Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

КРИВОЭКОНОМИКА И КРИВОСУДИЕ

Русский

Семен КИМЕЛЬМАН

доктор экономических наук 

КРИВОЭКОНОМИКА И КРИВОСУДИЕ

// СР, 16 января 2018 г.

В.В.Букреев рекомендует

Вот уже более года основным экономическим гуру президента В. Путина является Алексей Кудрин, бывший многие годы (с 2000 г.) «лучшим» министром финансов Европы и нашей страны. В бытность президентства Д. Медведева в 2011 г. Алексей Кудрин был выведен из кабмина. Но, как известно, В. Путин не оставляет друзей «в беде». С апреля 2016 г. А. Кудрин возглавляет совет Центра стратегических разработок (ЦСР).

Одновременно указом президента он назначен заместителем экономического совета при президенте России. После своей отставки в 2012 г. Кудрин создал в России Комитет гражданских инициатив, в который вошли гайдаровско-чубайсовские последыши.

«Правовые реальности»

На пресс-конференции 14 декабря 2017 г. Татьяна Фельгенгауэр («Эхо Москвы») задала президенту вопрос:

«Мы видим две разные правовые реальности. О каком верховенстве права мы можем говорить, если в нашем государстве существуют разные правовые реальности?»

Вопрос был задан в связи с тем, что руководитель «Роснефти» И. Сечин четыре раза не являлся в суд по делу А. Улюкаева, хотя получал соответствующие повестки.

Президент В. Путин витиевато ответил:

«Но не могу согласиться с тем, что у нас существуют разные правовые реальности… Что касается Сечина, его неявки в суд, если здесь есть какое-то нарушение закона, то закон должен соответствующим образом отреагировать на это (не понимаю, как неодушевленный «закон» может сам реагировать. – С.К.). Но, насколько я себе это представляю, и я, безусловно, интересовался, потому что видел реакцию общественности на этот счет, закон здесь ни в чем не нарушен. И, как полагает следствие, достаточно собрано материалов, в том числе и показания самого Сечина. Но не могу с Вами не согласиться в том, что Сечин мог бы и прийти в суд, чего здесь такого-то? Мог бы повторить все то, что он излагал в ходе предварительного следствия и допросов».

Но если, по словам президента, «закон здесь ни в чем не нарушен», то он написан и воспринимается коряво и двояко. Это яркий пример кривосудия и не менее двух правовых коллизий:

– оказывается, что на суд, получив повестку, можно явиться, но также можно и не явиться;

– к вызываемому на заседание суда могут прийти приставы или нац­гвардейцы в масках и под конвоем доставить в суд;

– получается, что обвинение может зачитать показания свидетелей, а защита (адвокаты) должны верить этим показаниям, не имея возможности задавать вопросы в ходе судебного разбирательства, что предписано законом.

Я, конечно, не знаю, да и не могу знать детали следствия по уголовному делу А. Улюкаева. Но я не могу себе представить, что верный гайдаровец ночью приехал бы в один из офисов «Роснефти», чтобы получить 2 млн долларов наличными.

Более того, я почему-то убежден, что взяткодатель виновен больше, чем взяткополучатель. И судить надо в первую очередь взяткодателя, так как он обкрадывает трудовой коллектив компании, в которой работает. Все в этом деле коряво, криво и нечисто.

В итоге по просьбе обвинения приговорить к 10 годам отсидки в колонии строгого режима суд чуток смилостивился и приговорил к восьми годам.

Сразу последовала реакция на этот приговор известных политиков: так, председатель Госдумы Вячеслав Володин заявил, что «надо исходить из того, что суд принял решение и обсуждать решение суда неправильно – обсуждают, когда идут прения сторон».

Кандидат в президенты Григорий Явлинский, напротив, заявил, что никакого доверия состоявшийся суд не вызывает, ни малейшего; ничего не выглядит доказанным, главный «свидетель-организатор» Сечин в суд не является и из дела исчезает.

