Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

О формах союза рабочих и крестьян.

Аватар пользователя v.trojan1940

О формах союза рабочих и крестьян.

                                                         

 

 То, что опыт НЭПа   имеет всемирно-историческое значение, отмечено еще Лениным: «Та задача, которую мы решаем сейчас, пока – временно – в одиночку, является задачей чисто русской, но на деле это задача, которая будет стоять перед всеми социалистами» И далее: «Новое общество, которое основано будет на союзе рабочих и крестьян, неминуемо. Рано или поздно, двадцатью годами раньше  или двадцатью годами позже, оно придет, и для него, для этого общества, помогаем мы выработать формы союза рабочих и крестьян, когда трудимся над решением нашей новой экономической политики» (В.И.Ленин, ПСС, т 44, с.329). Мы рассмотрим  диалектику  события: «как известное явление в истории возникло, и с точки зрения этого его развития, смотреть, чем данная вещь стала теперь» (ПСС, т.39, с.67).

 

Великая Октябрьская социалистическая революция впервые в истории цивилизации предоставила в России возможность классу рабочих и классу крестьянства построить социалистическое общество. Однако мирный период развития страны был прерван началом гражданской войны, развязанной свергнутыми классами капиталистов и помещиков. Буржуазия «с «точки зрения отстаивания своих интересов, поступала правильно. Она не могла, имея хоть каплю, надежды на решение коренного вопроса (вопрос о власти – В.Т.) самим сильно действующим средством – войной, — она и не могла, да и не должна была согласиться на те  частичные уступки, которые ей давала Советская власть в интересах более  постепенного перехода к новому порядку. «Никакого перехода, и ни к какому новому!» — вот как отвечала буржуазия» (В.И.Ленин, ПСС, т.44, с.203).

В силу интернациональных связей с русской буржуазией началась интервенция в РСФСР военных сил 14 буржуазных государств. Мировая война, а затем гражданская война и военная интервенции привели народное хозяйство страны в состояние глубочайшей разрухи. Крупная  промышленность в 1920г. выработала продукции всего10 процентов от довоенного уровня 1913года, а сельское хозяйство – 65%. Половина подвижного состава железных дорог были выведены из строя. Общий ущерб оценивался минимально в 39 млрд. довоенных рублей или в четверть  национального богатства страны в 1913 году. Особо большие потери проявились в демографии страны: от довоенной численности трудового населения в 52,6 млн. чел. потери составили 18,7 млн. или 26,4 процента. Имелись и территориальные потери: Польша, Финляндия, Прибалтика.

И последнее: особо следует отметить, что интервенция, не принесла победы белым армиям, а сами иностранные  военные силы, состоящие их таких же рабочих и крестьян, контактируя с революционным населением, не могли не воспринять целей русской революции. «В продолжение трёх лет на территории России были армии английская, французская, японская. Нет сомнения, — писал В. И. Ленин, — что самого ничтожного напряжения сил этих трёх держав было бы вполне достаточно, чтобы в несколько месяцев, если не несколько недель, одержать победу над нами. И если нам удалось удержать это нападение, то лишь разложением во французских войсках, начавшимся брожением у англичан и японцев. Вот этой разницей империалистических интересов мы пользовались всё время». Возвратившись, домой иностранные войска, выплеснули революционную событийность на  сами буржуазные государства  и, которым пришлось напрячь все силы для защиты капитализма. Наступила передышка и это та особенность периода, которая давала возможность сосредоточиться на выработке новой экономической политики рассчитанной «на ряд постепенных изменений на более осторожный переход к новому порядку» (ПСС, т.44, с.203). Два миллиона участников белого движения эмигрировало, остальные растворились среди населения.

Примечание. Следует иметь в виду, что  смена в России социально – экономической формации, гражданская война и НЕП проходила в период, когда указанные Лениным государства находились на этапе свободного рынка (В.И.Ленин называл период «переходным») империалистической стадии на котором разница интересов стран была значительной. На этапе глобализма, в силу деятельности Трехсторонней комиссии, разница в интересах национальной буржуазии минимизирована.

Википедия информирует: «Основной деятельностью Российской империи служило  сельское хозяйство, которым было занято около ¾ её жителей. Затем следует обрабатывающая промышленность, ремесла и прочие промыслы, которыми было занято около 10 %, далее частная служба (4,6 %) и торговля (3,8 %). В общем, этими четырьмя видами деятельности было занято свыше 92,5 % населения и на долю остальных приходилось не более 7,5 %». «Но крестьяне, безусловно, выиграли в России от революции больше, чем рабочий класс. В этом не может быть никакого сомнения. С теоретической точки зрения это,  разумеется, показывает, что наша революция, в известной степени, была буржуазной» (ПСС, т.44, с.46).  Отличительной особенностью крестьянства России, от крестьянства стран Запада, определено главным:  получение земли от пролетарского государства, а не от буржуазного. Военно-политический союз рабочих и крестьян (военный коммунизм)  создал РККА, в котором:   крестьяне, поставлявшие продовольствие  (продразверстка введена царским правительством в 1916года), составляли 77,4% армейского состава, а рабочие, как цементирующее звено, около - 15%.

Говоря о крестьянстве, следует иметь в виду, что: — во-первых, земли России находятся в климатической зоне сурового климата и эффективность производства была крайне низкой. К сведению: рекордный урожай зерновых России был в 1913году — 8,94 ц./га;

- во-вторых, климату России присущи: систематические засухи, небывалые грозы и градобои, дождливые лето или осень, небывалые половодья, возвратные холода, бури и ураганы и др. А это причины неурожаев и голодания населения. За 18 столетие зарегистрировано 68 чрезвычайно голодных лет. В 19 столетии неурожаев и голодных лет было больше, но  с большим числом жертв в годы: 1813, 1833, 1839, 1844, 1872. В  ХХ столетии в Царской России отмечено 14 голодных лет и только при СССР  прервалась страшная  цепь хронического голодания населения -  1947год был последним голодным годом;

- в-третьих,  низкая средняя продолжительность жизни крестьянства: в 1914году — 32 года  и 85 процентная безграмотность, которую частично ликвидировали в РККА.

Примечания. 1. С окончанием гражданской войны продразверстка, придуманная царским правительством (а вы, что полагали — большевиками?) вошла в грубое противоречие, вылившееся вплоть до мятежей и восстаний, с идеологией производителя — быть распорядителем результатов своего труда.

  1. «Диктатура пролетариата в России повлекла за собою такие жертвы — писал Ленин, такую нужду и такие лишения для господствующего класса, для пролетариата, каких никогда не знала история, и весьма вероятно, что и во всякой иной стране дело пойдет точно так же» (ПСС, т.44, с.46). Государственная власть могла бы распределить лишения и возложить их на несколько классов. Но, единственным правильным принципом распределения был тот, который сохранял власть пролетариата, а помощь крестьянам была необходима для сохранения политической власти пролетариатом. В этом и заключался высший принцип диктатуры: союз пролетариата и крестьянства, чтобы пролетариат мог удержать руководящую роль и государственную власть.

Рабочие и служащие получали мизерный продовольственный паек и систематически недоедали. Не хватало самых необходимых вещей личного потребления. Резко сократилось число рабочих в ведущих отраслях промышленности. В крупной промышленности в 1913году трудилось 2400 тыс. рабочих, а в 1920 году их осталось 1127тыс. На путиловском заводе  (колыбель революции) число рабочих сократилось с 17 тыс. до 4 тыс. Изменился и состав рабочего класса. Стала более тонкой прослойка кадровых  квалифицированных рабочих: на Урале до войны она составляла 36,5% от общего числа рабочих,  а стало 20%. «Распыление рабочего класса ослабляло социальную базу Советского государства, создавало угрозу его существования» («Всемирная история», т.8, с.373.). Рабочий класс понес большие потери и вынес огромные лишения, но они не были напрасными: господствующий класс научился управлять,  вести за собою массы и сохранил советское государство.

Вопрос замены  военно-политического союза рабочих и крестьян на союз экономический рассматривался Х съездом РКП(б)  (март 1921 года) по  вопросу: «О продработе, продразверстке и продналоге и вопрос о топливном кризисе». По докладу  Ленина продовольственная разверстка была заменена продовольственным налогом, который стал переходом от военного коммунизма к правильному социалистическому продуктообмену. НЭП отражал особенности вызванные преобладанием  мелкого крестьянства в населении страны и соответственно предусматривал немедленные и серьезные меры по поднятию его производительных сил: свобода торговли, восстановление частной мелкой промышленности, кооперация, разрешение концессий. В области экономической эта система мер есть переход к государственному капитализму при сохранении государственной власти в руках рабочих. Своеобразием периода перехода от одной формы  классового союза к другой являлось  то, что  по политическому строю и по силе политической власти пролетариат России был впереди самих развитых капиталистических стран планеты, но позади самого отсталого государства по организации «добропорядочного государственного капитализма».

А не нарушает ли принципов марксизма, в частности «правильности» соответствия политической надстройки   экономическому базису, «новая экономическая политика» В.И.Ленина? Вопрос вовсе не праздный – в Интернете  хватает тематических статей посвященных именно этой тематике – противопоставление К. Маркса  В.И.Ленину:

  1. «Свобода торговли означает свободу капитализма, но вместо с тем новую его форму. Это значит, что мы, до известной степени, создаем капитализм. Но государственный капитализм в обществе, в котором власть принадлежит капиталу, и государственный капитализм в пролетарском государстве – это два разных понятия. В капиталистическом государстве государственный капитализм означает, что он признается государством и контролируется им на пользу буржуазии и против пролетариата, В пролетарском государстве то же самое делается на пользу рабочего класса, с целью устоять против все еще сильной буржуазии и бороться против нее» (ПСС, т.44,  с.48);

2.В идеологически — схоластических, выяснениях отношений в знании теории марксизма  и его соответствие империалистической стадии следует отметить, что участники спора допускают одну и ту же грубую ошибку: отказывают явлению империализма в его диалектике. Социально-экономическая формация частного интереса развивается по стадийно. Каждая стадия определяется законом экономического и политического развития исторического общества и субъектом ведения хозяйства (для стадии мануфактуры – торговый капитал, для стадии крупной промышленности – промышленный капитал, для стадии империализма — капитал финансовый). Маркс в тексте определения закона экономического развития общества показывает его в диалектике. В.И.Ленин в популярном очерке   «Империализм, как высшая стадия капитализма»,  изучая материалы по  империализму,  приходит к выводу, что начальный период стадии является «новым капитализмом» «носящий на себе явные черты чего-то переходного, какой-то смеси свободной конкуренции с монополией» (т.27, с.335).   С учетом особенности периода Ленин формулирует его определение (ПСС, т.27, с.321) и принцип ведения хозяйства финансовым капиталом (т. 27,  с.386). Период смеси свободной конкуренции с монополией, сегодня носит название этапа свободного рынка.

Ленин на материалах начального периода обосновал короткое и полное (через пять его основных  признаков) определения явления от зарождения до его гибели,  диалектика же рассматривается как последовательная смена принципа ведения хозяйства финансовым капиталом: свободного рынка, планирования рынка, планирования и управления экономики государством (этап глобализма). Главной же, определяющей, особенностью империализма, на всех его трех этапах развития, является возможность перехода к более высокой социально-экономической формации.   «Не поняв экономических корней этого явления – писал В.И.Ленин 6 июля 1920 года, не оценив его политического и общественного значения, нельзя сделать ни шага в области решения практических задач коммунистического движения и грядущей социальной революции». Для понимания и оценки экономических корней их следует знать, но в советском обществе диалектику  империализма не изучали: социализм СССР ушел с политической карты мира, так и не осознав  сущности своего классового врага, которым выступал глобализм, как третий этап империалистической стадии.

                                           Итоги НЭПа.

  1. Образование СССР (30.12.22г), принятие Конституции СССР (31.12.24г.).
  2. Охват всеобщим начальным бесплатным образованием населения составил до 90 процентов. Бесплатное лечение.
  3. НЭП гениально продемонстрировал исход противостояния двух диктатур и реальную возможность установления власти рабочего класса мирным путем.
  4. Промышленное производство, в сопоставимых ценах, достигло уровня 1913 г. в 1927году — 11,0 млрд. рублей, а в 1928году – 16,3 млрд. рублей;
  5. В 1926 – 27г.г. запасы хлеба превысили довоенный уровень и составили 160 млн. тонн.
  6. Проведена финансовая реформа, укрепление рубля, замена натурального налога налогом денежным.
  7. Укрепилось материальное положение населения. Зарплата промышленных рабочих к 1925 г. выросла до 93,7 процента довоенной;
  8. Успехи НЭПа позволили перейти к пятилетним планам развития страны (1928г).

 

Наряду с    положительными результатами отметим и недостатки:

    1.Пролетарское государство, как надстройка над капиталистическим базисом, не устранило экономических кризисов, неустойчивости и разбалансированности отраслей  в их экономическом росте.   В 1928 г. для населения городов, была введена карточная система;

  1. Обострение военной опасности при неразвитости в стране крупной промышленности;
  2. Уровень безработицы в городе составлял более 2 млн. человек;
  3. Мелкие хозяйства единоличников (число крестьян увеличилось на 11 млн. чел) на селе могли обеспечить рост основных фондов только лишь по 1 — 2 процента в год, а производство зерна к 1940году могло возрасти лишь на 10 процентов, что означало невозможность индустриализации и неминуемое поражение в войне с фашизмом;
  4. В 1927 году резко замедляются темпы прироста промышленной продукции (14,2 %). Для ускорения темпов развития требовалась реконструкции предприятий, а советское правительство исчерпало свои валютные и зерновые резервы;
  5. Тормозом экономического развития страны являлись мировые цены, на хлеб используемые для его закупа. При суровости климата России, биологической производительности земли в 5 месяцев (Запад – 10 месяцев) и огромные расстояния заработок крестьянина, при мировых ценах на зерно, был низким, что обуславливало низкую зарплату и промышленного рабочего: нищий крестьянин не мог купить дорогую технику.

 

В 1929году был утвержден план индустриализации страны, административная форма управления, а 11 октября 1931 года принято постановление о запрете  частной торговли,  что положило конец НЭПу. А теперь рассмотрим, как укреплялся союз рабочих и крестьян в период индустриализации.

Примечание. 1. Следует учесть, что: — на 1928 год население России составляло:  горожан – 56 млн. чел. и 115 миллионов  крестьян;

 - в стране свободно ходило параллельно две валюты:  червонец, который равнялся 10 царским рублям (7,74 гр. золота) и   казначейский билет в 1, 2, 3, 5. 10, 25, и 50 червонцев.  Денежная масса составляла 2,9 млрд. рублей;

- правительство И.Сталина, за 1924 — 28гг  израсходовало  полутора миллиарда рублей валюты (полученных «затягиванем поясов»), исключительно для закупа оборудования тяжелой промышленности: «Только таким образом можно было дать стране возможность наскоро перевооружиться на базе новой техники и выйти, наконец, на широкую дорогу» (И.Сталин, Сочинения, т.13, с.182 – 183). Внешняя торговля была государственной;

-  крестьянин, после уплаты налога, реализовывал излишки зерна (для пропитания необходимо 3,2ц. в год) на рынке сам или продавал непману и спекулянту по договорным ценам, на порядок выше, чем государству.

  1. Говоря об административной форме управления, мы обязаны отдавать себе отчет, что: — «Подобная схема организации и управления существует в крупнейших западных корпорациях, особенно транснациональных, связанных с реальным сектором экономики. Никаких рыночных отношений внутри них нет. .. . Отличаются западные корпорации от советской экономической машины тем, что их деятельность ориентирована на финансовые результаты (прибыль), и финансовый результат не распределяется среди работников, а приватизируется собственниками (акционерами)»; — «Кстати, директивное планирование присуще не только советской экономической модели.  Оно существует сегодня в любой крупной западной корпорации».  (Валентин Катасонов, «Советская индустриализация – как работала экономическая  машина»,  07. 05. 2019г.)

 С 1929 года   государство вводит контрактацию на закупку хлеба: сами госорганы, на условиях спекулянтов, заключают договора с единоличниками по ценам непманов, и колхозами по ценам гораздо дороже. Закупленное продовольствие реализовывалось в коммерческих магазинах по рыночным ценам, которые вдруг начали расти. Рабочих рост цен  не затронул – цены на хлеб по карточке не увеличивались. Цены, «которые вдруг начали расти», были запланированы вбросом на рынок напечатанных в 1930 году 1,5 млрд. червонцев (эмиссия). Доходы крестьян (особо колхозников) выросли на порядок. Одновременно были списаны все долги со всех предприятий. Социалистический  обмен товарамы,  между двумя формами собственности в СССР: отразил третью форму союза рабочих и колхозников, стал  рыночной практикой.

Когда денег нет забота  единственная – где их взять, а когда деньги есть, забот становится много — на  что их потратить! А потратить было на что: цифры промышленного производства показаны выше. А вот дальше случился, никем не предвиденный рывок — в 1938 году промышленное  производство составило 100,4млрд. рублей: по объему произведенной продукции СССР вышел на второе место в мире (США – 41,9%, СССР – 13,7%, Германия – 11,6%) и первое в Европе. Следует  иметь в виду, что по отношению к золоту рубль как был, так и  равнялся – 9.60 рублей за червонец: СССР, продавал за границу больше, чем покупал,  и курс рубля на биржах мира был прочен.

Резкий скачок спроса товарной продукции ставит перед промышленными предприятиями задачу удовлетворения спроса складывающегося ненасытного рынка. Почему?  Потому, что: — во-первых, планирование  экономики гарантирует предприятиям необходимые объемы сырья, энергии и комплектующих из других предприятий;

- во-вторых, после насыщения своего рынка, государство реализует покупную продукцию предприятия на мировом рынке, а выручку использует в своих интересах. Предприятия вырабатывают товар, его сбытом занимается государство. Такая схема, кстати, применяется, теперь, в США для управления экономики государством посредством ценообразования на внутреннем рынке.

Такие действия носят названия «экспансии на мировой рынок», чего на всех этапах стадии опасался монополистический капитал: «Советский Союз — это страна, представлявшая серьезную угрозу для западного мира. Я говорю не о военной угрозе. Её, в сущности, не было. Наши страны достаточно хорошо вооружены, в том числе ядерным оружием. Я имею в виду угрозу экономическую. Благодаря плановой политике и своеобразному сочетанию моральных и материальных стимулов, Советскому Союзу удалось достигнуть высоких экономических показателей. Процент прироста валового национального продукта у него был примерно в два раза выше, чем в наших странах. Если при этом учесть огромные природные ресурсы СССР, то при рациональном ведении хозяйства у Советского Союза были вполне реальные возможности вытеснить нас с мировых рынков. Поэтому мы всегда предпринимали действия, направленные на ослабление экономики Советского Союза и создание у него внутренних трудностей» (из доклада Маргарет Тетчер, премьер – министра Великобритании, на заседании Американского Нефтяного Института, ноябрь 1991г, Хьюстон, Техас).

Примечание. Особенностью полной программы И.Сталина является то, что ее применение  возможно только при социализме (простом, развитом, полном): резко поднять цены на товары по отношению к золоту как это было в 1929 – 33гг. При капитализме (системы частного интереса) такое невозможно.

Пятилетка в области сельского хозяйства была пятилеткой коллективизации. Вот, что полагает по этому поводу А.П. Паршев в книге «Почему Россия не Америка»: « вызревшая в крестьянской среде ненависть   к  кулакам и правительству обеспечила большевикам сочувствие села не только в гражданскую войну, но и через двадцать лет – в коллективизацию. Инициатором раскулачивания в конце 20-х было вовсе не руководство страны. За согласие крестьянства на коллективизацию сталинское правительство заплатило… разрешением на раскулачивание!» (М, 2002, с.143). Создано 205 тысяч колхозов и около 5 тыс. совхозов. Появилась возможность увеличить производство товарного зерна вдвое – 1200 -1400 млн. пудов. Первая пятилетка решила главную задачу – подведение базы новой современной техники под  промышленность, транспорт, сельское хозяйство. Задача второй пятилетки – освоить то, что было построено в период первой. 

Таким образом, пролетарское государство в период индустриализации и коллективизации, экономической базой которого стала государственная социалистическая и колхозно-кооперативная собственности,  переросло  в социалистическое  государство. Социализм в СССР победил полностью, но не окончательно.  

