Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Владислав Фельдблюм. Нечестность - главная болезнь российского рынка

Аватар пользователя professor-v




  1. Почём твоя честность? Этот аморальный вопрос имеет давнее происхождение. В России всегда были и честные люди, и воры, и взяточники. В советском прошлом честность провозглашалась главным достоинством человека. Но на практике этот лозунг часто не работал. Вспомним хотя бы массовые приписки и искажения отчётности о выполнении планов, часто нереалистичных, но обязательных. Или теневые доплаты в конвертах и другие привилегии партийным чиновникам. Но всё это теперь кажется невинными шалостями в сравнении с нынешним разгулом продажности и коррупции. Продаётся всё: честь, совесть, порядочность. Всё зависит только от суммы. Хотели сделать, как лучше, а получилось…

Люди ещё не забыли времена, когда в магазинах не хватало сливочного масла, мяса, колбасы, трудно было купить модную обувь, одежду, когда приходилось записываться в очередь на приобретение холодильника, телевизора, ковра. Уже второе десятилетие живём мы в условиях товарного изобилия, в продаже есть всё, чего душа ни пожелает. Но всё чаще каждый из нас сталкивается с другим дефицитом — дефицитом честности и ответственности в любой сфере и прежде всего на рынке товаров и услуг. Нечестность становится образом нашей жизни. Она — главный тормоз выхода из нынешнего кризиса. Она ставит под вопрос будущее нашей страны. Вот по телевидению идёт сюжет, в котором показывают обнаруженный подпольный цех. Здесь в условиях полной антисанитарии из гнилого, протухшего мяса изготавливают сосиски и поставляют их в торговую сеть. Мы узнаем, что даже в престижном супермаркете можно купить колбасу… со свалки. Появились предприимчивые дельцы, наладившие этот доходный бизнес: собирают на мусорных полигонах выброшенные испорченные продукты, придают им товарный вид, перебивают сроки годности на консервах, полуфабрикатах и снова сдают в магазины для продажи. Становится просто страшно что-либо покупать. Практически каждый день то из одного региона, то из другого приходят сообщения о массовых отравлениях ребятишек в детских садах, лагерях, школах, о вспышках кишечных инфекций из-за нарушений правил санитарии по причине халатности и безответственности обслуживающего персонала.

Фальсификаты заполонили наши рынки и магазины. Их производство поставлено на широкую ногу. Знакомая купила туфли, якобы кожаные, известной зарубежной фирмы, заплатила немалую сумму, но они через месяц полопались, и псевдокожа осыпалась, как труха. Подростку на выпускной вечер приобрели модный дорогой костюм. Но стоило парню попасть под небольшой дождь, как обновка превратилась в линялую тряпку, которую осталось только выбросить. Подделывают все: посуду, бытовую технику, игрушки, а самое страшное — лекарства. Больные нередко отдают за дорогостоящие препараты последние деньги, влезают в долги в надежде избавиться от недуга, но выздоровление не наступает, потому что лекарство оказывается фальшивым. Видимо, этот «бизнес» приносит хорошую прибыль, недаром количество аптек на наших улицах растёт изо дня в день.

Сегодня честность приравнивают к глупости, а ум — к умению зарабатывать большие деньги. «Отчего ты такой бедный, если такой умный?» — этот издевательский вопрос стал обычным среди тех, кому доставляет удовольствие унизить порядочного человека. Им и в голову не приходит, что на честных и работящих людях мир держится! Ещё с времён Адама Смита известно, что материальное производство — единственный источник

благосостояния людей. Не станет реальных продуктов, и любое общество неминуемо вымрет. Труд честен по определению. Главный вред от нечестности, жульничества и мошенничества как раз и состоит в том, что нарушается нормальный, естественный, столь необходимый процесс общественного производства. И тогда наступает кризис.

2.