Вездесущий Алексей Навальный написал, что Улюкаев за мошенничество получил больше, чем в России в среднем дают за убийство, которое чаще «стоит» около семи лет, а тут восемь.

Но больше всего меня поразило заявление А. Кудрина:

«Ужасный необоснованный приговор. Слабая работа следствия, обвинительный уклон. С подобной несправедливостью, увы, сегодня сталкиваются многие».

Слова-то какие!

«Обвинительный уклон» – а что, следовало бы сработать оправдательному уклону?

«С подобной несправедливостью сталкиваются многие» – так где же и есть ли у нас ПРАВОСУДИЕ?

И у меня закрадываются мысли, что Кудрин действовал по указке Кремля, чтобы Улюкаева если не оправдать (а так уже было со многими ранее судимыми топ-менеджерами, топ-чиновниками и губернаторами), то по меньшей мере скостить приговор до двух или одного года или вообще объявить условный срок.

Рассуждая о правовых реалиях, В. Путин еще в 2015 г. говорил о наших судах, что они возбуждают дело, обирают бизнесменов, а потом отпускают (оправдывают). Таких экономических судебных дел в 2015 г. было 200 тысяч, а в 2017-м увеличилось до 242 тысяч.

Вполне вероятно, что также закончится дело Улюкаева. Отберут у него квартиры, дачи, оштрафуют на некоторую сумму и отпустят «с богом».

О независимости и справедливости наших судов можно только мечтать. Также можно мечтать о равноправии перед нашим судом всех: от рядового гражданина до депутатов, топ-менеджеров, правительства и Кремля.

Мечтать не вредно…

Кривоэкономика по-кудрински

Вопреки постоянной похвальбе президентом действий лично Э. Набиуллиной и Центробанка РФ Алексей Кудрин сформулировал пять мифов о нашей экономике, сводящих на нет действия нашего Центробанка. По существу, Кудрин отрицает проводимую Э. Набиуллиной политику, полагая, что она заблуждается, когда заявляет, что действия Центробанка якобы обеспечивают экономический рост.

Основной миф, по мнению Кудрина, заключается в том, что инфляция в России носит преимущественно немонетарный характер и, следовательно, ее бессмысленно регулировать мерами денежной политики. Центробанк должен отказаться от таргетирования инфляции, не ставить это основной целью (задачей), поскольку с ней можно справиться, ограничивая монопольные тарифы. Здесь Кудрин прав и неправ. Таргетирование инфляции действительно бессмысленно в условиях корявости и кривобокости всей нашей экономико-политической системы. Но он неправ в том, что спасением от инфляции является ограничение монопольных тарифов. Тем более что неизвестно, как в нашей допотопной рыночной экономике (при полном забвении ценообразования) можно рассчитать тарифы на товары и услуги монополий.

Второй кудринский миф состоит в том, что экономический рост сдерживается недостаточностью денег (денежной массы) и что его можно подтолкнуть с помощью увеличения денежного предложения, способностью финансовой системы генерировать денежные ресурсы. Вдобавок к этому возникает третий кудринский миф о том, что увеличение денежной массы позволит ускоренно задействовать значительные недозагруженные производственные мощности, уменьшив при этом одновременно ключевую ставку.

Где А. Кудрин увидел «значительные недозагруженные мощности»? Сомневаюсь, что они есть! Есть разрушенные стены бывших промышленных гигантов, но их загрузка невозможна, поскольку станкостроение загублено.

Четвертый миф в том, что политика Центробанка на искусственное снижение кредитной ставки для отдельных отраслей, льготные условия смогут подтолкнуть экономический рост. По мнению Кудрина, это может только ускорить инфляцию и увеличить давление на рубль из-за выплескивания дополнительных денег на валютный рынок. Отсюда вытекает пятый миф, касающийся действий Центробанка по сдерживанию и даже фиксации обменного валютного курса рубля на заниженном уровне. Но здесь также палка о двух концах. Рост курса валюты выгоден экспортерам (читай, нефтяникам и газовщикам) и невыгоден импортерам, которые будут увеличивать цены (инфляцию). Понятно, что девальвация рубля выгодна госбюджету и будет увеличивать ВВП, а значит, будет увеличивать ничем не обоснованный рост экономики. Образуется заколдованный круг.

