Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Последние комментарии

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

СМОЖЕТ ли РУБЛЬ стать ВАЛЮТОЙ?

Аватар пользователя Скобликов Евгений
Разделы: 

Рубль, согласно определения, данного, например, в энциклопедии инвестора, да и в других словарях, является национальной валютой, т.е. «денежной единицей, эмитируемой государством (центробанком) для использования на территории данного государства». А как рубль должен «использоваться» как национальная валюта, определено законом «О ВАЛЮТНОМ РЕГУЛИРОВАНИИ И ВАЛЮТНОМ КОНТРОЛЕ» (N 173-ФЗ от 10.12.2003), цель которого, по определению В.В.Путина, состоит в обеспечении «реализации единой государственной валютной политики, а также устойчивости валюты Российской Федерации и стабильности внутреннего валютного рынка Российской Федерации как факторов прогрессивного развития национальной экономики и международного экономического сотрудничества». Но дьявол, как всегда, прячется в деталях, цели которого реализованы в законе совершенно иные, чем считает президент, а именно – не допустить развития национальной экономики и полноценного международного экономического сотрудничества. Действительно, что это за «единая государственная валютная политика», допускающая на территории нашего государства практически равное использование валюты других государств?  Да, вроде бы ст.9 данного закона валютные операции между резидентами запрещены, но … за 31 исключением, которые сводят эти запрещения на нет. А уж нерезиденты в России вправе без ограничений осуществлять и переводы, и платежи и расчёты в иностранной валюте даже без открытия банковских счетов, в наличной и безналичной форме как между собой, так и с гражданами России. То есть, юридические и физические лица, как резиденты, так и не, могут иметь счета и вклады в иностранной валюте и свободно обменивать/продавать/покупать её на рубли, делать переводы в инвалюте и получать её из зарубежных источников, и т.д. и т.п. Следовательно, национальной валютой в России является скорее доллар, нежели рубль, или, по крайней мере, действует режим мультивалютного обращения. Короче – раздолье для деятельности иноагентов! С таким валютным законодательством они могут с гордостью носить этот знак.

И хотя в закон N 173-ФЗ практически каждый год по несколько раз вносятся изменения (за 17 лет 51 изменение!), судя по многим источникам на эту тему, требуется ещё большая либерализация валютного законодательства! Можно было бы, конечно, согласиться с этим посылом, если бы по мере освобождения от оков контроля усиливался бы приток валюты в страну ради «прогрессивного развития национальной экономики», как сказал президент. А на деле наблюдается ровно обратный процесс, на чём постоянно заостряет внимание академик С.Глазьев – отток валюты. А почему складывается такая ситуация, можно и к гадалке не ходить, чтобы понять, что эту «либерализацию» усиленно (и успешно!) проталкивают те, у кого по определению заклятого «друга» России Збигнева Бзежинского, родина и деньги давно не в России: «пока в американских банках лежит 500 млрд долларов, принадлежащих российской элите … вы ещё разберитесь, чья это элита – ваша или уже наша. Эта элита никак не связывает свою судьбу с судьбой России. У них деньги уже там, дети уже там ….». Так что дьявол, который упомянут выше, вот он — наш собственный, отечественный истеблишмент, который включает, увы, и тех, кто входит в ближний круг президента и преподносит ему весьма спорный закон как закон, отвечающий национальным интересам. И, следовательно, рубль нельзя считать национальной валютой.