Примечание. Мировой экономический кризис (Великая депрессия), соединивший в единое целое: кризис суто экономический, кризис системы и кризис несоответствия степени концентрации производства принципу ведения хозяйства финансовым капиталом, поставил империалистические страны на грань хозяйственной катастрофы и, от которой был спасен переводом экономики на принцип плановости. Соответственно   с изменением базиса сменяется вся громоздкая надстройка. Характерной особенностью, сущностью, этапа планирования рынка империалистической стадии стала милитаризация экономики и подготовка хозяйства к войне.

 

  С 36-го года началась для нас полоса «малых войн», грозных предвестников Великой войны:

 - участие военных советников (1811чел.) в испанской  гражданской войне (1936 – 1938г.г.);

- военная операция в районе озера Хасан (29 июля – 11 августа 1836 г.);

- двухнедельная война с японцами на Халхин-Гол (11мая – 16 сентября 1939г.); — война с Финляндией (30 ноября 1940г. по 13 марта 1940г). С учетом сказанного, современная критика  «пакта Молотова – Риббентропа» теряет убедительность.

 

Вывод. Формы классового союза рабочих и крестьян, с распадом СССР не исчезли — продолжили своё развитие в государственном устройстве КНР и других стран соцлагеря.

 

Владимир Троян.

 

Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’

Комментарии

Коллега  Троян!

Вы хотя бы с основными цифрами разберитесь, прежде чем выходить на серьезный сайт…!

Вы, например, пишете:

«В 1926 – 27г.г. запасы хлеба превысили довоенный уровень и составили 160 млн. тонн.»

НЕ тонн, батенька, а пудов…Ибо годовое производстве зерна составляло в 1926-1936 годы 65-75 млн тонн…

А госзакупки- 10-15% от этой величины. А 1 тонна = 1000 кг = примерно 60,6 пудов, то есть, Вы ошиблись в 60 с лишним раз.

Далее Вы пишете: «производство зерна к 1940году могло возрасти лишь на 10 процентов, что означало невозможность

индустриализации и неминуемое поражение в войне с фашизмом».

ВОт как раз в результате сталинской  коллективизации оно  сначала долго было много ниже 1926-1928 годов, были голодные годы, унесшие 7 млн чел.,

а в 1937 -38 годах в силу погодных условий официально было собрано  около 96 млн тонн, потом снова около 82 млн тонн.

Так что где-то +10% дала коллективизация по официальным цифрам в среднем лишь к 1937-1940 годам, но

она же угробила животноводство, сократив его объем минимум на треть и и превратив 30-е годы в полуголодные

для большинства населения. Без коллективизации за 13 лет (1928 -1940 гг) пр-во зерна выросло бы минимум на

50%, а товарного зерна — еще больше…  

Но главное, что крестьян насильно загнали в колхозы, лишили права сободного перемещения, убили порядка 1 млн наиболее толковых производителей,

и теперь крестьяне  работали на государство за палочки (трудодни),

 а пропитание для себя зарабатывали на приусадебных участках, то есть превратились в крепостных у государства.

ПРи этом за 1927-1936 года население СССР потеряло примерно 17 млн чел…

А Вы тут несете ахинею  про «союз рабочего класса и крестьянства».

НЕ меньшая ахинея — про пользу инфляционного вброса денег в экономику и роста цен.

На деле это усиливало нищету населения, но давало дополнительные возможности финасирования

государственной промышленности за счет снижения реальных доходов населения, и только.

ДЭ

 

 

 

Аватар пользователя Толмач

ДЭ писал: Без коллективизации за 13 лет (1928 -1940 гг) пр-во зерна выросло бы минимум на 50%, а товарного зерна — еще больше…  Но главное, что крестьян насильно загнали в колхозы, лишили права свободного перемещения, убили порядка 1 млн наиболее толковых производителей, и теперь крестьяне работали на государство за палочки (трудодни), а пропитание для себя зарабатывали на приусадебных участках, то есть превратились в крепостных у государства. При этом за 1927-1936 года население СССР потеряло примерно 17 млн чел

===========================================

Зачем вы повторяете ложь, распространявшуюся в СССР Яковлевым и кампанией с целью отвращения людей от социализма?

Каким образом без коллективизации и механизации сельского хозяйства можно было с помощью лошади и деревянной сохи увеличить производство зерна к 1940г на 50%?

Если крестьян насильно загнали в колхозы, лишили права свободного перемещения, то почему в 1934г. приходилось их долго уговаривать и обещать всякие дополнительные блага заманивая на работу на завод в Москву? Я тут приводил эпизод, описанный в книге очерков известного венгра, посетившего в 1934г. СССР и ознакомившегося с «закабалением» крестьян в колхозах и совхозах. (Дюла Ийеш. Россия. 1934. http://scepsis.ru/library/id_1726.html).

Всё было ровно наоборот. Для индустриализации нужны трудовые ресурсы. В «цивилизованной» Англии это решалось с помощью сгона крестьян с земли (огораживание) и развешивания не нашедших работу людей на столбах за бродяжничество. В России Столыпин пытался сделать то же самое путём разрушения земледельческой общины. Большевики трансформировали общину в колхоз и с помощью МТС резко повысили уровень производительности труда в с.х. Это создало для крестьян условия жизни при которых нет необходимости держаться за клочок земли при востребованности их труда в промышленном производстве.

К 1939г городское население выросло более чем в 2 раза до 33%. А это и есть те самые миллионы людей, что проводили индустриализацию страны. Этот показатель разоблачает так же и ложь о том, что отсутствие у колхозников паспортов, превращало их в крепостных и не позволяло убежать от данного вида труда, препятствовало устройству на работу в городе.

Написав «убили порядка 1 млн наиболее толковых производителей» вы неправильно цитируете яковлевских сказочников. Они писали не «убили» (так как это доказать невозможно), а «уничтожили». И уничтоженных на порядок больше указывали. Кроме того, к слову «уничтожили» доказательство имеется. В советской пропаганде времён коллективизации можно найти сообщения об уничтожении кулаков как класса. Но при этом антисоветчики умалчивают, что уничтожение класса совсем не означает убийство людей. Выселенные из сёл кулаки находили работу на стройках пятилетки и многие из них действительно толковые люди перешли в класс рабочих.

Работа «за палочки (трудодни)» позволила отдельным крестьянам с началом ВОВ покупать и дарить армии танки и самолёты. В доказательство имеются и кинохроника, и фотографии с соответствующей надписью на машинах. Натур. оплата в конце сезона вызвана не попыткой ограбления крестьян. После первой мировой и гражданской войны, после последовавшей за ними полной разрухи бумажные деньги у крестьян не вызывали никакого доверия. Они предпочитали в качестве платежа за труд получать выращенное своим трудом зерно и другие продукты и самим решать, что с ними делать, где, кому и по какой цене продавать (потреб. кооперация, ярмарки, колхозные рынки). А трудоднями учитывался вклад каждого в коллективном труде при распределении урожая. У крестьян всегда существовал выбор: вступить в сельскохозяйственную артель (колхоз) с коллективным трудом и с полной зависимостью от результатов хозяйственной деятельности, наняться рабочим совхоза с получением гарантированной зарплаты или вести единоличное крестьянское хозяйство — более рискованное и более затратное.

Кстати, приусадебный участок, полагавшийся в СССР крестьянину, размером доходил до 1 гектара, что соотносимо с тем, что отдельные крестьяне имели в царской России всего (и ничего кроме этого) для ведения своего частного хозяйства, а не как дополнение к основному доходу.

Волынский крестьянин Данилюк выступая на заседании Думы в 1906 году говорил: «Загляните в любую деревню, какая там царит голодная и холодная нищета. Крестьяне живут чуть ли не совместно со скотом, в одном жилом помещении. Какие у них наделы? Живут они на 1 десятине, на ½ десятине, на ⅓ десятине, и с такого малого клочка приходится воспитывать 5, 6 и даже 7 душ семейства...» (Аврех А.Я. П.А. Столыпин и судьбы реформ в России. Политиздат, 1991. Глава III. Аграрная реформа. http://scepsis.net/library/id_1349.html) Кроме того, частное крестьянское земледелие в СССР не отменялось и на его наличие даже указано в Конституции 1936г. Статья 9.  – «Наряду с социалистической системой хозяйства, являющейся господствующей формой хозяйства в СССР, допускается законом мелкое частное хозяйство единоличных крестьян и кустарей, основанное на личном труде и исключающее эксплуатацию чужого труда».

По поводу демографических потерь СССР в те годы даже штатовские бойцы фронтов холодной войны уже заткнулись, так как им тут же предъявляют их демографические потери от голодомора. Кроме того, демографические потери современной России после разрушения СССР абсолютные, а не относительные к общему росту населения, как в сталинское время.

 И Вы, Толмач, повторяете ложь в духе Краткого курса!

Причем, на основе отдельных примеров, не пытаясь дажже анализировать реальные данные!

Не знаю, на каких «совков» вы рассчитываете…

Я, в отличие от Вас и Яковлева, изучал этот вопрос детально. 

 

 

Эпштейн Д.Б., проф., д.э.н.

 

 

Сталинская коллективизация — была ли альтернатива?

 

          

Вопрос, поставленный в заголовок статьи, является одним из самых важных при оценке последствий сталинского этапа развития страны и деятельности Сталина. В самом деле: если насильственная коллективизация, сопровождаемая колоссальными жертвами со стороны населения страны, прежде всего, крестьян, была необходимой, безальтернативной с точки зрения проведения последующей индустриализации, то  приходится признать, что под руководством Сталина было осуществлено невиданное по масштабам, крайне тяжелое, но жизненно необходимое социальное преобразование. А именно, крестьяне – единоличники в течение 2-3 лет превратились в работников производственных единиц, которые, при мощной поддержке государства, в кратчайший период решили   на регулярной  основе проблему обеспечения населения городов зерном и другими продуктами питания. Одновременно была решена проблема дополнительных ресурсов для экспорта, на основе чего можно было закупать импортное оборудование для  строящихся промышленных предприятий. Эти предприятия позволили создать необходимый потенциал тяжелой и оборонной промышленности. Благодаря этому СССР удалось выстоять и победить в тяжелейшей в мировой истории  войне – Великой отечественной войне, а также создать ядерный, а в последующем и ракетно-космический щит страны.  При этом создание крупных сельскохозяйственных предприятий дало возможность для дальнейшего повышения эффективности сельскохозяйственного производства на основе его механизации, электрификации, химизации и т.д. При такой оценке приходится признать, что администрирование, насилие и жертвы со стороны  населения были печальным, но необходимым следствием особых обстоятельств, в которых оказалась страна к началу 30-х годов, так как другого пути для осуществления индустриализации не было.

Но совсем иная оценка деятельности Сталина возникает, если была реальная альтернатива насильственной коллективизации, осуществленной под его непосредственным нажимом  и руководством. Если можно было обеспечить необходимые объемы производства и продажи государству зерна, при сохранении высоких  темпов индустриализации,   без насильственной коллективизации, при существенной меньшей жесткости по отношению к крестьянству и несравненно меньших человеческих жертвах, то  этот этап деятельности Сталина должен быть оценен как безусловно отрицательный. Тем более, что именно после коллективизации Сталин стал непререкаемым единоличным лидером в Политбюро и ЦК партии и, по сути дела, диктатором.

То, что основной причиной форсирования коллективизации по сравнению с решениями XV съезда ВКПб (декабрь 1927 года) явилась именно неспособность сталинского руководства иными способами обеспечить регулярные государственные закупки зерна в необходимых объемах, вполне очевидно, когда обращаешься к истории вопроса.   XV съезд ВКПб говорил о постепенном переходе на «коллективную обработку земли  на основе интенсификации и машинизации» и повышении благосостояния крестьян: «Необходимо поставить в качестве первоочередной задачи на основе дальнейшего кооперирования крестьянства постепенный переход распыленных крестьянских хозяйств на рельсы крупного производства (коллективная обработка земли на основе интенсификации и машинизации земледелия), всемерно поддерживая и поощряя ростки обобществленного сельскохозяйственного труда. Такое усиление подъема сельского хозяйства необходимо и в интересах повышения благосостояния основной массы крестьянства, и в интересах увеличения рынка (сбыта и сырья) для крупной промышленности, и в интересах технической перестройки и социалистического кооперирования деревни с преодолением тем самым капиталистических элементов деревни» [1, с. 1282] [1]. И далее: «В настоящий период задача объединения и преобразования мелких индивидуальных крестьянских хозяйств в крупные коллективы должна быть поставлена в качестве основной задачи партии в деревне. Категорически указывая на то, что этот переход может происходить только при согласии на это со стороны трудящихся крестьян, партия признает неотложным широко развернуть пропаганду необходимости и выгодности для крестьянства постепенного перехода к крупному общественному сельскому хозяйству и всемерное поощрение на практике имеющихся уже и заметно растущих элементов крупного коллективного хозяйства в деревне»[2] / курсив наш — ДЭ/. При этом в отношении кулака речь шла лишь о политике  «более систематического и настойчивого ограничения кулака и частника»[3], а отнюдь не о ликвидации кулачества как класса. Никаких конкретных плановых показателей  сроков и масштабов коллективизации в решениях съезда не устанавливалось.  По сути дела, речь шла о развитии на основах ленинского понимания НЭПа.

 Однако уже в январе 1928 года, нарушая решения съезда, Сталин отправляется по округам Сибирского края добывать зерно  с помощью чрезвычайных методов, то есть, попросту говоря, отнимая его у крестьян на основе административного нажима и силовых действий работников НКВД. Он настоял на том, чтобы за частную продажу своего зерна крестьяне  осуждались как спекулянты на срок до 5 лет с конфискацией хлеба и средств производства[4]. Тысячи крестьян, имевших запасы хлеба, были осуждены. Сталину удалось выбить дополнительное количество зерна, и он настаивает на немедленном широком распространении этого метода[5]. Одновременно он начинает нажим на членов ЦК и местные власти в направлении массовой принудительной коллективизации[6]. Таким путем   государственные заготовки зерна по стране  в 1928 году были увеличены на 4,3 млн. тонн.[7] Но эти методы встретили противодействие со стороны части членов Политбюро и ЦК, также они оказали крайне негативное воздействие на крестьян[8]. Они начали сокращать посевы зерновых и их  продажу. Если в 1927 году государственные закупки составили 11,6 млн. тонн при валовом сборе 72,3 млн. тонн, то в 1928 году, несмотря на чрезвычайные меры,  — лишь 10,9 млн. тонн при валовом сборе 73,3 млн. тонн.

Одним из важных факторов низкой товарности зернового производства, по сравнению с периодом до первой мировой войны, было исчезновение помещичьих хозяйств, которые давали 20-22% товарного зерна[9], а также увеличение числа крестьянских хозяйств, скота в них (на 12-15%) и личного потребления  продуктов питания (на 2%-6%), в том числе, зерна[10].  

Негативную роль в снижении стимулов к увеличению товарности зерна и другой сельскохозяйственной продукции играли неумелые попытки административного регулирования цен и рынков и нарастающее с 1925 года  не обоснованное экономически давление  на частный капитал и частную торговлю. Не случайно Молотов в докладе о положении в деревне говорит: «…глупостей и безобразий в области… планового регулирования всех этих с.-х. заготовок и снабжения нашей деревни промтоварами колоссальное количество»[11].  Можно согласиться с Ю.М. Голандом в том, что «В целом вся политика регулирующих органов, проводившаяся с лета 1926 г. против частного капитала, создавала опасность нарушения связей между городом и деревней. Государство и кооперация были не в состоянии полностью заменить частников, у них не было для этого достаточно средств и квалифицированных кадров. Иначе говоря, административные меры были экономически не оправданными и диктовались, в первую очередь, упрощёнными идеологическими соображениями в сочетании с низким уровнем экономической компетентности»[12].

 Ситуация  обострилась также ввиду усложнения международной обстановки в 1927 году (ухудшение отношений с Великобританией, убийство полпреда СССР в Польше Б.Л. Войкова, налет на полпредство СССР в Китае), которое трактовалось в печати СССР как военная угроза.  В этих условиях для крестьян было естественно  не увеличивать, а сокращать продажи зерна и запасать его. 

В такой ситуации принятие Сталиным (видимо, в конце 1928 года)  решения о необходимости поиска путей радикальной стабилизации и гарантирования государственных закупок зерна и других видов продовольствия было в принципе естественным и правильным[13]. Обострение международной обстановки требовало ускорения индустриализации, а ее проведение было невозможно без гарантий наличия в руках государства необходимого продовольственного фонда, в том числе, для обеспечения закупок импортного оборудования для новых предприятий.  Полагаться только на несостоявшийся «самотек» НЭПа было уже невозможно. Правда, надо ясно понимать, что виноват в низких закупках зерна был не НЭП как таковой и не «кулаки», а как раз нарушение нормальной рыночной ситуации вследствие манипулирования ценами, администрирования вместо рыночного регулирования и уже названной выше «чрезвычайщины».

Если обратиться к данным о валовом сборе и госзакупках зерна в 1921 – 1937 годах, то становится ясно, что коллективизация действительно позволила быстро увеличить госзакупки в годы первой пятилетки с примерно 11 млн. тонн в 1927-1928 годах до максимум 22,8 млн. тонн в 1931 году, а затем в среднем до 27,5 млн. тонн в годы второй пятилетки (табл.1). Тем самым   на длительный период был решен вопрос о создании гарантированного продовольственного фонда и ресурсов для экспорта. Таким образом, коллективизация обеспечила ускоренное получение  дополнительного товарного зерна государством 10-11 млн. тонн с последующим небольшим ростом производства. Именно это было решающей целью принудительной коллективизации[14].

 

Таблица 1. Производство и экспорт зерна, а также поголовье сельскохозяйственных животных в России (1913 год) и СССР в 1922-1936 гг.[15]

 

Год

Валовое произв. зерна, млн. ц.

Площадь посевов, млн. га

 

Заготовки (госзакупки), млн. ц.

 

Экспорт зерна, млн. ц.

 

Поголовье

КРС, млн. голов

Поголовье коров, млн. голов

Поголовье свиней, млн. голов

1913

765

94,4

н/д

96,5

60,6

26,0

20,9

1923

566

78,6

70,3

2,66

52,9

26,1

12,9

1924

514

82,9

70,1

6

59

27,1

22,2

1925

725

87,3

51,4

20,7

62,1

28,6

21,8

1926

768,3

93,7

95,2

21,8

65,5

29,7

21,6

1927

723

94,7

115,9

34,4

68,1

29,9

23,2

1928

733

92,2

109

43,6

70,7

30,7

26,1

1929

717

96

161

26,2

67,1

30,3

20,4

1930

835

101,8

221,4

48,4

51,8

26,7

14,2

1931

695

104,4

228,3

51,8

42,5

24,5

11,7

1932

699

99,7

185,2

17,3

38,3

22,3

10,9

1933

684

101,5

229

16,8

33,5

19,4

9,9

1934

676

104,7

226

7,68

33,5

19

11,5

1935

750

103,4

249

15,2

38,9

19

17,1

1936

561

102,4

298

3,21

46

20

25,9

1937

974

104,5

318

12,8

47,5

20,9

20

1938

950

102,4

315

20,54

50,9

22,7

25,7

1939

825

110,1

350

2,77

53,5

24

25,2

1940

955

110,6

364

11,5

47,8

22,8

22,5

1953

825

104,9

311

31

56,6

24,3

28,5

 

Но какова была цена такого решения?  Назовем лишь основные негативные результаты, которые были обусловлены этим решением и вынуждают к поиску альтернативных вариантов.

1) В большинстве случаев крестьяне загонялись в колхозы с помощью административного давления, угроз и применения насилия, привлечения к уголовной ответственности. Возникающие вспышки сопротивления подавлялись военной силой[16].  Это, безусловно, нанесло большой ущерб отношению крестьянства к советской власти и, видимо, в дальнейшем сказалось на готовности красноармейцев, вышедших из крестьян, защищать страну в первые месяцы Великой Отечественной войны.

2) Коллективизация осуществлялась, как известно, под лозунгом «ликвидации кулачества как класса». Порядка 500 тыс. семей наиболее квалифицированных и успешных крестьян были высланы из своих сел и деревень, что, безусловно, понизило производственный потенциал сельского хозяйства. Значительная часть высланных в итоге погибла. 

