Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

С.Черняков. ПАМЯТИ МОЕЙ МАМЫ

С.Черняков

ПАМЯТИ МОЕЙ МАМЫ

А.В. Бузгалин верно отметил, что о мамах обычно не пишут в научных журналах. Но то, о чем читатели узнают дальше, связано не только и не столько с моей мамой, сколько с ее влиянием на мое личностное формирование и мировоззрение.

Искренность. С детства мама читала мне книги; а я, еще не умея читать, заучивал наизусть стихи. И не просто заучивал, а постигал с помощью мамы высокий гражданский, советский смысл прочитанного, услышанного. В этом не было никакой фальши, наигранности, формальности. Как не было их во всем мамином облике: ее чувствах и поступках.

Доброта. Наверное, это одно из главных качеств мамы. Доброта и материальная, и духовная. И к родственникам, и к соседям; к знакомым, и к чужим людям. Маме становилось не по себе, если кому-то плохо, кто-то нуждается, болеет. Она любила принимать гостей, делать подарки, помогать. Именно от нее я научился сочувствовать, сострадать, сопереживать. Быть бескорыстным. Думать о людях как о себе.

Забота. Мама приучила меня к ней. К бережному отношению к себе, к своему здоровью. Она переживала любую мою боль, неудачу, проблему. И рассматривала любую победу как свою. Брала решение основных бытовых вопросов на себя, тем самым высвобождая мое время для учебы, работы, диссертации, науки, творчества. И даже в последние годы, будучи уже серьезно больным человеком, она занималась бытом.

Нежность и теплота. Мама не любила «телячьих нежностей» (поцелуев, обниманий, сюсюканий и проч.). Но нежность и теплота исходили от нее постоянно. Они выражались в заботе, внимании, понимании, чуткости; постоянном стремлении подставить свое хрупкое плечо. Теплота и нежность буквально струились от ее рук, улыбки, отношения. Как бы мне ни было тяжело, мама всегда была моим тылом, моей крепостью, глубочайшей духовной поддержкой. Не случайно, во все времена считалось, что, сколько бы лет тебе ни было, ты окончательно взрослеешь только с уходом родителей.

В наших отношениях не было идиллии. Мы не смотрели друг другу в рот, спорили; бывало, ссорились, оставаясь на своих позициях. Но глубочайшие взаимная любовь и привязанность, сложившиеся между нами, выше сильнее, ярче, отчетливее всего этого. Огромная мамина жертвенность, ее отношение к людям, к жизни заложили основы моего мировоззрения и миросозерцания.

Мама никогда не состояла в КПСС, не увлекалась политикой и марксистской теорией, иногда даже находилась в плену современной правительственной пропаганды. При этом она глубоко чтила наше советское прошлое и всегда повторяла: «В СССР жилось лучше. Добрее, отзывчивее были люди. А сейчас загрызут друг друга за рубль». Вся жизнь, все поступки мамы были глубоко советскими, социалистическими.

До самых последних дней жизни, несмотря на серьезные проблемы со здоровьем, мама не была дряхлой. Была больной, старой, но не дряхлой. У нее оставались молодой, нежный голос и живой, искренний, добрый взгляд. Она сочиняла стихи, песни, разгадывала кроссворды; интересовалась всем, что происходит в мире…

Настоящими людьми не рождаются. Ими становятся. Формируются в семье, коллективе, под влиянием и впечатлением прочитанных книг, увиденных кинофильмов и картин, услышанных мелодий и песен. И самое главное – под влиянием дел, поступков тех людей, которые тебе бесконечно близки и дороги. Постоянно, порой незримо, имплицитно они кирпичик за кирпичиком, шаг за шагом формируют твое «я». Сначала всего этого отчетливо не понимаешь. И только с высоты прожитых лет, когда самые ценные, самые значимые качества в тебе в основе своей уже присутствуют, ты понимаешь, осознаешь и ценишь все то, что является фундаментом твоего развития, твоей жизни. И не просто ценишь, а бесконечно дорожишь, по-настоящему роднишься со всем этим.

Прекрасно понимаю, что в своей любви и признательности к маме я не одинок. Так же как в отношении мамы ко мне. Но каждая настоящая мама – это отдельный микромир; свои, неповторимые и несравнимые с другими частички, потоки, сияния доброты, нежности, любви, человечности. Каждый миг, бережно сохраненный в моей памяти – от обыденных вещей до самого главного; каждая мелочь, каждый день, просто прожитый рядом с мамочкой – это ваятели, творцы того человека, которым я являюсь сегодня.

Людмила Алексеевна Булавка, неустанная и искренняя поддержка которой помогала и помогает мне ежесекундно преодолевать страшное горе, нашла те слова, которые, на мой взгляд, абсолютно точно фиксируют все происходящее. «Боль трудно унять, особенно сейчас, но одно знаю точно, что мамина любовь к Вам, которая будет жить и охранять Вас всегда, не позволяет Вам быть раздавленным горем. Ваша Мама посвятила свою жизнь Вам,  Вашему развитию и становлению как Человека. И она блестяще выполнила свой жизненный долг. Так что жизнь Вашей мамы имела счастливый смысл, что  по нынешним меркам огромная редкость. И об этом не надо забывать даже тогда, когда очень-очень больно. А эту мамину линию жизни теперь надо продолжать Вам».

Мамы умирают, но не уходят. Они остаются в нас всем сделанным и даже тем, что сделать не успели. И наша дальнейшая жизнь, неотъемлемой частью которой являются перманентная борьба за правду и справедливость, подлинные гуманизм и человечность, — это и настоящий памятник, и высшая признание, и продолжение жизни наших Мам.

 

 

ЛЮБОВЬ

 

Еще не собран самолетик,

В мечтаньях – лыжная стезя,

А доктор: «Слышу хрипы в легких,

Сергей, впервые у тебя».

Конечно, кашель тот излишний,

И горло красное, знобит, -

Десятилетнему мальчишке

Совсем не страшен был бронхит.

Взял анальгин, и передачу,

Хоккей, по телеку смотреть;

И только мама горько плачет.

«Ну, что ты плачешь, мам, ответь?»

А мама то ворчит, то всхлипнет,

То наставленья – снова впрок:

«Да ты пойми, что в легких хрипы

Опасны для тебя, сынок».

Бульон горячий постоянно,

Подмышкой градусник торчит,

Рука заботливая мамы

На голове моей лежит.

Пододеяльник накрахмален,

Все белоснежно, все блестит,

Микстура и малина с чаем,

Таблетки, и прошел бронхит.

И раньше, и затем немало

Простуд я схватывал, как мог, –

Родная, любящая мама

Меня выхаживала в срок…

Прошло треть века, и не снилось

Такое всем до наших дней:

Что в двадцать первом веке вирус

Сжигает заживо людей.

Озноб, одышка, голос сиплый,

Чай со слезой напополам,

А врач озвучил: «В легких хрипы,

И надобно в больницу вам».

Бульон горячий постоянно,

(Ком в горле, но его варю),

Себе кричу: «Не надо, мама,

Я больше всех тебя люблю!»

Все страшно быстро, все нежданно,

Скупые слезы между строк,

Реанимация, и мама…

Ну, как я маму не сберег?

Непоправимо это горе,

Но будет вечно жить со мной,

Неисчерпаема, как море,

Вся материнская любовь.

 

 

Август-октябрь 2020 г.

 

С.Ф. Черняков

 

Друзья «Альтернатив»: 
Голосование: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’