Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Улица Дюкло

Г.С.БИСКЭ

доктор г.-м.н., проф. СПбГУ

И.Г.АБРАМСОН,

доктор т.н., гл.н.с. НИЦ «Гипроцемент-Наука»

(«Санкт-Петербургские ведомости», рубрика «Резонанс», 25.09.2020, стр.5).

 

Уважаемые сотрудники «СПб Ведомостей», земляки!

В СПбВ №158 от 4. 09.2020 на полосе «Наследие» опубликован отклик Татьяны Науменко на статью Елены Мозгалевской «Где розовеет вереск» в СПбВ 26 июня.

Мы согласны со всем, что пишет автор Резонанса в первых трёх (после Вступления) абзацах её текста, поддерживая её позицию обязательного сохранения зданий конструктивизма, которые, заметим, возводились в Ленинграде весьма умело, не затмевая, а, наоборот, уважая значимость выдающихся архитектурных произведений прошлого: барокко, классицизма, модерна. И мы всецело солидарны с предложением Т.Науменко создать в одном из зданий на улице Жака Дюкло музей Физико-технического института им. А.Ф.Иоффе.

Однако, в той же степени, с какой мы согласны с первой половиной письма Татьяны Науменко, мы категорически не согласны с его второй половиной, где автор предлагает вернуть улице Дюкло название Ольгинской.

Мы как раз являемся старожилами города и в этом качестве готовы напомнить, что Жак Дюкло был не только руководителем одной из политических партий в одной из стран Европы, но и весьма последовательным другом Советского Союза (а значит и России) в течение всей своей зрелой жизни, а это был долгий и очень сложный период, когда далеко не все наши друзья и союзники оставались на той же позиции. Важнейшей для нас можно считать его работу, связанную с организацией французского Сопротивления гитлеровской оккупации в 1940-44 годах. Вопреки некоторым сегодняшним оценкам, это было реальное сопротивление: характерно, что ФКП называли тогда «партией расстрелянных». Вообще, бросать и затем предавать забвению своих союзников – не очень-то по-человечески, хотя с нами это нередко случалось в прошедшие годы.

Рядом с цитированной нами заметкой опубликован подробный материал о выдающемся, наверно, по своим заслугам «царском псаломщике» Липине, которого читатели газеты уж точно не помнят. Может быть, Морис Торез, Жак Дюкло и уж, конечно, Карл Маркс и Фридрих Энгельс заслуживают благодарной памяти и публикаций в газете не в меньшей степени, чем упомянутый Липин или, например, увековеченный в названии соседней улицы надворный советник Рашетов, как и та же дочь землевладельца Ольга Серебрякова? И, кстати, украсило или, наоборот, испортило вид и карту города возвращение проспекту Карла Маркса, естественно переходившего в проспект Энгельса, название Б. Сампсониевского? Мы убеждены – испортило!

И, вообще, о переименованиях в городе, имевшем в своей 317-летней истории три названия, следует сказать особо. При каждом своём историческом названии наш с вами великий город имел свой «звёздный час». Для Санкт-Петербурга – это восстание декабристов в 1825, для Петрограда – это революционные перевороты Февраля и особенно – Октября 1917, ставшего прорывом в Будущее всего человечества, для Ленинграда – это 8 сентября 1941- 27 января 1944, героическая оборона с преодолением мучений 882 дней и ночей блокады. Вспомним голос блокады – Ольгу Берггольц, сказавшую, что с тех пор «мы все ленинградцы». Прекрасно, что приезжающих к нам встречают на площади Восстания слова над Октябрьской гостиницей Город-герой ЛЕНИНГРАД. Но отнюдь не прекрасно, что вопреки Берггольц, большинство горожан согласилось в 1991 вернуть название, закончившее функционировать в 1914. Всякое переименование тогда уместно, когда среди прочего закрепляет вектор социально-экономического, социально-культурного и нравственного развития, а не зигзаг истории назад. (Эту часть вставил И.Г., но редакция его обрезала)

Не по-ленинградски.

 

Друзья «Альтернатив»: 
Голосование: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’