3) Коллективизация сопровождалась резким снижением поголовья скота и птицы, так как загоняемые в колхозы крестьяне предпочитали резать свой скот, а мясо съедать или делать его потайные запасы (солонина и т.п.). Кроме того, новообразованные колхозы не могли первое время содержать скот в должных условиях, что приводило к его гибели или, как минимум, к потере веса и продуктивности. В результате продукция животноводства, то есть, производство мяса, молока, масла, яиц, шерсти снизилось к 1931 году примерно вдвое. Животноводство начало медленно восстанавливаться лишь в 1934-1935 годах, но так и не восстановилось до войны. А поскольку импорт продуктов питания осуществлялся лишь в минимальных размерах, то питание  основной массы городского населения резко ухудшилось (см. подробнее об этом в Приложении), цены на основные продукты питания выросли, пришлось вводить карточки, что, безусловно, негативно сказалось на темпах индустриализации и качестве работ.

4) Из-за скачкообразного увеличения изымаемой у крестьян части зерна существенно сократились объемы их потребления в деревне. Это привело к массовому голоду  на селе 1932-1933 годов, унесшему несколько миллионов человек. 

         5) Переведя большинство крестьян в колхозы и совхозы, государство вынуждено было взять на себя заботы об обустройстве новых предприятий, обеспечении их техникой, строительстве помещений для обобществленного скота, для хранения машин и инвентаря, складов и других производственных помещений. В результате резко возросли государственные капиталовложения в сельское хозяйство (в том числе, в  МТС). Эти вложения составляли порядка 20-25% от всех государственных вложений и 32,5% вложений в промышленность в первую пятилетку и 20% — во вторую[17]. То, что до коллективизации делалось и оплачивалось за счет самих крестьян, теперь в существенной степени создавалось и оплачивалось за счет  государственных капиталовложений, то есть вело к снижению вложений в промышленность, ради ускоренного роста которой и была осуществлена коллективизация. Дополнительные 10-11 млн. тонн зерна обернулись дополнительными капиталовложениями (в ценах 1955 года) от 2,5 в 1930 году  до 5,8 млрд. руб. (в 1934 г.) и более ежегодно[18]. В 1930 году эта  сумма  дополнительных вложений соответствовала 17 млн. тонн зерна (по ценам его экспорта!), а в   1934 году даже 69 млн. тонн, так как в силу мирового экономического кризиса цены на экспортируемое СССР  зерно упали до минимальных  82-84 руб. за тонну (в 1929 г. — 193 руб./т.)[19].

         По данным статсборника 1936 года, если в 1928 году капвложения в сельское хозяйство составляли 20,8% от вложений в промышленность, то в 1929-1932 году – уже 44,3%, а в 1933-1936 43,2%[20].  По подсчетам А.А. Барсова до коллективизации изъятия из сельского хозяйства составляли в 1928 году 64,3%, а в 1929 году 41,5% от расходов на воспроизводство других отраслей народного хозяйства  и на содержание непроизводственной сферы. Но  в 1930 году – это было уже 35,7%, в 1931 году – 30,9% и в 1932 году – лишь 20,4%[21]. Если учесть названные выше сопоставления объемов капвложений в сельское хозяйство с объемами в промышленность и строительство, то получается, что  до коллективизации изъятия  из сельского хозяйства в несколько раз превышали вложения в него, а в годы коллективизации они снизились до уровня, существенно меньшего вложений в сельское хозяйство. Таким образом, не только социально, но и экономически коллективизация оказалась в результате несостоятельной, они привела к тому, что сельское хозяйства из отрасли – донора превратилось в отрасль, потребляющую больше капиталовложений, чем дающую ему средств, то есть тормозящую индустриализацию.

Конечно, вложения в тракторостроение и сельскохозяйственное машиностроение были бы  необходимы и без принудительной коллективизации, но в этом случае они могли быть смещены во времени, а в наиболее острый период первой пятилетки быть существенно меньшими, позволяя намного быстрее и при этом качественнее наращивать другие отрасли промышленности.

         6) Создав к 1931 году более 217,8 тыс. колхозов[22] и тысячи совхозов, МТС, государство было вынуждено создать огромный штат их руководителей и специалистов и начать подготовку для них многих десятков тысяч агрономов, зоотехников, ветеринаров, механизаторов, учетчиков и других работников. Все это также привело к  колоссальным дополнительным  затратам в первую и вторую пятилетку, то есть, как раз в тот период, когда средства  требовалось сконцентрировать в промышленности.  

         7) При провозглашаемой партией цели строительства социалистического общества коллективизация привела к превращению крестьян в полукрепостных государства, которые  вынуждены были работать для обеспечения продовольствием городов и армии в колхозах за чрезвычайно низкую плату, а производить продукты питания для себя и своей семьи на небольших участках. Подобный «социализм» оборачивался для большинства населения страны во «второе издание крепостного права» на фоне лозунгов о построении справедливого общества без эксплуатации.

         8) Созданные под нажимом, исходящим от Сталина, колхозы и совхозы вплоть до его смерти не смогли существенно нарастить  производство зерна и животноводческой продукции на душу населения[23]

         8) Наконец, и это, по-видимому, самое главное, коллективизация обернулась в  совокупности колоссальными человеческими жертвами. Точное число их исчислить довольно сложно, но адекватное представление можно получить, сопоставляя численность населения до начала массовой коллективизации и по ее завершении. Вот что пишет об этом Ланщиков А.П.: «На XVI  съезде партии Сталин сказал, что «ежегодный прирост населения составляет у нас около 3 миллионов душ». На партийном XVII съезде он сообщил, что в 1930 году население страны равнялось 160,5 миллионам человек.   Стало быть, к началу второй мировой войны у нас должно быть 190 миллионов человек душ, говоря словами Сталина. А у нас их согласно переписи населения 1939 года было только 170 миллионов. Таким образом, в результате выселений, переселений, ссылок, «приливов» и «отливов», страшного голода, массовых репрессий в период коллективизации, последующих репрессий и прочих мероприятий, от которых происходило массовое «головокружение», мы к началу войны недосчитались 20 миллионов человек…»[24]

         Обратимся  в связи с этим к статистическим данным о численности населения страны. Предварительно отмечу, что разные источники, в том числе, статистические сборники Госкомстата  дают существенно отличающиеся данные. В связи с этим мы взяли в качестве основного источника сборник «Численность, состав и движение населения СССР. Статистические материалы», изданный с грифом «Не подлежит опубликованию в открытой печати» ЦСУ при Совете Министров СССР в 1965 году и  размещенный  в Интернете на сайте Istmat (http://istmat.info/node/31715)[26]. В таблице 2 представлены соответствующие данные.

   

Таблица 2. Численность населения России — СССР (на конец года) в  и естественный прирост в 1914-1939 годах

 

 

Данные сборника Госкомстата, 1965 г

Год или период переписи

(все данные в границах СССР до 17 сентября  1939 г.)

Численность населения, всего, млн. человек

Городское население,

млн. человек

Сельское население,

млн. человек

Число

родившихся

на

1000

человек

населения

Число

умерших на

1000 человек

населения

Естественный

прирост

на 1 000

человек

населения

1913

139,3

24,8

114,5

47,0

30,2

16,8

1920

136,8

20,9

115,9

 

 

 

1926

147,0

26,3

120,7

44,0

20,3

23,7

1928

150,2

27,3

122,9

44,3

23,3

21,0

1929

153,4

28,7

124,7

н/д

н/д

н/д

1930

156,0

30,2

125,8

н/д

н/д

н/д

1932

160,4

33,3

124,1

н/д

н/д

н/д

1936

161,6

43,1

118,5

н/д

н/д

н/д

1937

163,8

46,6

117,1

38,7

18,9

19,8

1939

170,5

56,1

114,4

36,5

17,3

19,2

 

Судя по данным переписи конца 1926 года, в период 1921-1926 годов средний темп прироста населения составил 1,24% в год. Если учесть приведенные данные о населении за 1928 год (150,2 млн. чел.), то за 1927-1928 годы годовой темп роста населения составил  1,09%.  Исходя из названной в 1930 г. Сталиным на  XVI  съезде  ВКП(б) цифры в 3 млн. ежегодного прироста населения[27], среднегодовой прирост за 1927-1930 годы должен был составлять 2,73% в год, что, очевидно,  невозможно, так как в эти годы шло показанное выше снижение темпов роста численности населения. То есть, данные сталинского выступления  за 1930 год заведомо завышены.

Если же исходить из данных сборника 1965 года, подтверждающих суммарные результаты «вредительской» переписи начала 1937 года и переписи конца 1926 года, то прирост за эти 10 лет (1927-1936) составил лишь 14,6 млн. чел., или 9,9%. Следовательно, можно считать, что вместо ожидаемого в нормальных  социальных условиях естественного прироста 2,1%, соответствующего условиям 1920-1928 года, произошло его снижение больше чем вдвое. При темпе естественного прироста 2,1% (прирост в 1928 году) за 10 лет население к концу 1936 года должно было бы составить 180,9 млн. чел., а составило 161,6 млн. чел.

Отсюда следует, что потери населения за весь этот период составили 19,3 млн. чел. (180,9 – 161,6= 19,3).

Если же учесть, что массовая коллективизация началась лишь с  1929 года, то  население к концу 1928 года должно было составить 153,2 (при ежегодном приросте 2,1% в 1926 и 1927 годах)  млн. чел. Тогда за восьмилетний период 1929-1936 годы,  даже при снижении естественного прироста до 1,98% (показатель 1937 года), численность населения СССР на конец 1936 года (в границах до 17.09.1939 года) должна была вырасти, с учетом сложных процентов, на 17%, или до 179,2 млн. чел. Фактически же она  составила, как мы видели,  161,6 млн. То есть, потери населения за 1929-1936 годы составили 17,6 млн. чел.  И это были преимущественно потери именно в результате коллективизации, хотя и связанные с этим потери от недоедания и тяжелых условий для рабочего населения на стройках промышленности также внесли здесь свою лепту.

Правда, при такой оценке мы относим к потерям и сокращение прироста населения в результате сокращения рождаемости по сравнению с ожидаемой. Но даже если учесть данные о фактическом снижении рождаемости с 4,43% в 1928 году до 3,87% в 1937 году, при сохранении уровня смертности на уровне периода перед коллективизацией, то есть 2,33%, как  в 1928 году,  то естественный  прирост населения составил бы в 1929-1936 годы 1,54%. Тогда на конец  1936 года численность населения должна была составить 173,1 млн. чел., а составила 161,6 млн., что дает оценку фактических потерь от повышенной смертности  (без учета потерь от снижения рождаемости) за 1929-1936 годы в 11,5 млн. чел.

Авторы книги о «вредительской» переписи 1937 года также называют в качестве минимальной оценки потерь в этот период 11 млн. человек[28]. В целом же очевидно, что реальная цифра потерь населения намного превышает те 10 млн. человек, о которых Сталин говорил Черчиллю[29].

Так можно ли говорить о достижениях и необходимости коллективизации, не принимая во внимание эти чудовищные человеческие потери?! И не очевидно ли, что они несопоставимы с теми дополнительными 10-11 млн. тонн государственных  заготовок зерна, которые явились ее главным позитивным итогом 1929-1933 годов?!

И, тем не менее,  немало авторов, которые и сегодня  считают, что иного решения задачи снабжения городов продовольствием и сырьем для последующей индустриализации не существовало (если вообще можно называть это варварское отношение к крестьянству «решением задачи снабжения городов»)!  

В связи с этим в литературе встречаются работы, обсуждающие вопрос о возможных альтернативах насильственной коллективизации, которые могли бы обеспечить иное решение проблемы товарного зерна.  Однако таких работ, насколько нам известно, не много.

Например, И.В. Чемоданов, делая обзор ряда работ и ситуации в экономике страны 20-х годов, приходит к выводу, что «Во второй половине 1920-х годов проводится ряд мероприятий, направленных на укрепление директивных принципов в управлении советской промышленностью (ограничение хозрасчета, вмешательство в ценообразование), результатом которых стала утрата промышленными ценами функции регулирования производства и потребления товаров. Промышленное производство перестало реагировать на реальные запросы сельского потребителя»[30]. Именно это, на взгляд Чемоданова, подорвало нормальные рыночные отношения промышленности и сельского хозяйств, которые в середине 20-х годов еще позволяли в принципе обеспечить  «динамичное развития промышленности за счет привлечения крестьянского рынка» и обойтись без массовой коллективизации… Но в конце 1920-х годов, когда проблема обновления основного капитала промышленности встала с особой остротой, такой возможности уже не было. В этой ситуации выход оставался только один — массовая насильственная коллективизация»[31].

Аналогичной точки зрения придерживается  Ю.П. Бокарев[32]. Аргументирует свои выводы Ю.П. Бокарев тем, что рыночный механизм не действовал в 20-х годах, так как  монополизация и государственные субсидии промышленности, недопущение банкротств,  административное манипулирование ценами  разрушали его[33].  

Но такой вывод не кажется логичным: мы сломали рыночный механизм, поэтому его использование теперь невозможно…или запоздало. Сломанные, но при этом необходимые для функционирования общества и экономики институты,   надо восстанавливать! Если бы в 1928-1929 годах руководство страны пришло к выводу о необходимости восстановить нормальные   рыночные отношения сельского хозяйства и промышленности и отказалось от необоснованного администрирования  цен, не отказываясь, разумеется, от регулирования экономики, если бы оно при этом признало свои предыдущие ошибки и официально объявило о возвращении НЭПа в его ленинском понимании, то есть, без насилия над крестьянством, то понадобилось бы не более года, чтобы восстановить доверие крестьян к государству и заметно поднять уровень товарности зерна.

Но все дело в том, что  одно лишь возвращение к НЭПу не решало бы проблему. Ведь зерновая  проблема для СССР, в частности, состояла в том, что в силу относительно небольших объемов производства и возросшего потребления зерна крестьянскими хозяйствами, при возросшем по сравнению с довоенным периодом числом  крестьянских хозяйств, товарность зернового производства объективно была невысокой. Она  достигала до коллективизации в лучшие годы 20-22% (в 1927 и 1928 годах, уже при административном нажиме,  государственные заготовки составили 16% и 14,9%, соответственно), и лишь в 1929 году, при начавшейся массовой коллективизации — 22,4% но никак не 25-30% и более, как хотелось сталинскому руководству и требовалось для устойчивого развития промышленности и роста городского населения. И даже рост валового производства на 10-15 млн. тонн в крестьянских хозяйствах в условиях рыночных отношений не решал проблему, так как дополнительная товарная продукция составила бы не более 2,2-3,3 млн. тонн, а требовалось, как минимум, 10 млн. тонн.

         То есть, дело не только в том, что был упущен момент для использования рыночных методов. Одна из основных причин отказа от НЭПа состояла в том, что, во-первых, руководство партии и государства в тот период в принципе рассматривали мелкотоварное (в том числе, крестьянское) производство как ежечасно и ежеминутно рождающее столь ненавистный большинству коммунистов  того времени  капитализм, хотя на самом деле известные командные высоты вполне позволяли им направить развитие этого  капитализма в социалистическое русло, то есть в русло роста производства, повышения эффективности экономики, опережающего роста промышленности и государственного сектора в интересах всех классов и слоев. Но именно эти задачи надо было поставить   во главу угла, а не задачу вытеснения частного сектора, как нередко понималась задача НЭПа. А во-вторых, из указанного негативного отношения к частному сектору, противоречащего основной идее НЭПа,   вытекало стремление как минимум ограничить экономический потенциал «кулака», то есть наиболее квалифицированного и эффективного производителя в сельском хозяйстве, а в дальнейшем и свести его роль в экономике на нет. При таких идеологических устремлениях, при господстве психологии военного времени и желании максимально и любой ценой ускорить рост тяжелой и оборонной промышленности эволюционное рыночное развитие казалось опасным и недопустимым для руководства страны[34].

Иногда высказывается точка зрения, что Сталин лишь реализовал идеи Троцкого о коллективизации[35]. Это, конечно, совершенно неверно. Троцкий уже в начале февраля 1930 года в  статье «Экономический авантюризм и его опасности»  писал «…Программа скоропостижной ликвидации кулачества, при помощи коллективизации крестьянских телег, сох и кляч, есть бюрократический авантюризм, сдобренный теоретическим шарлатанством»[36]. И далее: «Основным условием индустриализации мы всегда выдвигали систематическое улучшение положения рабочего класса. Коллективизацию мы всегда ставили в зависимость от индустриализации. Социалистическую переустройку крестьянских хозяйств мы мыслили не иначе, как в перспективе десятилетий…Ликвидировать противоречия деревни можно, только ликвидировав противоречия между городом и деревней, а это осуществимо лишь в рамках международной революции. Мы никогда, поэтому, не требовали ликвидации классов в рамках пятилетки Сталина — Кржижановского. Мы требовали ограничения эксплуататорских тенденций кулака и планомерного урезывания его накоплений в интересах индустриализации»[37]. В «Обращении оппозиции большевиков-ленинцев в ЦК, ЦКК ВКП(б) и ко всем членам ВКП(б)» (апрель 1930 года), подписанном Х. Раковским, В. Косиором, Н. Мураловым и В. Каспаровой, вышедшем в издаваемом под руководством Троцкого «Бюллетене оппозиции», указывалось, что «Лозунг сплошной коллективизации — безразлично, назначается ли для этого срок в 15 лет, как это было вначале, или в 1 год, как сделали потом, — является сам по себе величайшей экономической нелепостью»[38].

         Так была ли возможность решать зерновую проблему без насильственной коллективизации?! На наш взгляд, да!  На путях предложенного Лениным постепенного и добровольного кооперирования крестьянства при соблюдении принципов НЭПа сохранялась возможность быстрого наращивания производства и государственных заготовок зерна, а тем самым и ускоренного развития государственной промышленности без форсирования коллективизации. Какие же меры должны были быть приняты для этого?!

1) Прежде всего, очевидно, необходимо было пойти по пути форсированной организации совхозов в районах с наиболее высокой и устойчивой урожайностью зерна, в том числе, пшеницы твердых сортов, то есть, на Украине и Белоруссии, в Центральном экономическом районе, в областях, относящихся ныне к Северо-Кавказскому и Южному федеральному округу РФ, в Сибири и т.д. Именно в эти совхозы следовало в первую очередь направлять импортируемую, а затем и производимую в СССР  сельскохозяйственную технику, минеральные удобрения и т.д. Первыми пошли бы работать в зерновые совхозы бедняки, передав основную часть своих участков под общественную запашку. Отчасти этот способ наращивания  производства товарного зерна и другой сельскохозяйственной продукции использовался в 20-е годы, но явно недостаточно. В 1928 году  во всех совхозах площадь под зерновыми составляла лишь 1,1 млн. га при валовом сборе 1,1 млн. тонн[39]. Средняя урожайность в совхозах (10,3 ц/га) превышала в 1928 году среднюю по стране на 25%, что  явно недостаточно для высокоспециализированного производства. Но товарность зерна составляла в совхозах в этом году 50,5% при средней по стране 14,9%, что говорит о правильности наращивания производства в специализированных крупных хозяйствах. Но из более 3125 совхозов, имевшихся в 1928 году, лишь 170 имели зерновую специализацию[40].

2) Для более быстрого и эффективного (в смысле сокращения удельных затрат) наращивания ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА ЗЕРНА существенную часть средств и техники следовало сосредоточить на освоении целинных и залежных земель, разумеется с учетом потенциального плодородия, наличия   кадров, транспорта и т.д. Решения в этом направлении были приняты до войны, но поздно, лишь в апреле 1940 года[41]. Вспомним, что в 1955-1956 годах удалось поднять производство зерна в стране на 20 млн. тонн. Всего за 5 лет (1954-1958 годы) производство зерна в СССР выросло на 40% по сравнению с предыдущим пятилетием  (с 80,9 млн. тонн до 113,2), пшеницы – на 69%. Аналогичный рост был на этой основе достигнут и в животноводстве[42]. Разумеется, этот скачок был осуществлен на базе уже достаточно мощного парка тракторов и сельскохозяйственной техники, наличия опытных кадров в сельском хозяйстве.  Но он показывает определенное направление концентрации усилий. Между тем, в 1927-1932 годах техника в недостаточной степени  концентрировалась в совхозах для наращивания производства зерна. Она делилась между несколькими секторами (см. табл. 3).

