Вход на сайт

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Языки

Содержание

Счётчики

Рейтинг@Mail.ru

Вы здесь

Большой сброс или выброс полуправды: Шваб и Ко предсказывают постпандемический цифровой тоталитаризм

А.В. Бузгалин,

д.э.н., профессор МФЮА

 

Большой сброс или выброс полуправды: Шваб и Ко предсказывают постпандемический цифровой тоталитаризм

(полный вариант текста, опубликованного под другим названием и с сокращениями в «Московском комсомольце» Основатель Давосского форума заговорил по-ленински — МК (mk.ru)

 

Появление книги основателя Давосского форума Клауса Шваба и журналиста Тьерри Малере «COVID-19: Большой сброс» («COVID-19: The Great Reset») вызвало большой резонанс в мире и это неслучайно. Во-первых, автор всемирно известен. Во-вторых, тема ковида архиактуальна. В-третьих, выводы о нашем ближайшем будущем неоригинальны, но эпатажны: они категорически не соответствуют интересам большей части человеческого сообщества.

 

В принципе, в этой книге с некоторыми наспех собранными данными о развитии (? скорее регрессе) человечества в условиях ковида, рисуется давно известная и экспертам, и обывателям картина, с которой первые знакомы по тысячам право-либеральных публикаций, а вторые – по блокбастерам, рисующим апокалиптические картины выживания человечества после той или иной глобальной катастрофы.

Почему же книга получила столь широкий резонанс? Только из-за известности одного из авторов? Нет, не только. Дело в том, что авторы рисуют частично правдивую картину (подчеркну: слово «частично» здесь ключевое).

 

Вирус не избавил нас от конформизма?

Прежде всего, авторы подводят читателя к выводу, что человечество в целом, понеся немалые потери, довольно быстро приспособилось к новому качеству бытия (выживания?) в условиях жестких ограничений, массовых болезней и высокой смертности. Я бы к этому добавили другое: пандемия в очередной раз продемонстрировала, что болезненную страсть к деньгам и синдром шопоголизма не может победить никакая пандемия: люди в большинстве своем не изменили ни систему ценностей, ни образ жизни, ни принципы отношений к окружающим и к самим себе. На первом месте для большинства, что до вируса, что во время карантинов оставались и остаются стандарты экономического эгоизма, конкуренции и фетишизм вещей (а то и их знаков). Мир сбрендившей, финансиализированной экономики никуда не исчез.

И этот вывод не удивителен: массовое распространение вируса само по себе не может привести к гибели капитализма, как гораздо более страшные, чем ковид, эпидемии оспы и чумы сами по себе не могли привести к гибели феодализма. Шваб и Маллере, конечно же, об этом пишут в иных выражениях и с иной коннотацией, но вывод о высокой адаптивности человечества у них присутствует. Впрочем, они считают, что изменения все же происходят и в очередной раз (вслед за Дракером и др.) рисуют картину некоего цифрового посткапитализма. Здесь авторы занимают позицию как бы наблюдателей, отмечая бОльшую приспособленность к изменяющимся обстоятельствам, но одновременно и эгоизм частных корпораций. Все это дополняется стандартными рекомендациями по развитию социальной ответственности бизнеса.

Это как бы правда и как бы прогрессивно, но только как бы, ибо сии констатации очевидны и банальны. но это отчасти правда, неполная правда, ибо в рамках существующей социально-экономической системы наиболее приспособленными к выживанию в условиях сильных потрясений, действительно, являются именно крупные частные капиталистические корпорации.

ТНК в экономике позднего капитализма подобны хищникам, способным к адаптации лучше, чем массивные и не столь гибкие травоядные. Впрочем, не удержусь от важного уточнения: не все корпорации, а те, что успели «огородить» пространство информационного, фармацевтического и т.п. бизнеса, оказавшегося остро востребованным в условиях пандемии. Огородить и нажиться на этом. Механизм решения общих проблем за счет общих усилий, работающий даже у зверей во время лесных пожаров, в капиталистической системе не сработал: здесь каждый сам за себя даже в условиях тотального бедствия. Шваб и его соавтор это, повторю, как бы осуждают, но они не делают из этого принципиальный вывод: надо изменить систему отношений, в которой правят бал корпорации, наживающиеся на общей беде человечества. Надо изменить капитализм. А призывы к волкам резать поменьше баранов… Проблема в ином: превратить людей из послушных баранов в солидарно действующих борцов за новое общественное устройство.

 

Грядет всевластие корпораций?

Еще одна полуправда – о мощном тренде все большего, становящегося тотальным цифрового контроля корпоративного капитала за человеком и обществом. Этот тренд – реальность. Процессы учета и контроля, а затем и регулирования жизнедеятельности акторов рыночной экономики (потребителей, так называемых «фрилансеров», малого бизнеса) были описаны еще в советских учебниках по политической экономии капитализма (их тогда называли «неполной планомерностью»), но в виде технологий big data они обрели для себя адекватную материально-техническую базу. Выражаясь языком марксизма, производительные силы, адекватные для планомерной организации общественного производства в интересах общества в целом стали использоваться транснациональными корпорациями для подчинения своим интересам экономических пространств, сравнимых со средними государствами.