Но в заголовке поставлен вопрос – а всё же может ли рубль стать валютой? Может, если противопоставить дьяволу истину, которая извечно состоит в том, чтобы следовать объективным экономическим законам. Например, что нам говорит закон применимости денег о мультивалютном обращении денег? Он его отрицает — в государстве должна обращаться только национальная валюта, т.е. доллару, евро и прочим инвалютам не место ни в руках населения, ни на счетах предприятий. И точка! А почему так строго? Да потому, что мультивалютное обращение в стране не приносит ничего, кроме ослабления экономики в пользу более сильной валюты, т.к. более твёрдая валюта вытесняет из обращения более слабую, что заметили ещё в средние века. Поэтому, сколько бы академик Глазьев не констатировал, что рубль «недооценён», пока доллар и евро будут свободно обращаться в стране, все денежные отношения объективно будут ориентированы на них как более сильные валюты. А тут ещё и другая засада – в том же направлении действует другой экономический закон - закон глобализации в своём производном от него виде — законе глобализации денег, в чём нетрудно убедиться — наши международные резервы, ОФЗ и ФНБ формируются в иностранной валюте (золото составляет всего 23% от общей суммы ЗВР). Но мало того, они и физически находятся вне пределов России, и это в случае обострения отношений или военного конфликта грозит их полной утратой. Только поэтому, несмотря на то, что России наносится существенный ущерб национальной экономике, она следует навязанным ей условиям вашингтонского консенсуса: независимости ЦБ, рыночного курсообразования, свободы движения капиталов и либерализации валютного законодательства, и нет особых препятствий для перетока денег на счета международных финансовых структур или в офшоры. А параллельно этому и вкупе с законом глобализации денег действует ещё один закон денежного обращения: закон взаимосвязи и взаимозависимости денег и власти, формула которого на смысловом уровне достаточно проста: «Деньги рождают власть, власть приносит деньги». Можно, конечно, поспорить, что есть ли такой закон, однако деньги уже давно использовались как основной рычаг давления и политического влияния на другие страны со стороны ведущих экономических держав, и в этом как раз и заключается проявление действия объективного экономического закона. Если бы денежная масса (М2) у России была в 20 раз больше, чем у США, это она могла бы наказывать Штаты санкциями, а то ведь всё ровно наоборот —  со своими $0,7 трлн РФ нечего противопоставить Штатам с их $14,4 трлн.  

Однако, поняв, как действует эти законы, тем не менее, можно вполне успешно противостоять гегемонии и США, и Китая, и Евросоюза, да и любой стране, которая хотела бы надавить на Россию. Но с чего следует начинать? С обретения страной суверенитета. Почему-то в самых разных определениях суверенитета государства отсутствует его главный признак: в обращении денег может участвовать только национальная валюта. Соответственно страна, в которой свободно обращается иностранная валюта, не является суверенной. Вот США — подлинно суверенное государство, и СССР был таким. Почему? Да потому что в обеих державах не было мультивалютного обращения, который присутствует в современной России. Так что Россия только тогда обретёт суверенитет и независимость, когда исключит мультивалютность, т.е. обеспечит суверенность рубля. А что конкретно означает «суверенность рубля»? Чтобы она, наконец, появилась и рубль начал становиться национальной валютой, необходимо начинать законодательно ограничивать право иметь счета и вклады всем юридическим и физическим лицам в иностранной валюте с последующим их полным запретом. Тут сразу же поднимется вал критики: мы же живём не одни на планете, покупаем импортные товары и поставляем свою продукцию в другие страны, посещаем их по служебным делам и в качестве туристов, где уж точно рубль не является платёжным средством, а потому мультивалютное обращение ни к коем случае нельзя запрещать! Но охладите свой пыл, критики. Эта проблема легко разрешима, если одновременно обеспечивается конвертация рубля в иностранную валюту. Но только не на бирже, поскольку там, в полном соответствии с законом глобализации, правят бал в основном нерезиденты страны. Насколько это должно устраивать нас, видно из следующего примера: что такого капитально негативного произошло в экономике России, если 21 января доллар стоил 73,4 рубля, а 28-ого, когда я пишу эти строки, он вырос до 76,4 рубля? Да ничего! Зато западные банки-спекулянты, как основные игроки на бирже, успели за эту неделю вывести не один миллиард долларов из страны к себе за границу. И тут даже не надо быть патриотом, чтобы понять, что этими биржевыми спекулянтами наносится урон всем живущим в России и, следовательно, надо запретить конвертацию любой валюты на бирже, тогда и нерезидентам там будет нечего делать … Но от этого задача конвертации рубля не решается. Нужен иной механизм, и он есть!