 

Таблица 3. Динамика тракторного парка сельского хозяйства СССР в 1927-1932 гг., на начало года

 

Сектора сельского хозяйства

Количество в единицах

1927

1928

1929

1930

1931

1932

Совхозы

4651

6719

9678

24955

27685

52585

Колхозы и кустовые объединения

9122

10854

19109

20578

13279

6379

МТС

-

-

2387

20801

31114

54894

Производственная сельскохозяйственная кооперация

4422

6673

3769

-

-

-

Единоличные крестьянские хозяйства

6309

2487

-

-

-

-

Всего

24504

26733

34943

66332

72078

113856

 

3) Для существенного уменьшения потребности в зерне для экспорта было необходимо сосредоточить часть капиталовложений на ДОПОЛНИТЕЛЬНОМ увеличении производства другой продукции для экспорта, в том числе, древесины (и прежде всего, переработанной), угля, нефти и нефтепродуктов,  строительных материалов, мехов и т.д., то есть тех видов продукции, сырье для которых имелось в достаточном количестве. Тем более, что все эти виды продукции  в нарастающем количестве требовались и внутри страны. Для роста производства этих видов продукции в стране имелись огромные резервы рабочей силы  в виде аграрного перенаселения. Дальнейшее наращивание производства этих видов продукции без принудительной коллективизации можно было осуществлять значительно более высокими темпами и с относительно меньшими капиталовложениями, чем потребовалось  для технического оснащения сотен тысяч колхозов. И, разумеется, с несравнимо меньшими человеческими потерями.

4) Многие исследователи периода, предшествовавшего коллективизации, отмечают, что крестьян в 1926-1928 годах не устраивали не только завышенное соотношение цен на промышленные товары и зерно («ножницы цен», «диспаритет цен»), но и низкое качество ряда  видов промышленной продукции, а также несоответствие ассортимента потребностям сельского населения.  В стране в целом сложилась ситуация «товарного голода»[43].  Учитывая это, было целесообразно отобрать те виды промышленной продукции (как средств производства, так  и предметов потребления),  которые наиболее интересовали крестьян, и организовать их более качественное, но при этом массовое производство, продавая эту продукцию в обмен на определенные количества зерна. Это могли быть, в том числе, минеральные удобрения и другие средства производства, которые способствовали существенному повышению урожая зерновых[44].  Безусловно, на это ушло бы намного меньше средств, чем на форсированное оснащение колхозов техникой, строительство для них производственных помещений и т.п. Отметим, что рыночные методы и, прежде всего, правильная ценовая политика,  позволяли даже в 1927-1928 годах вполне успешно наращивать производство и госзакупки технических культур, продукции животноводства[45].

5) В связи с тем, что большая часть зерна шла в 20-е и 30-е годы на корм скоту, было целесообразно принять экстренные меры по развитию  комбикормовой промышленности, которая существенно снизила бы суммарные расходы  зерна на корм. Комбикорма повышали бы продуктивность животноводства, но продавались бы крестьянам в обмен на такое количество зерна, которое сохраняло  выгодность обмена для крестьян. Повышение продуктивности животноводства стало бы дополнительным и мощным источником ресурсов для внутреннего потребления и экспорта, повышая его эффективность. Стоимость одной тонны продовольствия (муки, круп, животноводческих продуктов и т.д.) при экспорте была в 3-6 раз выше стоимости зерна[46]. Принудительная коллективизация, как мы помним, подорвала животноводство на  долгие годы.

6) Из предыдущего пункта вытекает еще одно важное направление повышения экспорта не за счет увеличения его зерновой составляющей. Речь идет об ускоренном  развитии пищевой промышленности, о производстве, в том числе на экспорт, высококачественной продукции пищевой промышленности[47]. Это позволило бы повысить качество питания городского и сельского населения, а также поднять объемы и стоимость продовольственной составляющей в экспорте. Разумеется, это было возможно лишь при сохранении и развитии животноводства.

7) Установив стабильные и обоснованные нормы обязательной продажи государству зерна, было целесообразно не уничтожать частную торговлю зерном, что было сделано, а наоборот,  развивать ее на кооперативной основе  и создать при этом государственные запасы зерна для регулирования зернового рынка. При чрезмерно растущих ценах на зерно государство могло бы, как это давно практикуется во всем мире, выводить на рынок часть своих запасов для снижения рыночных цен, а при чрезмерном снижении, уменьшающим заинтересованность крестьян в продаже,  осуществлять закупки с целью некоторого повышения рыночных цен[48]. Это позволяло бы стабилизировать  цены, наращивать посевные площади и при этом улучшать снабжение горожан.

8) Было необходимо предложить крестьянам такие формы добровольной производственной кооперации и планомерной интеграции с государственным сектором[49], которые были бы им известны, понятны, близки и  стимулировали бы процессы коллективизации, например, машинные, семеноводческие, мелиоративные, коневодческие товарищества[50],   без обобществления скота, но с объединением и совместной механизированной обработкой земли, предназначенной  для выращивания зерновых и технических культур. С учетом развития системы МТС это повысило бы производство и товарность зерна и подготовило формы кооперации с большим уровнем обобществления зернового производства.

В той или иной мере все эти направления действий были известны руководству СССР, о них говорилось на XV съезде ВКПб, но использовались они далеко не в полной мере или даже извращались в период усиления «чрезвычайщины», прежде всего, из-за предубеждения против рынка и частного сектора, несмотря на официальное принятие НЭПа.    

В целом, на наш взгляд, можно констатировать, что в 1926-1930 годах была реальная альтернатива увеличения производства товарного зерна до требуемых 20-22 млн. тонн, не прибегая к насильственной коллективизации, принесшей стране колоссальные беды и человеческие жертвы, и не сокращая объемов капитальных вложений в тяжелую и оборонную промышленность, а, наоборот, даже увеличивая их в связи с меньшими затратами на капвложения для вновь созданных колхозов.  Но для этого коллективизацию надо было осуществлять в духе ленинского кооперативного плана, а не посредством войны с крестьянством. К сожалению, характер мышления[51] и крайне идеологизированный подход к решению хозяйственно-политических задач руководства страны того периода, и, прежде всего, Сталина, воспрепятствовал этому.

Вполне был доступен в СССР и рост доли накопления в народном хозяйстве (через механизмы налогообложения и повышения налога с оборота) и быстрого развития промышленности без коллективизации.   В этом убеждает ряд наглядных примеров. Так, Китай  в 80-е годы продемонстрировал, что при правильной экономической политике можно успешно сочетать быстрый рост производства зерна и опережающий рост промышленного производства. За 1979-1990 годы производство зерна в стране выросло на 48,2%„ урожайность зерновых  – на 54,3%[52], в то время как ВВП страны рос ежегодно в среднем на 10% в год.

Еще два примера повышения доли накоплений и крайне быстрого развития промышленности на рыночной основе  в отстающих странах демонстрируют Япония и Южная Корея. За 1951-1968 годы среднегодовой темп роста промышленной продукции в Японии составил 14,6% против 5,5% всего капиталистического мира, в том числе, 4,5% для США. Экономический бум, особенно усилившийся в 60-е годы, в основном шел за счет интенсивных факторов роста, активного включения Японии в НТР. Так, если в 1955 -1961 годах доля инвестиций на интенсификацию производства в обрабатывающей промышленности составляла около 30% их общего объема, то в 1961-1964 гг. – уже больше 77%. Развитие в 50-е годы происходило на фоне проведения аграрной реформы (выкуп государством земли у помещичьих хозяйств и продажа ее по льготным ценам крестьянам), что привело к доминированию мелкофермерского хозяйства. С 1961 года был принят «Основной сельскохозяйственный закон», поставивший задачу перевести аграрный сектор на рельсы крупного рыночного хозяйства, но сохраняющего фермерский характер. Сближает японский опыт с советским и то, что в начальный период   высокий темп роста промышленности в существенной степени основывался на низких темпах роста оплаты труда, что способствовало увеличению доли накопления в национальном доходе. Так, в 1950-1970 годы рост ВВП в Японии опережал рост средней заработной платы в 1,8 раза[53]. Уровень накопления в Японии рос с 24,4% в 1955 году до 34,2% в 1960 году, 36,4% в среднем за 1961-1970 годы, составил 35,4% в 70-е годы и 31,1% за 80-е годы ХХ века[54].

 

Приложение. Оценки уровня потребления продуктов питания крестьянского и городского населения в 1928-1938 годах.

 

В сталинистской литературе можно встретить немало утверждений о том, как повысился уровень жизни  крестьян и рабочих к 1938-1940 гг., как много получали колхозники по трудодням, как вырос розничный товарооборот…в ценах действующих лет по сравнению с 1928 годом. В связи с отсутствием в открытой печати соответствующих статистических данных, обратимся к данным бюджетных обследований, приведенным Е.А. Осокиной, дополнив их данными 1940 года[55].  Таблица 4 показывает изменения в питании фабрично-заводских рабочих за 1926-1935 годы, а также данные о питании рабочих и колхозников в 1940 году[56].

 

Таблица 4. Питание семейных фабрично-заводских рабочих СССР

(все домашнее и общественное питание на 1 человека, кг. в год)

 

 

Продукты

1926

(февраль)

1928/1929[57]

 

1932

(1 квартал)

1933

(1 квартал)

1934

(1 полугодие)

1935

(1 полугодие)

1940[58]

1940

рабочие

крестьяне

рабочие

рабочие

рабочие

рабочие

рабочие

колхоз

ники

Мука и хлеб в переводе на муку

164,6

168[59]

158

146,4

н/д

н/д

176,4

180

В том числе, мука ржаная

0,4

 

н/д

14,6

11,7

0,7

 

 

                      мука пшеничная

16,8

 

н/д

4,4

12,8

5,5

   

                   Итого мука

17,2

 

н/д

19

24,5

6,2

н/д

н/д

                     Хлеб ржаной

81

 

н/д

115

131

108,4

 

 

                           Хлеб пшеничный

118,6

 

н/д

57,7

70,8

130,3

 

 

                  Итого хлеб

199,7

 

н/д

172,6

201,8

238,7

н/д

н/д

Крупа и бобовые

16,8

25,2

15,7

13,1

12

9,5

9,9

12,3

Картофель

88,7

163,2

84

83,2

95,6

147,5

81,3

153,3

Овощи

36,1

70,8

24,1

32,5

38

38

42,7

49,3

Фрукты и ягоды

6,6

12

2,2

1,1

1,8

1,8

8

3,4

Масло растительное

4,4

 

3,3

1,1

0,7

0,7

2,5

0,8

Маргарин

0

 

0,7

1,1

1,5

1,1

 

 

Сахар

12

1,8

14,6

6,6

7,7

6,6

10,9

1,8

Мясо

54,8

18[60]

24,1

14,6

12,4

12,4

21

16,8

Сало

2,9

н/д

0,7

0,4

0,4

0,5

0,7

2

Молоко

72,6

163,2

23,4

19

35,8

43,1

46,4

144,6

Масло коровье

3,3

н/д

0,7

0,4

1,5

1,8

2,4

0,8

Прочие молочные продукты

2,2

н/д

1,1

1,5

3,7

3,3

3,2

3

Молоко и молочные продукты в переводе на молоко

 

171,6

         

162

Яйца (штук)[61]

45

39,6

5

2,5

10

12,5

56,5

55,3

Итого продукты животноводства[62]

137,6

191,2

50,2

35,8

54

61,7

76,0

170,8

Рыба

10,2

 

10,6

8,8

10,2

13,1

7,4

1,7

Конфеты и сладости

1,1

 

7,3

6,2

6,9

5,5

7,3

1,3

 

 

Налицо кардинальное ухудшение качества питания рабочих в 1932-1933 годах (годы массового голода) по сравнению  1926 годом, которое выражается в сокращении в 2-4 раза потребления  продукции животноводства, а также хлеба, круп, картофеля, растительного масла.    В 1934-1935 годах наблюдается некоторый рост потребления хлеба, картофеля, овощей, фруктов, молока, яиц, рыбы, маргарина при снижении потребления мяса, сала и растительного масла. Но это частичное улучшение не компенсирует крайнего дефицита  животного белка в питании рабочих. В 1940 году имеет место некоторое увеличение объемов потребления рабочими хлеба и муки (в пересчете на муку), овощей, фруктов и ягод  по сравнению с 1926 годом, но при этом наблюдается резкое уменьшение потребления мяса, сала, молока, при небольшом увеличении прочих молочных продуктов  и яиц. Общее количество потребления продуктов животноводства рабочими в 1940 году составило лишь 55,2%  по сравнению с 1926 годом.

   Также и питание и крестьян даже к 1940 было менее качественным по сравнению с периодом до коллективизации (1928/1929 хозяйственный год). Правда, в 1940 году крестьяне потребляли несколько больше хлеба и хлебопродуктов по сравнению с 1928/1929 годом и больше на 12 яиц в год, но намного меньше круп и бобовых, овощей, фруктов и ягод, сахара, на 7% меньше мяса и мясной  продукции, на 5,6% меньше молока и молочных продуктов.  Иначе, к сожалению, не могло быть, ввиду падения производства животноводческой продукции  в годы коллективизации и дальнейшего незначительного роста. На деле не только в первой половине тридцатых годов, но почти все тридцатые годы мяса, молока и яиц производилось в стране существенно меньше, чем в 1928 году. 

Не меняет дело и обычная ссылка на большие объемы натуроплаты колхозников (зерном, картофелем, горохом, овощами т.п.). Дело в том, что даже в 1937 году, согласно статистическим данным, выдача зерна на трудодень составила в колхозах в среднем 4 кг при 438 трудоднях на семью. Это составляет 1752 кг зерна на семью работающего колхозника. С учетом 5 человек на семью колхозника, мы получаем в среднем на одного чел. в год 350 кг. зерна. Это немного, там как значительную часть его надо направить на корм животным, ибо 50% КРС и свиней содержались в личных хозяйствах колхозников (более  1 головы на семью).    И, видимо, не случайно в советской статистике не публиковались  сведения о выдаче натуроплаты за 1938-1940 годы, поскольку процент товарности только нарастал, а реального роста производства зерна, даже согласно  официальной статистике, не было.

Что касается денежных выплат на один колхозный двор (то есть, в  среднем на 5 человек) в 1932 и 1937 годах, то они составили в год, соответственно, 108 и 376 руб. в год, то есть, в расчете на душу это 22 и 75,2 руб. Представление о величине этих доходов можно составить, учитывая высказывание Молотова о доходах крестьян. Оказывается, «душевой доход батрака в настоящем году /1927 г. — ДЭ/ определяется в 81 руб. в год, душевой доход бедняка в 78 руб. в год и душевой доход середняка в 92 руб. в год»[63]. Но розничные цены уже  в 1932 году были в 2,5 раза выше цен 1927/28 хозяйственного года, а к 1940 году они выросли еще в 2-6 раз, в зависимости от вида товаров[64]

Таким образом, фактически высокий уровень накопления в 30-е годы при проведении индустриализации  был обеспечен за счет существенного снижения потребления подавляющего большинства советского народа[65]. Мог ли быть  он обеспечен иначе – это тема отдельного исследования.

 

Литература

 

  1. XV съезд ВКПб. Стенографический отчет. М.- Л. Госиздат. 1928. 1400 с.
  2. Малафеев А.Н. История ценообразования в СССР (1917-1963 гг.). М.: «Мысль». 1964. 440 с.
  3. Лёве Х.Д. Сталин. М. РОССПЭН. 2009. 351 с.
  4. Ланщиков А.П. «Мы все глядим в Наполеоны…». / Вождь. Хозяин. Диктатор: сборник. Сост. А.М. Разумихин. М.: Патриот. 1990. 576 c.
  5. XV съезд ВКПб. Стенографический отчет. М.- Л. Госиздат. 1928. 1416 c. 
  6. Сталин И.В. На хлебном фронте. Соч. Т. 11. Москва: Госполитиздат, 1949. 375 с.   
  7. История России начала ХХ-ХХI века. Под ред. Милова Л.В. М.: Эксмо. 2007. 960 с.
  8. Голанд Ю.М. Кризисы, разрушившие НЭП. М.: Международный НИИ проблем управления, 1991. 98 с. Использована Интернет-версия по адресу http://za-kaddafi.org/node/38946
  9. «Животноводство СССР. 1930», см. http://istmat.info/node/22081,
  10. Народное хозяйство СССР 1932. Статистический справочник. Государственное социально-экономическое издательство, Москва, Ленинград. 1932. См. http://istmat.info/node/22079,
  11. Народное хозяйство СССР. 1956. М.: Госстатиздат. 1956. 264 с.
  12. Народное хозяйство СССР в 1960 году. М.: Госстатиздат.1961. 903 с.
  13. Народное хозяйство СССС. 1922-1982. М.: Госкомстат. 1982. 624 с.
  14. Внешняя торговля СССР за 1918— 1940 гг. Статистический обзор». Внешторгиздат. М. 1960 г.
  15. Данилов В. Коллективизация. http://www.rus-lib.ru/book/35/16/355-400.html
  16. Народное хозяйство СССР в 1958 г. М.: Госстатиздат. 960 с.
  17. СССР страна социализма (Статистический сборник) (1936). ЦУНХУ ГОСПЛАНА СССР и В/О СОЮЗОРГУЧЕТ, Москва, 1936. Использована Интернет-версия. См. http://istmat.info/files/uploads/22521/sssr_soc.strana_rost_hozyaystva.pdf
  18. Конквест Р. Жатва скорби. Overseas Publications Interchange Ltd. 1988. Цитируется по Интернет-изданию: http://royallib.com/book/konkvest_robert/gatva_skorbi.html
  19. Сельское хозяйство СССР. Ежегодник. 1935. Раздел «Сводные показатели по сельскому хозяйству Союза СССР». Государственное издательство колхозной и совхозной литературы «Сельхозгиз». Москва. 1936. Цитируется по http://istmat.info/node/22433.
  20. Сталин И.В. Политический отчет Центрального комитета ХVI съезду ВКП(б). XVI съезд Всесоюзной Коммунистической партии (б). Стенографический отчет. М.-Л.  Госиздат. 1930 г. 786 с.
  21. В. Б. Жиромская, И. Н. Киселев, Ю.А. Поляков. Полвека под грифом секретно. Всесоюзная  перепись населения 1937 года. РАН. М.: Наука. 1996. 152 с. http://istmat.info/files/uploads/31167/zhiromskaya._polveka_po_grifom_se…
  22. Социалистическое сельское хозяйство СССР. Статистический сборник. М.-Л. Госпланиздат. 1939. Цитировано по http://istmat.info/node/21338
  23. «Конъюнктурный обзор отдела демографии ЦУНХУ Госплана СССР о движении населения СССР за 1930-1934 гг. 3 декабря 1934 г.» Цитировано по http://istmat.info/node/43699 .
  24. Бережков В.М. Как я стал переводчиком Сталина. М.: ДЭМ, 1993. С. 318-319.
  25. Чемоданов И.В. Была ли в СССР альтернатива насильственной коллективизации? http://etargentuma.myru/load/stati/istoricheskie/byla_li_v_sssr_alternativa_nasilstvennoj_kollektivizacii/35-1-0-121
  26. Бокарев Ю.П.. Миф об упущенной альтернативе (Семейно-трудовая теория и коллективизация). Экономический журнал. №2. 2002. http://economicarggu.ru/2001_2/05bokarevyu.shtml.
  27. А. Ноув. О судьбах нэпа. Письмо в редакцию журнала «Вопросы истории». http://scepsis.net/library/id_483.html
  28. Вахитов Р. Сверхиндустриализация» и крестьянство. Кто же явился истинным сокрушителем крестьянства в России? // Советская Россия. 18.02.2010. http://www.sovross.ru/articles/433/7116
  29. Гинцберг Лев. Троцкий под новым ударом./«Независимая газета». 10.2000. http://www.ng.ru/polemics/2000-10-0⅞_trotsky.html .
  30. Троцкий Л.Д. Экономический авантюризм и его опасности. Цитировано по Интернет-версии: http://www.1917.com/Marxism/Trotsky/BO/BO_No_09/BO-0075.html
  31. Роговин Вадим. Власть и оппозиции. М. 1993. Глава XVII. Сталин отступает. Цитируется по Интернет-версии: http://trst.narod.ru/rogovin/t2/xvii.htm
  32. Бюллетень оппозиции. 1930. № 17-18. С. 12-13. Цитировано по Интернет http://web.mit.edu/fjk/www/FI/BO/BO-17.shtml
  33. История социалистической экономики СССР. Т. 4. М.: Наука. 1978. 520 с. Цитировано по http://www.universalinternetlibrary.ru/book/67902/chitat_knigu.shtml
  34. Новожилов В.В. Недостаток товаров. //Вестник финансов. №3. 1926. См. также http://www.sokirko.info/ecomomy/Zes3/1.2.htm
  35. Casson Mark nd John S. Lee. The Origin and Development of Markets: A Business History Perspective. http://www.hbs.edu/businesshistory/Documents/origin-and-development-of-markets.pdf
  36. Commodities Markets. http://www.encyclopedia.chicagohistory.org/pages/317.html  
  37. Хлевнюк О. Сталин. Жизнь одного вождя. М.: ACT: Corpus. 2016. 464 с.
  38. Чернышев В.В. Сельское хозяйство СССР (к пятилетке 1927/28 – 193⅔3). 1931. М.-Л.: Госуд. сельскохоз. изд. 223 с.
  39. Животноводство СССР. Статистический сборник. М. Госкомстат. 1959.
  40. Осокина Е.А. За фасадом «сталинского изобилия: распределение и рынок в снабжении населения в годы индустриализации. 1927—1941 годы. М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН). 1999. 271 с.
  41. Численность, состав и движение населения СССР. Статистические материалы. Центральное статистическое управление при Совете Министров СССР. М. 1965. Цитировано по Интернет http://istmat.info/node/31715.
  42. Колганов А.И. СССР – путь к социализму, пройденный ине пройденный. М.: «Культурная революция». 2017.
  43. Полетаева Н.И., Голубович В.И., Пашкевич Л.Ф. и др. Экономическая истории зарубежных стран. Учебн. Пособие. Под ред. проф. В.А. Голубовича. Минск.: Интерпресссервис; Экономперспектива. 2002. 592 с. С. 458, 457,с. 442-468.
  44. World Bank. World Development Indicators. https://data.worldbank.org/data-catalog/world-development-indicators.
  45. Economic and Social Research Institute, Cabinet Office, Japan. 2000. Table 3-1. http://www.stat.go.jp/data/chouki/03.htm
  46. Статистическая таблица ЦСУ СССР «Потребление основных продуктов питания в семьях крестьян в 1905-1913, 1923/24, 1928/29, 1936, 1940, 1950, 1952 гг. и первом полугодии 1953 г. (по данным обследования бюджетов). http://istmat.info/node/18413
  47. Статистический сборник по бюджетам рабочих и колхозников РСФСР. Статистическое управление РСФСР. М. 1955. http://istmat.info/files/uploads/38550/rgae_1562.33.2260_byudzhety_raboc…
  48. Сталин И.В. Речь в Свердловском университете 9 июня 1925 г. /Сталин И.В. Соч. Т. 7., Москва.: Государственное издательство политической литературы. 947. с 179.