Как именно осуществляется это подчинение мы хорошо знаем и надо отдать должное авторам книги, более или мене подробно указывающим на эти феномены. В самом деле, цифровая форма платежей, информационные потоки в социальных сетях и т.п. позволяют получить достаточно точную информацию не только о платежеспособном спросе, но и о ценностях, мотивах, особенностях поведения и даже состоянии здоровья (все данные о покупках лекарств и визитах к платным врачам доступны вашему банку и не только ему) каждого гражданина каждой страны. Но это только учет. Есть и контроль – прежде всего за Вашими доходами (они так же полностью известны финансовым институтам) и расходами, включая кредитную задолженность. Плюс к этому – манипулирование акторами рынка со стороны корпораций, которые уже дано не приспосабливаются к спросу, а формируют спрос при помощи маркетинга, пиара и т.п. Впрочем, последнее было известно задолго до выхода книги о «сбросе»: Джон Кеннет Гэлбрейт в США, Николай Александрович Цаголов и его коллеги по кафедре политической экономии экономического факультета МГУ о формировании спроса корпоративным капиталом и подчинении потребителей (и не только) писали еще в 1960-е годы. Потом об этом писали десятки известных ученых и публицистов (упомяну только Наоми Кляйн). Но Шваб всемирно известен и потому его написанная в соавторстве книге выглядит едва ли не сенсацией.

 

Цифра подрывает частную собственность, но увеличивает неравенство?

Пожалуй настоящей сенсацией можно считать то, что не кто-либо из левых интеллектуалов, а лидер Давосского форума формулирует в книге посыл, выглядящей как едва ли перефразировка знаменитого выражения Маркса об «уничтожении частной собственности» как главном императиве коммунистов. Самое смешное, что авторы книги о «сбросе» при этом даже методологию марксизма заимствуют, хотя скорее всего ничего о ней не слышали: они показывают, что развитие производительных сил (всеобщее развитие цифровых технологий) делает частную собственность излишней. Почти полный повтор Маркса, Энгельса и Ленина.

Впрочем и здесь полуправда: Шваб и Маллере рисуют в качестве перспективы картину цифрового всевластия корпораций, а в качестве альтернативы предлагают как-то так подкорректировать сию систему, чтобы у граждан все же сохранялось приватное пространство, то, что американцы называют «прайваси». Они даже как бы критикуют неолиберальную политику, но сколько-нибудь глубоких реформ, не говоря уже о качественных изменениях не предлагают… Между тем, болезнь позднего капитализма зашла слишком далеко и аспирином здесь уже не обойдешься.

Это отчасти подтверждают и сами авторы, когда констатируют, что вирус не сократил, а усугубил социальное неравенство. Впрочем, здесь солгать было практически невозможно: статистика вопиет об этом. Да и едва ли не каждый из нас во время пандемии убедился, что лозунг «мы все в одной лодке» мягко говоря, не верен. А если сказать жестко, то это попросту ложь. Как заметил один из моих коллег: лодка-то у всех разная: у одного двухсотметровая яхта с кучей слуг и врачей, а у другого сорокаметровая двушка на четверых-пятерых плюс кошка. Впрочем, кошка (а еще лучше – собака) это, скорее бонус.

 

Большая ложь, прячущаяся за полуправдой

О чем же умалчивают Шваб и Малере? Ответ очевиден: о том, что они не могут сказать ни при какой погоде. Они молчат о том, что вирус лишь усугубил те проблемы, которые вызвала к жизни система отношений позднего капитализма. Практически все то, о чем пишется в этой книге, возникло и было описано задолго до пандемии. Новыми являются разве что некоторые статистические данные, большая часть из которых, кстати, серьезно не проанализирована и не обобщена, ну да на это не вина авторов: на это пока ни у кого времени не было. Кризис существующей социально-экономической системы возник уже давно и он носит системный характер. Финансово-экономический кризис 2008-2010 гг. это проявил со всей очевидностью, но изменения не последовали и еще до широкого распространения вируса, зимой 2019-2020 годов начался новый кризис. Вирус лишь усугубил кризис, обострил и до того хорошо известные противоречия.

В частности, он показал, что да, некоторая часть крупного корпоративного капитала, монополизировавшая наиболее передовые технологии, способна наращивать прибыли, наживаясь на общей беде, что, впрочем, капитал демонстрировал не раз, даже во время мировых войн, когда корпорации ВПК наживались на миллионах смертей. Вирус показал, что эта сущность капитала никуда не делась. Но так Шваб и Ко написать не могут и он предлагают полуправду об адаптивности корпораций и скрывают правду о том, что они паразитируют на теле общества буквально, а не фигурально, наживаясь на невозможности коммуникаций вне интернета, на необходимости миллиардов покупать лекарства, в цене которых бОльшая часть – интеллектуальная рента, на… Впрочем, все это хорошо известно всем, кроме лидеров мирового «делового сообщества» (я бы сказал – истэблишмента глобального капитала и бюрократии).

Они не скрывают, что в условиях кризиса увеличились неравенство и бедность, выросла безработица и появляются реальные основания для роста социальных протестов (если не революций!), но они не пишут, что эту проблему можно было решить и необходимо решать за счет радикального изменения тех отношений и институтов, которые даже в условиях общей беды ведут к обострению социальных и экономических противоречий, ограничиваясь вялыми благопожеланиями в духе возврата к социал-либеральной модели…

Впрочем, уточню: Шваб и Малере чувствуют, что нарастающие глобальные проблемы при помощи старых заклинаний решить не удастся, но сказать об этом прямо боятся.

А так нельзя. Слишком дорогую цену платим все мы (быть может, за исключением завсегдатаев Давоса и тех, кто им прислуживает в науке) за полуправду этих «аналитиков».

Голосование: 
Vote up!
Vote down!

Points: 0

You voted ‘up’