Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Владимир Першин. Что такое современная рыночная экономика

Аватар пользователя Владимир Першин

 

Мировой экономический кризис явно обнаружил самое слабое звено в экономическом устройстве современного общества. Это финансовая система вообще и банковский сектор в особенности. Следовательно, проблема их модернизации выходит на первый план. Решим ее, значит вытащим всю цепь проблем, от которых задыхается сегодня и Россия, и весь мир. Не справимся, то все намеченное останется благим пожеланием или в лучшем случае будет осуществляться административными и силовыми методами, следовательно, грубо, неэффективно и, главное, бесперспективно. Вот главный вызов, сделанный глобальным кризисом современной экономической науке и практике. Чтобы ответить на него, необходимо прежде всего в корне пересмотреть наши представления об устройстве современной экономики. Да, она рыночная, но не просто рыночная. Сегодня это органическое единство трех рыночных моделей, которые сформировались по мере исторического развития и которые существуют до сих пор. Рассуждать о рыночной экономике вообще, как это повелось у нас с начала «перестройки», так же нелепо, как говорить о воздухе, забывая о том, что он состоит из водорода, кислорода, углерода, азота и т.д.

Первая модель – это простая рыночная экономика, основанная на личном труде мелких товаропроизводителей. Главная их цель и побуждающий мотив – получить деньги за свои товары и купить на них другие. Сегодня простая рыночная экономика представлена массой индивидуальных предпринимателей, эксплуатирующих только свой труд.

Вторая модель – это капиталистическая рыночная экономика, основанная на наемном труде под началом собственников средств производства, в том числе земли. Главная их цель и побуждающий мотив – это прибыль от вложений денежного капитала в торговлю, промышленность и банковский сектор, а также получение ренты с земли, строительных участков и прочей недвижимости. Сегодня это представители так называемого малого и среднего бизнеса, включая мелкие и средние банки, осуществляющие расчетно-кассовое обслуживание и кредитование физических и юридических лиц, а также различные собственники земли, жилья и прочей недвижимости.

Третья модель – самая современная и потому господствующая над первыми двумя – это финансово-капиталистическая рыночная экономика, основанная на финансовом капитале, то есть на слиянии и централизации в одних руках банковского капитала и капитала реального сектора экономики. Сегодня этими руками являются отдельные финансовые олигархи и их группы, а их инструментами – крупные частные и в особенности национальные центральные банки, некоторые из которых являются национальными по форме, но мировыми по существу. Главным среди них, а потому и глобальным центральным банком является Федеральный Резерв США, который, мало того, что национальный, но еще и принадлежит частным лицам. Это главное противоречие мировой финансовой системы, которое, если не снять, будет и дальше циклически разрешаться национальными, региональными и глобальными кризисами финансовой системы, а значит и экономики в целом.

Мы живем в эпоху не просто рыночной экономики, а в эпоху финансового капитала вообще и мирового в особенности. К сожалению, их сущность, а значит и сущность современной финансовой системы во многом остаются белым пятном в экономической науке. После Гильфердинга («Финансовый капитал», 1910) и Ленина («Империализм, как высшая стадия капитализма», 1916) экономическая теория не продвинулась в этом фундаментальном вопросе ни на шаг, демонстрируя тем самым почти вековую отсталость экономической науки от экономической практики. Это неизбежно привело к тому, что современная рыночная экономика до сих пор воспринимается и, следовательно, отражается в законодательстве с точки зрения первых двух моделей, то есть, неадекватно. Финансовый капитал, например, представляется и трактуется совершенно в монетарном духе – как накопленный денежный капитал в виде различных фондов частных предприятий, банков, финансовых корпораций, страховых компаний и т.д., или как акционерный капитал и обращающиеся на фондовых рынках акции. Следовательно, и финансирование производства представляется возможным только за счет накопленных источников – собственных и привлеченных инвестиций. Это совсем не так. То, что было правильно для капиталистической рыночной экономики (например, тот простой факт, что всякий капиталистический бизнес начинается с авансирования известной суммы заранее накопленного денежного капитала) совершенно неверно для эпохи финансового капитала.