49.              Сталин И.В. О хлебозаготовках и перспективах развития сельского хозяйства Из выступлений в различных районах Сибири в январе 1928 г. / Сталин. Соч. т.11. с. 4-5.

  1. Барсов А.А. Сельское хозяйство и источники социалистического накопления в годы первой пятилетки (1928-1932 гг.). // История СССР. 1968. №3.
  2. А.И. Колганов. Путь к социализму: пройденный и непройденный. От Октябрьской революции к тупику «перестройки». Изд. 2-е. М.: ЛЕНАНД. 2018. 400 с.
  3. Великая Отечественная война. Юбилейный статистический сборник.   М.: Росстат. 2015. 190 с.   

 

 

 

[1] [1, с. 1282].

[2] Там же, с. 1309.

[3] Там же, с. 1293-1294.

[4] См. [2, с.118].   Cм. Также «Коллективизация в СССР»:://www.hrono.info/sobyt/1900sob/1930sssr.php

[5] На самом деле уже 14 декабря 1927 г. член Политбюро А.А. Андреев направляется в Сибирь с аналогичной целью, а В.М. Молотов -  на Украину. См. [3, c.146].

[6] Там же, с. 154.

[7] См. [4, c. 172].

[8] Поражают оценки, данные Молотовым и Сталиным принудительному изъятию хлеба в декабре 1927 года, на XV съезде, то есть, меньше чем за месяц до  «сибирского вояжа» Сталина: «…Тот, кто теперь предлагает нам эту политику принудительного займа, принудительного изъятия 150—200 млн. пудов хлеба /2,4-3,2 млн. тонн – ДЭ/, хотя бы у десяти процентов крестьянских хозяйств, т. е. не только у кулацкого, но и у части середняцкого слоя деревни, то, каким бы добрым желанием ни было это предложение проникнуто, — тот враг рабочих и крестьян, враг союза рабочих и крестьян (Сталин: «Правильно!»), тот ведет линию на разрушение советского государства». См. [5, c. 1091].   

[9] Об этом говорит Сталин в мае 1928 года, ссылаясь на исследования В.В. Немчинова. См. [6, с. 84]. См. также:  http://www.hrono.info/libris/stalin/11-9.html

8 См. [7, c. 376].

[11] См. [5, c. 1065].

[12] См. [8].

[13] Подробно рассматривается история действий руководства страны в процессе перехода от «чрезвычайных мер» 1928 года к сплошной коллективизации и «ликвидации кулачества как класса» в работе [42].

[14] Сталин признавал, что коллективизация – это, прежде всего, способ решающего увеличения хлебозаготовок,    но обвинял в проблемах хлебозаготовок кулаков: «…Можно   с уверенностью сказать, что, пока существуют кулаки, будет существовать и саботаж хлебозаготовок. Чтобы поставить хлебозаготовки на более или менее удовлетворительную основу, нужны другие меры. Какие именно меры? Я имею в виду строительство колхозов и совхозов» [49, с. 4-5].

[15] Источником данных таблицы является ряд статистических сборников, представленных на сайте istmat.info, в частности,  [9], [10], а также сборники Госкомстата [11], [12], [13], [14].

[16] «…Главным последствием насилия при создании колхозов стало массовое недовольство и открытые протесты крестьян, вплоть до антисоветских вооруженных выступлений. С начала января до середины марта 1930 года их было зарегистрировано 1678 на территории СССР без Украины. С учетом данных по Украине число антикол­хозных восстаний окажется намного больше двух тысяч. Росли случаи расправ над коммунистами и колхозными активистами. Истребление скота приобрело массовый ха­рактер и наблюдалось уже повсеместно». Cм. [15].

[17] См. [16, c. 622-623].  Данные без учета капвложений колхозов.

[18] Там же.

[19] См. [11], [14]. Цены на экспортируемое зерно – цены 1950 года, а данные капиталовложений приведены в сопоставимых ценах 1955 г.  Приведенное сопоставление обосновано, учитывая незначительную инфляцию в СССР в 1951- 1955 гг. 

[20] См. [17]. Раздел: Рост хозяйства. Индустриализация, техническая  реконструкция. Использована Интернет-версия. См. http://istmat.info/files/uploads/22521/sssr_soc.strana_rost_hozyaystva.pdf

[21] См. См.[50, с. 80]. Цитировано по [51, с. 221].

[22] См.[10]. Интернет-версия: http://istmat.info/node/22079

[23] «В сентябре 1953 года и в феврале 1954 года Хрущев докладывал Пленуму ЦК, что механизированное советское сельское хозяйство производит меньше зерна на душу населения и меньше крупного рогатого скота в абсолютном исчислении, чем производил мужик со своим деревянным плугом при царизме, сорок лет назад». См. [18]. Цитируется по Интернет-изданию: http://royallib.com/book/konkvest_robert/gatva_skorbi.html

[24] См. [4, c. 191]. 

[25] Численность, состав и движение населения СССР. Статистические материалы. Центральное статистическое управление при Совете Министров СССР.  М. 1965. Цитировано по Интернет http://istmat.info/node/31715.

[26] Численность, состав и движение населения СССР. Статистические материалы. Центральное статистическое управление при Совете Министров СССР.  М. 1965. Цитировано по Интернет http://istmat.info/node/31715. Несколько отличающиеся данные приведены в сборниках [10],  [20], [22], соответственно, изданных в 1932, 1936 и 1939 годах. При этом не исключено, что и сборники 1965 года завышает реальные данные о населении в 30-е годы по идеологическим соображениям.

[27] См. [20, с. 35].

[28] См. [21, с. 44].

[29] См. [24].

[30] См. [25].

[31] Там же.

[32] См. [26].

[33] Там же.

 

[34] На это, в частности, обращает внимание А. Ноув. См. [27].

[35] Эту мысль высказывал, например, И.Р. Шафаревич. Изложение и критику этой точки зрения см. [28]. Критику аналогичной точки зрения, высказанной в «Независимой газете», см. в [29].

[36] См. [30].

[37] Там же.

[38] Цитировано по [31]. При этом дана ссылка на [32].

[39] См. [10]. Раздел: совхозы. См. http://istmat.info/node/22079

[40] Там же.

[41] «В апреле 1940 г. было принято новое постановление, в котором предусматривался дальнейший подъем зернового хозяйства в колхозах и совхозах восточных районов СССР, намечалось увеличение площади пашни в этих районах к концу третьей пятилетки на 4,3 млн. га за счет целинных, залежных и переложных земель». См. [33].  

[42] См. [10, с. 417-418].

[43] См. [34].

[44] На XV съезде ВКПб отмечалось, что даже Северный Кавказ имеет (в 1927 г.) лишь 50% требуемого для производства зерна инвентаря и 50% рабочего скота  по сравнению с довоенным уровнем. См. [1, с. 515]. Речь Богданова.

[45] Там же, с. 764. Доклад А.И. Рыкова.

[46] Отметим, что концентрированные корма поставлялись в 20-е годы на экспорт, но в сравнительно небольшом  количестве (до 420 тыс. тонн), но с большими  колебаниями объемов. В 1913 году их экспорт составил 1,5 млн. тонн.

[47] В 1913 году экспорт продовольствия составлял 1,47 млн. тонн, в два раза превышая максимальный уровень довоенного периода (в 1931 г.) по объему и стоимости.

[48] О государственном регулировании рынка зерна в Европе известно с первой четверти XVI  века. В США  правительство стало с 1929 года непосредственным конкурентом, то есть, прямым участником зернового рынка. См. [35], [36].  И Сталин говорил о необходимости создавать запасы зерна для государственного регулирования рынка в 1925 году: «Мы можем и должны держать в распоряжении государства достаточные продовольственные запасы, необходимые для того, чтобы давить на продовольственный  рынок, вмешиваться в дело, когда это необходимо, поддерживать цены на приемлемом уровне и срывать таким образом спекулянтские махинации кулачества.

[49] В том числе, с помощью кооперации и контрактации в производстве и переработке технических культур, об успехах  которых  с воодушевлением говорил Молотов В.М. на XV съезде ВКПб в докладе о работе в деревне. См. цитированную выше стенограмму [1, c. 1070-1071]. 

[50] Об этом тоже говорил в своем докладе Молотов. Там же, с. 1073.

[51] «Сталинский догматизм и отторжение сложного в конечном счете являлись существенным препятствием для развития страны». Cм.  [37, с. 147].     

[52] Рассчитано на основе данных http://www.fao.org/faostat/en/#country/351

[53] [43, с. 458, 457, 442-468].   

[54] [44], [45].    

[55] [40, с. 256].    

[56] При составлении таблицы 4 нами использованы источники [40], [46], [47], [48]. Использованная нами Таблица 7 указанной выше книги Осокиной Е.А. пересчитана из «граммов  в день» в  «килограммов в год», в нее также введены  суммирующие строки «итого мука»., «итого хлеб», «итого продукты животноводства».  В качестве источников данных в [40] указаны нижеследующие. «Источник: Состояние питания городского населения СССР в 1925/26 сельско­хозяйственном году (По предварительным данным обследований питания городского населения, произведенных Отделом статистики потребления ЦСУ в октябре 1925 г. и феврале 1926 г.). Труды ЦСУ. Т. XXX. Вып. 5. М, 1927. С. 76-77, 84-85. Бюджеты фабрично-заводских рабочих СССР за 1932—35 годы (РГАЭ. Ф. 1562. Оп. 329. Д. 62. Л. 2, 86)». [40, с. 256].  

[57] Источник данных о потреблении продуктов питания  крестьян в 1928/1929 хозяйственном году – это «Статистическая таблица ЦСУ СССР «Потребление основных продуктов питания в семьях крестьян в 1905-1913, 1923/24, 1928/29, 1936, 1940, 1950, 1952 гг. и первом полугодии 1953 г. (по данным обследования бюджетов)»  —  [46].    http://istmat.info/node/18413 . Месячные показатели пересчитаны в годовые умножением на 12.

[58] Источник данных о потребление продуктов питания рабочих и колхозников в 1940 году – «Статистический сборник по бюджетам рабочих и колхозников РСФСР. Статистическое управление РСФСР. М. 1955» —  [47].    .  http://istmat.info/files/uploads/38550/rgae_1562.33.2260_byudzhety_rabochih_i_kolhoznikov_rsfsr.pdf .

Данные бюджетных обследований за 1940 год по РСФСП были взяты в связи с тем, что данные по СССР найти не удалось. Однако средняя заработная плата рабочих СССР и РСФСР, а также заработная плата в сельском хозяйстве различались на 0,1 руб. в месяц. См. [52, с. 154]. Великая отечественная война. Юбилейный статистический сборник.   М.: Росстат. 2015. 190 с.   

[59] Данные по потреблению хлеба и муки в переводе на муку для 1926, 1928/1929 и 1940 годы рассчитаны на основе источника [46] и данных о потреблении муки и хлеба за  1933 год  из источника [40, таблица 7].      

[60] Данные о потреблении крестьянами мяса в 1928/1929 году включают сало и другие мясные продукты.

[61] Потребление яиц  источника [40]   пересчитано в штуки, исходя из данных в кг и среднего веса куриного яйца 40 г. 

[62] Обратный пересчет количества потребляемых яиц из штук в кг осуществлен,  исходя из среднего веса куриного яйца 40 г. 

[63] [1,  c. 1091].

[64] При этом цены обобществленного сектора выросли к 1932 году по сравнению с 1927/28 годом на 76,6%, на частном рынке – в 7,7 раза. Дефицит товаров в общественном секторе вынудил в 1928 — 1929 годах ввести карточки на продовольственные товары, а затем и на многие виды непродовольственной продукции. Даже после их отмены (в 1935 году), на начало 1937 года государственные розничные цены на продукты питания были выше цен на 1 января 1928 года на муку ржаную – 16 раз, на хлеб – в 10-11 раз, на говядину – в 9 раз, на сливочное масло – в 7 раз, на сахар – в 6 раз, на ситец – в 7-9 раз. См. [2, c. 402-403].

[65] Советская экономическая литература признавала снижение  реальной зарплаты рабочих и служащих в 1932 году на 11,4% по сравнению с 1928 годом и ее рост к 1940 году лишь на 0,6%, также по сравнению с  1928 годом. См. [2, с. 174, 407]. 

Если не ошибаюсь, этот текст не спонтанный отклик, а либо написанная ранее самостоятельная статья, либо извлечение из более объёмной работы. Не могли бы Вы указать источник?

Ваш Человек.

Уважаемый Человек!

Напишите мне, пож-та,  на емейл  epsteindb@gmail.com

Я пришлю Вам текст статьи в более читаеом формает.

ДЭ

Аватар пользователя Толмач

Вы повторяете миф о хлебном экспорте которым якобы «была решена проблема дополнительных ресурсов для экспорта, на основе чего можно было закупать импортное оборудование для  строящихся промышленных предприятий». Что коллективизация с.х  потребовалась для того чтобы «обеспечить необходимые объемы производства и продажи государству зерна». И далее пишите: «То, что основной причиной форсирования коллективизации по сравнению с решениями XV съезда ВКПб (декабрь 1927 года) явилась именно неспособность сталинского руководства иными способами обеспечить регулярные государственные закупки зерна в необходимых объемах, вполне очевидно, когда обращаешься к истории вопроса».

А что в реальности, если к вопросу подойти не предвзято.

 О ХЛЕБНОМ ЭКСПОРТЕ

Вот данные — Статистический сборник.- Внешняя торговля СССР за 20 лет. 1918-1937 гг

Из данных сборника видно, что доля сельскохозяйственной продукции в экспорте СССР была преобладающей до 1928 года. Для сравнения: в период 1909-1913 гг. на продукцию сельского хозяйства в экспорте Российской империи приходилось 70,6%. В 1928 году доля продукции сельского хозяйства в экспорте СССР составила 46% и далее только снижалась. К 1936г. она опустилась до 20,3%. Экспорт стал преимущественно промышленным, но как и в сегодняшней России состоял не из готовой продукции, а нефти, нефтепродуктов, черных и цветных металлов, леса и пиломатериалов и других видов промышленного сырья или продукции со слабой степенью обработки.

А если посмотреть на сам состав экспортной продукции с.х, то увидим, что зерно и в ней не преобладало. Кроме того, в статистику под названием «зерно» включены такие виды культур, как пшеница, рожь, ячмень, овес, кукуруза. Другим важными статьями аграрного экспорта были мясо, масло, яйца, жмых, живой скот. В отдельные годы вывоз масла, например, превышал вывоз зерновых.

Максимальная доля зерна в сельскохозяйственном экспорте была зафиксирована в 1924г.– 60% или 37,7% в общем экспорте. В 1927г.доля зерна в экспортируемой сельскохозяйственной продукции опустилась до 42,2% или до 24,6% к общему экспорту. В 1928г. доля зерна в сельхоз. продукции составила всего 7,3%, в 1929г. 2,8% или 1,1% в общем объёме. В 1930, 1931 и 1937 гг. доля зерна вновь поднялась, но даже максимальные значения его доли в общем объёме сельхоз. продукции были меньше 50%.

 А что я могу ответить по поводу «неспособность сталинского руководства» заготавливать как выясняется не самого нужного для экспорта продукта — зерна и насильственной коллективизации устроенной им для этого?

Эпштейн пишет: «именно после коллективизации Сталин стал непререкаемым единоличным лидером в Политбюро и ЦК партии и, по сути дела, диктатором».

К фантазёрам про диктатора у меня всегда один вопрос – каким образом один из нескольких секретарей ЦК равных по должности может принудить других подчинятся ему беспрекословно как диктатору? Что это за диктатор не имеющий возможности никому ничего приказать так как может решать все вопросы исключительно коллегиально, сообща с другими равными ему по должности товарищами входящими в коллегиальный орган партийного управления – секретариат, бюро, комитет? Что за диктатор в государстве не занимающий не одной государственной должности и не имеющий в своём непосредственном подчинении не одной силовой государственной структуры в которой неподчинение карается законом.

Исходя из оценок Сталина как диктатора, далжность Презедента современной России является вообще запредельной диктатурой, полной тиранией так как Путин единолично назначает судий, прокуроров, руководителей всех силовых структур, назначает главу правительства и его состав. Может подписать, а может не подписать любой закон и тогда он не вступает в действие. Ничем подобным Сталин не обладал.

Сталин был всего лишь одним из лидеров партии и свой личный авторитет заработал своей позицией при решении проблемных вопросов, которая в отличие от позиций других лидеров, оказывалась в конечном итоге самой правильной. Жизнь эту правильность доказывала многократно. И это обеспечило Сталину непрерикаемый авторитет, как в партии, так и в народе. За его позицию при принятии коллективных решений этого человека уважали. За его наиболее правильные оценки ситуации в его мнении нуждались и с его мнением считались.

Диктатура возникает не в результате уважения к данной человеческой личности. Диктатура строится не на авторитете личности, а на авторитете досжности подкрепляемом насильственным подавлением всякого иного мнения, всякого сопротивления. Диктотура это силовое принуждение людей к поведению не по собственной воле, а навязанному диктатором. Называть Сталина диктатором, это значит извращать само понятие «диктатор». Выворачивать понятие в его противоположность. Это не суть вещей, а не более чем литературный приём с выражением типа – диктатура любви, диктатура демократии.

 

О СТАЛИНСКОМ РУКОВОДСТВЕ КОЛЛЕКТИВИЗАЦИЕЙ.

В основу аграрной государственной политики большевиков была положена концепция постепенного развития коллективистских форм ведения сельского хозяйства по мере насыщения его необходимой техникой.

Слово «коллективное хозяйство» или «колхоз» знают все. Но у колхозов есть и другое название, которое критики коллективизации скрывают. Юридически колхоз это традиционная артель сельскохозяйственного направления работ. «Устав сельскозяйственной артели» — так называется документ, на основе которого создавались и работали советские колхозы. Артель, по сути, предприятие, которое находится в коллективной собственности тех, кто на нём работает.