Давным-давно, на заре становления глобализации, взаимоотношения между странами строились на основе 2-х сторонних отношений «ты мне – я тебе», или «выгода 1-ой стороны = выгоде 2-ой стороны», что сопровождалось клиринговыми расчётами по дискретному курсу в полном значении слова «дискретный» как «раздельный», поскольку для разных государств он был разный по содержанию золота и серебра в национальных валютах (монетах), а не по единому для всех стран курсу (валютных бирж тогда и рядом не стояло!). Для сравнения: в ⅩⅦ веке в России корова стоила 2 рубля, курица 3 копейки, хлеб – ¾ копейки за фунт, тогда как в Европе эти продукты стоили гораздо дороже, но зато мы закупали в Европе оружие по очень высоким ценам. То есть, несмотря на то, что деньгами были серебро (в основном) и золото, общего обменного курса не было как такового, а цена, неважно, в рублях или талерах, была чётко привязана к тому товару, который был предметом торга. Разумеется, это касалось в основном оптовых поставок товаров, а куплю/продажу отдельных заморских товаров обслуживали ростовщики, но они точно знали, какой курс применять в каждом отдельном случае, ибо они почти всегда участвовали при расчётах с иностранными купцами. Делаем вывод — глобализация не означает обязательность использования единой валюты и финансовой гегемонии одной страны, которая её эмитирует, а как раз наоборот – клиринг в расчётах. Следовательно, надо просто возвратиться к уже известному, дискретному способу установления обменных курсов валют – дискретному курсу валют (ДКВ).

А где и кто конкретно будет устанавливать дискретные курсы? Любая страна, которая пойдёт по пути исключения хождение иностранной валюты и станет переходить на дискретное курсообразование, должна будет создавать клиринговые расчётные центры (КРЦ), а сами КРЦ должны быть структурной единицей государственных банков, каковыми в России являются ВТБ и ВЭБ, обслуживающие проведение внешнеторговых операций. А чтобы полностью исключить зависимость от SWIFT, необходимо ускорить переход стран-партнёров на использование национальной цифровой валюты, чтобы осуществлять расчёты между собой напрямую, без посредников. А используя расчёты по ДКВ, можно не обращать внимания на санкции, на SWIFT и правила ВТО, ибо с ДКВ соблюдается самое важное условие для процветания экономики – нужны технологии, товар, услуги других стран – поддерживаем потребителя соответствующим уровнем ДКВ; надо расширять экспорт — преодолеваем таможенные барьеры другим уровнем ДКВ, поддерживая отечественного производителя. Тут главное состоит в том, что страна уходит из системы, завязанной на доллар и контроль американских банков. Нефть, газ, металл, зерно, уголь, лес — это сырьё, а чтобы развивать промышленность и сельское хозяйство, необходимы новые машины и технологии, которые нам отказываются поставлять, опираясь на навязанную нам систему курсообразования. Однако, у капитала нет родины, поэтому если установить дискретный курс рубля, например, вместо 75-ти 25 руб/доллар, т.е. в 3 раза дешевле, чем если бы российский импортёр покупал доллары на бирже, то мы смогли бы свободно покупать самую современную импортную технику. Поэтому не надо жалеть тратить на эти цели наши ЗВР ($595,8 млрд на 01.01.2021г), которые сейчас используются для поддержания общего курса рубля, а в итоге – изымаются из оборота нерезидентами и уходят из страны. И наоборот, на те товары, которые мы собираемся производить сами по программам импортозамещения, курс можно устанавливать и 150, да хоть 250 рублей за доллар, и безо всякого повышения таможенных пошлин и ограничения объёмов поставок, держа по-прежнему границы открытыми – только пропуск меняется с пошлин на ДКВ. С помощью дискретного курса рубля можно также весьма эффективно противостоять санкциям. Если США наложили вето на поставки запчастей и обслуживание Боингов, электроники и другой высокотехнологичной продукции, пусть платят за титан по курсу один рубль за доллар – давайте и с Америкой торговать исключительно за рубли! А с плавающим курсом рубля мы никогда не добьёмся восстановления отечественного машино- и приборостроения, производства подшипников, станков и инструмента, не поднимем лёгкую промышленность, не перейдём на выпуск собственной электроники, и т.д., если уж сами утеряли собственные технологии.