  Собственно, перечисленные выше пять мифов Кудрина говорят об однобокости (однокосости) его видения сегодняшней экономики. Но одновременно видна недальновидность действий Центробанка, его неспособность вытащить экономику из сегодняшнего кризиса. Также видна однобокость действий кабмина и особенно его экономического блока, поддерживающего всецело манипуляции Центробанка с валютным курсом и ключевой ставкой, обманывающего народ о низкой инфляции, хотя народ видит совсем другое: безудержный рост цен, снижение доходов граждан и благосостояния семей.

Я не знаю и не могу знать, какие цифры ложатся на стол президента, насколько они приукрашивают действительность. Но я никак не могу понять, почему президент с такой настойчивостью расхваливает действия Центробанка и одобряет работу кабмина?

Также не могу понять, почему президент возвысил Кудрина, поставил его во главе ЦСР, поручил ему подготовить стратегию развития России до 2024 г. Если всему прогрессивному экономико-политическому сообществу нашей страны, да и самому президенту В. Путину известны финансово-экономические аферы и негативы кудринской кривоэкономики, нарушающие азы и тренды мирового экономического развития и ставшие чуть ли не первопричиной многолетнего (с 2009 г.) упадка российской экономики и продолжающегося сегодня кризиса, выход из которого пока даже не просматривается.

* * *

Не претендуя на полноту, перечислю те основные негативы кудринской кривоэкономики, которые, на мой взгляд, являются важнейшими для понимания создавшейся экономической ситуации в нашей стране.

 

Масштабная налоговая реформа

 

С 2002 г. введен налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ), а с 2005 г. введены вывозные таможенные пошлины на углеводородное сырье (УВС). Одновременно с этим были отменены рентные платежи за добываемые полезные ископаемые на лицензионных участках недр, устанавливаемые в заданных минимальных и максимальных пределах в зависимости от рентабельности и эффективности добычи на каждом конкретном участке. Были отменены отчисления на воспроизводство минерально-сырьевой базы (МСБ), что лишило добывающий сектор России госбюджетных средств на воспроизводство МСБ, то есть «проедаем» советскую МСБ, не заботясь о будущем, но зато позаботились о дополнительном насыщении кошельков олигархов-сырьевиков путем отмены НДС при экспорте минсырья.

С 2001 г. была введена плоская шкала НДФЛ (13%), которая действует уже 17 лет. О пагубности плоского НДФЛ я написал в статье «Ловушка бедности» (Советская Россия», 28.12.2017 г.).

С 2004 г. ставка НДС была снижена с 20 до 18%, а с 2006 г. – до 16%,что привело к увеличению дефицита госбюджета.

С 2009 г. ставка налога на прибыль снижена с 35 до 20%, а в 2017 г. – небольшой рост до 21%, при этом в федеральный бюджет поступало всего 2% (сейчас 3%), а в региональный бюджет – 18%.

Казалось бы, налоговая нагрузка на бизнес снижалась, и вроде бы это хорошо. Но на самом деле афера в том, что, помимо налогов, были введены социальные отчисления (платежи) из ФОТ в бюджет – 30%. Это заставило бизнес уйти в тень. Теневая часть экономики достигла небывалых размеров – чуть ли не 50%.

Также надо учесть неоднородность и разноэффективность предприятий бизнеса. Нельзя в разнородной по климатическим и экономическим условиям России устанавливать ЕДИНУЮ ставку налога на все предприятия, так как это сразу делает убыточными предприятия многих отраслей экономики нашей страны.