Артельный труд возник не  в СССР и не в 30-том году, а существовал задолго до этого в различных формах. Артели и товарищества по обработке земли, эти формы коллективного хозяйства не являлись коммунистическим изобретением, а были известны ещё в дореволюционное время. Они как и сельская община, существовали за много веков до появления СССР. Так что коллективизация не являлась чем-то инородным для русского крестьянства, а полностью укладывалась в существующие традиции земледелия в России. Капиталистическое же хозяйство, напротив, было чуждо жизненным традициям русского крестьянства. Привыкшие всё решать сообща, всем миром, крестьяне осуждали и отвергали кулацкие капиталистические замашки, эксплуатацию своего труда. Называли кулаков ещё и мироедами, подчёркивая их людоедские, разрушающие общину нравы.

До революции крестьяне объединялись в артель временно, как правило, не на сельхоз. работах, а, наоборот, в период, когда они были свободны от сельскохозяйственных работ и  могли подрабатывать промыслом. Артель брала какой-либо заказ, выполняла его, а полученный денежный доход делила между членами артели, поровну или в зависимости от степени трудового участия каждого артельщика. В артели царили отношения взаимопомощи, предполагающие и взаимную обязанность. Артель была одним из наиболее эффективных видов хозяйствования.

В декабре 1927 года решением 15 Съезда ВКП(б) принят план поэтапной, в течение 10-15 лет коллективизации сельского хозяйства. Коллективизация планировалась не сплошная, ненасильственная, на добровольной основе. Приоритет отдавался освоению новых земель создаваемыми колхозами. Поначалу образование колхозов шло успешно, крестьяне воспринимали колхоз как артель, хорошо известный им вид производственной кооперации. Коллективизация виделась как трансформация общины в новую форму, как  усиление её хозяйственного значения и встраивания общины в систему государственного управления. После 15 съезда ВКП(б) образована Комиссия Политбюро ЦК ВКП(б) по вопросам коллективизации. 

Современные критики коллективизации всё извратили и поменяли местами причину и следствие.

Они заявляют, что коллективизация сельского хозяйства вызвала уменьшение производства продовольствия, голод тридцатых годов и последующие низкие темпы развития сельскохозяйственного  производства по сравнению с промышленным. Вместе с тем, всё было как раз наоборот. Именно очередная угроза массового голода, возникшая к тридцатым годам, явилась причиной пересмотра темпов проведения коллективизации. Угроза очередного голода вместе с угрозой масштабной войной агрессии повлияли  так же и на ускорение темпов индустриализации.

В мае 1928 года, сразу же после провала посевной, в Москве провели конференцию, посвящённую проблемам выхода из зернового кризиса. На ней решили создать зерновые совхозы в восточных областях СССР. Грушевский, глава украинской совхозной ассоциации, заявил на этой конференции, что достаточно малейшей засухи на Украине, как ситуация резко осложняется, и возникает зерновой кризис. В 1929 году повторившиеся два года кряду холодные бесснежные  зимы на Украине, закончились “почти полной гибелью озимых посевов”. В июне 1929 года решено начать подготовку к форсированной коллективизации. Для её обеспечения, в частности, было принято положение об организации машинно-тракторных станций (МТС).

Объединение в колхозы приобрело массовый характер, что дало повод Сталину в ноябре 1929 года выступить с заявлением о том, что середняк пошёл в колхозы. Статья Сталина так и называлась – «Великий перелом». В чём тут можно упрекать Сталина, — в том, что он согласился с новой реальностью, которая не укладывалась в запланированные сроки колхозного строительства?  Сразу после этой статьи очередной пленум ЦК одобрил новые, повышенные и ускоренные, планы коллективизации и индустриализации и указал на необходимость обеспечения тракторной базы коллективизации. Но «ускоренные планы», по сравнению с прежде запланированными  сроками в 10-15 лет, не означали проведение коллективизации за год, и уж тем более не отменяли принцип добровольности. Добровольность объединения единоличников в колхозы, как неоднократно это указывалось во всех партийных документах, могла обеспечить механизация и улучшение условий труда и жизни колхозников. Ускорение коллективизации должно было происходить с ускорением преобразования всех сторон жизни селян, и такие преобразования  могли занять и три года, и пять лет, и ни кто не в каких документах не требовал провести объединение в колхозы за год. Сами по себе, ничем не обеспеченные ускоренные планы не к чему хорошему не вели. 

В резолюции пленума ЦК от 17 ноября 1929 года сказано, что Пленум не менял главное требование -  организовать в сёлах колхозы на добровольной основе. Тут же указано на необходимость помочь создаваемым колхозам на государственном уровне средствами механизации труда, показать остальным крестьянам преимущество жизни в колхозах, для того, чтобы они вступали в них добровольно. Резолюция пленума начинается с указания на то, что  «XV съезд партии поставил в качестве основной задачи партии в деревне «постепенный переход распылённых крестьянских хозяйств на рельсы крупного производства». И констатируется, что «достигнутый размах колхозного строительства превзошёл все плановые предположения…» Но отмахнуться от факта ускорения процесса ни  ЦК партии, ни Сталин не могут. Не могут, говорится в резолюции, потому, что: «задача партии заключается в том, чтобы, учитывая всю сложность и разнообразие путей перехода десятков миллионов  крестьянских хозяйств к крупному социалистическому земледелию,  всемерно развивать инициативу и самодеятельность самих масс  в колхозном строительстве». Ускорение темпов коллективизации создало дополнительные трудности к которым Сталин вряд ли добровольно рвался. ЦК партии пришлось в срочном порядке принимать необходимые меры. «Пленум ЦК одобряет постановление Политбюро о расширении  плана тракторостроения и машиностроения, о немедленном  приступе к постройке двух новых тракторных заводов с  производительностью по 50 тыс. тракторов (гусеничных) каждый, к постройке двух заводов комбайнов, расширению заводов сложных  сельскохозяйственных машин, химической промышленности и т. д.» Говорится в резолюции про  «массовое распространение агрономических знаний, улучшение  социально-бытового обслуживания колхозного населения, в  особенности женщин (устройство яслей, общественное питание и т. п.)» Говорится о том, что «особое внимание должно быть  уделено радио и кино, а также организации средств связи (телефон, почта) и развитию дорожного строительства в колхозах», об активнейшем участии потребительской кооперации и о многом другом, что должно сделать колхоз по настоящему привлекательным для крестьян.

Для упорядочения процесса преобразования сельского хозяйства создали Наркомзем. Наркомом был назначен А.Я. Яковлев (Эпштейн). В ведение Наркомзема перешла и Академия сельскохозяйственных наук с сетью её институтов. Практическим осуществлением, конкретной реализацией экономических решений, принятых на Политбюро и на Пленумах ЦК, руководил Рыков — глава правительства СССР. Именно его решения исполнял Норкомзем  и ему отчитывался о ходе работ.

Но вопреки партийным решениям государственный орган управления Норкомзем стал бешенными темпами проводить сплошную, поголовную коллективизацию. Самое преступное в действиях Норкомзема под руководством Рыкова и Яковлева было то, что за основу формы объединения крестьян ими была взята форма организации кибуцев, при которой у крестьян изымался весь скот и сельхоз инвентарь. Нигде, ени в каких партийных документах вы не найдёте указаний на такую форму организации колхозов. Эта дурь, эта преступная форма была навязана Норкомземом. 

Исторически проект коллективизации на основе кибуцев возник за пределами России среди колонистов-горожан и вполне соответствовал их культурным стереотипам, поскольку колонисты не собирались ни создавать крестьянское подворье, ни заводить скот. Обобществление собственности в кибуцах доведено до высшей степени и никакой собственности не допускает, даже обедать дома членам такого кооператива запрещено. Кибуцы, создание которых расширилось после Первой Мировой войны, показали себя как очень эффективный производственный уклад (и остаются таким, например, в Израиле, вплоть до нынешнего времени). Видимо, и руководство Наркомзема, и Аграрной академии было под большим впечатлением от экономических показателей этого типа кооперативов и без особых сомнений использовало готовую организационную схему. Возможно, что на выбор конкретной формы коллективизации повлияла национальная особенность части руководителей Советских органов власти того времени. Или это делалось специально троцкистскими и прочими противниками, специально вредивших Советской власти своими обсурдными вызывающими протест у крестьян действиями. Другого объяснения случившемуся в 1930 году, я просто не нахожу.

Россия не Израиль и у русских свои исторические традиции. Форма кооперативов, подобная кибуцам, не соответствовала мировоззрению русских крестьян, их желанию всегда иметь при себе на всякий случай подсобное домашнее хозяйство с огородом, коровой, курами и другой живностью. Кроме того, у крестьян появилась альтернатива – или скот заберут в колхоз, или его можно порезать и иметь для себя мясо, и тогда в колхоз можно будет войти и без скота. Скот стал массово уничтожаться. Как всегда, было много идиотизма на местах. Например, в отношении единоличников ЦК ВКП(б) Украины предписывал применять натуральные штрафы в виде установления дополнительных заданий по мясозаготовкам в размере 15-месячной нормы[21]. Надо ли удивляться, что коров и волов вырезали?

Рыков и Бухарин на суде, открытом даже для иностранных корреспондентов и представителей дипломатических миссий,  рассказывали, как они вместе со своими оппозиционными пособниками умышленно пытались опорочить коллективизацию в глазах крестьян, доводя всё до крайности, до крестьянского восстания. Можно конечно не считаться с их признанием, но на основании чего обвинять в такой форме проведения коллективизации Сталина? Кибуцы это не грузинское изобретение. Или Сталин этим пытался сам сбя устранить? Проще было застрелиться.

О горячке, охватившей всю страну, свидетельствуют официальные данные, согласно которым к началу января 1930 года в колхозах числилось уже свыше  20 % крестьянских хозяйств, а к началу марта в колхозы объединено  свыше 50 %. Сопротивление крестьян насилию стало гораздо сильнее, чем в 1921 году. В знаменитом Антоновском мятеже на Тамбовщине участвовало всего около 50 тысяч крестьян. Остальные повстанческие лидеры того времени – Вакулин, Серов, Сапожков, Рогов – насчитывали в своих «армиях» не более двух тысяч человек, и то непостоянно. В январе-марте 1930 года прошло не менее 2200 вооружённых выступлений с участием почти 800 тысяч крестьян. Кроме восстаний процветал террор. Так, только в марте 1930 года и только на Украине был зарегистрирован 521 теракт. В Западной Сибири за 9 месяцев 1930 года – более 1000 терактов, из них 624 – убийства и покушения. На Урале в январе – марте 260 случаев. И это только зарегистрированная вершина айсберга[22].

Видя то, в какую уродливую форму превратили коллективизацию государственные чиновники и те, кто хотел на завышенных показателях, на мнимых успехах отличится, видя нарастание хаоса в стране, Сталин начал призывать принять срочные меры для преодоления разразившегося кризиса. Именно этот искусственно созданный  кризис, созданный Норкомземом, и ставят сегодня в вину Сталину, являвшемуся в то время одним из пяти секретарей  ЦК  ВКП(б) и никаких государственных должностей не имевшему. 

Сталин в той ситуации, как секретарь  ЦК  ВКП(б), сделал всё, что мог сделать на своей должности. Появилась его критическая статья в газете «Правда» «Головокружение от успехов»(№ 60, 2 марта 1930 года). В статье речь шла о перегибах на местах, о самодеятельности излишне ретивых исполнителей, о том, что часто, вместо успехов имели место преступления. Все перечисленное и привело к снятию в 1930 году с государственных и партийных постов Рыкова, когда кризис на руководимых ими участках стал очевиден каждому. 

Обличители Сталина видят только одно – раз одобрил он в своей статье ускорение коллективизации, значит, по его вине началась кампания по насильственному загону крестьян в колхозы. Но вся лживость таких обвинений становится явной, когда читаются материалы партийных пленумов и обращается внимание на даты, принятия партийных решений. Для грамотного читателя понятно, что готовились эти материалы на рассмотрение пленумов секретариатом ЦК партии, которым руководил Сталин. Полной глупостью выглядело бы предположение, что Сталин готовил для принятия одно решение, а каким-то иным образом заставлял того же Рыкова или Яковлева делать другое, прямо противоположное действие.

Так в постановлении ЦК от 5 января 1930 года «О темпе коллективизации…» говорится: «ЦК ВКП(б) … подчеркнул, что  сельскохозяйственная артель есть главная форма колхозного движения на данном этапе,  а добровольность — основной принцип колхозного строительства». Постановление опубликовано в газете «Правда» № 6, 6 января 1930 г. в нём так же написано: «ЦК со всей серьёзностью предостерегает  парторганизации против какого бы то ни было «декретирования» сверху  колхозного движения, могущего создать опасность подмены  действительно социалистического соревнования по организации колхозов игрой в коллективизацию».

В Постановлении ЦК ВКП(б) от 14 марта 1930 г. опубликованном в газете  «Правда» № 73, 15 марта 1930 г. указывается: «Полученные в Центральном Комитете партии сведения о ходе колхозного движения показывают, что наряду с действительными и серьёзнейшими успехами коллективизации наблюдаются факты искривления партийной линии в различных районах СССР. Прежде всего нарушается принцип добровольности в  колхозном строительстве. В ряде районов добровольность заменяется  принуждением к вступлению в колхозы под угрозой  раскулачивания, под угрозой лишения избирательных прав и т. п. В  результате в число «раскулаченных» попадает иногда часть середняков  и даже бедняков, причём в некоторых районах процент  «раскулаченных» доходит до 15, а процент лишённых избирательных  прав — до 15—20. Наблюдаются факты исключительно грубого, безобразного, преступного обращения с населением со стороны некоторых низовых работников, являющихся иногда жертвой провокации со стороны примазавшихся контрреволюционных элементов (мародёрство, делёжка имущества, арест середняков и даже бедняков и т. п.). При этом в ряде районов  подготовительная работа по коллективизации и терпеливое разъяснение основ партийной политики, как бедноте, так и середнякам подменяются бюрократическим, чиновничьим декретированием сверху  раздутых цифровых данных и искусственным вздуванием процента коллективизации (в некоторых районах коллективизация за несколько дней «доходит» с 10 до 90%). Таким образом, нарушается известное указание Ленина о том, что колхозы могут быть жизненными и прочными лишь в том случае, если они возникают на основе добровольности.  Нарушается постановление XVI конференции нашей партии о  недопустимости применения принудительных мер при образовании  колхозов. Нарушается Устав сельскохозяйственной артели, утверждённый СНК и ЦИК СССР, где прямо сказано, что батраки, бедняки и середняки такого-то села «добровольно объединяются  в сельскохозяйственную артель».

Наряду с этими искривлениями наблюдаются в некоторых  местах недопустимые и вредные для дела факты принудительного  обобществления жилых построек, мелкого скота, птицы,  нетоварного молочного скота и в связи с этим — попытки к  головотяпскому перескакиванию с артельной формы колхозов, являющейся  основным звеном колхозного движения, к коммуне. Забывают, что основным звеном колхозного движения является в данный момент не коммуна, а сельскохозяйственная артель.  Забывают, что именно поэтому партия сочла нужным дать  примерный Устав не сельскохозяйственной коммуны, а  сельскохозяйственной артели. В результате этих головотяпских искривлений  мы имеем в ряде районов дискредитирование колхозного  движения и отлив крестьянства из ряда наскоро испечённых и поэтому  совершенно неустойчивых коммун и артелей.  

Привлекают внимание последние пункты постановления:

«7. Решительно прекратить практику закрытия церквей в административном порядке, фиктивно прикрываемую общественно-добровольным желанием населения. Допускать закрытие церквей лишь в случае действительного желания подавляющего  большинства крестьян и не иначе, как с утверждения постановлений  сходов областными исполкомами. За издевательские выходки в отношении религиозных чувств крестьян и крестьянок  привлекать виновных к строжайшей ответственности,

8. Работников, не умеющих или не желающих повести решительную борьбу с искривлениями партийной линии, смещать с постов и заменять другими».

Когда нажим на крестьян был ослаблен, начался отток из колхозов. Степень коллективизации, которая  достигла 57% всех крестьянских дворов, в апреле 1930 г. упала до 38%. В мае 1930 г. в колхозах осталось 23,6% всех крестьянских хозяйств. До января 1931 г. положение стабилизировалась на уровне 22-24%, а затем уровень коллективизации стал постепенно расти[35].

30 июля 1931 г. принято постановление ЦК ВКП(б) и СНК СССР «О развёртывании социалистического животноводства», которое предусматривало организовать покупку у крестьян молодняка для общественного животноводства коллективных хозяйств. Но скот всё равно продолжали обобществлять в принудительном порядке. Тогда ЦК ВКП(б) принимает ещё одно постановление от 26 марта 1932 г. «О принудительном обобществлении скота», и публично осуждает эту порочную практику на местах в своём резком заявлении, где, в частности говорится что, «только враги колхозов могут допускать принудительное обобществление коров и мелкого скота у отдельных колхозников», это «не имеет ничего общего с политикой партии», что «задача партии состоит в том, чтобы у каждого колхозника были своя корова, мелкий скот, птица». В соответствующем постановлении предлагалось немедленно: «1) пресечь всякие попытки принудительного обобществления коров и мелкого скота у колхозников, а виновных в нарушении директивы ЦК исключать из партии; 2) организовать помощь и содействие колхозникам, не имеющим коровы или мелкого рогатого скота в покупке и выращивании молодняка для личных потребностей» (газета «Правда», от 26 марта 1932 г.).

После принятых партией мер страсти улеглись, вступление в колхозы стало строго добровольным и началась их нормальная эффективная работа. С 1932 г. уже не проводилось и широких кампаний по раскулачиванию. К осени 1932 г. в колхозах состояло 62,4% крестьянских хозяйств и было объявлено, что сплошная коллективизация в основном завершена.  Привлекательность вступления в колхозы обеспечивалась повышением производительности труда колхозников вместе со снижением его тяжести за счёт механизацией труда. Крестьяне-единоличники все более убеждались в преимуществах колхозного строя и вступали в колхозы без всякого нажима.

Коллективизация  и индустриализация открыли новые перспективы роста для сельского хозяйства, которых не существовало у единоличников. Объёмы сельскохозяйственного производства стали расти за счёт химизации (удобрения, гербициды и инесектициды), за счёт использования рекомендаций  науки специально подготовленными квалифицированными специалистами колхозов (выведение и внедрение высокопродуктивных сортов растений и пород скота, улучшение соответствия культур растений используемым землям, правильное отслеживание сроков сева и уборки, уход в вегетационный период – та же химическая прополка). За счёт выведения и использования ими  высокопродуктивных сортов растений (или породы скота).  А разве были в единоличном крестьянском хозяйстве до коллективизации такие возможности? – Нет! До революции этим занимались только очень крупные землевладельцы. С другой стороны повышение производительности труда крестьян, повышение продуктивности земли, растений и скота позволяло всё больше и больше высвобождать трудовые ресурсы для проведения индустриализации.

В связи с достигнутыми успехами с 1 января 1935 г. отменили карточную систему распределения хлеба, хлебных и прочих продуктов. В 1936 г. из-за ухудшившихся в очередной раз климатических условий случился недород. Собранный урожай зерновых — 56 млн. т., был меньше, чем в «голодном» 1932 г. Тогда собрали 67 млн. т. Но катастрофического снижения обеспечения граждан СССР продовольствием, такого как в 1932 году, не произошло. Здесь подействовало преимущество созданной планово-распределительной экономики, позволявшей создавать резервы зерна, более централизованно и равномерно их распределять.

В 1913 г. общий валовой сбор зерновых составлял 801 миллион  центнеров, а в 1937 г.- он достиг 1202,9 миллиона центнеров. С 1955 г. амбарные урожаи зерна в СССР стали постоянно превышать рекордные сборы 1913 г. (92 млн. тонн; по территории империи без Финляндии).  В 1937 г. собрано зерна в количестве  97 млн. тонн “бункерного” веса (по территории СССР в границах 1926-1938 гг.); в 1940 г. 96 млн. тонн “бункерного” веса (по территории СССР в границах 1946-1990 гг.)[37].