В лучшем случае на эпоху финансового капитала смотрят сквозь призму второй модели, то есть капитализма не далее XIX века, в худшем – глазами монетаризма XVII века, согласно которому считалось, что богатство общества создается не в сфере производства, а в сфере обращения, то есть на рынке. Отсюда главными целями были тогда развитие внешней торговли и накопление денег (золота). Монетарный характер российской экономической политики последних 20 лет становится совершенно очевидным, если вместо слов «развитие внешней торговли» поставить «интеграция в мировую экономику», а «золото» – заменить на «доллары и евро».

С подачи наших стратегических конкурентов мы так уверовали в абстрактную рыночную экономику, что просто стесняемся лишний раз произнести слово «капитализм». Что касается финансового капитализма, то он для нас как бы и вовсе не существует. Отсюда наивные сказки известных рыночников о неком мире, в котором современные государства представляются независимыми товаропроизводителями, об их свободной конкуренции на свободном мировом рынке, о «невидимой руке» этого рынка и т.д. Судить о современной экономической эпохе с точки зрения ходячих рыночных представлений и строить на этом внутреннюю и внешнюю политику государства сегодня не только нелепо, но и смертельно опасно. Пора покончить раз и навсегда с этим губительным для нас дилетантством.

 

Комментарии

Аватар пользователя Совок

   На мой взгляд по отношению к современной россии правильнее употреблять слово плутократ,вместо олигарх.

Автор упомянул Ленина. Всуе. А у Ленина про финансовый капитал хорошо изложено. Это — загнивание капитализма .Это — тупик для человечества.

Автор хочет спасения капитализма реформированием. Таких было много. Много и сейчас. Буржуазные реформаторы.

Аватар пользователя В. Першин

1. Согласен, у Ленина изложено хорошо, но вот Вами прочитано очень плохо (или совсем не прочитано?). «Загнивающий», «последняя перед социализмом историческая ступень» (а не тупик) — это у Ленина про империализм, а не про финансовый капитал. «Концентрация производства; монополии, вырастающие из нее; слияние или сращивание банков с промышленностью — вот история возникновения финансового капитала и содержание этого понятия». Если в указанной мной книге Ленина Вы вместо этого определения увидели фигу, если, следовательно, Вы не видите существенной разницы между империализмом и финансовым капиталом, то это Ваши проблемы. Летом текущего года этому определению исполнится 95 лет. У Вас есть, чем его дополнить? Ведь сколько лет прошло. Если Вам нечего сказать что-либо вразумительное о современном финансовом капитале, если Вы в нем не видите самых главных объективных предпосылок социализма, если, следовательно, Вы не видите в реформе современной финансовой системы первый решительный шаг к экономической модели социалистического общества, то это тоже Ваши проблемы. По Вашему получается, что переход к социализму начинается только после завоевания пролетариатом политической власти, а до этого момента всякие экономические реформы,  двигающее современное общество к социализму, невозможны, являются буржуазными и делаются во спасение капитализма. Сто лет назад еще можно было так заблуждаться, но сегодня это детский лепет.

2. Увидел еще одно Ваше категорическое заявление: «Главное в марксизме-ленинизме — это материализм». Неправильно. Материализм — это методология, которая важна, но отнюдь не является главной в учении Маркса и Ленина. Согласно материалистической методологии («бытие — первично, а сознание вторично» — это Вы зазубрили, а вот в каждом конкретном случае про него забываете) — так вот, согласно этой методологии в учении Маркса о буржуазном обществе первичной (а потому главной и определяющей) является политэкономия, которая, с одной стороны, является воплощением материалистического понимания истории, с другой — экономическим обоснованием политического учения Маркса. Три составные части марксизма представляют собой органическое единство этого учения и одновременно являются его относительно самостоятельными дисциплинами. Среди них политическая экономия является определяющей так же, как и экономика в реальном обществе. 

И это еще Ленину приписывают «марксисты».

Коммунизм — это уничтожение частной собственности = разделения труда, денег. А финансовый капитал оставим?

Аватар пользователя severo53

Карасёв Вячеслав


В.И.Ленин в работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» (середина 1917г.)  дал  характеристику  основным  признакам  империализма:   


1) концентрация производства и капитала, приведшие к возникновению монополий,  играющих  решающую  роль  в  хозяйственной  жизни;


2) слияние банковского капитала с промышленным и создание на базе этого финансового  капитала,  финансовой  олигархии;


3) вывоз  капитала  приобретает  особо  важное  значение;


4) образуются международные монополистические союзы капиталистов, делящие  мир;


5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими  державами.


