жает закономерности, свойственные представительным учреждениям социалистического типа. Оценивая исто­рическое значение Парижской коммуны, К. Маркс подчеркивал, что она в отличие от парламентских учреждений буржуазии была работающей корпорацией, члены которой непосредственно участвовали в выполнении ее решений.     

Применительно  к опыту Советов рассматриваемый принцип был сформулирован и развит В. И. Лениным, который писал о неизбежности революционной замены буржуазного парламентаризма организациями, построенными по типу Парижской коммуны, в которых «…парламентарии должны сами работать, сами испол­нять свои законы, сами проверять то, что получается в жизни, сами отвечать непосредственно перед своими избирателями. Представительные учреждения остают­ся, но парламентаризма, как особой системы, как раз­деления труда законодательного и исполнительного, как привилегированного положения для депутатов, здесь нет».

И далее – «…1. Сочетание в деятельности Советов принятия ре­шений с их исполнением, законодательной (нормотворческой) и исполнительной деятельности выражает пол­новластие социалистических представительных учреж­дений, их подлинно демократическую природу. В. И. Ленин подчеркивал, что Советы дают возмож­ность «соединять в лице выборных представителей на­рода и законодательную функцию и исполнение зако­нов. По сравнению с буржуазным парламентаризмом это такой шаг вперед в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение…»

Здесь, как говорится — ни добавить, ни убавить. И так все ясно. Перестроечный закон о госпредприятии, с одной стороны, хоть и поднял вопрос о необходимости трудового самоуправления как коренной черты реформированного социализма — но с другой стороны, дело было с самого начала дискредитировано, профанировано и изгажено. Получили именно то, что сказано выше. Посредством создания фактического разделения властей на предприятии через отдельные выборы директора и СТК и подчинения директора «верхам» через последующее утверждение — существовавший бюрократический централизм остался нетронутым, лишь для видимости декорированный именно такими СТК.

Сейчас уже не вызывает сомнения, что настоящее трудовое самоуправление заключается в абсолютнейшем полновластии и единоначалии Совета трудового коллектива на предприятии как выборного коллегиального органа. Именно данный Совет должен формировать заводскую администрацию — и директора в том числе — и эта администрация должна быть полностью подотчетна ему. То есть Совет трудового коллектива должен соединять представительскую функцию с исполнительской! Только тогда и будет реальное трудовое самоуправление. И никакого утверждения директора «сверху» в принципе не должно быть. Есть статус юридического лица (государственного предприятия в своей основе как формы общенародной собственности) – и его надо соблюдать. Все остальное – бюрократические извращения и отсебятина. Да что там много говорить: именно такая форма управления на предприятии и есть обыкновенная Советская власть — только на этот раз на производстве, а не только по территориям. Таким образом создается Советская власть сверху донизу – от Верховного Совета СССР (РФ) до самого малого госпредприятия. Это и есть подлинно развитой, подлинно модернизированный социализм.

 

***

Заявления об изначальном буржуазном замысле Перестройки, идущие со стороны КПРФ и Ко, являются примером – как трусливо врут и выдают желаемое за действительное. Все эти заявления – позорнейшая попытка выйти сухим из воды и снять с себя ответственность. Большинство членов нынешней КПРФ и не думало выступать против Перестройки, когда она началась. Даже ни на йоту. А сейчас они вдруг «прозрели». Чушь все это. Мы наблюдаем самую постыднейшую аппаратную логику – раз Перестройка не удалась, значит я не я и лошадь не моя. Горбачев козел отпущения — а мы святые агнцы. А вот если бы Перестройка получилась — не вызывает сомнения, что тот же Зюганов сейчас распевал вовсю о мудрости партии. Есть небольшая модификация такой аппаратной возни – мол, я ничего не знал, а вот если бы знал, тогда бы показал. Но и это позорнейшее вранье. Все все прекрасно знали. А если кто и не понимал общественных процессов, тогда происходящих – тем хуже. Таким людям абсолютно нечего делать в руководстве.

Все это подтверждает тот факт, что Перестройка задумывалась и вначале происходила именно как реформация социализма. Никто не собирался строить капитализм в своей основной массе. Другое дело, что кто-то рассчитывал на «косметический» вариант социалистической реформации – кто-то на более глубокий. Но сначала Перестройку поддержали все, и даже те, кто ее сейчас хает – потому что она действительно задумывалась как попытка реформирования социализма.