В 1937 г. в коллективном секторе уже находилось 93% крестьянских хозяйств и 99,1% посевной площади. В 1938-1941 годах все без исключения зарубежные авторы отмечают резкий рост уровня жизни крестьян в СССР. Улучшение жизни крестьян по сравнению со временами НЭПа заключалось не только в улучшении питания, но и в увеличении потребления промышленных товаров, но особенно – в улучшении социальной сферы. Так, например, с 1927 по 1937 год количество коек в сельских больницах увеличилось в 3 раза, а число сельских врачей – в 2,5 раза.

Сталин описал это делегатам 17 съезда, указал на  изменения, произошедшие в материальном положении крестьянства.  Цитата: «С исчезновением кулацкой кабалы исчезла нищета в деревне. Любой крестьянин, колхозник или единоличник, имеет теперь возможность жить по-человечески, если он только хочет работать честно, а не лодырничать…

Изменился облик наших крупных городов и промышленных центров. Ещё больше изменился облик деревни. Старая деревня с её церковью на самом видном месте, с её лучшими домами урядника, попа, кулака на первом плане, с её полуразваленными избами крестьян на заднем плане — начинает исчезать. На её место выступает новая деревня с её клубами, радио, кино, школами, библиотеками и яслями, с её тракторами, комбайнами, молотилками, автомобилями. Исчезли старые знатные фигуры кулака-эксплуататора, ростовщика-кровососа, купца-спекулянта. Теперь знатными людьми являются деятели колхозов и совхозов, школ и клубов, трактористы да комбайнёры, бригадиры по полеводству и животноводству, лучшие ударники и ударницы колхозных полей».

Горбачёв, когда перевернул кверху тормашками, всю социалистическую экономику и всю марксистскую идеологию, когда навязывал стране капиталистические отношения, выдавая их за модернизацию социализма, как обоснование внедрения капиталистических отношений в сельское хозяйство с трибуны последнего 28 съезда КПСС произнёс: «Центральный Комитет высказал свои принципиальные оценки политике принудительной коллективизации, раскрестьяниванию деревни с трагическими последствиями для всей страны». Вытаскивание крестьян из болота многовековой нищеты, замена лошади трактором, ручного труда механизированным, невозможное без артельной организации труда, такое «раскрестьянивание деревни» разве можно относить к трагическим последствиям для всей страны?  Советская власть избавила крестьянство от изнурительного труда при постоянном полуголодном нищем существовании. Если валовая  продукция  Советского  села  по сравнению с 1913 г.  за 60 лет,  возросла  всего в  4,4  раза,  производительность труда – в 6 раз,  то энерговооруженность труда — в 36 раз!

 

Эпштейн пишет: «6) Создав к 1931 году более 217,8 тыс. колхозов [22] и тысячи совхозов, МТС, государство было вынуждено создать огромный штат их руководителей и специалистов и начать подготовку для них многих десятков тысяч агрономов, зоотехников, ветеринаров, механизаторов, учетчиков и других работников. Все это также привело к  колоссальным дополнительным  затратам в первую и вторую пятилетку, то есть, как раз в тот период, когда средства  требовалось сконцентрировать в промышленности. 

         7) При провозглашаемой партией цели строительства социалистического общества коллективизация привела к превращению крестьян в полукрепостных государства, которые  вынуждены были работать для обеспечения продовольствием городов и армии в колхозах за чрезвычайно низкую плату, а производить продукты питания для себя и своей семьи на небольших участках. Подобный «социализм» оборачивался для большинства населения страны во «второе издание крепостного права» на фоне лозунгов о построении справедливого общества без эксплуатации».

 

Какой негодяй оказался Сталин. Создав к 1931 году более 217,8 тыс. колхозов и обслуживающих их МТС он лишил Российское крестьянство поэзии ручного труда с деревянной сохой и лошадью. Ведь очевидно, что выпустив за десять предвоенных лет около 700 тыс. тракторов, что составило 40% от их мирового производства ими можно было обеспечить лишь 200 тыс. колхозов, но никак не десятки миллионов единоличников. Поэтому одно из главных преимуществ кооперации в том, что советским колхозам и совхозам для проведения всего цикла полевых работ на 1000 га пашни было достаточно 11 тракторов МТС, а западноевропейские фермеры, к примеру, с их мелким хозяйством такую же площадь — 1000 га пашни обрабатывали с помощью 120 частных тракторов. Такой вот эффект дало крупное земледелие и новая форма организации крестьянского труда.

 А ещё Сталин гад потратился на подготовку для колхозов многих десятков тысяч агрономов, зоотехников, ветеринаров, механизаторов. Вел без всякой науки крестьянин своё хозяйство и дольше бы так по дедовским заветам действовал.

 А вот как колхозники «вынуждены были работать для обеспечения продовольствием городов и армии в колхозах за чрезвычайно низкую плату»

Норма гос. поставок составляла примерно 14от общего объёма предполагаемого урожая. Советское государство устанавливало в плановом порядке твёрдые заготовительные цены на поставляемые колхозами сельскохозяйственные продукты. Я подчёркиваю, — ничего у колхоза бесплатно не отбиралось, как делалось это раньше установлением продразвёрстки или продналога.

Кроме обязательных поставок государству, часть урожая отдавалась МТС,  у которой колхоз арендовал сельскохозяйственную технику. Это компенсировало затраты МТС на содержание в сохранности весьма дорогой по тем временам техники, затраты на её ремонт, обновление и заправку. МТС позволили поддерживать высокий уровень обслуживания техники и давали колхозам преимущества механизации без необходимости капитальных вложений. Если исходить из норм, установленных Постановлением Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) от 17 июля 1937 г. то на оплату услуг МТС шло 8% урожая.

МТС просуществовали до 1958—1959 годов. Когда Хрущёв инициировал ликвидацию машинно-тракторных станций, выкуп техники и её эксплуатация легли непосильным грузом на экономику колхозов и привели их к хронической убыточности. Хроническая убыточность и вечные долги перед государством ликвидировали материальную заинтересованность колхозников в результатах труда.

Помимо указанного сбора, каждому колхозу устанавливалась  обязанность по поставке выращенной продукции для снабжения сельских учителей, агрономов и медработников. Подлежало сдаче по этому обязательству 2% от урожая. Таким путём привлекаемые в колхоз специалисты заинтересовывались в обеспечении  благополучия колхозников, от труда которых зависело так же и благополучие этих специалистов.

Если сложить указанные цифры[38], то общий размер обязательных поставок составит 24% урожая. Остальные 76% урожая находились в распоряжении колхоза. Часть от этого оставлялась для посева на следующий год, около 2% откладывалось в страховой фонд на случай неурожая. Часть заработанных средств, примерно12-15%, колхоз тратил на расширение хозяйства, в культфонд, в фонд помощи нуждающимся и нетрудоспособным (который некоторое время заменял собой пенсионный фонд)[39].

Оставшийся урожай делился между колхозниками. И делился не поровну, а в зависимости от того, кто как работал. Тот, кто работал больше других, мог рассчитывать на большую долю общего дохода. На основании сделанной работы колхознику начислялись трудодни. Трудодень характеризовал не время, а объем сделанной работы в соответствии с нормативом — за один день можно было наработать несколько трудодней, а можно и не одного не наработать.

Для чего я всё так подробно описываю? Потому, что сегодняшние антикоммунисты труд в колхозе называют рабским, так как государство у колхозов якобы всё отбирало, а у колхозников,  дескать, вместо оплаты за свой труд оставались «палочки» трудодней. «Разоблачители» «преступной» коллективизации и колхозной уравниловки», противопоставляют труд фермера, как, более материально заинтересованного в результатах труда работника. Они обвиняют коммунистов в лишении крестьянин благ единоличного фермерского труда. Но все подобные заявления, по сути, выверт реальности и чистая ложь.

Фермеру никто не платит зарплату, и на денежное вознаграждение за свой труд он может рассчитывать только после получения результата своего труда – продукта, который можно продать. Также и с колхозниками. С той лишь разницей, что продукт у них один на всех, а доля дохода каждого отдельного колхозника завесила от вложенного труда, мерой которого являлся норма-день. Так что вовсе не за «палочки», а за долю общего урожая трудился колхозник. И заметьте, никакой уравниловки.

Современный фермер на свой страх и риск выбирает, что сеять и в каком количестве, не зная заранее, сможет ли он свой урожай реализовать на рынке. Он может только позавидовать колхозникам, которым, во-первых государственная служба планирования гарантировала выкуп части урожая по заранее установленной цене. Во вторых заказывала тот продукт, который давал по расчётам агрономов наибольший урожай на конкретных колхозных землях.

Я думаю, для  крестьянина, как и для фермера, привыкшего распоряжаться тем, что он сам произвёл, получение в личную собственность за свой труд натурального продукта было более естественным, чем абстрактная зарплата. Получение зарплаты означает, что произведённый продукт не твой и им будут распоряжаться другие, компенсировав затраты твоего труда деньгами. Это отчуждение работника от продукта его труда, о котором писал Маркс, характерно для наёмного работника, а не для хозяина своего труда. Те, кто упрекает Советскую власть за то, что она расплачивалась с колхозниками не зарплатой, а натуральным продуктом, просто не понимают хозяйскую  крестьянскую психологию того времени, которую колхоз не ломал, не противостоял ей, а напротив соединял с нуждами государства. Колхозник был не иждивенцем у государства, которое в ином случае обязано было бы обеспечивать его зарплатой вне зависимости от природных условий, влияющих на урожай, вне зависимости от конъюнктуры рынка сельскохозяйственной продукции. Колхозник – хозяин своей судьбы все эти риски брал на себя, но и выигрыш от этого был большим, и заинтересованность в результатах труда была большей, чем у наёмного слуги заработка.     

Колхоз и колхозники имели возможность после расчёта по обязательным поставкам продать натуральный продукт государству по закупочным ценам, значительно превышающим заготовительные цены. Это как квартира, которая при покупке её у застройщика после сдачи дома в эксплуатацию стоит намного дороже, чем на стадии закладки дома. Кроме того, колхозники имели возможность продать продукцию потребительской кооперации. Эти кооперативы, создавались как посредники между городом и деревней, закупали продукцию колхозов оптом по договорным ценам, и продавали её населению через свою, существующую по всей стране, сбытовую сеть. Сегодняшние  торговые сети и переработчики сельхозпродукции не хотят связываться с отдельными мелкими фермерами, предпочитая крупного поставщика. Поэтому, сегодняшние мелкие производители вновь размышляют в передачах ТВ – не объединиться ли снова в сельскохозяйственный кооператив. 

Ещё колхоз и колхозники имели возможность реализовать свою продукцию на колхозном рынке. Колхозные рынки, существовали  во всех городах и на них каждый, прикреплённый к рынку колхоз, имел своих представителей и своё законное место. Здесь цена менее стабильна, чисто рыночная и зависела исключительно от спроса и предложения на данном рынке. Первый вариант реализации продукции через государство – более быстрый и доступный, второй и третий – более выгодный. Помимо этого, колхозники и горожане обменивались продукцией на ярмарках, которые поводились ежегодно в разных частях страны, как правило, осенью. На каждую ярмарку десятки колхозов везли свою продукцию, а горожане везли на ярмарку товары, которые были нужны колхозникам. Есть старый советский фильм, который называется «Кубанские казаки» — там сюжет фильма разворачивается на фоне одной из подобных ярмарок.

Колхозники не были лишены собственных средств производства, и при выходе из колхоза, всё, что вложили в колхоз, могли вернуть себе в личное пользование. Кроме того,  по уставу сельскохозяйственной артели (колхоза) они могли иметь в личной собственности сельскохозяйственный инвентарь, птиц, коров, свиней, коз, кроликов, дом, а также в личном пользовании участок земли для обеспечения нужд домашнего хозяйства (до 1 га, то есть в размере той десятины, кроме которой до революции крестьяне ни кокой иной земли вообще не имели, а теперь это стало их домашним подспорьем к доходу в колхозе).

Эпштейн пишет: »Тогда на конец  1936 года численность населения должна была составить 173,1 млн. чел., а составила 161,6 млн., что дает оценку фактических потерь от повышенной смертности  (без учета потерь от снижения рождаемости) за 1929-1936 годы в 11,5 млн. чел.»

Я не хочу это обсуждать, не потому что не могу опровергнуть такие выводы, а потому что не раз их тут опровергал и демография это отдельная тема. Факторы на неё влияющие очень разнообразны. Анализ демографической убыли не терпит простой экстрополяции в будущее. Как бы тут демографию «за уши» не притягивали к коллективизации, эта конспирология является не больше чем фантазия — «а если бы, то…» А если бы большевики не пришли к власти, то миллиард населения был бы в России, а не в Китае. А если бы коллективизацию не провели или провели по другому, то в СССР жило бы 300 мил. и СССР не развалился. А можно всё это доказывать прямо противоположно. Не лучше ли просто смотреть на реальность. А она такава что в СССР шёл рост населения. Несмотря на то, что перед 1917г 80% населения было сельским, в котором традиционно большие семьи, а 20% городское с традиционно малочисленной семьёй, а к 1990г сельским осталось 20%, а 80% стало городским. Реальность такова, что с развалом СССР в России наблюдается обсолютная убыль населения, чего в СССР не было, включая и период коллективизации. Ковыряйтесь в настоящем, а не тыкайте в колебания роста  численности населения в советском прошлом. Кокую бы грязь вы туда не лили, настоящее в любом случае будет более хреновым.

Китай, который вы приводите в пример, как и современная Россия не обеспечивает себя необходимым объёмом продовольствия и зависит от его ввоза. У  СССР не было такой зависимости.

О разоблачении лжи про паспорта и якобы невозможности уехать из колхоза на работу в город размещу отдельный материал.

Аватар пользователя Толмач

Про крестьян и паспорта в СССР

Антисоветчики постоянно повторяют ложь о несчастных колхозниках, превращённых кровавым сталинским режимом в крепостных крестьян и сказку о добром Хрущёве, разрешившим выдавать крестьянам паспорта. Дескать, Сталин запретил крестьянам уходить из деревень в города, не выдавая им удостоверение личности. Это подлый идиотизм перестроечной антисоветской пропаганды – все вывернуто наизнанку!

Распространяющие этот шизофренический бред трепачи, не только не могут показать какой-либо правовой или нормативный акт, подтверждающий их точку зрения, но отказываются объяснять, зачем советской власти, отчаянно нуждавшейся в рабочих руках на великих стройках, саму себя наказывать. (За годы советской власти образовалось 1300 городов, то есть 200% от дореволюционного количества; между тем, как за такой же срок, примерно в 75 лет, до революции, прирост составил всего 10%.

Настоящая история паспортизации выглядит так:

При царе была поголовная паспортизация, как сегодня в России, и крестьянин действительно не мог выехать из деревни, если не оформлял у станового паспорт, причем паспорт оформлялся обычно на один год, и крестьянину нужно было снова и снова возвращаться с работ в родной уезд и снова его оформлять. Это было причиной поборов с крестьян, о чем неплохо написал А. Печерский в романе «В лесах». Термин «бродяга беспаспортный» был обычен в обиходе России, таких полиция арестовывала и этапировала к месту жительства.

Когда большевики пришли к власти, то они в числе первых указов упразднили паспорта как таковые. Никто в советской свободной России не имел права требовать у гражданина никаких документов. Но большевики тут же попали в труднейшую ситуацию – во многих случаях требовалось точно установить личность. К примеру, большевики по месту жительства выдавали пайки, но это в деревне все друг друга знают, а как быть в городе? Жулики в городе ходили из района в район, утверждали, что они здесь живут, и получали пособие, а честным людям не хватало. Как служащим, распределяющим общественные блага в городах, понять, с кем они имеют дело? Поэтому очень скоро ЧК, затем ГПУ, затем ОГПУ стали слезно просить ввести в СССР паспорта. Но партия и Правительство не соглашались. СССР – свободная страна! ГПУ выкручивалось как могло. Пробовали сделать идентификационным документом трудовую книжку, но их выдавало не ГПУ а сотни тысяч разных предприятий, не желавших контролировать, где их работник проживает и не числится ли он в розыске. В конце концов и только через 17 лет Советской власти Г. Ягоде удалось убедить всех в необходимости паспортизации.

Читаем соответствующий документ в «Консультант Плюс»

Совет Народных Комиссаров СССРПостановление от 28 апреля 1933 года № 861 (Источник: «СЗ СССР», 1933, № 28, ст. 168, «Известия ЦИК СССР и ВЦИК», № 112, 29.04.1933,)

На основании статьи 3 Постановления ЦИК и СНК Союза ССР от 27 декабря 1932 г. об установлении единой паспортной системы по Союзу ССР и обязательной прописки паспортов (С. З. СССР, 1932, № 84, ст. 516) Совет народных комиссаров Союза ССР постановляет:

  1. Паспортную систему ввести для всего населения городов, рабочих поселков, населенных пунктов, являющихся районными центрами, а также на всех новостройках, на промышленных предприятиях, на транспорте, в совхозах, в населенных пунктах, где расположены МТС, и в населенных пунктах в пределах 100-километровой западно-европейской пограничной полосы Союза ССР.
  2. Граждане, постоянно проживающие в сельских местностях (кроме предусмотренных в ст. 1 настоящего Постановления и установленной полосы вокруг Москвы, Ленинграда и Харькова), паспортов не получают. Учет населения в этих местностях ведется по поселенным спискам сельскими и поселковыми советами под наблюдением районных управлений рабоче-крестьянской милиции.
  3. В тех случаях, когда лица, проживающие в сельских местностях, выбывают на длительное или постоянное жительство в местности, где введена паспортная система, они получают паспорта в районных или городских управлениях рабоче-крестьянской милиции по месту своего прежнего жительства сроком на 1 год.

По истечении годичного срока лица, приехавшие на постоянное жительство, получают по новому месту жительства паспорта на общих основаниях.

Председатель СНК Союза ССР В. Молотов. Управляющий делами СНК Союза ССР И.Мирошников

 

И причём тут Сталин?

 

А есть ещё более ранний документ 1930г. вводящий уголовную ответственность для руководителей, препятствующих отходу крестьян в города на временные работы.

Постановление СНК СССР от 16 марта 1930 г.об устранении препятствий к свободному отходу крестьян на отхожие промысла и сезонные работы.

В нём говорится: В некоторых местностях Союза ССР местные органы власти, а также колхозные организации препятствуют свободному отходу крестьян, в особенности колхозников, на отхожие промысла и сезонные работы. Такие самочинные действия, срывая выполнение важнейших хозяйственных планов (строительство, лесозаготовки и друг.), причиняют большой вред народному хозяйству Союза ССР.

Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

  1. Решительно воспретить местным органам власти и колхозным организациям каким бы то ни было образом препятствовать отходу крестьян, в том числе и колхозников, на отхожие промысла и сезонные работы (строительные работы, лесозаготовки, рыбные промысла и т. п.).
  2. Окружные и районные исполнительные комитеты, под личной ответственностью их председателей, обязаны немедленно установить строгое наблюдение за проведением в жизнь настоящего постановления, привлекая его нарушителей к уголовной ответственности.

Председатель СНК Союза ССР А. И. Рыков.

Управляющий Делами СНК Союза ССР и СТО Н. Горбунов.

 

При введении паспортизации это постановление не отменили и после 1932 г. отказ в выдаче колхознику справки для выезда в город вполне мог привести к уголовной ответственности.

Следует отметить, что Постановлением ЦИК и СНК СССР от 17.03.1933 «О порядке отходничества из колхозов», устанавливалось, что колхозник, самовольно, без зарегистрированного в правлении колхоза договора с «хозорганом» — предприятием, куда он устраивался на работу, покинувший колхоз, подлежит исключению из колхоза. То есть, никто его насильно в колхозе не держал, как не держал и в деревне. Не нравится в колхозе «работать за палочки (трудодни)», можеш устроиться там где больше платят, где платят рублями. В СССР после НЭПа безработицы не было, но и жилающих поехать «за длинным рублём» было не много.

Очевидно, что паспортная система рассматривалась советской властью как обременение. Советская власть хотела уйти от неё, поэтому освободила от паспортов основную часть, — крестьян. Не выдача им паспортов было привилегией, а не ущемлением.

Для прописки колхозникам паспорт не требовался. Более того, крестьяне имели право проживать без прописки в случаях, когда остальные категории граждан обязаны были прописываться. Например, Постановление СНК СССР от 10.09.1940 № 1667 «Об утверждении Положения о паспортах» устанавливало, что колхозники, единоличники и другие лица проживающие в сельской местности, где не введена паспортная система, прибывающие в города своей области на срок до 5 суток проживают без прописки (остальные граждане, кроме военнослужащих, также не имевших паспортов, обязаны были прописаться в течение 24 часов). То же постановление освобождало колхозников и единоличников, временно работающих в период посевной или уборочной кампании в совхозах и МТС в пределах своего района, хоть бы там и была введена паспортная система, от обязанности проживать с паспортом.