В повседневной жизни трудно быть каждую минуту правдивым, да и не всегда нужно резать правду-матку. Речь — не о бытовой нечестности. Концентрированное и крайне опасное проявление нечестности — коррупция. Для того чтобы понять сущность процессов, за­хвативших Россию после августа 1991 г., важно видеть, что тогда произошло не рождение новой сис­темы, а развал старой. Ускорился процесс распада всех институтов власти. В той атмосфере он многими воспринимался как благо. Но вместе с этим шел распад уважения к государству как таковому, распад уважения к за­кону. Попытка реформаторов создать класс собст­венников как опору демократии быстро перешла в номенклатурный дележ собственности, до этого государственной .

Большевики, взявшие власть в 1917 году, начали свое правление с того, что отобрали собственность у всех. А в 1991 году кончилось тем, что собственность захватили госчиновники. Из опекунов народного добра они превратили себя в собственников. Падение советской власти многие ис­пользовали в целях личного обогащения. Целые состояния были сделаны в период «шоковой терапии». Ваучерная приватизация была ни чем иным,  как более упорядоченным процессом передачи собст­венности в руки номенклатуры и организованной преступности. С каждым витком приватизации коррупция усиливалась, ибо никаких механизмов контроля над обвальной приватизацией не было. Затем начался этап липовых аукционов, захвата заводов, подкупа чиновников, подлога документов и ряда других мер для того, чтобы захватить производственный сектор экономики. Этот бандитский захват подавался как реформа, как переход к рыночной экономике. Большее кощунство трудно себе представить. Дележ со­ветских заводов между монополистами безо вся­кого закона, путем мафиозных разборок, заказных убийств и взяток, никак нельзя назвать перехо­дом к рыночной экономике.

 

Коррупция стала главным элементом процесса приватизации.  В любой цивилизованной стране с рыночной экономикой сделка, которая происходит в сговоре между устроителями аукциона и претендентами на владение, является уголовно наказуемым пре­ступлением. Например, в США это называется «insider-trading» («инсайдер-трейдинг»), что означает продажу конфиденциальной информации лицом, которое в силу своего служебного положения имеет к ней доступ. У нас же всё делалось не по закону, а по понятиям. Главным историческим по­следствием такой коррумпированной приватизации в России стало отсутствие её легитимизации. В общественном созна­нии нет признания того, что владение явля­ется легитимным. Это пони­мание нельзя купить ни за какие деньги и нельзя привне­сти в сознание народа ни пропагандой, ни репрес­сиями. Но пока нет признания легитимности владе­ния со стороны большинства общества, такое владение очень трудно считать по­стоянным. Оно временно по сути своей, и его вла­дельцы ощущают себя временщиками, которые это владение рано или поздно потеряют. Новоявленные владельцы советских заводов в глубине души понимают, что они — нувориши, чьё владение может быть пересмотрено. По этой причине в обстановке экономического беспредела они занялись не укреплением производства, а перекачкой денег за границу.

Создалась беспрецедентная ситуа­ция. Владельцы средств производства стремятся не к тому, чтобы усилить своё производство, а к тому, чтобы как можно скорее выкачать всё из этого про­изводства, даже если это приведёт к его разруше­нию. Сколько ужасающих примеров по всей России, как растащили, разворовали, распродали целые заводы, пароходства, институты и другое добро! Захват средств  производства коррумпированной номенклатурой стал национальной катастрофой для России. Это привело к деиндустриализации страны и обнищанию народа, к ослаблению её обороно­способности.
Историческая трагедия для России в том, что её новоявленные богачи — это не творцы, не созидатели продуктивного капитала. Это в большинстве своём выходцы из сов­етского номенклатурного инкубатора. Они словно сорвались с цепи. Их надмен­ность и самоуверенность не знает границ. Их под­ражание дикому Западу лишь показывает, на­сколько мало они знают и понимают ценности за­падной цивилизации. Они построили свой капита­лизм в отдельно взятом городе или даже только в центре города, где сверкает реклама и носятся «Мерседесы». Наплевательское отношение новой элиты к судьбе простых людей просто порази­тельно. Казино, рестораны, проститутки, тусовки, взятки, и разборки — вот их мир. Какое им дело до голодающих бедняков или до беспризорных детей! Такой «элите» чужд патриотизм. Ей было безразлично, что Россия слабеет, что падает произ­водство, что сокращается населе­ние. Никогда за всю постпетровскую историю России не было элиты, столь чуждой патриотизму. Она занята сама собой — раз­борками, интригами, дележом, перекачкой капитала за границу, но не выводом России из кризиса, не возрождением и развитием страны.

