Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Владислав Фельдблюм. О высказываниях Владислава Суркова

Аватар пользователя professor-v


Владислав Фельдблюм

  

О высказываниях Владислава Суркова

  

        Примерно три года назад я опубликовал интернете статью «Хитроумная выдумка политологов» http://vladislav-second.narod.ru   Речь в этой статье шла о концепции «суверенной демократии», которую выдвинул первый заместитель администрации президента Владислав Сурков. Статья вызвала интерес. В связи с вопросами и замечаниями читателей, целесообразно прокомментировать и некоторые другие высказывания господина Суркова. В частности, в газете «Известия» опубликована беседа с господином Сурковым по широкому кругу вопросов http://www.izvestia.ru/politic/article3149592/  Отдавая должное высокому служебному положению господина Суркова, его эрудиции и осведомлённости, в то же время нельзя согласиться с некоторыми его высказываниями. Ниже приводятся мои комментарии по ряду вопросов, затронутых в беседе.

  

        О гениях.  Господин Сурков говорит: «Гении всегда в меньшинстве». И делает отсюда слишком далеко идущие выводы. Например, такой: «Нужна система поиска гениев, вычисление, нахождение уникальных людей у нас, за границей – это самое главное, что мы должны сделать». Звучит внешне красиво, но неубедительно. В связи с этим необходимо напомнить:  гении действительно всегда в меньшинстве, но не все, кто в меньшинстве, — гении! Гений не тот, кто в меньшинстве, а тот, кто доказал свою гениальность своей жизнью и своими делами на пользу людям.  Нередко такое признание приходит к гениальному человеку через много лет после его смерти. Если бы господин Сурков или кто-нибудь другой придумали «систему поиска и вычисления гениев», то это изобретение уж точно удостоилось бы Нобелевской премии!

 

       Об иностранных специалистах. Господин Сурков удивляется: «Мне кажется, достаточно даже просто посмотреть вокруг себя и удивиться, почему у нас эта идея встречает такую настороженность». Ничего удивительного, причин для настороженности много. В принципе, работа наших учёных в интернациональных коллективах полезна, с этим спорить не приходится. Но не зря говорят: «дьявол кроется в деталях»! Если в таком коллективе возникнут серьёзные разногласия по тем или иным научным подходам и технологическим решениям, кому будет отдаваться предпочтение при принятии окончательного решения? Всегда иностранным специалистам только на том основании, что они иностранные? Вопрос представляется непростым.  Не менее щепетилен и вопрос  о распределении фонда заработной платы в таком интернациональном коллективе. Это только на первый взгляд здесь всё просто. Господин Сурков считает, что платить надо «не из ложно понятого патриотизма, а чтобы этот человек по своей квалификации действительно заслуживал таких денег». А как оценивать квалификацию? Допустим, рядом работают два профессора — русский и иностранец. Кому и за что платить больше?

 

        О положении в российской науке. Господин Сурков признаёт, что «наша наука в свое время очень сильно пострадала от непродуманных реформ». И тут же добавляет, что в последние годы финансирование российской науки значительно повышено. Представляет ли себе господин Сурков истинные масштабы разрушения российской науки за годы этих так называемых »реформ»? Считает ли он достаточным нынешнее «повышенное» финансирование для исправления положения?  Более того, достаточно ли здесь  только финансовых мер? Может быть нужны организационные, административные и даже политические меры?  Рекомендую ознакомиться с моими статьями «О положении в науке и образовании» (журнал «Ректор вуза», 2009, №10, стр. 36-37) и «Гибель отраслевой науки» на сайте  http://professor-v.narod.ru/remark-11.html

 

        О базе для научных исследований. Господин Сурков пишет: «Потому что нельзя просто сказать: мы доверяем эту работу такому-то университету. Там есть люди, которые либо могут это сделать, либо не могут. Конкретные люди». Здесь опять неясность. Люди-то есть, но ведь успех научной разработки зависит не только от персоналий. Нужны все необходимые условия: установки, приборы, оборудование, коммуникации, материалы, средства информатизации и многое другое. В одном университете это есть, а в другом нет. И что же смогут сделать там даже очень способные учёные-экспериментаторы? Видимо, статус и научная база учреждения играет не меньшую роль, чем способности исследователей, по-крайней мере в экспериментальных науках. Одно нельзя отрывать от другого.

 

        О »коммерциализации изобретений».  Господин Сурков постоянно употребляет термин «коммерциализация».  Он пишет:  «Ведь ученые, исследователи, бизнесмены у нас пока не умеют заниматься коммерциализацией изобретений». Возникает вопрос: что подразумевает господин Сурков под «коммерциализацией» и  не подменит ли она действительную  реализацию,  внедрение новой разработки в практику?  Известно, что западные фирмы нередко перекупают и перепродают интересные изобретения. Они это делают из соображений коммерческой выгоды, например для устранения нежелательного конкурента. У нас, к сожалению, распространена другая разновидность «коммерциализации», а именно «откаты» заказчикам на ниве липовых и наукообразных «разработок». Этим стали увлекаться малые научные предприятия при вузах.  Это  вообще стопроцентная имитация научно-технической деятельности. Такая «коммерциализация» — это не практическая  реализация, а нечто совсем другое, не имеющее к научно-техническому прогрессу никакого отношения. Не к такой ли «коммерциализации» призывает нас господин Сурков? По-видимому, следует говорить не о «коммерциализации», а о совместной практической работе учёных, исследователей, бизнесменов по созданию новых промышленных производств, по производству новых видов продукции, по выявлению и завоеванию рынков сбыта.  Эта задача куда актуальнее пресловутой «коммерциализации», но она и намного сложнее.