Есть достаточно распространённое мнение, что наиболее важным средством урегулирования споров и конфликтов на территории постсоветского пространства, является примирение. Однако трудности улаживания разногласий проистекают не от этого, а от того, что Россия допускает хождение внутри своей страны доллара — это ослабляет её внешнеэкономические и политические взаимоотношения и с бывшими республиками СССР. Если в Армению, Узбекистан, Киргизию и Таджикистан ежегодно поступают из России в виде частных переводов по $1-2 млрд, а на Украину ещё больше, то куда должны эти страны прежде всего обращать взоры? На США. А надо бы помнить, что говорил по этому поводу Збигнев Бжезинский: «Новый мировой порядок при гегемонии США создаётся против России, за счёт России и на обломках России». Таким образом, допуская свободное обращение доллара в стране, мы собственными руками создаём себе недружественное окружение. Но если строить отношения со странами СНГ строго на рублёвой основе, то Армения вряд ли бы решилась проводить антирусскую политику, да и Азербайджан бы не стал воевать за Карабах, поскольку экономика его ещё теснее зависит от соотечественников, которые держат в своих руках российские рынки. Оценивая нынешнюю ситуацию на Украине и в Закавказье, С.Кургинян считает, что российская власть «не худшим образом маневрирует в этих всё более и более осложняющихся условиях». Но с точки зрения действия законов глобализации и применимости денег, наоборот — наихудшим из возможных – политическими манёврами, а вот рубль совершенно не задействован. Политика что Краины, что Азербайджана/Турции сразу изменит вектор на понимание, если экспортно-импортные операции будут проводиться исключительно за рубли и их собственную валюту, но не за доллары, как сейчас. Например, если Россия в 2020 году поставила в Турцию товаров на $21,3 млрд, что составило 1/10 всего турецкого импорта, и будет требовать платить за них рублями, то ей пришлось бы пересмотреть свои грёзы о восстановлении османской империи за счёт Крыма и Закавказья, поскольку импортировала она товаров в Россию всего на $4,2 млрд. При этом смена отношений с некоторыми бывшими республиками СССР вообще не терпит отлагательства. Например, с Молдавией. Там с избранием Майи Санду президентом ширится пропаганда с мемом «Русские, вы должны просить у нас прощение на коленях». Надо до неё, а также для всех молдаван довести, что мы, россияне, да, предпочитаем покупать не европейские химические, а молдавские яблоки и виноград, но при таком отношении мы отныне будем покупать их исключительно за рубли. И молдаванам, которые работают в России, отныне переводы семьям следует разрешить только в рублях. Если Россия занимает 2-е место в товарообороте Молдавии со всеми другими странами, то отсутствие денег для поддержания основной отрасли страны сильно охладит западный пыл Майи Санду, ибо на обещаниях и обмане в кресле президента долго не усидишь.

Подведём итоги. Чтобы рубль смог стать национальной валютой, необходимо прежде всего изгнать из оборота и с биржи доллар, потому что если доллар ходит по стране, то хозяин не в Кремле. И руководствоваться принципами, обеспечивающими приоритет национального суверенитета: баланса интересов вместо баланса сил государств, отказа от «плавающего» курса валют с переходом на ДКВ и цифровую валюту, перехода в финансово-торговых взаимоотношениях с другими странами и, прежде всего, с ранее братскими республиками, на бездолларовые взаимные расчёты, т.е. в национальных валютах, что позволит значительно укрепить роль России, причём не только на постсоветском пространстве. Но предлагая комплекс мер, которые вытекают из законов денежного обращения, нужно понимать, что подлинного эффекта не добиться полумерами. Например, перейти на цифровой рубль, но оставить в неприкосновенности мультивалютное обращение, т.е. побояться тронуть доллар. И что? Тогда уже цифровой рубль станет служанкой доллара, а если он тоже станет цифровым, будет ещё труднее избавиться от мультивалютного обращения. Или оставить в неприкосновенности ныне действующую систему курсообразования, а проект образования клиринговых расчётных центров отвергнуть как несоответствующий рыночным свободам. Правда, рыночники, исповедуя эти «свободы», при этом ни разу не удосужились привести пример, что кто-то из них где-то когда-то видел «свободный рынок» (но эта тема выходит за рамки данного эссе). Но дело как раз в том, что освободиться от доллара без клиринговых расчётов не удастся и, следовательно, тогда на валютных биржах по-прежнему будут править бал спекулянты-нерезиденты, в руках которых доллар, как и ныне, будет «плавать» против национальной валюты. Но, с другой стороны, и ввести сразу весь комплекс мер не получится, нужен постепенный переход к новой денежно-финансовой стратегии в соответствии с законом планирования денег.

 

30 января 2021 года                                                                        Е.А.Скобликов

 

Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’