Учитывая марксистскую обратную последовательность снятия степеней (этапов)  отчуждения,  то есть этапов уничтожения частной собственности, приходим  к  выводу:  борьба против этих основ империализма является первым этапом борьбы за социализм и коммунизм.

Borisov Eduard


Не могу найти Ваш ответ «Полковнику». ССылка выводит снова на этот сомнительный текст сомнительного Полковника. Безапеляционные его утверждения, что Кургинян всегда правый…, меня очень озадачивают. Уже одно то, что он поднял в своих передачах вопрос об абсолютно бездоказательном охаивании советского периода и опыта, причем системно и систематически, выдвигает его вперед, в отилчие от сомнительных «диалектиков», диалектика которых не идет дальше сталинского «пойдешь налево — придешь направо» и т.п.


Суть же момента сегодняшнего не в отказе или гибели глобализации (она универсальна и будет идти всегда, хотя с разными темпами),  не в необходимости жесткго следования «правому проекту», то есть игнорировании коренных интересов большинства населения, а, наоборот,  в обеспечении перехода к развитию в интересах всех, что достижимо при известном революционном повороте или в головах сегодняшних правителей (маловероятно), или в при смещении сегодняшней  олигархически — государственной монополии.


 


 

Borisov Eduard

Аватар пользователя В. Першин

«Борис, ты не прав»

 В отношении «молчания ягнят» сразу скажу — надо было действительно эти слова закавычить, потому что возникает вопрос: о каких ягнятах Кургиняна идет речь?. Теперь по существу.

1. У меня тоже сложилось впечатление, что перед написанием статьи Вы приняли некий «допинг» — ну так — для смелости и вдохновения. В итоге получилось очень эмоционально и почти по формуле: «что у трезвого на уме, то пьяного на языке». Я это не утверждаю, просто у меня сложилось такое впечатление. Оно Вам наверняка не понравится. Но и мне оно тоже не нравится, и Совку, и, возможно, другим на этом сайте. Но это не главное. Язык статьи действительно получился ОЧЕНЬ тяжелый для чтения — путаный, с грамматическими и, главное, терминологическими ошибками, что вообще недопустимо для марксиста. Вы же наверняка знаете, что по Марксу продается не труд, а товар-рабочая сила. В политэкономии это две разные вещи и перепутать их может или очень пьяный марксист, или не марксист вообще. Из-за небрежности много мелких ляпов. В начале, например, говорится правильно — «промышленная буржуазия», в конце она уже «производственная». Но и это не главное.

2. Ваши слова: » … надо, наоборот, озвучить правый (подчеркиваю — правый) проект, опираясь на левую методологию. Диалектика» (извините, что вставил недостающие знаки препинания). Если бы Вы сказали: «надо, наоборот, опираясь на левую методологию, озвучить новый проект, правый по форме и левый по содержанию», то это действительно была бы диалектика, достойная марксиста. А у Вас, извините, получилась эклектика. Почему у Вас такая путаница? Выглядит так, как будто Вы действительно были чрезмерно одухотворены.

3. Вы задаетесь риторическим вопросом: причем здесь Кургинян? И отвечаете на него, что он якобы не сказал то, что обязан был сказать, что он упорно молчит и что теперь вместо него все выскажете Вы. А что нового и, главное, умного Вы сказали? Что нашим поросятам-олигархам нельзя самим за «бугор», ибо там волк, который их съест со всеми потрохами? Или что вся Ваша статья написана «в интересах буржуазии» (надо понимать — нашей отечественной буржуазии, так как в статье именно о ней идет речь)? Но почему-то «логика этого спасения и вправду приводит к фашизму». Это что — тоже диалектика марксизма применительно к новым условиям?