Нас почему-то не учит мировой опыт. К примеру, в Норвегии налог на прибыль равен 50% для предприятий нефтегазового сектора, а при добыче УВС налог на прибыль в Норвегии составляет 78%. Вдумайтесь, читатели: король и правительство Норвегии знают, что делают, учитывая, что климат в Норвегии не менее суровый, чем в России, и добыча нефти и газа производится на шельфе (а в России на суше).

 

Создание кубышки для изъятия доходов

 

В 2004 г. был создан Стабилизационный фонд, а с 2007 г. был введен трехлетний ненефтегазовый государственный бюджет, что в одночасье сделало госбюджет дефицитным (до этого бюджет был профицитным). В Стабилизационный фонд складировались нефтегазовые доходы (НДПИ и таможенные пошлины). Частично эти доходы путем трансферта возвращались в госбюджет, но основная часть Стабилизационного фонда расходовалось на покупку американских 30-летних облигаций с годовым доходом (купоном) всего 2%, то есть субсидировалась американская, а не российская экономика, остро нуждающаяся в инвестициях. Разумом невозможно понять, почему и зачем была претворена в жизнь эта афера, почему все ветви власти ее одобрили и допустили.

В 2008 г. Стабилизационный фонд был разделен на Резервный фонд и Фонд национального благосостояния (ФНБ). Значительная часть Резервного фонда по-прежнему расходовалось на двухпроцентные купонные облигации США, за исключением 2009 г., когда случился кратковременный обвал мировых цен на нефть.

Предполагалось, что средства ФНБ предназначались для повышения пенсий, социальных льгот и т.п. Но с согласия Кремля и кабмина ФНБ начали разворовывать на какие-то инвестиционные проекты госкорпораций и госкомпаний, после чего эти денежные средства уплывали в офшорные инстанции. А народу говорили, что инвестиционные проекты являются прибыльными и с их помощью средства ФНБ будут возрастать.

С января 2018 г. Резервный фонд объединили с ФНБ, но теперь уже не с названием «Стабилизационный фонд», а с названием «Фонд национального благосостояния», но функциональное назначение его сохранилось – подпитка офшорных юрисдикций. Правда, облигации США перестали покупать.

Это послужило базой для новых кривоэкономических рассуждений. Так, в конце 2017 г. тот же Алексей Кудрин заявил, что Пенсионный фонд РФ остро нуждается во вливаниях из федерального бюджета, что уменьшит инвестиции в технологическое развитие страны, что, в свою очередь, обуславливает необходимость повышения пенсионного фонда.

Вообще, меня удивляют и поражают цепочки взаимосвязей в кудриномике, узость взглядов Алексея Кудрина только как финансиста. Но экономика не может жить и тем более развиваться только через финансовые потоки. Кстати, действующий министр финансов Антон Силуанов видит, как и Кудрин, нашу современную экономику только сквозь призму финансов и осуществляет сугубо фискальную политику путем обложения налогами и неналоговыми сборами и поборами со всех и за все и прежде всего с населения, с граждан нашей страны.

Вот и прозябаем мы в удивительной, сугубо российской финансово однобокой кривоэкономике, создаваемой живущими сегодня гайдаровцами: Кудриным, Набиуллиной, Грефом, Силуановым, Чубайсом.

Эта кривоэкономика сдирает «последние портки» с наших граждан, осуществляя сиюминутные интересы и не задумываясь о будущем нашей родины.

Названных топ-чиновников и топ-менеджеров я считаю кадровыми ошибками Кремля и лично президента В. Путина.

Закончу я эту статью словами Виктора Геращенко, настоящего банкира, финансиста и экономиста еще с советских времен:

«Кстати, сейчас обсуждают, а не вернуть ли Кудрина назад? Ну, верните Кудрина, если хотите и дальше в дерьме жить!» (Информационное агентство «Новостной Фронт», 1.02.2016 г.)