Итак, к середине 90-х сложилась система кор­румпированного дележа — выросли олигархи, при­вилегированные банки, монополии, корпорации, дочерние компании. А что было делать тем совет­ским чиновникам, которые в силу обстоятельств не смогли приватизировать то, что было под их контро­лем? И многие госчиновники стали распродавать то, что не при­надлежало им, но на чём можно было «заработать». Служба чиновника лю­бого ранга стала им восприниматься как источник дополнительного дохода. Госпитали, школы, вузы, библиотеки — всё это было брошено на про­извол судьбы. В этих учреждениях платили нищенскую зар­плату, и они были вынуждены прода­вать то, что продавать не имели права.

Таким образом, в сущности, само государство и явилось главным строите­лем коррупции. Она расширялась по всем направле­ниям и охватывала все слои общества. Объективно коррупция выступала как рычаг осознанной государственной политики. Такого вообще не было в истории России со времён Ивана Грозного. Масла в огонь подливали средства массовой информации. Россияне увидели на экранах телевидения активнейшую пропаганду того, как надо уходить от налогов и как вкладывать деньги в финансовые пирамиды (вспомним Лёню Голубкова с его родной МММ). Вся эта рыночная вакханалия закончилась закономерным дефолтом в августе 1998 года. И вот теперь, через 20 лет, страна снова испытывает серьёзные экономические проблемы, к тому же по причине западных антироссийских санкций.




  1. Может быть, нынешнее положение заставит нас уважать и по достоинству оценивать честный труд? Это наш последний шанс. Не сумеем сделать правильные выводы — окончательно скатимся в разряд слаборазвитых стран, окажемся на задворках цивилизации. И не помогут нам никакие золотовалютные резервы, ибо они не накормят огромную страну. Не поможет и наш военный арсенал — он захиреет вместе с остальным производством. Нечестность подобно раковой опухоли разъедает все органы сложного социально-экономического механизма. Последствия видны уже во всём.
    Инфляция. Она стала притчей во языцех. Титулованные экономисты не жалеют времени и бумаги на научные трактовки. Но умалчивают о главном — об элементарной нечестности и неуёмной жадности продавцов. Зачем трудиться, наращивать производство, совершенствовать технологию и заботиться о качестве, если можно просто повышать цены на свою продукцию? Это делают нагло, с полной уверенностью в своей безнаказанности. Но не зря говорят: сколько бы верёвке не виться, а конец найдётся! Надо только быстрее этим заниматься, причём решающая роль здесь принадлежит государству.

Безработица — первый признак и главный бич экономического кризиса. Многие предприятия попадают в трудное положение. Они вынуждены сокращать производство из-за трудностей со снабжением сырьем и сбытом продукции. Как следствие — сокращение персонала, вынужденные отпуска, снижение или несвоевременная выплата заработной платы. Это — объективные явления. Но немало и таких, кто под сурдинку набивает собственные карманы. На общем неблагополучном фоне они беззастенчиво действуют по принципу «чем хуже, тем лучше». Судьба собственного производства и его работников их не волнует. Эти нечестные временщики готовы в любой момент сбежать за границу, прихватив с собой «заработанные» капиталы. Неужели государство позволит им это?

Банкиры. Им сейчас нелегко, и государство оказывает им значительную помощь. Но на что расходуются эти средства? Доходят ли они до реального сектора экономики? Нет ли необоснованного сокращения кредитования предприятий и граждан? Увы! Много тех, кто с помощью хитроумных операций переводит полученную финансовую помощь на зарубежные счета, конечно не без выгоды для себя. Это — особо наглый и крайне опасный вид воровства, и его следует пресекать самым безжалостным образом.