4. Короче, судя по идеологии Кургиняна, которая у всех на виду, он вряд ли когда-либо напишет и предложит нечто, хотя бы отдаленно напоминающее Ваш проект «молчание ягнят». Так что в этом смысле, наверное, будет лучше, если Кургинян и его ягнята будут и дальше хранить гробовое молчание. У Вашей витиеватой статьи — единственный положительный подтекст (который, кстати, не каждый заметит), а именно: пора в нашем обществе что-то срочно предпринимать в смысле разумных социально-экономических реформ, иначе произойдет социальный взрыв. Но разве не об этом уже не говорит, а буквально кричит Кургинян? В отличие от Герцена, он уже не звонит в «колокол», он бьет в набат, на полную катушку используя те возможности, которые ему пока что предоставляют СМИ и интернет. И делает это блестяще. Таково мнение подавляющего большинства. Сам он ничего конкретного не предлагает — это правда. Потому что слаб в понимании современной экономики и разумно избегает опрометчивых предложений. Зато он неустанно призывает экспертное сообщество из числа настоящих российских интеллигентов подумать и предложить, наконец, что-то конкретное и действительно спасительное для страны. При этом дает правильный совет — взять на вооружение весь положительный опыт и в мире, и в том же Китае, и, главное, в СССР. Как я понял, он действительно отказался от коммунизма, но от какого? Разве он отказался от научного мировоззрения вообще, и учения Маркса о капитале, в частности? Лично я такого пока не слышал. От коммунизма, который был в СССР и который социализмом-то не назовешь, — вот от такого коммунизма он действительно отказался. Но при этом он и не собирался выплескивать с водой и ребенка. И на том основании, что человек честно отверг лживую историческую форму общества и предложил все ценное взять из его содержания, Вы сделали вывод, что он некий «молчун», «ортодоксальный идеалист» и «правый» политик? Это же смешно, а с позиций настоящего марксиста даже политически слепо. «Коммунисты поддерживают всякое прогрессивное движение …» — это арифметика марксизма. Более того, на мой взгляд, сегодня Кургинян гораздо ближе к «левым», чем когда-либо, чего я не сказал бы о Вас, особенно после Вашего «молчания ягнят». Вы заговорили и так «поправели», что «перевернулись» (кажется, товарищ Сталин говорил, что такое бывает), при этом очередной раз продемонстрировали свой слабый и потому «вульгарный марксизм». Зачем?

5. Данный комментарий отнюдь не заказной, как можно было бы подумать. Я просто не люблю, когда передергивают, врут и привирают, о чем не раз писал на сайте и на что всегда остро реагировал. Есть, правда, одно интересное совпадение. Сергей Кургинян и Виктор Борисов (он же Борис Викторов и Полковник) в свое время и каждый по своему некрасиво «отфутболили» мое предложение о сотрудничестве. Обоим я отослал концепцию финансовой реформы в России под названием «Финансовая вертикаль», в которой речь шла о необходимости создания Центральным Банком системы рефинансирования специально для реального сектора экономики. С первым вообще никакого диалога не произошло, он просто перепоручил меня своим друзьям, а те пообещали, но так и не удосужились встретиться и поговорить со мной. Второй ответил совершенно в духе «молчания ягнят» и с тем же риторическим вопросом: «Зачем?»

 «Ничего личного, только …»

1. Виктор Алексеевич, Вы что — не заметили, что первый пункт я изложил в стиле Вашего «молчания ягнят», применил те же приемы, что и Вы? Жестко? — Согласен. Но ничего личного, только ради …. — ну сами понимаете чего. Думаю не стоит впредь опускаться Вам до таких текстов. Вот про Амстердам — здорово, ничего не скажу.

2. Вы считаете, что на такой серьезный материал, который я Вам послал, дали прекрасный ответ. Это не ответ, это приукрашенная, но самая банальная отписка, да еще с этим тупым вопросом «Зачем?». Вы что — забыли, о чем мы говорили на конференции? Специально размещу этот материал в блоге, чтобы показать всем, что он нуждается в серьезной дискуссии, а не в отписках типа Вашей. Конечно, она меня обидела. Тем не менее, это лучше, чем «фига» от Кургиняна. Кстати, переписка с Вами у меня тоже сохранена и Вашу отписку я было уже вставил в предыдущий комментарий, но потом удалил, так как нечего было показать для сравнения (т.е. ничего не было от Кургиняна). Поэтому спасибо Вам за ее иллюстрацию.

 

Аватар пользователя В. Першин

Коммунизм не вводится с сегодня на завтра. Есть еще и социализм, и переходный период к нему. Поэтому финансовый капитал оставим так же, как и ранее мелких буржуа при НЭПе. Сомневаюсь, что Вы внимательно читали известную работу Ленина и постигли сущность финансового капитала. На это я уже Вам намекнул ранее. К тому же Вы не замечаете, что сегодня это не просто финансовый капитал (таковым он был в начале прошлого века и именно о нем писал Ленин). Сегодня это централизованный финансовый капитал и как таковой — важнейшая объективная предпосылка действительного социализма.

Спасибо, очень интересно.