А, вообще, вся эта демагогия про превращение беспаспортных крестьян в полукрепостных государства, которые вынуждены были работать для обеспечения продовольствием городов выглядит странно. Вот пройдет некоторое время  и в современной капиталистической России с её медведевско-мишустинско-путинским проектом информатизации в обязательном порядке всех граждан заставят вшить под кожу чипы, которые будут показывать положение гражданина в любой момент времени. Под предлогом борьбы с преступностью разумеется. Точно так же как в Москве введена система опознавания лиц на всей территории города. И тогда без чипа не продадут билет и не примут на работу. Хотя носимые смартфоны уже такую возможность предоставляют. Осталось только смартфон объявить единственным и обязательным средством идентификации гражданина при обращении в любой государственный  орган, при расчётах в магазинах и на транспорте и т.д. Встроить туда требуемые постановлением правительства программы полного сляжения за поведением каждого владельца смартфона. Тогда и чип вживлять не понадобится.  И тогда тоже особо одаренные ДЭ станут говорить, что наличие смартфона или встроенного чипа – показатель свободы, освобождения от крепостного права жить безконтрольно.

Толмач!

Вам не стыдно, приводя те или иные документы, тут же сочинять свои байки…?

Конечно, крестьянин мог выехать из колхоза, если был завербован на стройку или на завод.

Только это было очень непросто, на это были строжайшие лимиты…, и далеко не всех брали, основная масса крестьян -

колхозников должна была оставаться в колхозах и оставалась. Кто-то убегал — часть ловили, сажали, возвращали, часть смогла уклониться…

Но чтобы не ловить Вас на каждом слове вранья,  а врете Вы потому что концепция лживая,

а искажать факты путем их перетолковывания Вы — мастер, я приведу отрывок из книги, ссылающейся на многочисленные исследования наших и зарубежных ученых. Текст прерывается цифрами — это номера ссылок, которые раскрываются под страницей. Там же есть и номер страницы.

Приведу отрывок из сочинения О. Хлевнюка, ссылки дам в конце.

Сначала о паспортах.

Вот цитата:

«Введение паспортов означало фактическое прикрепление крестьян к
местам их жительства на правах государственных крепостных. Пас­
порта, после соответствующей чистки и выявления «чуждых элемен­
тов», выдавались только горожанам, что существенно ограничивало
возможности передвижения крестьянского большинства. 17 марта
1933 г. ЦИК и СНК СССР приняли также постановление, значитель­
но ужесточавшее правила отходничества колхозников. Для ухода на
заработки крестьянин должен был предварительно заключить дого­
вор с промышленным предприятием или стройкой, а затем на основе
этого договора получить разрешение в правлении колхоза. Очевидно,
что эта процедура была практически трудноисполнимой (если толь­

________________________________________________________________________________________
48 Трагедия советской деревни. Т. 3. С. 634-635.
49 Советская деревня глазами ВЧК-ОГПУ-НКВД. 1918-1939: Документы и ма­
териалы: В 4 т. Т. 3. Кн. 2. М., 2005. С. 353-354.
50 Там же. С. 272-274,282.
51 Мерль Ш. Голод 1932-1933 годов. С. 54-55.


147
ко в деревню не приезжали вербовщики с полномочиями от государ­
ства). Однако в случае самовольного ухода на заработки крестьянину
грозило самое страшное наказание в период голода — исключение из
колхоза всей семьи, что означало лишение малейшей государствен­
ной помощи и повышенные налоги.
Цели этих мер, направленных на ограничение передвижений сель­
ского населения, очевидны. Прежде всего правительство пыталось
поддержать хотя бы на минимальном уровне относительное благо­
получие городского населения — основной социальной базы режима.
Эта задача становилась особенно актуальной в условиях постоянно­
го сокращения размеров карточного снабжения и распространения
эпидемий в городах. Важную роль играли политические причины,
а именно попытки предотвратить распространение слухов о голоде.
Закрепление крестьян в деревне было также важной мерой сохране­
ния трудовых ресурсов колхозов в условиях решающего для судьбы
будущего урожая весеннего сева. Крестьяне, явно саботировавшие
колхозы в предыдущие годы, должны были в полной мере осознать,
что альтернативой голоду может быть только работа в колхозах».

 

Теперь о роли Сталина и его окружения в голоде 1932-1933 годов:

«В свете всех изложенных фактов большой голод предстает как
трагедия, вызванная как некоторыми объективными факторами, так
и, главным образом, вполне рассчитанными и осознанными действи­
ями или бездействием сталинского правительства. С одной стороны,
доведя кризис до крайних пределов, Сталин существенно ограни­
чил возможности государства в смягчении голода. С другой — ярко
выраженные антикрестьянские настроения сталинской верхушки и
обострившиеся в условиях кризиса опасения социальной дезоргани­
зации и активизации антисоветских сил, прежде всего национальных
движений, стимулировали усиление репрессивного курса и нежела­
ние оказывать голодающему крестьянству даже ту минимальную по­
мощь, которую государство могло бы ему оказать.
Эти принципы сталинской политики в период голода были уни­
версальными, хотя проявляли себя с разной степенью интенсивности
в разных районах и республиках СССР. Именно эти колебания ин­
тенсивности (несомненно, требующие дальнейшего изучения) яв­
ляется главным источником разногласий по поводу природы голода
в разных республиках и регионах. Помимо политических причин,
которые было бы желательно максимально игнорировать в научной
дискуссии, важной причиной споров является полное закрытие ряда
существенных архивных фондов, прежде всего тематических папок
Политбюро в Архиве Президента Российской Федерации. Только
обнародование этих документов во всей их полноте, исследование
потоков информации о голоде, поступавшей руководству страны, а
также его реакции на эту информацию может поставить точку в явно
затянувшейся и все более запутанной дискуссии». 

 

Хлевнюк О. В. Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры /
М.  Российская политическая энциклопедия
(РОССПЭН). 2010. — 479 с. — (История сталинизма).

с. 146, 153.

Саму книгу целиком приложу к своей записи в блоге.

А администрацию попрошу впредь явно сталинистские выступления просто удалять.

Не тот сайт…, чтобы бесконечно вести дискуссию о том, что давно-предавно

признано и КПСС, и мировой наукой и всеми серьезными марксистами.   

Д. Эпштейн

Аватар пользователя professor-v

А администрацию попрошу впредь явно сталинистские выступления просто удалять. Не тот сайт…, чтобы бесконечно вести дискуссию о том, что давно-предавно признано и КПСС, и мировой наукой и всеми серьезными марксистами. 

70% жителей России склонны положительно оценивать роль Иосифа Виссарионовича Сталина в истории  https://eadaily.com/ru/news/2019/04/16/70-rossiyan-polozhitelno-ocenivayut-rol-stalina-v-istorii-opros  И это не менее важно, чем мнение «КПСС, мировой науки и всех серьезных марксистов». Не те времена. На каком основании Эпштейну позволено судить, тот это сайт или не тот? И почему администрация обязана действовать под диктовку Эпштейна? Много возомнил о себе, претендует на особую роль.

 

 

 

Аватар пользователя Толмач

Чем доказательства Толмача отличаются от доказательств Эпштейна?

Я привёл конкретные юридические документы, которые до сих пор находятся в базе данных специализирующихся на них сайтов типа «Консультант Плюс». Я привёл статистику взрывного роста городского населения. Опровергнуть вы их не можете. Можете только переталковывать.

Ваш аргумент – «многочисленные исследования наших и зарубежных ученых». То есть в качестве аргумента вы используете толкования учёных выполняющих политический заказ опорочить советский строй. Мы на примере сегодняшнего дня можем увидеть, как современные «учёные» в странах Европы и США находят доказательства. Пример – Дело Скрипалей, сбитый над Украиной малазийский боинг, химическое оружие в Ираке и Сирии.

То, что у фермеров США и, например, Франции, нет паспортов, это не является свидетельством «прикрепление крестьян к местам их жительства на правах государственных крепостных», а вот в СССР это крепостничество. Хотя я приводил Постановления СНК СССР от 16 марта 1930 г. в котором предусмотрена уголовная ответственность для тех кто пытается «КАКИМ БЫ ТО НИ БЫЛО ОБРАЗОМ ПРЕПЯТСТВОВАТЬ отходу крестьян, в том числе и колхозников, на отхожие промысла и сезонные работы.

Хлевнюк, на которого вы ссылаетесь, приводит в качестве доказательства другой документ. Всего один. Но толкование Хлевнюк этого документа ничем не подкреплённый чистый вымысел. И я это далее докажу. Возможно кроме этого документа вы у него найдёте ссылки на точно таких же как он сочинителей современных страшных сказок о советском прошлом. Но ссылка одного сказочника на другого это не доказательство. Представьте юридические документы Постановления СНК СССР и ЦК партии.

Теперь более подробно покажу как Хлевнюк, всё перевирает. Он пишет: «17 марта1933 г. ЦИК и СНК СССР приняли также постановление, значительно ужесточавшее правила отходничества колхозников». Вы сами читали это постановление?

В нём отменяется Постановление ЦИК и СНК Союза ССР от 30 июня 1931 г. в котором в разделе №1 указаны «льготы для всех колхозников, которые контрактуются на работу в государственной промышленности, на транспорте, а также на государственных строительствах и строительствах потребительской и жилищно-строительной кооперации», В разделе №2 указаны «Меры поощрения колхозов, заключающих договоры с хозяйственными органами о выделении рабочих-отходников или о содействии вербовке своих членов на работу в отход». В разделе №4 описаны «Организационные мероприятия по вербовке отходников». Там написано следующее: «При составлении своих производственных планов колхозы должны отдельно учитывать колхозников, имеющих специальность (угольных рабочих, торфяников, плотников, столяров, каменщиков и т. п.). Этим колхозникам колхозы должны предоставить возможность работать в промышленности, на транспорте, в совхозах, на строительствах, оставляя из них для работы в колхозе лишь самое необходимое количество». И далее: «Правления колхозов привлекаются к ответственности за задержку колхозников, которые хотят идти на заработки».

То есть в 1933г. отменено постановление которым всякими способами выманивали колхозников на работу в промышленность.

Так: «В договорах хозяйственных органов с отходниками — колхозниками должны предусматриваться: обеспечение отходников жилищем и продовольствием; оплата по переезду к месту работы; выплата суточных за время пути в размере 2 руб. 50 коп. в день.

Так как каждый колхозник являлся собственником колхозного имущества, то льготой предусматривалось что «Установленное процентное отчисление, распределяемое между колхозниками соразмерно обобществленному имуществу, целиком распространяется и на имущество колхозников — отходников на общих основаниях с другими колхозниками».

А что мы видим в самом постановлении от17 марта1933 г.: «Установить, что предусмотренными законами льготами для колхозников впредь должны пользоваться только те колхозники — отходники, которые ушли в отход на основе специального, зарегистрированного в правлении колхоза, договора с хозорганами».

И ещё: «Обязать правления колхозов исключать из колхозов тех колхозников, которые самовольно, без зарегистрированного в правлении колхоза договора с хозорганами, бросают свое колхозное хозяйство, и лишать права на колхозные доходы тех летунов — колхозников, которые к севу самовольно уходят из колхоза, а потом к уборке и молотьбе возвращаются в колхозы, чтобы расхищать колхозное добро».

Какое жестокое крепостное право было в СССР. Если крепостной самовольно сбегал от хозяина, то его исключали из крепостных. Он не имел права вновь стать крепостным. То есть быть колхозником. У колхозника этим жестоким постановлением отобрали право на часть собранного урожая если не участвовал в сельхоз работах и вернулся в колхоз лишь когда собранный урожай начинают делить. Как это несправедливо!!!

Хлевнюк пишет: «Однако в случае самовольного ухода на заработки крестьянину грозило самое страшное наказание в период голода — исключение из колхоза всей семьи, что означало лишение малейшей государственной помощи и повышенные налоги».

Во-первых, об исключение из колхоза всей семьи в постановлении ни слова.

Во-вторых, если крестьянин ушёл из колхоза на заработки, то почему он своим заработком в промышленном производстве не мог обеспечить свою семью? У рабочих семей не было?

В-третьих, почему в период голода исключение из колхоза всей семьи уехавшей в промышленный район где потребность в работниках была очень острой являлось самым страшным наказанием. Вы же писали, что именно в колхозах люди мёрли от голода семьями.

В-четвёртых, Хлевнюк в своём высказывании признаёт, что колхозники по сравнению с рабочими имели и государственную помощь и более низкое налоговое обложение (исключение из колхоза означало лишение малейшей государственной помощи и повышенные налоги).  

На счёт налога, действительно в законе о льготах записано: «Колхозники — отходники освобождаются от сельскохозяйственного налога с необобществленной части хозяйства, включая неземледельческие заработки». То есть при самостоятельном не по хоздоговору уходе из колхоза и исключении за это из него, человек лишался освобождения от указанных налогов.

А почему рабочий должен был платить налог с зарплаты, а бывший колхозник с неземледельческого заработка не должен налог уплачивать? А что Хлевнюк называет лишением малейшей государственной помощи? — Оплата по переезду к месту работы; выплата суточных за время пути? Или «преимущество членов семей колхозников при поступлении в школы, на курсы и т. п. для получения и повышения квалификации, о котором написано в постановлении о льготах? Но это же логично! – Отказался быть крепостным колхозником, никаких тебе преимуществ для крепостных. Получай лишь то, что получает рабочий.

Далее Хлевнюк пишет: «Цели этих мер очевидны. Прежде всего правительство пыталось поддержать хотя бы на минимальном уровне относительное благополучие городского населения — основной социальной базы режима». То есть налогообложение заработка городского населения и отсутствие у него указанных льгот предусмотренных для колхозников это и есть обеспечение благополучия городского населения? Для каких придурков это написано? Совсем безмозглых, которые самостоятельно без Хлевнюк никаких логических заключений из прочитанного сделать не могут?

Книга Хлевнюк написана в нынешнем веке и слеплена из того вранья что за 70 лет насочиняли антисталинисты.

Я ссылаюсь на свидетельство человека видевшего всё своими глазами, беседовавшего с живущими в 30-тых годах людьми, как ранее ему знакомыми, так и встреченными случайно с незнакомыми людьми. Это был уважаемый в Венгрии поэт и писатель. Его очерки впечатлений о России были опубликованы в венгерских газетах. Затем вышли в виде книги и не раз переиздавались. Никто от него не в России, не в Венгрии не требовал исказить увиденную действительность и написать как-то иначе. Да разве мог человек с его биографией перед кем-то прогибаться.  В 1945 году он был избран членом парламента от левой, но некоммунистической Национальной крестьянской партии. В 1949 году был лишён звания академика Венгерской академии наук, куда был принят в 1945 году (восстановлен посмертно в 1989 году). Во время революции 1956 года был избран в ЦК Национальной крестьянской партии, восстановленной под названием Партии Петёфи. За что пострадал. Дьюла Ийеша снова стали публиковать лишь после 1961 года, в годы политической либерализации при Яноше Кадаре. Умер в 1983г. (80 лет).

Так что Дьюла знал всё что насочиняли о жизни в России в 30-тых годах за последующие 50 лет не только за рубежом, но и в СССР. Но тем ни менее не изменил своих описаний увиденного им в 1934г. Его жизнеописания в очерках из собственного её наблюдения в сотни раз более ценное свидетельствао, чем сотен, не живших в 30-тых годах более поздних и современных сочинителей описаний обстановки того времени. Очерки Дьюла более ценным материал, чем описания перетолкователей свидетельств и документов. Тем более, что Дьюла был членом ЦК Национальной крестьянской партии, а значит мог отличить «ярковыраженные антикрестьянские настроения» от реальной поддержки крестьянства России, компетентно оценить и описать положение крестьян.

 

Теперь о бездействие сталинского правительства.

Я множество раз указывал на вашу ложь. Сталинским правительство стало с мая 1941г. когда Сталин его возглавил. До этого оно было Ленинским, затем Рыковским, затем Молотовским. Как утверждал сам Молотов, первым лицом в стране и партии считался тот, кто возглавлял СНК. Этот человек и вёл заседания Политбюро. Цитата: «Всегда было правило: председательствовал на Политбюро председатель Совнаркома. После Ленина – Рыков, потом десять лет я был председательствующим». (Чуев. Сто сорок бесед с Молотовым. Запись 08.03.1974). Подтверждением высказывания Молотов является расстановка подписей в совместных документах. «Сейчас принижена роль Председателя Совета Министров, да? – Да, есть принижение, – соглашается Молотов. Одно время, когда были общие постановления Совмина и ЦК, писали так: «Предсовнаркома Молотов, Секретарь ЦК Сталин». Так печаталось. Это ленинское правило…»  (Чуев. Там же. Запись 16.06.1977). Посмотрите обращение ЦК к членам партии и трудящимся СССР в связи со смертью Сталина. Там говорится, что умер Председатель Совета Министров СССР, и лишь на втором месте Секретарь ЦК КПСС. Кроме того никаким Первым или Генеральным секретарём ЦК, как было написано при похоронах Брежнева, Сталин не называется. А секретарей ЦК без всяких приставок в сталинское время было от 5 до 7 человек. Другое дело, что Сталину поручено было от имени ЦК подписывать принятые на заседаниях решения. Ещё и авторитет у Сталина был выше чем у других секретарей. И вклад его в решения ЦК был выше других. Сталин был руководителем страны по положению, которое описывалось в учебнике по которому я учился так: «Руководитель — это первый среди равных. Единственная его привелегия — работать больше и лучше других». Сталин такой привелегией безмерно пользовался, за что его и числили наравне с Лениным самой влиятельной личностью в истории СССР. И сегодня большенство так считает. 

Вы правильно пишите, что «важной причиной споров является полное закрытие ряда существенных архивных фондов, прежде всего тематических папок Политбюро в Архиве Президента Российской Федерации. Только обнародование этих документов во всей их полноте может поставить точку в явно затянувшейся и все более запутанной дискуссии».

На стенографические материалы, на постановления съездов и пленумов ЦК я могу сослаться и привожу как доказательство их решения. Могу в них указать высказывание Сталина отражающее его персональную позицию при принятии решения.

А кому мешает документированная в решениях Политбюро правда? Кто её боится? Кому выгодно не раскрывать эти архивы? Ведь совершенно очевидно, что это страх о том, что все антисоветские и антисталинские сочинения при полном раскрытии архивов предстанут клеветой на Сталина и подлой ложью.

Архивы пытались подделывать. Но жуликов разоблачали. Пример, катынское дело. Проще держать архивы закрытыми. Решения Политбюро бессмысленно подделывать в требуемой нынешним антисоветчикам интерпретации потому, что они не могли противоречить решениям съездов и пленумов как вышестоящим структурам управления. В них лишь более полно может быть раскрыта суть решений. Поэтому проще архивы держать закрытыми.

Аватар пользователя Совок

«социализм СССР ушел с политической карты мира, так и не осознав  сущности своего классового врага, которым выступал глобализм, как третий этап империалистической стадии.»

   Оцениваю эту статью на 5 баллов. Единственное замечание по выше приведённой цитате.  Все современные сочувствующие марксизму в своих рассуждениях допускают одну и ту же ошибку, анализируя современную ОЭФ, пользуются названием её рыночная экономика.  Рыночной экономика уже не была в эпоху империализма, она была монопольной, рыночная экономика присуща капитализму, а не империализму.  Автор здесь говорит о третьем этапе империализма и называет его глобализмом.  Откуда взялись эти названия рыночная экономика, глобализм.  А эти названия пришли к нам с запада из среды где против марксизма ведётся борьба и его замалчивание и там конечно никто не смеет назвать этот третий этап империализма социализмом. Но марксисты должны понимать что загнивание империализма не может длиться вечно, согласно диалектике он переходит в новую форму, и эта форма в марксизме называется социализмом. Полное загнивание империализма полностью произошло в эпоху второй мировой войны. После её окончания во всём мире началось развитие другой ОЭФ социализма, как это и определено в канонах марксизма.

Владислав Шуньевич!

Я просто высказываю свое мнение, как и Вы!

ДЭ