Чиновники. Коррупция в этой среде получила широкое распространение: взяточничество, незаконное участие государственных служащих в коммерческой деятельности, владение пакетами акций, работа на оплачиваемых должностях в хозяйствующих структурах, уход от уплаты налогов, сокрытие или искажение деклараций о доходах и имуществе, оформление имущества на своих родственников, друзей или подставных лиц, а также многое другое. Необходимо усовершенствовать законодательство, усилить административную и уголовную ответственность за служебные злоупотребления и экономические преступления, обеспечить неотвратимость исполнения законов.

Частный сектор. Он страдает от экономической стагнации, и ему необходима государственная помощь. Но и спрашивать надо по всей строгости, чтобы частники под видом предпринимательской деятельности не занимались мошенничеством и не прятались за ширму самостоятельности хозяйствующих субъектов. Это законодательство тоже следует подвергнуть антикоррупционной ревизии. Нельзя и дальше мириться с тем, что директора предприятий назначают себе и своим приближённым несуразно высокую зарплату, осуществляют незаявленные (и, как правило, незаконные) виды деятельности в ущерб своему предприятию, создают фирмы-однодневки для быстрого личного обогащения, позволяют себе нецелевое расходование государственной помощи, допускают необязательность и жульничество при выполнении хозяйственных договоров и бизнес-планов. Деятельность многих предприятий наносит вред окружающей среде. Но и здесь предприимчивые ловкачи находят нечестный выход — хорошо оплаченные нужные результаты анализов и экспертиз, незаконная выдача заключений, лицензий, сертификатов качества. Нельзя мириться с поломками и авариями по вине неграмотных и безответственных «предпринимателей». Нельзя мириться с тем, что в торговле стали обычными явлениями обман покупателей, продажа некачественных товаров, завышение наценок торговыми посредниками.

Наука. Нам уже давно пора не кичиться научными достижениями советского прошлого, а трезво оценить настоящее и думать о будущем. Конечно, отдельные прорывы есть. Но они не меняют общей удручающей картины. Критерием успехов здесь, в конечном счёте, может быть только реальный рост научно-технического потенциала страны. А пока что, несмотря на внушительную армию профессоров и академиков, страна никак не может выбраться из разряда отстающих. К сожалению, и в этой, казалось бы высококультурной, среде нечестность делает своё чёрное дело. И академики иной раз не гнушаются ловкого очковтирательства. Сплошь и рядом за новые научные исследования выдают перелицованные разработки советских времён. Дошло до того, что не стесняются публиковать под собственным именем переведенные на русский язык и слегка изменённые зарубежные статьи.

О состоянии прикладной науки и говорить не приходится. Она развалена, а ведь без неё невозможны разработка и промышленное освоение наукоёмких отечественных технологий. Только в оборонных отраслях положение ещё терпимое. Но надолго ли? Ведь в народном хозяйстве всё взаимосвязано… Некоторые уповают на развитие малого и среднего бизнеса в научно-технической сфере, на избитый тезис столетней давности о том, что конкуренция — главный двигатель научно-технического прогресса. Напрасные надежды. Это было в прошлом, иногда бывает и в наше время. Но в современной сложной экономике таким путём редко рождается что-то серьёзное. Обычно процветают никчемные нововведения и псевдонаучные поделки за солидные откаты. Не хочется огорчать учёных коллег, но думается, что всё-таки не обойтись и без серьёзной реформы РАН с её институтами, и без создания по-настоящему дееспособных научно-технических комплексов, и без усиления государственного управления в научно-технической сфере. Реальные научно-технические достижения зиждутся на трёх китах: сильной мотивации, высокой компетентности и объективных условиях для эффективной работы. Со всем этим у нас пока плохо.