Другого выхода просто-напросто не было. Кризисные тенденции давно назрели — и надо было что-то делать. Да и Горбачев, Рыжков, их ближайшее окружение не принадлежали к теневой экономике и не держали миллионы за границей. (Горбачев из крестьян, Рыжков из рабочей семьи и всю сознательную жизнь до председателя правительства провел в заводских цехах.) В то же время они не бедствовали, наоборот, Советская власть дала им все — и для них не было никакого резона ее рушить. Наоборот – они были кровно заинтересованы именно в ее модернизации и свою политическую судьбу поставили на это дело. Но они выпустили джинна из бутылки – с которым не смогли справиться. Они оказались не готовы к  возникшим историческим требованиям, оказались в плену бюрократических привычек и представлений, сдались на потребу сиюминутным интересам — что в итоге привело к дезориентации, сдаче позиций и победе капитала. Фактически Горбачев оказался тем самым Сенькой — у которого проблемы с шапкой. Он оказался слабаком — и эта слабость привела к предательству. В этом смысле старые советские фильмы показывают истинную правду – недостаточно грамотный, тщеславный, хватающий самоуверенностью человек всегда кандидат на поражение и последующее предательство под давлением тяжелых обстоятельств. В результате идеи демократического социализма были фальсифицированы и дискредитированы в сторону буржуазной социал-демократии в том числе. Российским трудящимся такая стагнационная крайность не нужна также – как реакционность КПРФ и Ко. С ней надо непременно бороться.

Надо выдержать твердый и верный курс. Надо отказаться от крайностей, которые, как известно, сходятся по своим плачевным результатам. Надо отречься и от отзовистов-контрреволюционеров по отношению к Перестройке в лице КПРФ и Ко – и от горбачевских ликвидаторов социализма.

С одной стороны, Советская власть должна быть обязательно с самоуправлением трудовых коллективов в виде СТК или фабзавкомов – что и попробовала внедрить Перестройка. Поэтому отзывать дух Перестройки в историческом смысле – суть есть реакция. Для подлинного марксиста и революционера это неприемлемо. Но с другой стороны, никто не спорит, что первая Перестройка был профанирована. Фактически она провалилась. Из одной крайности кинулись в другую – из бюрократического общества в капиталистическое. Горбачев думал, что история сразу выложит ему на тарелочке с голубой каемочкой подлинно демократизированный социализм. А когда этого не случилось – запаниковал и сполз на позиции ликвидаторства социализма.

Не нужно нам ни то – ни другое. Нам нужен именно модернизированный социализм, основное свойство которого – Советская власть, доходящая до всех пор социалистического общества, и в первую и наиглавнейшую очередь до каждого трудового коллектива. Важность подобного усовершенствования социалистического общества невозможно переоценить. Главная особенность здесь в том, что именно от предприятий и учреждений формируется подавляющий депутатский корпус. Но если на предприятии будет мощное влияние трудового коллектива через СТК – таким образом трудовые массы смогут реально управлять депутатским корпусом, смогут взять под контроль вопросы его выдвижения и отзыва. Таким образом власть будет в руках сообщества трудовых коллективов — что собственно и есть наиболее здоровая часть народа. И в этом смысле Перестройка показала хотя бы путь, по которому надо идти.

Но с самого начала дело испортило стремление даже наиболее «передовых» слоев прежнего бюрократического общества сохранить административно-командный ресурс, что в итоге привело к изувеченности и недоделанности всего и вся. Самоуправление трудовых коллективов сформировали под таким влиянием ведомственно-централистского стиля — что дошли аж до буржуазного разделения властей. До извращения принципов советской демократии. СТК стал фактически совещательным органом при полновластном директоре через разделение властей – чем не преминул воспользоваться в историческом разрезе враг. Рабочая инициатива как социальная база Перестройки так и не получила своего воплощения через полновесный механизм самоуправления трудовых коллективов, отсюда инициативу перехватили другие силы. В результате переход к зрелому социализму произойдет не непосредственно от одного этапа социализма к другому – а через преодоление не упустившего свой шанс капитала…

Именно для победы над капиталом демократические социалисты предлагают выдержанный идеологический курс. Мы не отрицаем историческую необходимость Перестройки. Иначе просто-напросто мы бы стояли на месте – что через десяток спокойных лет привело к еще большей катастрофе. Перестройка в каком-то смысле как иголка проткнула застойный нарыв — и вся тщательно скрываемая до этого гниль и недоработки вылезли наружу. Если бы нарыв пух дальше – трагические последствия просто трудно переоценить.

Но с другой стороны, настоятельно повторяем еще и еще раз  — никто не собирается отрицать, что Перестройка была во многом профанирована и извращена. Проведена неумело, неграмотно, показушно, что и привело к нынешней стагнации в образе российского капитализма. Сейчас нет иного выхода – как делать второй шаг и от капитализма перейти к подлинно соревновательному и хозрасчетному социализму.  Но это в принципе и есть вторая Перестройка! Но начинать теперь надо с учетом опыта последних лет.

Подытожим. Идти назад, как фактически предлагает КПРФ посредством лозунга контрреволюции – безнадежно. Гнить на месте, как предлагает «Единая Россия» — преступно. Выход один – продолжать демократизацию социализма, что в конкретной исторической форме суть есть продолжение идей Перестройки, но с учетом всего накопившегося опыта на новом витке развития. То есть если раньше перестроечный дух был направлен против административно-командной системы – то теперь он будет направлен против капитализма. Грех таким шансом не воспользоваться.

Мы надеемся на образованные массы российского пролетариата и трудовой интеллигенции — которые поддержат такую линию. Призываем всех борцов за реальную социалистическую демократию присоединиться к нам.

 

индекс – 556827, абонентский ящик – 1172,электронная почта – worker6424@yandex.ru, телефон - 89834442029