 

       О «Сколкове». Господин Сурков высоко оценивает проект «Сколково», является его энтузиастом и верит в его перспективы. Это хорошо. Но сегодня фундаментальная наука пребывает в состоянии стагнации, а отраслевая наука вообще развалена. Отдельные позитивные примеры не отражают общего тяжёлого положения.  Мне по роду работы близки химия и химическая технология. Могу с полной ответственностью сказать, что в результате развала отраслевой науки страна утратила способность разрабатывать и внедрять новые отечественные химические технологии. Теперь мы можем только закупать химические производства за рубежом. А как обстоят дела в других отраслях? Насколько проект «Сколково» поможет восстановить и развивать отечественную фундаментальную и прикладную науку? Будут ли в «Сколкове» разрабатываться отечественные технологии в объёме, достаточном для последующего проектирования и строительства новых заводов? Или там будут заниматься только «коммерциализацией» в том духе, о котором сказано выше?

 

       Об Октябрьской революции 1917 года.  Господин Сурков патетически восклицает: «Если мы будем идти на поводу только у лени, зависти, недоверия, раздражения… Слушайте, мы в 17-м году пошли у этого всего на поводу – может быть, уже хватит?» Думается, патетика и раздражение — плохие советчики.  Примитивная оценка исторического значения Октябрьской революции не делает чести аналитику такого должностного положения. Не углубляясь здесь в эту тему, рекомендую мою статью «Связь времён» на сайте  http://v-nauka.narod.ru  Предвижу негативную реакцию господина Суркова и его единомышленников по поводу многих положений и общей тональности этой моей статьи. Но ничего не поделаешь, я привык честно и ясно излагать свои взгляды, даже если они кому-то и не нравятся.  Эти взгляды — не прихоть и не каприз, а результат многолетних исследований на стыке естествознания, математики и гуманитарных наук  http://vestnikcivitas.ru/docs/1224 

 

        О социальной справедливости.  Трудно удержаться от возражений по поводу следующего утверждения господина Суркова:  «Да, кто-то зарабатывает 15 тысяч, кто-то 30, кто-то миллион. А зачем демократия? Чтобы каждый мог зарабатывать столько, сколько он хочет или может зарабатывать. Не надо возвращаться к этому скулежу: кто-то лучше живет, чем я. Да лучше, потому что он работает лучше, чем ты, вот и все». То, что господин Сурков презрительно называет «скулежом», есть не что иное, как справедливое возмущение людей диким социальным расслоением, коррупцией, воровством, обманом, жульничеством, мошенничеством, имитацией реальной работы. Иными словами, всем тем, что процветает на нашем социальном небосклоне и, увы, подчас никак не связано с качеством работы человека и его полезной отдачей обществу. Большинство россиян не хочет такой «демократии». Никто бы не возражал, если бы в нынешней России и в самом деле неуклонно действовало это утверждение Суркова — кто больше работает, тот лучше и живёт.

 

        О политической системе. Господин Сурков утверждает: «Политическая система должна быть чуткой к меньшинству,  поскольку меньшинство имеет часто и свои политические воззрения, и свое представление об общественном устройстве». Выше я уже говорил о своеобразных представлениях господина Суркова о гениальности и её носителях. Добавить можно только одно:  никто не собирается ломиться в открытую дверь, никто не спорит, что у меньшинства могут быть очень ценные общественные идеи. А могут и не быть!  Никто не против «уважения к людям продвинутым». Весь вопрос в том, как понимать эту «продвинутость»:  истинная она или показная, на пользу людям или нет.  Россияне, наученные горьким опытом ельцинского «демократического» беспредела приснопамятных 90-х годов, почему-то очень не хотят поддерживать нынешнее правое меньшинство в лице господ Немцова, Касьянова, Каспарова и пр.,  которые с пеной у рта пропагандируют свои очень «ценные идеи». Государственному служащему такого уровня, каковым является господин Сурков, не мешало бы, наряду с  реверансами в адрес  »гениального меньшинства», всё-таки  подчеркнуть необходимость проведения  политики, отвечающей  интересам большинства россиян. Это, наверно, и есть настоящая демократия.

 

Ярославль, апрель 2011 г.

 

 



 



 


 

Комментарии

Borisov Eduard


Неплохо, но очень уж мягко все это высказано по отношению к идеологу разрушительства, проходящего под лозунгом  и названием «реформы».


Все это антинародные действия, преследующие по сути лишь одну цель — обогащение кучки олигархов и их прихлебателей за счет основной массы населения.  

Borisov Eduard