Образование. И в этой сфере давно пора прекратить разговоры о прежних советских достижениях. Сегодня мы явно и сильно отстаём. Это начинается ещё со школы: убожество материальной базы, дефицит способных и умелых учителей, непродуманность учебных программ, высокие оценки и медали не за успехи учеников, а за услуги родителей и т.д. Стали обычными такие явления, как поступление в вузы по родству, знакомству или за взятку; положительные оценки за взятки преподавателям; покупка липовых аттестатов, дипломов и учёных степеней. Образовательные стандарты устарели и не отвечают требованиям сегодняшнего дня. Но даже их обновление не гарантирует строгого выполнения. Углубляется разрыв между образовательными стандартами и учебными планами. Последние часто составляются далеко не из деловых соображений.

Здравоохранение. Оно стало одной из самых коррупционных сфер. К сожалению, здесь получили широкое распространение платные медицинские услуги без гарантий достоверности диагностики и эффективности лечения. На халатных, некомпетентных и нечестных эскулапов бывает трудно найти управу. Трудно, но необходимо. Ибо всё чаще при обращении за медицинской помощью нет уверенности, что тебе действительно помогут.

Это — далеко не полный перечень наших проблем. Вывод очевиден — без совести цивилизованный рынок существовать не может. Без планомерного и целенаправленного искоренения нечестности во всех сферах нашей жизни страна обречена на прозябание. Никакие финансовые вливания сами по себе страну из болота не вытянут, и уж тем более не обеспечат устойчивого развития в будущем. Честность считается нравственной категорией. Но она всё больше становится важнейшим приоритетом социально-экономической политики.

Комментарии

  1. Цитаты из поста Фельдблюма «Владислав Фельдблюм. Нечестность — главная болезнь российского рынка»:

 - теперь, через 20 лет, страна снова испытывает серьёзные экономические проблемы

- Инфляция. Она стала притчей во языцех.

- Безработица — первый признак и главный бич экономического кризиса. Многие предприятия попадают в трудное положение.

- Банкиры. Им сейчас нелегко, и государство оказывает им значительную помощь. (Но они) переводят полученную финансовую помощь на зарубежные счета

- Чиновники. Коррупция в этой среде получила широкое распространение

- Частный сектор. Он страдает от экономической стагнации

- Наука. Нам уже давно пора не кичиться научными достижениями советского прошлого…; страна никак не может выбраться из разряда отстающих; О состоянии прикладной науки и говорить не приходится. Она развалена

- Образование. …давно пора прекратить разговоры о прежних советских достижениях. Сегодня мы явно и сильно отстаём. Это начинается ещё со школы: убожество материальной базы, дефицит способных и умелых учителей, непродуманность учебных программ

- Здравоохранение. Оно стало одной из самых коррупционных сфер.

- Это — далеко не полный перечень наших проблем.

 

  1. Цитата из поста «Владислав Фельдблюм. Путин и Сталин»:

 - Столь разительные изменения в стране, случившиеся всего за восемь лет, позволяют с полной уверенностью назвать президента В.В. Путина самым умным и удачливым из правителей России, по крайней мере, за последние полтора столетия.

 

 Браво, профессор! Так и хочется воскликнуть вслед за кн. Потёмкиным – «умри, Фельд…, пардон, Денис, лучше не скажешь», и А.С. Пушкиным: «Ай да Фельд…, пардон, Пушкин, ай да с….н сын».

Прав народ — простота хуже воровства.

Аватар пользователя professor-v

 

Не вижу противоречия в моих текстах.

Аватар пользователя Совок

  А нравственность это биологическая, дарвиновская категория, заданная геномом. И ничего вы с этим не поделаете.  Воровство у вора в крови. Вот над чем надо думать а не призывать к гармонии.

Аватар пользователя professor-v

А нравственность это биологическая, дарвиновская категория, заданная геномом. И ничего вы с этим не поделаете.  Воровство у вора в крови. Вот над чем надо думать а не призывать к гармонии.

Гармония не исключает борьбу с воровством.