Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

ПАМЯТИ ЛЬВА КОНСТАНТИНОВИЧА НАУМЕНКО

ПАМЯТИ

ЛЬВА КОНСТАНТИНОВИЧА НАУМЕНКО

 

Лев Константинович Науменко был коммунистом. Коммунизм – это общество умных людей (Э.В.Ильенков). Если человек не приходит к идее коммунизма, то тут явно с умом что-то не в порядке. Студенческая большая работа о диалектике «Капитала» — это первый опыт ума Льва Науменко. Для которого становилось все более понятным, что утвердить коммунизм можно только сознательным образом, только путем внесения в человеческий мир разумности. Ибо переделать себя, свои собственные отношения внутри действительности человек может только на основе истины бытия, постигаемой умом.

Потому Лев Науменко говорил, что в любом акте общественно-политического жизни надо советоваться с Лениным, Марксом, Гегелем и т.д. Советоваться, а не заимствовать от них нечто готовое. Ум совершает свое дело только в совместной деятельности. С теми, кто рядом, с теми, кого уже в этой жизни нет, но кто сохранился в ней своим умом.

Говорят, человек жив, пока о нем помнят. Нет, человек жив, пока его ум живет в нас, а ум вещь бесконечная. Мы в уме и памяти своей сохраняем только то, без чего не можем жить. Могу жить без Маркса – живу без Маркса. Катятся из глаз слезы – ищу тех, для кого скорбеть было делом. Не способен умом постичь, ухожу в бредовые фантазии. Случается от этих фантазий беда, — бегу к тем, кто учит в беде плакать.

Не плакать, не смеяться, а понимать – это требование Спинозы разделял всей своей жизнью и творческим своим трудом Лев Константинович Науменко. Потому он и был коммунистом, что в эту идею вошел с пониманием истинности ее, — без всякой пустой абстрактной идейной веры.

И чтобы нам было легче постичь ее, эту идею, в свои молодые еще годы, написал умную, учащую мыслить книгу, ставшую настольной для любого ищущего ума и смысла жизни человека. Простота анализа сложнейшей формы диалектического мышления очаровывает ясностью и глубиной. Прочтя эту книгу (Монизм как принцип диалектической логики, Алма-Ата, 1968), бездумно отнестись к своей человеческой способности мышления уже стыдно. И думать становится формой отношения к жизни, глубокое внимание к ней – жизненной позицией. Выйдя на эту позицию, потом уже идею коммунизма предать не сможешь.

Что человечество в массе своей обречено на воспроизводство банальных условий своего существования, что господствующие силы культивируют бездуховную пошлость, — это печальная реальность мира. Здесь можно негодовать, плакать, смеяться, но понять природу этого обстоятельства и найти пути преобразования этого мира, — вот чему посвящена жизнь философа-марксиста. И именно таким философом-марксистом и был Лев Константинович. Спокойным, внимательным, четким в суждениях, умеющим в сложных вещах увидеть суть и высветить ее в простой форме любому сознанию.

Потому в своей жизненной судьбе, в переплетении случайных обстоятельств, он не видел суеты, — потому что ясность понятия определяла твердую уверенную позицию. Даже негодование смирялось силой этой логики. И, конечно же, эта логика смыкалась с глубиной нравственного содержания. И совестью своей он был соотнесен с человечеством. Здесь его масштаб. Масштаб личностного бытия.

Его жизненная судьба знала много конкретных дел. А в этих делах, как будто бы всегда конечных и преходящих, не так просто увидеть всеобще-универсальные человеческие начала, определяющие действия человека. Потому большого человека нам не легко оценить, и мы не сможем это сделать, пока не сможем быть равными ему по масштабу. Но такие люди, как Лев Науменко, сами дают нам в руки масштаб, сумейте только постичь эту меру, заключенную в их бытии, — и почувствуете свою уместность в этом мире.

И постигните идеал человечества, и примкнете к нему, и в совместной деятельности с ушедшими и живущими будете утверждать его, этот идеал, в жизни. Ибо этот идеал и будет вашей действительной позицией.

Странно как будто: без ума не преобразуешь общественное бытие, не сделаешь его умным; но без ума не сделаешь и самого ума. Теоретические труды Льва Науменко разрешают эти апории. Без насилия, наставления, нравоучения, а просто вводя в понятие.

Вместо банально-традиционного «светлая память» я скажу так: пусть светлый и ясный ум Льва Константиновича Науменко, его глубокая мысль сохранится в нашем сознании, пусть «всё его» станет «нашим» и тем самым «моим» каждого из нас.

Геннадий Лобастов

Редколлегия журнала «Альтернативы» выражает соболезнования семье и близким Льва Константиновича.Науменко.